Виктор Кухарчук: Такого вызова в жизни у меня еще не было

Виктор Кухарчук, бывший операционный директор «Мрия Агрохолдинг»

В январе 2017 г. в компании «Мрия Агрохолдинг» произошли кадровые перестановки. В частности, пост операционного директора неожиданно для рынка оставил Виктор Кухарчук, занимавший эту должность в агрохолдинге с февраля 2015 г.

Latifundist.com эксклюзивно пообщался с теперь уже бывшим топ-менеджером «Мрии», чтобы узнать о причинах ухода, ситуации в холдинге и его видении настоящего и будущего украинского агробизнеса.

Latifundist.com: Виктор, Ваша работа в агрохолдинге «Мрия» закончилась как-то неожиданно для рынка. Уход из компании был личным решением?

Виктор Кухарчук: Думаю, это было наше общее решение. Возможно, что ту часть работы, которую нужно было выполнить на начальном этапе, я полностью сделал так, как умею. Сейчас у компании следующий этап, нужны уже другие люди. Я же не покупал себе работу.

Latifundist.com: Планируете сделать перерыв или есть другие варианты?

Виктор Кухарчук: Я уже успел сделать перерыв, мне было достаточно недели на отдых.

Latifundist.com: В каких сферах Вы сейчас видите себя?

Виктор Кухарчук: Исключительно в сельском хозяйстве.

Виктор Кухарчук, бывший операционный директор «Мрия Агрохолдинг»

Latifundist.com: А если конкретизировать, когда мы сможем узнать о новом этапе в Вашей карьере?

Виктор Кухарчук: Я не думаю, что я такой большой человек, чтобы отслеживать мою биографию. Это будет место, где я точно буду нужен.

Latifundist.com: Давайте поговорим о том, что было в «Мрие» еще при Вашем управлении. Например, по данным годового отчета агрохолдинга, некоторые площади остались неубранными. Там не только кукуруза, но и картофель. С чем это связано?

Виктор Кухарчук: У нас осталась неубранной часть подсолнечника — около 800 га по состоянию на 1 января. Но эти поля уже собраны на сегодняшний день полностью. У нас также было не собрано около 700 га кукурузы и примерно 500 га картофеля.

Хочу отметить, что стратегия компании весной 2016 г. была направлена на обработку всего земельного банка самостоятельно, без субаренды, так как  2015 год нам показал ошибочность этой ситуации — практически все поля были оставлены нам с валками соломы, сорняков. Приходилось делать нереальные вещи, чтобы запустить их в производство.

Также, учитывая погодные условия 2015 г., и отсутствие финансирования на удобрения, а также отсутствие техники, мы уменьшили площадь культур, которым необходимо большое количество влаги — кукуруза, соя, рапс.

Также отмечаю — площадь посева подсолнечника 43 тыс. га, из которых 100% посев — с минимальной подготовкой почвы практически без удобрений.

Самая большая проблема, понятное дело, картофель. Почему он не был собран? Причин несколько. Первая — это площадь посадки картофеля в 2000 га и погодные условия, которые сложились в августе и в начале сентября. Была засуха, и мы не смогли его копать физически. Комбайны просто рвались на части, поэтому мы ждали дождя. Когда выпали первые осадки, все 7 имеющихся в наличии комбайнов пошли в работу. Остановились из-за того, что склады переполнились, логистика не справлялась. Мы вынуждены были по полдня стоять, потому что картофелехранилища не принимали этот картофель.

После этого наступил месяц дождей, которые начались 1 октября, и не позволяли собирать картофель. В результате мы загнали технику в поля и перепахивали, переворачивали, чтобы оторвать клубни от земли. Необходимо было поднять картофель, чтобы хотя бы что-то собрать. Ну, вот такая ситуация.

Виктор Кухарчук, бывший операционный директор «Мрия Агрохолдинг»

Latifundist.com: В какие же убытки это вылилось?

Виктор Кухарчук: Если говорить о деньгах, ориентировочно  картофеля мы потеряли на 18-20 млн грн.

Latifundist.com: Урожайность ряда культур по отчету несколько ниже средней по Украине. С чем это связано?

Виктор Кухарчук: Основное, на чем мы «попали», — это озимый рапс, соя, кукуруза. Озимый рапс и сою мы выращивали абсолютно без удобрений. И даже те удобрения, которые мы получили в мае, не смогли внести, потому что старались «вытягивать» урожай пшеницы и подсолнечника.

Что касается сои, кукурузы, частично картофеля и подсолнечника, они у нас были посеяны в регионе, который попал под очень сильную засуху. Это частично территория Тернопольской и Черновицкой областей, где фактически все фермеры «пролетели» с этими культурами, потому что там все сгорело. Это начало гор Подольские Товтры, туда просто не заходили дожди.

