Михаил Соколов: Без стратегии будет не рынок земли, а ее передел

Михаил Соколов, заместитель главы Всеукраинской Аграрной Рады

Последние изменения в налогообложении агросектора правительство называет самыми революционными за всю историю независимости Украины. В то же время, палки в колеса «локомотиву отечественной экономики» по-прежнему вставляют.

Заместитель главы Всеукраинской Аграрной Рады Михаил Соколов в откровенном разговоре рассказывает об отмене спецрежима НДС, господдержке аграриев, «подводных рифах» введения рынка земли и вопросах, которые необходимо решить «на вчера».

Latifundist.com: Михаил, как Вы оцениваете недавно принятые налоговые изменения в украинском законодательстве?

Михаил Соколов: Фактически в этом году мы потеряли спецрежим НДС для аграриев. Он был заменен системой господдержки, выплатой прямых дотаций из госбюджета отраслям, находящимся в кризисном состоянии. Как это можно оценить? Конечно, аграриям интереснее и выгоднее было сохранение спецрежима. Здесь нечего обсуждать.

Но правительство не было готово сохранить спецрежим, ведь его отмена была обязательным условием Международного валютного фонда (МВФ). Причем о выполнении которого мы уже отчитались. В течение всего года, пока шел переговорный процесс, стало очевидно — правительство не может восстановить спецрежим НДС даже для отдельных отраслей, находящихся в наиболее сложном положении: животноводства, садоводства, овощеводства.

Latifundist.com: По Вашему мнению, предложенный механизм господдержки уступает спецрежиму? В чем именно?

Михаил Соколов: Конечно, уступает, хотя это и лучше, чем ничего. Какой ключевой недостаток этой системы? Она зависит от того, будут ли реально выделены средства и когда будут разработаны нормативные акты, по которым система должна работать. Сейчас февраль, а нормативные акты еще не утверждены. Аграрии не получают поддержки, которая уже заложена в бюджет 2017 г. Не до конца понятно, когда они будут утверждены. Есть опасность, что аграрии потеряют не только январь, но и февраль.

Вторая проблема — выделение средств. В целом на программу господдержки заложено более 4 млрд грн. По расчетам ВАР, это примерно эквивалентно сумме, которую могли получить льготируемые отрасли АПК в случае сохранения спецрежима. Эта сумма делится на 1,5 млрд грн общего фонда госбюджета и 2,5 млрд грн спецфонда. Спецфонд наполняется по факту получения весьма конкретных доходов, в нашем случае, реализации конфискованного имущества. Соответственно, спецфонд может быть наполнен, а может и нет.

Высока вероятность того, что спецфонд не будет надлежащим образом наполнен. И тогда задекларированные деньги останутся только на бумаге. Аграрии ничего не получат. В случае со спецрежимом такое было невозможно. Он работал автоматически, и нам не надо было беспокоится, как наполнится спецфонд или общий фонд бюджета.

Третья проблема — формула расчета. Текущий проект Министерства финансов, разработанный ГФС лишит большинство сельхозтоваропроизводителей своего законного права на получение дотации. Речь идет о проекте, который определяет форму приложения к декларации и специфику расчета соответствующих сумм. Дело в том, что формула предполагает определять сумму отражаемую в приложении не как разницу между обязательствами и кредитом, возникшими в результате ведения льготируемых видов деятельности, а как разницу между обязательствами, возникшими в результате осуществления льготируемых видов деятельности, минус кредит, возникший в результате производства всех видов сельхозпродукции.

Latifundist.com: Как Вы считаете, помогут ли госдотации оставить отрасль «на плаву»?

Михаил Соколов: Когда я говорю о господдержке, то всегда уточняю, что речь идет о конкретных отраслях — животноводство, овощеводство, садоводство. Сюда не входит растениеводство. Как это ни парадоксально, но растениеводы даже выиграли в результате отмены спецрежима и восстановления возмещения НДС. Эти вопросы были связаны и отражались в договоренностях Украины и МВФ. По статистике прошлых лет, когда возмещение НДС не осуществлялась, разница между экспортными ценами и ценами на внутреннем рынке составляла около 30%. Сейчас эта разница сократилась на 10 процентных пунктов, а в некоторые периоды — на 15, т.е. до 15-20%%.

Плюс, растениеводы в рамках переходного периода в 2016 г. получали 15% спецрежима. Так что в прошлом году растениеводы даже выиграли. В 2017 г., когда не будет этих 15%, они будут не в минусе и не в плюсе — нет спецрежима, но зато поднялись цены на продукцию. Иногда аграрии говорят, что не видят повышения цен. Но нужно считать и смотреть, исходя из имеющейся стоимости на экспортную агропродукцию. Если на какие-то культуры в мире цены упали, они, соответственно, снизятся и у нас. Ключевой вопрос — это разрыв между экспортными и внутренними ценами. Он действительно сократился.

