Александр Каминский: Поговорим о стабильных 4 тоннах на сое

Каминский Александр
Александр Каминский, исполнительный директор компании «Украина-2001»
Источник фото: Latifundist.com

Пока вы читаете блоги АгроЭкспедиции Соя 2017, мы отобрали «самый сок» из разговора о выращивании сои с исполнительным директором компании «Украина-2001» Александром Каминским.

Если вам кажется, что в других хозяйствах с соей все идеально и вы стесняетесь говорить вслух о собственных ошибках — вчитайтесь в это интервью. Вы узнаете, как солидное хозяйство уже несколько лет подряд ищет оптимальную модель выращивания сои и не боится учиться. А также прочитаете о темной стороне инокуляции и других прихотях этой непростой культуры.

Latifundist.com: Александр, как давно в вашем севообороте появилась соя и почему?

Александр Каминский: Соя — очень интересная культура, новая для нас. Поэтому сразу откровенно хочу сказать, что наработанной технологии выращивания сои, которая давала бы стабильные результаты, нет. Года три назад эта культура стала очень популярной, на волне эйфории мы тоже ею увлеклись. Но два засушливых года показали, что не все удается и мы знаем не все. Несколько лет назад я активно занимался поиском технологии, был в Аргентине, Канаде, Америке. В феврале этого года мы перенимали опыт Бразилии. И каждый раз я прихожу к выводу, что мало мы знаем об этой культуре.

Александр Каминский в своем кабинете

Latifundist.com: Тем не менее, у вас уже есть собственный опыт ее выращивания, а на своих ошибках также учатся.

Александр Каминский: Да, безусловно. Но, например, мало кто в Украине поднимал вопрос о соевых нематодах. Мы только два года назад начали серьезно заниматься болезнями сои, искать решения. И так же несколько лет назад за это активно взялись компании, которые продают пестициды. Вот они уже подробнее начали рассказывать, как все нужно делать. Поэтому этот вопрос не исследован. В мире есть около 4 тыс. болезней сои, в Украине из них встречается более 400. Мы же знаем из них 10. Поэтому очень много вопросов, требующих глубокого изучения. Не все фунгициды подходят, не все действуют в наших условиях. 

Есть страны, которые накопили определенный опыт выращивания сои. Но некорректно сравнивать Бразилию с ее количеством осадков 1000-2000 мм и температурным режимом и Украину. Но у них тоже есть свои нюансы. Бразилия не собирает 4 т/га сои. Средняя урожайность где-то 3,4 т/га. Так же и Аргентина собирает 2-4 т/га. И Канада 4 т/га не собирает на сегодняшний день. У них стабильно 3,6 т/га. Но когда люди хотят что-то продать, семена или что-то другое, то они красивые цифры называют — 5 т/га и т.д.

Александр Каминский

Latifundist.com: А как у вас с урожайностью по сое?

Александр Каминский: На некоторых полях и нам удавалось собрать 4-5 т/га сои. Но 6 т/га я никогда не выращивал. В хорошие годы отдельные поля давали более 4 т/га. Поэтому по технологии еще надо работать и осмысливать философию сои.

Latifundist.com: Какую технологию используете на соевых полях сегодня?

Александр Каминский: У нас технология достаточно простая, оптимальная для нашей компании. Нет каких-то секретов. Мы стараемся глубоко обработать почву для сои — это либо глубокорыхлитель, либо вспашка. Минимальная обработка почти не используется, дискование проводим на небольшой части площадей. С осени предшественниками могут быть кукуруза и пшеница. Также может быть ячмень или соя по сое. По сахарной свекле сою стараюсь не сеять. Оптимальные сроки сева в нашем регионе — 20 апреля. Вся соя, которую сеют ранее, попадает под заморозки. 

Семена протравливаем препаратом Максим XL и после этого также наносим торфяной инокулянт, но это мы делаем за один раз. Пробовали его разводить и наносить в жидкой форме — не очень получается. В этом году придумали свой агрегат-дозатор, которым наносим, а также повторно инокулируем семена при засыпке в сеялку.

Latifundist.com: Какие результаты вы имеете от инокуляции? Это выгодно или нет?

