Лебедь, щука и рак, или Как делили завод по переработке яиц Макарово

Яйца
Яйца
Джерело фото: Latifundist.com

Завод по переработке яиц «‎Макарово»‎ — один из крупнейших в Украине. Так сложилось, что за актив ведется нешуточная борьба и участвуют в ней множество заинтересованных сторон. История малопубличная, но длится уже около 10 лет. 

Итак, на авансцене:

  • «Овостар Юнион», который заявляет права на предприятие, и фактически использует его мощности последние 5 лет;
  • финкомпании «‎Интер Вэй Капитал» и «Фингрупп Фактор» братьев Астионов.  «Фингрупп Фактор» является правопреемником «Надра Банка‎»‎, в залоге которого находилось злополучное «‎Макарово». ‎ 

Собственно, в последствии между этими двумя группами произошел обмен «уколами‎»‎ в медиа. Но за этими двумя мастодонтами рынка есть еще третья сторона — основатель компании «‎Макарово»‎ Сергей Игнатенко. Именно он рассказал нам, как предприятие развивалось, меняло владельцев и обросло налетом токсичности.

Latifundist.com: Вы стояли у истоков создания предприятия в середине 2000-х годов. Расскажите, как оно развивалось, и как пришли к сегодняшнему состоянию.

Сергей Игнатенко: Завод «‎Макарово»‎ образовался в конце 2005 г. исключительно с целью переработки яиц. Производили жидкие и сухие яйцепродукты. Была заказана датская линия по переработке максимальной мощностью 1,5-2 млн яиц в сутки, при планируемой мощности переработки около 1 млн яиц.

Сергей Игнатенко, основатель компании «‎Макарово»‎

В начале 2008 г. проект был запущен. Начались первые поставки яйцепродуктов в Украину и заграницу, так как завод «Макарово‎»‎ получил допуск ветеринарной инспекции для экспорта своей продукции.

Latifundist.com: Какие источники финансирования были задействованы на начальном этапе? 

Сергей Игнатенко: Финансирование шло из двух источников. Первый — это собственные средства компании. Второй — был заключен договор с «‎Надра банк»‎‎ на частичное финансировании проекта.  

Latifundist.com: В какой момент почувствовали первые «‎тревожные звоночки»? ‎ 

Сергей Игнатенко: Спустя год после запуска, в 2009 г. у банка начались некоторые проблемы. Вследствие которых, проект начал недополучать финансирование.  

Latifundist.com: К этому моменту заводу удалось выйти на плановую мощность? 

Сергей Игнатенко: Нет. Завод работал не на 100% 

Latifundist.com: С этого все и началось? ‎ 

Сергей Игнатенко: Да. После недофинансирования со стороны «‎Надра Банка»‎, предприятие столкнулось с финансовыми проблемами. Это повлекло за собой невозможность обслуживания ранее взятых на себя кредитных обязательств‎. Другие банки не смогли нам помочь, так как у «Надра Банка»‎ на тот момент было плохое финансовое положение.

В результате банк подает иски в суд по 3-м кредитным линиям. И по итогам судебных разбирательств, нас обязали вернуть образовавшуюся задолженность. 

В 2012 г. началось исполнительное производство по этим судам — арестовали имущество. А в феврале 2013 г. были организованы торги, на которых продали наше имущество. Мы не были согласны с результатами торгов.

Latifundist.com: А что вас не устраивало на тот момент?

Сергей Игнатенко: Нас не устраивала очень заниженная цена и нарушения при продаже. Начали оспаривать результаты торгов и выиграли дело в Высшем хозяйственном суде. А так как результаты торгов были аннулированы, я, как уполномоченное лицо от имени завода «‎Макарово», начал выступать во многих судебных инстанциях. Главной целью было вернуть имущество завода. И в дальнейшем либо реализовать его по справедливой цене, либо же с помощью работы этого предприятия рассчитаться с долгами. Однако суды не принимали нашу сторону.

Latifundist.com: И тут «‎в игру»‎ вступает банк?

Сергей Игнатенко: Да. В 2014 г. банк начинает процедуру банкротства завода «‎Макарово». Главная мотивация: у завода больше нет имущества и нечем отдавать долги. ‎Однако первую попытку «‎Надра Банка»‎ признать завод банкротом отменил Высший хозяйственный суд. Финучреждение не сдавалось и начиная с 2016 по 2019 гг. им все же удалось признать завод несостоятельным. Ликвидация была завершена, а в реестре предприятий даже появилась запись о прекращении деятельности нашего завода.

Яйца

Latifundist.com: Вы оспаривали это решение? 

Сергей Игнатенко: Мы не остановились. Спустя некоторое время Верховный суд встает на нашу сторону и отменяет постановление о банкротстве. Как результат,  сейчас предприятие снова в составе действующих, а мы продолжаем бороться за возвращение имущества в нашу собственность. Нам это нужно, в первую очередь, для того, чтобы расплатится со всеми долгами, погасить задолженность перед кредиторами и закрыть этот вопрос раз и навсегда.  