Соя, которая выращивалась в других регионах, без удобрений дала 2,5 т/га. Фактически эту сою мы закрывали единственно для того, чтобы убрать поля. Ведь у нас были реальные проблемы по урожайности. Мы это видели еще с июня. Просто не росла культура, вообще полтора месяца соя не всходила.

Слава Богу, что сои у нас всего было 6 000 га и рапса 7 000 га из общего земельного банка в 160 000 га.

Latifundist.com: С учетом такой напряженной ситуации, какую культуру Вы считаете наиболее рентабельной в наших украинских реалиях?

Виктор Кухарчук: Очень хороший результат дает озимый рапс и подсолнечник. А если достаточно влаги, можно считать, что соя — рентабельная культура.

Latifundist.com: Вы назвали рапс. Но о нем говорят, что он очень истощает почву.

Виктор Кухарчук: Это неправда. Каждая культура истощает почву. Что-то берет и что-то оставляет после себя.

Latifundist.com: По Вашему мнению, как можно уменьшить негативные последствия после выращивания рапса?

Виктор Кухарчук: Не думаю, что нужно что-то уменьшать. Рапс — очень ранняя культура, он фактически убирается в начале июля, и до озимой пшеницы у нас есть время подготовиться. Это — во-первых. Во-вторых, это элемент севооборота: что рапс, что соя, что подсолнечник, имеют одинаковую корневую систему. То есть рапс — это один из самых лучших предшественников для озимой пшеницы.

Latifundist.com: Итак, Вы считаете рапс рентабельной культурой. Но если брать прошлый сезон, много рапса вымерзло.

Виктор Кухарчук: Понимаете, это сельское хозяйство. Я думаю, что нельзя сказать, что рапс — это рискованная культура, точнее, самая рискованная или более рискованная, чем пшеница. Для того, чтобы уменьшить эти риски, необходимо как можно меньше вкладывать средств в семена, удобрения с осени.

На мой взгляд, не обязательно использовать самые дорогие семена. Если видим, что возможна засуха, и мы не получим гарантированных ранних всходов, лучше просто не сеять его в этих регионах. Второе — необходимо использовать иные системы подготовки почвы. Тут есть много вариантов.

Виктор Кухарчук, бывший операционный директор «Мрия Агрохолдинг»

В целом, нельзя сказать, что мы в «Мрие» потеряли рапс или его урожайность из-за морозов. Мы его потеряли из-за отсутствия удобрений. Был бы у нас азот — с рапсом было бы все по-другому. У нас были поля, которые мы посеяли на парах, а собирали без внесения удобрений до 4 т/га. Только потому, что был пар. А так как 2 года поля не получали никаких азотных удобрений, понятно, что… Я уже о фосфоре и калии вообще молчу.

Latifundist.com: А для Вас какая культура самая любимая?

Виктор Кухарчук: Есть много любимых культур, чего уж там. Мне нравится рапс, нравится пшеница, кукуруза, подсолнечник. Много культур.

Latifundist.com: Как относитесь к нишевым культурам? Я знаю, что были намерения на полях «Мрии» что-то из их числа сеять.

Виктор Кухарчук: У нас было желание ввести в севооборот фасоль. Но это было бы неверное решение. Ведь количество техники, которой мы могли обрабатывать наш земельный банк, составляет от 30%  до 40% от необходимого. Плюс, все работы мы делили надвое, чтобы в соответствии с агрономическими сроками провести посев, опрыскивание, подготовку почвы.

Следовательно, нишевыми культурами нельзя было заниматься из-за недостатка техники. Кроме того, к этому должны быть готовы поля и люди. Это же непростые культуры, которые требуют ровных и чистых полей, опыта и желания людей ими заниматься.

Если просто сказать, что мы будем заниматься другими культурами, то специалисты (человеческий фактор) сделают все, чтобы у тебя ничего не вышло. Мы посеяли немного фасоли, но ничего не получилось. Тем более, что мы посеяли ее в регионе, попавшем под засуху.

Отмечу, что у нас были самые большие проблемы из-за дефицита влаги. В 2016 г. под засуху у нас попали 30 тыс. га земли, которая находится в потенциально самом плодородном регионе. Там мы могли бы получать богатые урожаи кукурузы, картофеля и сои. Но именно эти культуры потянули нас вниз.

Latifundist.com: Вы в «Мрие» делали ставку на mini-till и no-till. Дали они ожидаемую эффективность?