Latifundist.com: Видите ли Вы позитивные изменения в реформировании агросектора?

Михаил Соколов: Не секрет, что ранее государство придумывало различные способы, чтобы не возмещать НДС, возмещение которого предписывается законом, и таким образом наполнять бюджет. Невозмещение или неполное возмещение НДС било по экспортерам, а поскольку сельское хозяйство экспортноориентированная отрасль, то, прежде всего, по сельскому хозяйству. Я считаю, сейчас правительством предприняты кардинальные шаги для улучшения ситуации:

  1. Создание единого публичного реестра заявок на возмещение НДС.

  2. Введение нормы, согласно которой налоговая накладная, зарегистрированная в Едином реестре налоговых накладных, является безусловным основанием для формирования кредита.

  3. Еще одна масштабная реформа — отказ от т.н. «высновков». Даже в этом году при наличии публичных реестров, в реальности возмещение происходило не по ним, а по «высновкам» ГФС — таким вот квазиплатежным поручениям, которые ГФС давало казначейству.

Latifundist.com: Вы имеете ввиду, что данные из «выводов» не совпадали с информацией публичных реестров?

Михаил Соколов: Именно так! Вот сейчас «высновков» больше не будет, а казначейство должно возмещать средства на основании данных публичного реестра. Сделан достаточно серьезный шаг для уничтожения злоупотреблений контролирующих органов. Добросовестные налогоплательщики смогут получать те деньги и то возмещение НДС, которые положены им по закону.

Конечно, до конца судить, как будет работать система господдержки, мы еще не можем из-за неутвержденных нормативных актов. Те проекты, которые выкладывает ГФС, вызывают у нас если не ужас, то оторопь. Например, один из последних предложенных ними проектов подзаконного акта прямо нарушает норму закона с одной целью — максимально снизить сумму выплат аграриям.

Latifundist.com: Какой объем господдержки оптимален для стабильного развития отрасли?

Михаил Соколов: Достаточно сложный вопрос. Что такое оптимальный объем, и чего мы хотим добиться? Нам важно, чтобы украинский агросектор был более конкурентоспособным по сравнению с другими. Когда мы наращиваем поставки, развиваем производство, увеличивается поступление выручки в страну — всем хорошо.

Давайте сравним уровень господдержки с Европой. Получается, что у нас уровень господдержки в 20 раз ниже. В результате мы можем конкурировать только там, где у нас уникальные природные или экономические условия, которые позволяют иметь более высокую эффективность агропроизводства, чем у европейцев и, тем самым, компенсировать разрыв в уровне господдержки. Поэтому в Украине развивается, в первую очередь, выращивание зерновых и масличных культур крупными хозяйствами — более 3 тыс. га. Такие хозяйства могут использовать широкозахватную технику, высокую степень автоматизации труда и, соответственно, несут гораздо меньшие издержки, чем европейские фермеры на нескольких гектарах со своей «сумасшедшей» господдержкой. То есть, мы можем компенсировать низкий уровень господдержки гораздо меньшими затратами на производство.

Надо понять, что Украина в обозримом будущем не сможет обеспечить такой уровень господдержки как в Европе. Почему? У нас доля агросектора в ВВП составляет 14%, а у них — 1%. Понятно, что в таких условиях можно за счет других отраслей экономики устраивать социальные проекты на селе. Сельское хозяйство Европы — это социальный проект. Если говорить начистоту, наше сельское хозяйство никогда не было акцептором бюджетных средств. Да, были льготы, но с учетом других видов нагрузок, у нас вообще была отрицательная господдержка многие годы. Подчеркну, что это не наши выводы, а данные ОЭСР.

Поддержка сельскохозяйственных производителей в Украине в 1995-2016 гг., % от валовых поступлений

Поддержка сельскохозяйственных производителей в Украине в 1995-2016 гг., % от валовых поступлений

За счет господдержки мы не «вытащим» все отрасли АПК. Можно поддержать только те, которые находятся в самом тяжелом положении, чтобы помочь пережить кризис. Если мы не создадим бизнес более конкурентный, более рентабельный, чем европейский, мы проиграем.

Latifundist.com: Хорошо, следующий момент — по какому принципу должны распределяться дотации для агропроизводителей?

Михаил Соколов: Здесь у нас достаточно четкая позиция. Мы считаем, что дотации должны идти на поддержку того или иного вида производства, находящегося в кризисном положении. Если мы поддерживаем отрасль, дотации должны быть пропорциональны стоимости реализованной продукции. И никаких других вариантов быть не может.