Александр Каминский: Мы еще учимся правильно работать с инокулянтами. Я не агроном, поэтому мой инженерный подход очень прост: взял канистру инокулянта, открыл — 100 тыс. бактерий погибло. Поболтал, постояло — еще 200 тыс. погибло. Вылил в бачок — еще миллиона нет. Эта культура гибнет постоянно, но это уже потом нам объяснили. 

Когда я ездил в Аргентину, я задал вопрос специалистам компании «Ризобактер», которая занимается инокулянтами. Говорю: «Я взял инокулянт, который действует две недели, обработал сою и дождь пошел. В поле две недели нельзя зайти. Что мне делать?». А они отвечают: «Как что делать? Обрабатывай второй раз и сей». Я, конечно, возмутился, потому что потратил деньги и уже провел обработку. А мне сказали: «Чудес не бывает. Все, бактерий нет, время прошло». 

Соответственно, там мне открыли глаза на простые вещи. Например, мы хотим стерилизовать семена от грибов и думаем, что сейчас засыплем в бункер инокулянт, каких-нибудь бактерий смешаем с чем попало и порядок. Мы одновременно стерилизуем, затем заливаем бактерии и говорим, что у нас все хорошо. Но это не так. И когда это уже все поняли, начали два отдельных бака делать: один для протравителя, другой — для инокулянта. Я видел и как обрабатывают сою в Канаде. Если бы у нас инокулянты были такие, как заграницей, и все бы придерживались норм, никто бы не смог их в Украине купить, потому что цена была бы в четыре раза выше. Даже по цвету инокулированной сои видно, что наша и американская, канадская, аргентинская совершенно по-разному выглядят.

Александр Каминский рассказал нам о технологии выращивания сои, которая используется в компании «Украина-2001»

Latifundist.com: Зачем вы проводите двойную инокуляцию?

Александр Каминский: Есть канадский или американский стандарт применения инокулянта — 100 тыс. бактерий на 1 семечко. Возникает вопрос: для чего этот стандарт, когда для нормальной инокуляции достаточно 5-7 бактерий? Потому что из тех 100 тыс. сработает в лучшем случае 10 бактерий. Моментов именно по инокуляции очень много, в том числе по хранению. При температуре 20-25 °C инокулянт может храниться две недели. Представьте, компания-производитель завозит продукцию на лицензионный склад, на котором должна быть правильная температура. Затем дистрибьютор должен получить эту продукцию, доставить ее, следуя тому же температурному режиму. Я должен хранить ее соответственно, после нанести и потом мы получим результат. Если на каком-то из этих этапов кто-то неправильно сработал — возникают нюансы. Поэтому я и перестраховываюсь на всякий случай. Осуществляю одну инокуляцию и вторую.

Latifundist.com: Какие средства защиты используете?

Александр Каминский: Наша соя хорошо защищена. Сейчас будем обрабатывать от клеща. Используем препарат Омайт, добавляем прилипатель. Обрабатываем в жаркую погоду, до 25 °C. Также добавляем фунгицид Импакт К. Там есть два действующих вещества: флутриазол и тебуконазол. Исследования канадцев показали, что стробилурины работают плохо и надо добавлять какие-то азолы. Соответственно, флутриазол — оптимальный вариант. Он по балльной оценке стоит на одном уровне с достаточно дорогими и серьезными фунгицидами по сое. Когда вносим этот препарат, он немного подлечивает корневую систему и положительно влияет на вегетацию.

Посевы сои компании «Украина-2001»

Latifundist.com: Чего ожидаете от сои в этом году?

Александр Каминский: Мы не строим больших планов. Нас бы вполне удовлетворили 3 т/га. Сейчас у нас вся соя на 4 тыс. га стоит чистая, без сорняков.

Подробнее о системе защиты сои от Александра Каминского читайте в блоге второго дня АгроЭкспедиции.

Соя в поле компании«Украина-2001» выглядит здоровой

Latifundist.com: Не секрет, что в Украине не проблема найти ГМ-сою и попробовать выращивать. Экспериментировали с ГМО?

Александр Каминский: Нет ни гектара. Почему мне это не нравится? Все очень просто. Я решил заняться соей и получить хорошие семена. Нашел ребят, которые продают, расспросил, у кого они купили. Поехал и тех продавцов расспросил, у кого в свою очередь они приобрели семена. Поехал к третьему посреднику, он рассказал, что берет у каховских ребят. Когда минимум четыре «ступени» я прояснил — только тогда купил. То есть проверяем и относимся к этому серьезно. 