Latifundist.com: Возвращаясь к торгам. Тогда победителем стала компания «Рейкон». Эта компания как-то связана с «‎Надра Банком»?‎ 

Сергей Игнатенко: По нашим сведениям, эта компания была аффилирована с топ-менеджментом «‎Надра-Банка» и имущество перешло им. А учитывая тот факт, что торги были признаны недействительными мы несколько раз пытались взыскать имущество назад. Однако нам это так и не удалось сделать. 

Latifundist.com: Какая была причина этого?

Сергей Игнатенко: После отмены Верховным судом записи в реестре о ликвидации он передал это дело в суд первой инстанции, указав в решении, что «‎ликвидатором не предприняты меры по возвращению имущества, по формированию ликвидационной массы»‎. Поэтому ликвидатор (в лице господина Цвитненко, — прим.ред) в 2020 г. от имени «Макарово» был вынужден подать иск об истребовании этого имущества, но уже у тех собственников, которым сейчас принадлежит завод.

Latifundist.com: А кто сейчас является собственником? 

Сергей Игнатенко: Сейчас собственником этого имущества является компания «‎Овостар»‎, которая входит в группу «‎Овостар Юнион»‎. Для того, чтобы все возвратить в законное русло, нужно вернуть все в исходное состояние и решать, что будет дальше. Либо это будет продажа, либо переход собственности, но по справедливой цене и по закону. Без нарушений.

Latifundist.com: К «Овостару‎»‎ имущество предприятия перешло через покупку у‎ «Рейкона»? 

Ovostar Union — яичных дел мастера!
Читать по теме

Сергей Игнатенко: Да. В 2016 г. две компании — «ВБ Трейдинг» и «БВВ ЭКВИПМЕНТ», которые являются аффилированными с «‎Овостаром»‎, приобрели у «Рейкона» это имущество. А позже передали его «‎Овостар»‎. 

Позже они провели модернизацию, юридически его переоформили и  соответственно, сейчас заявляют, что этот объект принадлежит им. А также, что они являются добропорядочным покупателем, хотя это не так. Ведь торги были признаны недействительными. Соответственно, это влечет за собой недействительность всех остальных действий по изменению права собственности.

Latifundist.com: Сориентируйте по цифрам. В какую стоимость, на момент торгов, оценили ваше предприятие? И сколько по вашим оценкам оно стоило на самом деле?

Сергей Игнатенко: По состоянию на 2012 г. предприятие оценивалось в $15 млн, оценка была проведена по требованию «Надра Банка». ‎Так как банк выступал в роли кредитора, а мы, соответственно, обязывались проводить постоянный мониторинг и давать оценку текущего положения вещей.

Сергей Игнатенко

Позже, в процессе исполнительного производства по делу банкротства, наша компания была оценена в 22 млн грн, то есть меньше $3 млн, по курсу на тот момент. А все потому, что оценка была произведена не как работающего предприятия, а как предприятия, которое могло бы сдавать эти площади в аренду. Как офисные или производственные здания. Без учета технологической линии, которая, собственно, и зарабатывает деньги.

Latifundist.com: Сколько стоила линия?

Сергей Игнатенко: Линия стоила 3,5 млн, плюс налоги, доставка, монтаж и так далее. 

Также, около 2 млн стоило вспомогательное оборудование украинского производства. Это и производство ледяной воды, пара, охлаждение, водоподготовка, вентиляция и прочее. В общем все, что необходимо для технологического процесса.

Latifundist.com: Получается только одна линия стоила в несколько раз дороже, чем оценили весь комплекс?

Сергей Игнатенко: Да. Причем комплекс на тот момент уже был в работающем состоянии.

Наша продукция экспортировалась за границу, соответственно потенциал для заработка и возвращения этой кредитной задолженности был огромный.

Latifundist.com: Вы знаете, за сколько «Рейкон» продал компаниям «‎Овостара» завод‎?

Сергей Игнатенко: У меня нет подтвержденной информации. Ходят слухи, что за те же 22 млн грн, но уже по другому курсу. Но это слухи.

Latifundist.com. В наше распоряжение попали документы, обращение в Генпрокуратуру со стороны компании «‎ИНТЕР ВЭЙ КАПИТАЛ» братьев Астионов‎. Эта компания была правопреемником «‎Надра банка»‎. Вот они как-раз и пытаются сейчас оспорить право собственности «‎Овостара»‎. Какая их роль в этой истории?

Сергей Игнатенко: В 2020 г. группа этих собственников стала владельцем права требований по задолженности «‎Надра Банка». Они, взглянув на ситуацию, поняли, что права кредиторов были очень сильно нарушены в рамках процедуры банкротства, которое было объявлено.

То есть представители «Надра Банка‎»‎ действовали абсолютно не в интересах банка и вкладчиков, а в своих личных интересах. И когда финансовая компания‎ «‎ИНТЕР ВЭЙ КАПИТАЛ‎»‎, как правопреемник, вошла в этот процесс на правах кредитора и оценила прошлые действия, поняла, что менеджмент или юристы банка действовали неправильно при защите прав банка, как кредитора. После того, как они стали новым кредитором, эти права они собираются защищать в свою пользу, а заодно удовлетворить в какой-то степени права остальных кредиторов.