Есть альтернативные предложения. Поддерживать не отрасль, а конкретные формы хозяйствования. Например, малых фермеров. Мы считаем это неправильным. Не должна система господдержки влиять на размер хозяйства. Это ведет к созданию неэффективных хозяйств. В наших условиях — это смерти подобно. Малым фермерам нужно заниматься не производством пшеницы и кукурузы, а нишевыми культурами, органическим земледелием, фруктами, овощами, орехами. Искусственно увеличивать трудозатраты на производство, например, пшеницы — это тупик.

Сельское хозяйство — это бизнес, который должен быть эффективным и рентабельным.

Есть фирмы, которые на небольших площадях занимаются зерновыми и техническими культурами. Они это могут делать по одной причине — у нас низкая арендная плата. Но она будет расти. По мере роста окажется, что такие виды производства в малых хозяйствах не имеют никаких перспектив.

Latifundist.com: Как скажется на птицеводстве ограничение выплаты дотаций до 50% от общей суммы?

Михаил Соколов: На самом деле это ограничение было предложено самими птицеводами. Птицеводство долгое время было самым успешным и рентабельным среди отраслей животноводства. Ключевое слово — «было». Если посмотрим данные за 2015-2016 гг. — поголовье начало падать. Если говорить о производстве яиц, то тут только в первом полугодии 2016-го зафиксировано падение на 24%. Птицеводы сами подсчитали, сколько с учетом падения производства им нужно денег. Вышли на сумму 2 млрд. Если оценки оправдаются, им этих средств хватит. Другой вопрос — если на все животноводство выделят 1,5 млрд грн общего фонда. Тогда на долю птицеводов придется только 750 млн. Этого точно не хватит.

Latifundist.com: Насколько остро сегодня в Украине стоит проблема теневого рынка зерна?

Михаил Соколов: Очень остро. Мы начали этой темой заниматься еще 2 года назад. Изначально оценки колебались в районе 20-30%. Это независимые оценки, их дают аграрии и трейдеры. Честные трейдеры не могут конкурировать с теми, кто рассчитывается неучтенной наличкой. Количество предложений, которые к нам приходят о закупке зерна за «кэш», составляют более 50% от всех обращений. В чем причина тенизации рынка? Честные производители и трейдеры должны платить множество налогов. Фактические разрыв в налоговой нагрузке между «теневиками» и теми, кто работает по закону, в ценах 2015 г. составляет 30 против 1000 грн.

Пока государство не начнет принимать непопулярные шаги — чтобы платили все, это будет происходить. К сожалению, депутаты не особо хотят принимать такие решения. В то же время, в этом году нам удалось убедить ВРУ поднять минимальную ставку налога на землю до 0,3% от нормативной денежной оценки. Хотя мы предлагали увеличить до 0,6%. Но и это не решение проблемы. Нужно вводить налог на гектар который бы выравнивал налоговую нагрузку тениевиков и легально работающих предприятий по НДФЛ и ЕСВ. Нами было разработано такое предложение — «Минимальное налоговое социальное обязательство». Оно было внесено в парламент, но не получило поддержки, хотя обеспечивало государству дополнительные поступления в бюджет.

Latifundist.com: Кто заинтересован в теневом рынке?

Михаил Соколов: Это конгломерат интересов. У нас есть принцип: что охраняешь, то и имеешь. Я сильно сомневаюсь, что «теневики» могут работать без покровительства контролирующих органов.

Latifundist.com: Какие возможны пути решения проблемы?

Михаил Соколов: Будем настаивать на принятия закона о минимальном налоговом социальном обязательстве с гектара, причем мы готовы менять конкретные юридические решения лишь бы оставить их суть, также будем настаивать на выравнивании минимальной ставки налога на землю и ставки единого налога 4 группы. Также продолжим отстаивать введение норм блокирующих схемы уклонения от уплаты налога на прибыль и возвращения валютной выручки использующих оборванный экспорт. Вот такой комплекс мер.

Latifundist.com: Одним из требований МВФ является открытие рынка земли. Каковы последствия принятия такого решения для Украины в нынешних условиях?

Михаил Соколов: Это достаточно сложный вопрос. Если говорить стратегически — конечно, надо открывать. Вопрос в том, можем ли мы сейчас это сделать. Ответ — нет. Чтобы запустить рынок земли, и он не превратился в коррупционный передел или очередную волну «прихватизации», необходимо провести огромную «домашнюю» работу.

  1. Навести порядок с кадастром, чтобы не перекрывались границы земельных участков, по ним не было споров или был понятный механизм их разрешения. Сейчас все эти проблемы есть и не решаются. Нельзя торговать без четкого механизма.
  2. Создать возможность покупки земли для тех, кто на ней работает. Чтобы они не просто имели право, а могли физически это сделать. Для этого должны быть доступные кредиты с низкой процентной ставкой. Нужен механизм, когда аграрий может прийти и взять деньги в банке под покупку земли. А значит, нужно дать право покупать землю не только физическим лицам, но и самим аграрным предприятиям без иностранного участия. Банк физическому лицу кредит под покупку земли не даст — у него нет и не может быть финансовой отчетности о ведении бизнеса, на этой земле.