Виктор Кухарчук: Понимаете, делать ставку — это когда у тебя есть выбор и ты принимаешь лучшее решение. Когда у компании всего два 4-метровых глубокорыхлителя, выбирать не приходится. Мы смогли провести глубокое рыхление только под картофель (2,5 тыс. га) и частично под кукурузу. Это был выход из ситуации, позволивший обработать поля и ввести их в севооборот.

Когда не хватает сельхозтехники, mini-till и no-till автоматически становятся твоим решением в обработке почвы. А на первый план выходит то, как ты сможешь снизить риски. Потому что любой mini-till и no-till начинается не с того, что ты пришел на поле, ничего не делаешь на нем и только сеешь. Поле нужно подготовить, этот период длится 2-3 года.

Нам нужно было обозначить земельный банк, чтобы поля просто не зарастали сорняками в течение этих лет. Нужно было делать какую-то экономику. Результаты получились очень низкие, но даже они приносили деньги. Потому что затраты на само производство были минимальными.

Latifundist.com: Скажите, как относитесь к агрострахованию? Прибегали ли к нему в своей работе?

Виктор Кухарчук: Да, «Мрия» в этом году застраховала озимый рапс. Но агрострахование — довольно противоречивый вопрос. Если у тебя посевы в очень хорошем состоянии, то необходимости в их страховании нет. А если они в плохом состоянии, тебя никто не застрахует. Если ты нормально ведешь земледелие, нормально готовишь, заводишь все в зиму, понятно, что все нормально перезимует. Если у тебя есть одни риски, то нужно их устранять, и все.

Latifundist.com: Виктор, сейчас у Вас за плечами работа в двух агрохолдингах, Trigon Agri и «Мрия». Сложилось ли у Вас представление об идеальном агрохолдинге — по зембанку, по структуре управления?

Виктор Кухарчук: Я считаю, что Trigon Agri — это идеальный, оптимальный агрохолдинг. Но сразу уточню, что есть такое понятие, как зрелость холдинга. Многое зависит от того, насколько менеджмент компании и специалисты на местах будут знать и понимать, чем занимаются.

Виктор Кухарчук, бывший операционный директор «Мрия Агрохолдинг»

Прежде, чем находить какие-то новые направления деятельности, нужно подготовить команду, которая будет все реализовывать на практике. Подобрать людей, отобрать технику, СЗР, определить регионы, где эти культуры росли и растут — есть очень много факторов. А просто сказать, что руководитель или собственник холдинга захотел заниматься чем-то и сделать все необходимо в этом году, так не получается в сельском хозяйстве.

Latifundist.com: Ваше отношение к земельной реформе и, в частности, к снятию моратория на продажу земли.

Виктор Кухарчук: Это политический вопрос. Мое личное мнение — рынок нужно открывать. Как подготовить к этому людей? Нужно, чтобы они понимали, как правильно распорядиться землей. Продать землю, как говорится, правильным компаниям или правильным собственникам — это вопрос. Но то, что земля должна быть в частных руках — это однозначно.

Latifundist.com: Как представитель агробизнеса, чувствовали ли Вы поддержку со стороны государства?

Виктор Кухарчук: А какая может быть поддержка от государства? Дотации? Их нет! Вы и так это знаете. Какая еще помощь может быть?

Latifundist.com: А возврат НДС?

Виктор Кухарчук: Вы же сами знаете, какая ситуация с НДС. Эта ситуация одинаковая для всех компаний. Законодательство в Украине — оно одно. Нет свободных экономических зон в стране, чтобы оно было другим. Есть условия ведения хозяйства, а если они не устраивают — до свидания!

Latifundist.com: Получается, что была не поддержка, а преграды?

Виктор Кухарчук: Думаю, что вся работа, например, в «Мрие» складывалась именно из преград. Такого вызова у меня еще не было. Я надеюсь, что и не будет.

Latifundist.com: Как Вы думаете, новая команда, которая сейчас сложится или уже сложилась в «Мрие», что ее ожидает?

Виктор Кухарчук: Как и всех — нужно выращивать, зарабатывать деньги, автоматизировать производство. Что ждет? Сегодня все химудобрения закуплены — все 100%, которые нам предлагали использовать в 2017 г. Все запчасти закуплены, все семена. Топлива порядка 1 тыс. т залито.

Что касается агрономической команды, которая была, то понятно, что люди решают сами, где работать. «Мрие» сейчас нужно просто заниматься агрономической командой. Это все, что нужно. А вообще, это благородное дело — выращивать урожай. Какая разница, кто это будет делать, лишь бы получалось.

Latifundist.com: Виктор, спасибо за интересную беседу и удачи Вам на новом месте работы.

Алексей Бесклетко, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, на нашем канале в Telegram, а также подписывайтесь на нашу рассылку

Выполнено с помощью Disqus