Владислав Винярский: Наша задача — сделать группу УкрАгроКом прозрачной, не будучи публичной

Владислав Винярский, заместитель гендиректора по стратегии и развитию группы «УкрАгроКом»

Группа «УкрАгроКом» в прошлом году вошла в ТОП-20 крупнейших агрохолдингов Украины. За этим стоит огромная работа по выходу на новые рынки и финансовому оздоровлению компании. Latifundist.com подробно расспросил заместителя гендиректора по стратегии и развитию группы «УкрАгроКом» Владислава Винярского о финансовых и операционных результатах деятельности группы, планах по возведению маслоэкстракционного завода, риск-менеджменте и стратегии развития группы.

Latifundist.com: Владислав, охарактеризуйте в цифрах, каким был прошедший год для компании.

Владислав Винярский: Аудированная отчетность группы за 2016 г. будет к маю, предварительно могу озвучить, что по выручке от реализации мы планируем показать оборот около $155 млн в год, EBITDA —$28 млн, чистые долги будут составлять порядка $63 млн, соотношение долга к EBITDA — в пределах 2,2. На мой взгляд, для украинской компании, которая провела существенные капитальные инвестиции, работает на международных рынках и своевременно обслуживает кредитный портфель, это хороший показатель.

Latifundist.com: Насколько эти результаты отличаются от прошлогодних?

Владислав Винярский: В 2015 году наши кредиты были около $70 млн, мы сократили чистый кредитный портфель до $64 млн, параллельно с этим наша операционная прибыль чуть просела ввиду того, что цены сыграли не в нашу пользу. И EBITDA стала на $1,5-2 млн ниже, чем годом ранее. В абсолютном выражении наши долги снизились и, что не менее важно, стали более длинными. Операционная прибыль продемонстрировала стабильность.

Latifundist.com: У компании были инвестиции в 2016 году?

Владислав Винярский: В этом году мы не делали инвестиций. Основной стратегией последних двух лет являлось финансовое оздоровление компании. В декабре 2016 года мы закрыли важную для нашей группы сделку по рефинансированию краткосрочных долгов в долгосрочные. Организатором данной сделки выступил «УкрГазБанк», который рефинансировал краткосрочную задолженность в «Укрсоцбанке». Как результат пропорция долгосрочных кредитов в общем кредитном портфеле составила более 40%, что дает нам больше уверенности в построении своих среднесрочных финансовых планов, а также позволяет нашим банкам-партнерам более уверенно входить в кредитование нашей группы.

Возвращаясь к вопросу инвестиций, нужно отметить, что последние два года мы работали в поддерживающем режиме: покупали только необходимое оборудование для своевременной и качественной обработки земли.

Основные капитальные инвестиции были проведены до конца 2013 г. Все последующее время мы работали, чтобы поддерживать операционную составляющую по работе на земле и сократить долги. В нынешние времена в Украине компании с существенными долгами и без стабильной прибыли — первые, кто может иметь серьезные проблемы. С международными финансовыми группами и компаниями мы работаем с 2001 г., и для нас важно поддерживать свою безупречную репутацию.

Наше правило — отслеживать свою долговую нагрузку и капитальные инвестиции. В 2017-м мы уже рассматриваем потенциально новые инвестиции, чтобы добавить стоимости нашей группе. На данный момент холдинг производит около 60 тыс. т семян подсолнечника, который мы успешно продаем международным компаниям, мы форвардим эти контракты. Семена подсолнечника продаем таким первоклассным компаниям как Bunge, «Каргилл», «Кернел», но наша задача увеличить добавочную стоимость путем переработки семян подсолнечника в масло и шрот. С акционерами мы обсуждаем вопрос строительства масло экстракционного завода.

Latifundist.com: Вы уже определились, где его будете строить и сколько это потребует средств?

Владислав Винярский: Мы еще в процессе обсуждения, но если примем такое решение — планируем строить МЭЗ в Кировоградской области, где сосредоточены наши земли и находятся элеваторы, на базе которых мы и будем строить завод. Это не будет проект «в поле», так как это совершенно другие инвестиции. Мы посчитали, что наш стартовый капитал в переработке семян подсолнечника равен $24 млн. Что это значит?