Каждый год мы получаем премию за протеин — это первое. И, соответственно, имеем цену за сою без ГМО — это второе. Обычная соя пользуется спросом на рынке и продается довольно неплохо, по лучшей цене, чем ГМО. Но каждый год при отгрузке сои мы сталкиваемся с тем, что нас подозревают. Чтобы вы понимали, продать 15-20 тыс. т без ГМО — это очень серьезная работа и серьезный контроль. Начиная от семян и заканчивая отгрузкой. Например, для отгрузки нам подают вагон, где есть остатки чьей-то сои, возможно и ГМО. Если вагон не очистить, у нас могут быть проблемы, споры в порту, приходится переделывать анализ. Но последние два года мы выходили с честью. 

Все спорные моменты, которые были, решились в нашу пользу, мы обеспечили качественный продукт. Надеюсь, что так будет и впредь. Для нас эта тема закрыта, мы этим не занимаемся и нам это не интересно.

Latifundist.com: Есть ли в Украине хозяйство, опыт которого вы хотели бы перенять?

Александр Каминский: Уверен, есть. В Украине много хозяйств с очень ценным опытом. У нас просто мало времени на такие встречи. Однако агрономы и специалисты посещают все мероприятия для обмена опытом. Чаще всего их проводят отдельные фирмы.

Поля предприятия «Украина-2001»

Latifundist.com: Какие выводы уже сделали по выращиванию сои?

Александр Каминский: Вывод один: с соей чудес не бывает. Это растение формирует высокий протеин, имеет 18-20% масла. Чтобы это все сформировать, надо очень много энергии из почвы взять, также нужна и энергия солнца, чтобы бактерии работали. Нужно обеспечить достаточную влажность почвы, питание, чтобы были все благоприятные факторы. Тогда она сформирует нормальный урожай.

Latifundist.com: К чему может привести отсутствие этих факторов?

Александр Каминский: В прошлом году у нас был дефицит влаги. Температурный режим примерно стабильный 19-28 °C. Соответственно, соя не могла сформировать достаточный урожай: бобы были завязаны, но на верхнем ярусе вообще ни боба не было. Но технология сработала, дала возможность собрать минимум 2,1-2,2 т/га.

Соя

Latifundist.com: Это негативно повлияло на вашу прибыль?

Александр Каминский: Несмотря на такие условия, мы не получили убытков. Даже немного заработали, продали ее по достаточно хорошей цене. Урожай в 2,2 т/га позволил окупить все затраты, потому что соя — не очень дешевая культура.

Latifundist.com: Как собираете?

Александр Каминский: Как правило, мы сою не подвергаем десикации, она чистая, равномерно созревает и, соответственно, позволяет собрать урожай должным образом. Предыдущие годы при уборке была влажность 9%. Это плохо для семян: соя дробится, колется, повреждается. Влажность в пределах 12% — это уже хорошо для семян.

Latifundist.com: Уже запланировали, кому будете продавать?

Александр Каминский: Кто больше заплатит, тому и будем продавать.

Александр Каминский

Latifundist.com: Каков алгоритм работы с технологическими картами в вашем хозяйстве?

Александр Каминский: Технологические карты мы составляем в офисе. Занимаемся этим целый год, потому что нельзя сесть и просто написать карту. Новые препараты, результаты исследований как наши, так и коллег, с которыми мы обмениваемся опытом. Затем собираем этот опыт и готовим технологическую карту. У нас достаточно мобильная компания. Нет большого аппарата или согласований каких-то, нет наказаний за то, что кто-то чего-то не внес и не отчитался. Я всегда провожу совещание и говорю, что даю инструмент в руки коллегам. Когда они видят, что надо корректировать норму, то мы всегда готовы к этому.

Latifundist.com: Спасибо за время и откровенный рассказ. Успехов вам!

P.S В прошлом году мы были у Александра в Агроэкспедиции Сахарная свекла. Рекоменуем почитать также АЭ Сахарная свекла 2016. День 2. Хмельницкая область: Как закалялся сахар

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, на нашем канале в Telegram, а также подписывайтесь на нашу рассылку

Выполнено с помощью Disqus