Сельскохозяйственные угодья

Я убежден, рынок нужно вводить постепенно и мелкими шагами. Для начала сформировать стабильную цену на землю. В противном случае будет не рынок земли, а ее передел.

Latifundist.com: По Вашему мнению, что мешает международным инвесторам активнее работать в Украине?

Михаил Соколов: Отсутствие верховенства права, «наезды» налоговиков, проблемы с инфраструктурой, высокая стоимость подключения к электросетям, слабая экспортная инфраструктура, коррупция. Деньги же идут туда, где все прогнозируемо и понятно. Бизнес не ищет сложностей и приключений, он ищет где можно спокойно зарабатывать.

Каждый инвестор хочет вложить в свою бизнес-модель и заработать. Он рассчитывает, что не запретят выводить дивиденды, не станут отбирать землю, не введут новые налоги, не будут брать авансом налог на прибыль. Пока с этим бардаком не справимся, и пока за малейшие попытки реализовывать подобные схемы не будут сажать в тюрьму самих же госслужащих, у нас нет будущего. Ведь есть много стран с лучшими условиями для вложения денег.

Вот почему у нас происходит отток капиталов и мозгов. В Украине растут только те отрасли, которые опираются на уникальные ресурсы, которые мы не успели разбазарить. Они у нас есть в аграрной сфере и IT. Но мы уверенно движемся к тому, чтобы угробить, и то и другое, если будем продолжать в том же духе.

Latifundist.com: Надеемся на лучшее, благодарим за Вашу позицию!

Владимир Кошелюк, Latifundist.com

Выполнено с помощью Disqus

Досье по теме

Соколов Михаил

Заместитель председателя Всеукраинского Аграрного Совета

Максим ФедорченкоФедорченко Максим

Руководитель ИРЦ «Реформирование земельных отношений в Украине»

Соколов Вячеслав Михайлович

Директор Одесского селекционно-генетического института

Смитюх Григорий Евдокимович

Бывший народный депутат Украины , один из авторов законопроекта о рынке земель

Новости

Аграрии получат дотации не раньше мая — Соколов

Украинские аграрии получат дотации не раньше мая, такое мнение высказал заместитель главы Всеукраинского Аграрного Совета, во время пресс-конференции «Молочные реки вытекают из Украины или почему в Украине больше не будет сезона...

Бюджетная дотация сократит срок окупаемости инвестиций в молочном животноводстве

Система бюджетных дотаций поможет молочному животноводству привлечь больше инвестиций, потому что сократит срок окупаемости инвестиционных проектов. Об этом сообщил руководитель агентства «ИнфоАгро» Василий Винтоняк, пишет...

Бюджетная дотация повысит конкурентоспособность продукции птицеводства — Карпенко

Утвержденный порядок использования средств – это лишь следствие принятых в конце прошлого года ряда законов, которыми фактически был введен компенсационный механизм поддержки сельхозпроизводителей в результате отмены специального...

Система оказания поддержки аграриям будет работать автоматически

Система оказания поддержки аграриям будет работать в автоматическом режиме без вмешательства Министерства аграрной политики и продовольствия Украины. Об этом заявил министр аграрной политики и продовольствия Украины Тарас...

Блоги

Травля агробизнеса: хроники экологических конфликтов

В Украине новая волна «агромайданов», теперь уже на почве экологических проблем....

reading
Почитать на выходных — выпуск 225

Свежее аграрное чтиво ...

wheat
Агробизнес по-венгерски и по-украински: обмен опытом

Украинские и венгерские аграрии обменялись опытом в выращивании сои, озимых рапса и пшеницы и некоторых других...

Досье

Соколов Михаил

Заместитель председателя Всеукраинского Аграрного Совета...

Спецпроекты

Посевная-2017: риски и надежды украинских аграриев

Обзор прогнозов на Посевную-2017 от аналитиков и участников украинского АПК...

Рубикон украинского свиноводства

Свиноводство в мире — динамическая и стратегически важная отрасль, которая является одной из составляющих продовольственной безопасности государства. В Украине этот сектор животноводства находится в состоянии перманентного...

Карма латифундизма

Украинский агробизнес существует в основном как система крупных агрохолдингов. Почему так? Ведь после обретения независимости, казалось, открыты все пути. Правда, кое-кто пытался создать успешное фермерское хозяйство. У кого-то...

Рынок земли: международный опыт

С началом проведения земельной реформы в 2000 г. связывают создание крупных агрохолдингов и фермерских хозяйств. Более 7 млн селян получили право на приватизацию свыше 28 млн земельных участков (паев). После приватизации часть...