Latifundist.com: Получается, сейчас мы имеем 3 стороны конфликта. Вас, как основателя предприятия, который пытается вернуть все в исходное состояние и начать с чистого листа. Второй — «‎Овостар»‎, который последние 5 лет активно эксплуатирует этот комплекс, и — «‎ИНТЕР ВЭЙ КАПИТАЛ».  Конкурируя с такими мастодонтами рынка, вы еще чувствуете силы вернуть компанию?

Сергей Игнатенко: Официально там 3 кредитора, финансовая компания, еще одно предприятие и я лично. 

Но если быстрая продажа и удовлетворение всех требований будет невозможна, я считаю, вполне возможным запустить это предприятие. И с его работой абсолютно реально вернуть всю задолженность и дальше стать полноценным игроком на этом рынке.

Latifundist.com: Пытались ли другие участники конфликта выходить с вами на связь? 

Сергей Игнатенко: С финансовой компанией  мы общаемся в рамках процедуры банкротства. То есть, обмениваемся письмами, как стороны процедуры банкротства и всеми документами, которые подаются в суд. 

С «Рейкон‎»‎ мы вообще не общаемся с того момента, как мне стало известно, что они стали собственниками завода. И с компанией «‎Овостар»‎,соответственно тоже связь не держим.

Latifundist.com: Кстати, а вы лично знакомы с господином Беликовым и господином Вересенко?

Сергей Игнатенко: Знаком. Мало того, одно из предприятий «‎Овостар Юнион»‎ — «Малиново‎»‎ — было учредителем завода «‎Макарово»‎. И в 2005 г. они были собственниками. Позже, по определенным причинам, они вышли из этого проекта. Однако покинули его корректно, без всяких претензий со всех сторон.

Слева направо: Борис Беликов, генеральный директор, член совета директоров «Овостар Юнион» и Виталий Вересенко, член совета директоров «Овостар Юнион»

Latifundist.com: То есть вы выкупили их долю?

Сергей Игнатенко: Да. И они перестали быть собственниками. Мало того, мне тогда было дано обещание, что они не будут заниматься переработкой яиц, чтобы не было конфликта интересов.

Но через какое-то время они объединились с господином Беликовым и создали холдинг «Овостар Юнион», который сейчас и создал конфликт интересов между заводом, кредиторам и всеми остальными фигурантами.

Более того, мы позже общались с господином Вересенко, когда пытались вернуть имущество у «Рейкона‎»‎. Мы обсуждали, каким образом вместе с «‎Овостар Юнион»‎ вместе развивать этот бизнес и выходить из создавшейся ситуации. 

Позже, в 2016 г. я узнал, что за моей спиной аналогичные договоренности были заключены с компанией «‎Рейкон». С этого момента мое общение с господином Вересенко прекратилось.‎ 

Latifundist.com: По состоянию на 18 марта — что мы имеем сейчас?

Сергей Игнатенко: Сейчас мы имеем иск в Хозяйственный суд со стороны ликвидатора «‎Макарово»‎ о возвращении имущества, незаконно принадлежащего третьим лицам.

В первой инстанции нам было отказано. Ждем решение апелляционной инстанции.

Latifundist.com: Как вы считаете, обращение «‎Союза птицеводов» может повлиять на решение суда?‎ 

Сергей Игнатенко: Всеукраинский аграрный форум, куда входит «Союз птицеводов Украины», обратился к руководству Северного апелляционного Хозяйственного суда с целью повлиять на ситуацию. На мой взгляд, это недопустимо, ведь происходит давление на суд. Судебные и любые другие инстанции не должны руководствоваться подобного рода популистскими заявлениями.

Latifundist.com: Получается, что сейчас все «‎зависло» в судебной плоскости? ‎ 

Сергей Игнатенко: Действуем исключительно законными путями.

Судебное решение

Latifundist.com: Поскольку вас с господином Вересенко в 2016 г. связывали, можно сказать, дружеские отношения, вы не пытались с ним оговорить этот инцидент с двойными устными договоренностями между вами и компанией «‎Рейкон»?

Сергей Игнатенко: Пытался. Однако, его ответ напомнил мне заявления россиян 2014 г. по Крыму — что если бы мы туда не зашли, то там бы уже стояли американские ракеты.  И здесь точно так же. Если бы они не забрали его тогда, то его бы уже распилили и продали в Польшу. Радуйся, что это мы, а не какие-то чужие поляки. 

Константин Ткаченко, Сергей Герасименко, Latifundist.com

Дізнавайтесь першими найсвіжіші новини агробізнесу України на нашій сторінці в Facebook, каналі у Telegram, завантажуйте додаток у AppStore, підписуйтесь на нас у Instagram или на нашу розсилку.

Виконано за допомогоюDisqus