Когда мы собираем урожай 60 тыс. т, а семечка в среднем стоит плюс-минус $400 — получаем $24 млн. стартового капитала. Именно этим мы качественно отличаемся от заводов, которые не имеют собственного производства. Им нужно $24 млн, чтобы загрузить этот завод, или  как минимум трехмесячный запас семечки.

Если мы планируем построить завод мощностью 500 т в сутки, то наши запасы в пике, (зачастую это декабрь), будут составлять порядка 45 тыс. т, плюс дебиторская задолженность и другие затраты. Чтобы завод работал необходимо не менее $24 млн, которые у нас есть. Своей семечкой мы сможем полностью загрузить мощности и планируем осуществлять полный цикл.

Владислав Винярский, заместитель гендиректора по стратегии и развитию группы «УкрАгроКом»

Latifundist.com: Не секрет, что тому же «Кернелу» не хватает сырья, а мощностей для переработки многовато. Вас не смущает дефицит подсолнечника на рынке Украины?

Владислав Винярский: Касательно мощностей — этот аргумент я слышу, начиная с 2004-2005 гг. И каждый год ничего не меняется: всегда много мощностей и мало семечки. Объем производства семян по итогам 2016 г. Составил более 13 млн т, а лет 8-10 назад было, около 5 млн т. Это первое.

Второе: заводы строятся новые и не только под переработку семян подсолнечника, но и под сою, рапс. Объемы производства сои постоянно растут. Так что мы можем обеспечить производство разных масел: подсолнечного, соевого, рапсового.

Третий момент в том, какой у нас риск. Мы можем взять свою семечку, переработать и потом не иметь возможности купить семена подсолнечника на рынке. Но дело в том, что мы в Кировоградской области закупаем объемы семечки нашей торговой компаниией «Гермес-Трейдинг» и перепродаем. Поэтому мы точно знаем, где покупать. У нас есть четкое понимание, с кем и как следует работать на локальном уровне, кому давать предоплату, по какой цене закупать. 

Latifundist.com: Строительство завода уже начато? И какие еще планы у вашей компании?

Владислав Винярский: На данном этапе мы проводим расчеты и присматриваемся более внимательно к данному проекту. Мы подписали письмо о намерениях и индикативное предложение с американской компанией, которая инвестирует в Украину. При успешном получении одобрения долгосрочного финансирования и благоприятной ценовой коньюктуры, мы будем готовы к первым шагам по реализации данного проекта.

Также мы рассматриваем возможность приобретения речного флота для усиления позиций нашего речного терминала в Светловодске.

Latifundist.com: Вы не рассматривали вариант приобретения уже существующего завода и его модернизации?

Владислав Винярский: Хороший вопрос. Мы рассмотрели несколько  вариантов заводов, которые продавались в Украине, но для себя ничего подходящего не нашли. Во-первых, состояние этих предприятий, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Как правило, технологии продаваемых заводом довольно-таки устаревшие, что означает мы будем терять на выходе масла и шрота. А это прямые убытки.

Во-вторых, не все заводы имеют железнодорожные ветки, а также имеют ряд логистических ограничений.  Нет заводов, которые бы находились возле нас и соответствовали нашей потребности в плане мощностей. Заводы, которые строят сейчас, рассчитаны минимум на 300, 500, и 800 тыс. т годовой переработки. Такие заводы могут себе позволить строить, на мой взгляд, мультинациональные корпорации или компании, имеющие доступ к международному рынку капитала - яркий пример — «Кернел».

И еще один момент, если мы купим завод мощностью минимум 300 тыс. т, то возникнет вопрос, с которого я начинал: где найти еще $20 млн на загрузку этого завода. А сказать, что это легко сделать в Украине или за рубежом, я не могу. Мы рассматриваем строительство  маслоэкстракционного завода, который будет построен именно под «УкрАгроКом» -  наши потребности, мощности, нашу стратегию рисков.

