Куда катится аграрный бизнес?

Сегодня об Украине как аграрной стране говорит весь мир. Другое дело, что именно о ней говорят. С одной стороны, мы понемногу продвигаемся вперед на мировом аграрном рынке. Но с другой — неопределенная аграрная политика, непростое прошлое и смутное будущее Украины не вызывают в наших партнерах уверенности. Так что же нас ожидает?

Старое поминают

Мы сами себе придумали, что Украина — житница Европы, чтобы этим гордиться и про это рассказывать. Но это не так. Когда украинцы приезжают в Азию или Африку, они ожидают, что при слове «Украина» все скажут, что это страна, где качественная пшеница, лучшие черноземы и высокие урожаи. Но вместо этого им говорят: «Да, это самая коррумпированная страна и наиболее безответственные продавцы».

Однажды во время поездки в Корею на выездной украинский саммит мы встретились с представителями индийских и китайских компаний. Каждая из них имела опыт сотрудничества с Украиной. Но при этом каждая констатировала: сколько раз они работали с нашей страной, столько же раз их обманули. Украинские партнеры не выполнили свои обязательства. Так о чем с нами ещё говорить? Действительно, на заре становления украинского бизнеса многие компании были временными и позволяли себе не выполнять обязательства. В результате сейчас украинский бренд во всем мире имеет не лучшую репутацию.

Перед нами стоит задание изменить сложившийся стереотип и показать, что Украина — это страна с большими объемами зерна, которая ответственно относится к исполнению условий договоров на уровне государства и частного бизнеса. У нас государство, которое умеет контролировать качество своей продукции и отвечает за него. В Украине запрещены ГМО, поэтому наша продукция интересна для тех, кто заботятся о своем здоровье. Мы должны это понять сами и доказать нашим партнерам. Только в таком случае фраза «Мы из Украины» будет брендом. Пока что это не так.

Главная задача государства — справедливо распределять деньги

Если говорить о внутренних проблемах, то сейчас аграрии негодуют по поводу отмены спецрежима НДС, задаваясь вопросом, как дальше вести бизнес. По факту, НДС уже нет, ведь 15% — это ничто. Тем не менее я поддерживаю государство в отмене налога на добавленную стоимость.

Почему это нужно сделать? Если проанализировать клиентскую базу автосалонов, то вы увидите, что самые дорогие машины покупают аграрии. Далеко ходить не надо. Посмотрите на парковку возле офиса любой аграрной фирмы. Это четко говорит о том, что сельскохозяйственный бизнес — высокодоходный. В то же время Украина находится в преддефолтном состоянии. Чтобы сохранить страну, надо платить налоги. И наиболее доходный сектор должен это делать.

С другой стороны, государство должно понимать, что аграрный сектор существует не изолированно. Мы не монополисты в производстве сельскохозяйственной продукции. Мы находимся в конкурентной среде с Россией, Европой, Бразилией, США. Для того, чтобы Украина была конкурентоспособной, аграрный сектор должен развиваться. А государство, в свою очередь, должно сделать хоть какой-то шаг, чтобы создать для этого условия. Ведь, как нас всегда учили, основная задача государства — справедливое распределение денежных потоков. У богатых забрать, нуждающимся отдать. К примеру, животноводство сейчас является наиболее нуждающейся отраслью.

Причин этому много. У нас практически нет собственного генетического материала, нет своих качественных премиксов, нет хороших ветеринарных препаратов. Да и ветеринарной службы как таковой нет. Почему по всей стране всплеск АЧС? Потому, что ветеринарная служба не ходит по дворам и не контролирует. А ведь эта болезнь в первую очередь появляется в частных хозяйствах. Все это ведет к тому, что в скором времени животноводство умрет.

Поэтому я считаю, что сектор растениеводства должен платить налоги, маржинальный бизнес должен платить налоги, а вот животноводство нужно поддерживать. Для этой отрасли необходимо полностью сохранить НДС. Это нужно не для предприятий, это нужно для страны. Иначе мы останемся голодными.

Чьи земли надо продавать?

Еще один вопрос, который волнует аграриев, — мораторий на продажу земли. Здесь аграрный сектор разделился на два фронта: одни поддерживают продление моратория, другие категорически против.

Главной целью отмены моратория является привлечение в страну инвестиций. Но что даст открытие рынка земли? Это повысит рейтинг Украины как инвестиционно привлекательной страны? Вряд ли. Агрохолдингам мораторий не мешает быть публичными и продавать себя. А маленькие предприятия, как мне кажется, инвесторам не интересны.

Тем не менее, я считаю, что рынок земли надо открыть, но в особом формате. В Украине есть 2 млн га государственной земли. Надо попробовать на государственных предприятиях. Если мы действительно хотим работать над инвестициями, надо начинать с этих площадей. Это принесет государству доход в размере налога на прибыль и военного сбора 16%, а также привлечет немалые инвестиции — то, к чему стремятся в министерстве.

Аграриям нужна уверенность

Но на этом вопросы к государству не заканчиваются. Производство в сельском хозяйстве — это короткий цикл, и в течение года все средства возвращаются. Ставка Национального банка составляет 15%, депозит —18%, а кредит банка — 24%. Доходность 9% разницы. Если заглянуть к соседям, то в России эта ставка — 16%, столько же в Беларуси, а в Европе вообще 0%. И мы с этими странами конкурируем.

Если государство берет у аграриев эти деньги, оно должно гарантировать им уверенность в завтрашнем дне. Агропроизводители не хотят отдавать деньги потому, что не знают, что будет завтра. Ведь в Украине нет государственной системы, которая готова поддержать их в сложных условиях.

Где выход?

В сложившихся условиях и аграрии, и власть пытаются найти решение. Посматривают на Европу, изучают опыт других стран. Но насколько это подходит Украине?

Когда-то в нашей стране была идея развития сельскохозяйственных кооперативов, которая, по правде говоря, потерпела фиаско. Я не верю в то, что украинцы могут договориться между собой. Ведь у нас как: где два украинца, там три гетьмана. Украинцы могут объединяться только в беде. А что касается работы и бизнеса, каждый поступает, как ему лично выгодно. Поэтому создать в Украине сельскохозяйственный кооператив по примеру европейских невозможно.

Вместо этого у нас есть возможности для развития индустриального парка, ведь это уже не кооператив. Это некоторая оффшорная площадка для инвестиций. К примеру, если взять некоторые мощности с коммуникациями, электричеством, водоснабжением и создать там мини-переработку молока, мяса или круп, это уже будет индустриальным парком.

Единственное, покупательная способность украинцев очень низкая. Мы мало едим. Для нас был шок, когда украинские ребята поехали в Польшу на работу, а потом звонят и говорят: «Мы так вкусно и так много никогда еще не ели!». И это мы — «житница Европы», но ограничиваем себя в элементарных вещах. Люди не могут наполнить свой холодильник йогуртами и сырами, не могут позволить себе покупать качественное мясо. Максимум — сосиски.

И пока украинцы имеют низкий уровень достатка, сюда никто не будет инвестировать. А желание инвестировать есть, но наличие экономических проблем делает инвестиции нецелесообразными. Тем не менее на сегодняшний день рассматривается законопроект об индустриальных парках, который предусматривает некоторые льготы по их деятельности. Я считаю, что для Украины это очень интересно. У нас есть над чем работать и к чему стремиться.

Павел Фесюк, коммерческий директор группы компаний «УкрАгроКом»

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, на нашем канале в Telegram, а также подписывайтесь на нашу рассылку

Выполнено с помощью Disqus