Latifundist.com: Насколько нам известно, Вы экспортируете переработанные продукты, а сырье реализуете в Украине. В летнем интервью Вы заявили о намерении увеличить экспорт сахара. Насколько это удалось?

Владислав Винярский: Порядка 65% всей нашей продукции было реализовано на внешние рынки. Мы нарастили экспорт, в том числе, вышли на рынок сахара. Это одно из самых значимых операционных достижений. Мы работаем, в основном, с первоклассными покупателями, компаниями, которые могут принимать  на себя огромные риски.

Наша компания в масштабах Европы или США является средней, ближе к небольшой, поэтому мы не можем взять на себя риск поставки сахара финальному покупателю и «застрять» с оплатой. Мы продаем на первоклассных международных покупателей,  в то время как международные, глобальные игроки покупают сахар у нас и других производителей и берут на себя риск поставки в финальные точки назначения, зарабатывая на этом. Мы нарастили экспорт сахара, превысив наши планы — мы предполагали, что экспорт составит где-то 15%, а в реальности получилось около 35% всего произведенного сахара. Если говорить о сахаре, то это наш первый год по экспорту продукции в таких масштабах. Это существенный показатель для нас.

Владислав Винярский, заместитель гендиректора по стратегии и развитию группы «УкрАгроКом»

Latifundist.com: Какие еще важные шаги планируются в финансовой работе компании?

Владислав Винярский: Возвращаясь к финансовой части, скажу, что мы подписали договор с компанией по переоценке наших активов, которые не переоценивались с 2013 г. Валюта нашей отчетности — доллары, и, когда мы берем наши активы и собственный капитал и делим на курс, который изменился с 8 до 27 гривен за доллар на конец года, получается, что они уменьшились более чем в три раза. Международные компании, анализируя  наш баланс, видят вместо $120 млн активов лишь $50 млн, вместо собственного капитала $60 млн — только $20 млн. При этом долги в долларах остаются на том же уровне.

Мы подписали с нашим аудитором Baker Tilly  договор о переоценке всех активов группы, в том числе собственного капитала. Это необходимо, чтобы обеспечить адекватную презентабельность нашей группы. Все международные институции, с которыми мы имеем дело, говорили о необходимости провести данную переоценку, и в этом году мы решили — пора. С учетом улучшения финансовых показателей и снижения долговой нагрузки это позволит нам уверенно общаться с международными партнерами.

Latifundist.com: Сколько по времени займет данная процедура?

Владислав Винярский: Наши ожидания и реальность часто расходятся, самый крайний дедлайн для нас — это конец марта. Ведь мы делаем это впервые, а процедура достаточно сложная. В общей сложности, переоценка занимает 3-4 месяца. Это такой же существенный проект, как и капитальная реорганизация наших банковских кредитов, он повлияет на нашу дальнейшую деятельность и восприятие группы кредиторами и потенциальными инвесторами.

Latifundist.com: Какой проект стал самым важным с позиции операционной деятельности в прошлом году?

Владислав Винярский: Хочу вернуться к вопросу строительства  МЭЗа. До того, как мы начнем строить, мы должны четко понять, как это работает. В результате, в прошлом году мы получили квоту на одном из маслоэкстракционных заводов и, как результат, переработали там чуть более 6 тыс. т своей семечки. Получили масло, шрот и экспортировали продукцию. Это прекрасный опыт, мы разобрались в нюансах производства, качества, доставки, работы в портах, отгрузки. Мы так делаем всегда — до принятия решения стараемся попробовать работать с этим направлением.

Latifundist.com: Вы планируете в следующем году открывать для себя какие-то новые страны в плане экспорта?

Владислав Винярский: На данном этапе мы предпочтем работать с уже имеющимися партнерами по причинам, озвученным ранее. У нас есть опыт поставок зерна в контейнерах в Египет, Марокко и Непал. Что касается сахара, если мы и будем расширять горизонты, то будем пробовать небольшими партиями, митигируя риск неоплаты.

Со стороны зарубежных покупателей есть огромный интерес к нашей группе, в частности, продукции нашего сахарного завода. Мы уже работаем с рядом постоянных партнеров, которые стабильно покупают наш сахар. Около 7 тыс. тонн было экспортировано в Юго-Восточную Азию и Африку через первоклассные компании.

Мощности Александрийского сахарного завода
Мощности Александрийского сахарного завода
Мощности Александрийского сахарного завода

Latifundist.com: Насколько цена этих поставок выше?

Владислав Винярский: Несмотря на то, что зарубежная цена ранее была на уровне или ниже украинской, даже с НДС, нашим стратегическим видением было то, что нам нужно начинать экспорт сахара. Причина проста — ввиду отсутствия существенного хеджирования риска валютных колебаний и, имея часть кредитного портфеля в валюте, было логично стремится к natural hedge, т.е. экспорту нашего продукта. Мы стартовали с зарубежными поставками, когда цена практически не отличалась. Уже потом мировая конъюнктура на сахар изменилась. Цена пошла вверх, и сейчас мы однозначно получаем «премию» к цене внутреннего рынка.

Latifundist.com: Сколько составляет эта «премия»?

Владислав Винярский: Где-то около 10%, что не только является дополнительным заработком, но и  решает вопрос хеджирования валютного риска.

Latifundist.com: Компания не испытывает дефицита сырья?

Владислав Винярский: Сахарное производство мы обеспечиваем полностью за счет своего сырья. Здесь мне хотелось бы провести параллель с потенциальным МЭЗом — эта схема была реализована и полностью отработана по сахару.

Уже в 2007 г., когда приобрели Александрийский сахарный завод, было понятно, что сахарные заводы без базы, без своей сахарной свеклы были обречены на уход с рынка.

Latifundist.com: А как изменился земельный банк?

Владислав Винярский: По земле у нас стабильные цифры — 75 тыс. га в Кировоградской области.

Latifundist.com: Над какими еще стратегическими задачами Вы работаете в данный момент?

Владислав Винярский: В прошлом году мы начали проект по юридической реорганизации группы. Наша группа представляет собой ряд компаний, объединенных между собой, но эти связи не структурированы и не прозрачны. Для международных же инвесторов четко прослеживаемая структура собственности является важным фактором в принятии решения о сотрудничестве.

В свое время группа интенсивно росла, приобретались колхозы, земли, компании, которые интегрировались в группу, но не всегда это позволяло выстроить четко структурированный холдинг. Для решения этого вопроса мы подписали договор с юридической компанией Sayenko Kharenko. Мы планируем завершить юридическую реорганизацию  до конца 2017 года.

Наша стратегия — сделать группу  публичной в форме отчетности и открытости для инвесторов,  пока не котируясь на бирже. В этом году мы выпустим Management Report 2016, который будет соответствовать требованиям и ожиданиям наших существующих и будущих деловых партнеров. Наша задача состоит в том, чтобы к моменту открытия «окна» для IPO быть узнаваемой компанией для инвесторов и иметь прозрачную структуру холдинга и форму раскрытия информации.

Latifundist.com: Как обстоят дела в молочно-товарном комплексе группы?

Владислав Винярский: У нас в группе есть современный молочно-товарный комплекс «Петриківське молоко». Он производит высококачественное молоко, которое продается украинским и международным потребителям — заводам, выпускающим цельномолочную продукцию. Что касается стратегии, то наша задача в этом году попробовать работать по толлингу, как мы делали с маслом, и получить сухое обезжиренное молоко для экспорта. Мы хотим все больше диверсифицироваться и находить новые рынки, ведь украинский рынок остается довольно сложным.

Latifundist.com: Векторы уже определены? Договоренности уже существуют?

Владислав Винярский: У нас договоров нет, но мы обсудили с некоторыми заводами потенциальное сотрудничество. Они готовы нам предоставить квоты продаж под свои контракты. Другими словами, мы привозим молоко на предприятия, перерабатываем в сухое молоко, а они дают нам покупателя под их контракт. Мы реализуем продукцию и выходим на эти рынки. Выходить на рынки самим изначально очень сложно, поэтому мы используем наработанные контакты. Компаниям это также выгодно, т.к. они зарабатывают на толлинге.

Для нас это потенциально интересный проект, хотя удельный вес продаж молока в общих доходах группы небольшой. Тем не менее, мы смотрим, на эффективность работы активов. Для нашей группы это важно, ведь у молочного бизнеса невысокая рентабельность. Вопрос также и в том, что первоначальные инвестиции были в долларе, а продажи — в гривне. Несмотря на рост цен, проседание гривны не компенсируется, а экспорт даёт нам дополнительный стимул.

Владислав Винярский, заместитель гендиректора по стратегии и развитию группы «УкрАгроКом»

Latifundist.com: Планируете строить новые товарные комплексы или модернизировать имеющиеся?

Владислав Винярский: Не побоюсь назвать наш молочный комплекс самым современным в Украине. Мы установили оборудование мирового лидера по производству оборудования для молочного животноводства GEA Farm Technologies, признанное самой совершенной системой доения на сегодняшний день.

По сахарному заводу мы планируем небольшую реконструкцию для повышения эффективности.

Что касается элеваторных мощностей холдинга, то все они от «А» до «Я» современные с новым оборудованием. У нас нет элеваторов напольного хранения, крайне неэффективных. Мы постоянно поддерживаем современный парк сельскохозяйственной техники. В этом году продолжим обновлять технику с помощью «ОТП-Лизинг». Любая поломка, простой — это потерянные деньги, поэтому мы относимся к нашему техническому парку крайне внимательно.

Latifundist.com: Какие объемы обновления техпарка в этом году?

Владислав Винярский: Сейчас мы планируем докупить техники на $2 млн. Это сеялки, комбайны и трактора.

Latifundist.com: Можете конкретизировать, куда Вы будете двигаться в развитии терминала?

Владислав Винярский: Я думаю, что нужно улучшить операционный цикл данного терминала. Это значит, что нам нужно иметь свои корабли и баржи. Светловодский речной терминал остается флагманом нашей группы по работе на реке. В нашей стране река будет становиться основной транспортной артерией.

Latifundist.com: Как Вы справляетесь с отсутствием вагонов?

Владислав Винярский: Справляемся, как и все. Мы вынуждены договариваться с международными компаниями о частичном переносе поставок в порт. В этом году был проведен целый раунд переговоров с покупателями, чтобы у нас не было штрафных санкций. Из-за вагонов мы задерживали некоторые поставки. Наполняемость квот вагонами   в лучшем случае была 40-50% от запроса. Это проблема для всей Украины. Вот я бы не хотел, чтобы наша страна была в ситуации Бразилии, где существует огромная проблема с инфраструктурой.  Очень красивая и интересная страна, но в плане логистики там большие проблемы — железных дорог практически нет. Там пропадает урожай. Основной транспорт — машины, и говорят, что 80% — это биодизель или экологический этанол, а в реальности все машины на обычном дизеле, в связи с чем  огромные проблемы с экологией. В этом году мы справлялись, как могли: использовали реку, использовали автотранспорт, вагоны там, где было возможно.

Иногда мы принимали решение не  заключать контракты, осознавая, что не успеем их выполнить. Эту проблему, конечно, нужно решать, многие об этом писали, озвучивали ситуацию. Многие компании смотрят на то, чтобы приобретать или арендовать вагоны. Есть компании, которые специализируются на этом, и те, кто пытаются войти в эту сферу. Но купить вагон — это одно, а управлять этим всем и получать решения — совсем другое. В этом году мы планируем сотрудничать с одной из крупных компаний по вагонам. У нас были идеи купить свои вагоны, но мы отказались. В этом году будем стараться заранее решать транспортные вопросы,  больше использовать реку — для нас это «водные ворота в Европу», это тот актив, которого нет у других компаний. Этот актив становится для нас конкурентным преимуществом.

Latifundist.com: Благодарим за содержательный разговор!

Виктория Кремень, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, на нашем канале в Telegram, а также подписывайтесь на нашу рассылку

Выполнено с помощью Disqus