Как прошел
1 год
министра
Сегодня наступило время подводить итоги годовой работы министра аграрной политики и продовольствия Алексея Павленко. Аграрии и эксперты уже высказали свое мнение. Хватает и благодарностей, и критики. Мы решили встретиться поговорить с самим политиком и узнать, как он сам оценивает собственную работу, какие преграды он преодолевал за это время, какие достижения считает самыми важными.
Latifundist.com: Назовите три самых главных достижения Вашей команды за этот год.
Алексей Павленко: В рамках текущей работы: Украина с хлебом, и продовольственная безопасность страны гарантирована, несмотря на военную ситуацию и финансовый кризис. Собрали больше 60 млн т урожая и экспортировали рекордные 34,8 млн т. Даже Донецкая и Луганская области дали 2,5 млн т зерновых.
Мы не боимся российского эмбарго. Самое страшное в «российском эмбарго» именно слово эмбарго
В системной работе, которая изменила агроиндустрию, однозначное достижение — дерегуляция, особенно в части карантинных и ветеринарных сертификатов. Также большой позитивный эффект дал запуск совместно с Мининфраструктуры проекта «единое окно» (собраны все проверяющие службы).
Его цель —за 15 минут корабли должны уходить полностью растаможенными. Еще одно достижение — усиление позиций на внешних рынках на фоне военной агрессии, оккупации Крыма и подготовки Россией санкций. За год удалось сместить фокус на открытие внешних рынков, и сегодня аграрный экспорт в Россию — 2%. Мы не боимся российского эмбарго. Самое страшное в «российском эмбарго» именно слово эмбарго (улыбается). Оно просто звучит очень страшно. На самом деле эффект будет не такой, как рассчитывают наши северные соседи. И в этом заслуга как раз расширения присутствия украинской продукции на внешних рынках. Например, яйца поставляются в Израиль, Саудовская Аравия подтвердила успешность аудита крупнейшего производителя мяса птицы (МХП), Китай покупает шрот и готов покупать молочную продукцию, ожидаем парафирования после очень сложных переговоров договора о создании ЗСТ с Канадой.
В целом наращивание поставок за рубеж очень важно для сектора. Почему? В 2015 году 37% всего экспорта Украины обеспечил АПК, то есть каждый третий доллар приходит из аграрной сферы. Именно здесь рекордное позитивное сальдо за всю 25-летнюю историю Украины: $8,8 млрд — реальные валютные поступления от аграрного сектора. Для сравнения: золотовалютные резервы страны – $13 млрд!
Алексей Павленко
О результатах работы за год
Отдельный блок — евроинтеграция. Этим вопросом сегодня занимаются 24 рабочие группы с более чем 170 экспертами. На выходе получили «Стратегию развития АПК до 2020 года». Документ получил поддержку Минагропрода и общественности, прошел утверждение на уровне Совета Национальных реформ при Президенте Украины.
Latifundist.com: Понимают ли в высших эшелонах власти важность агросектора?
Нефть и газ на хлеб не намажешь.
Алексей Павленко: Я считаю, что понимают все больше и больше. Быть третьим в мире экспортером агропродукции — это еще и геополитическое влияние. Украина кормит, кроме себя, еще 140 млн человек на планете.
Мы можем спокойно удвоить экспорт при наличии финансирования. Нефть и газ на хлеб не намажешь. Агросектор — не просто политический рычаг, это неотъемлемый элемент нашей геополитики и позиционирования на мировой арене. Кроме того, в АПК занято более 12 млн людей, работает 2,4 млн фермерских хозяйств и 55 тыс. малых и средних ферм. Это большой кластер, который производит около 20% ВВП. Чисто аграрная сфера — 15%, но есть аграрное машино- и судостроение, например, баржи для перевозки зерна.
Latifundist.com: Экспорт 70 млн т зерновых – это реальная цифра для нас в перспективе?
Алексей Павленко: Да. Можем удвоить поставки зерна при наличии финансирования. Сейчас в 1 га украинской земли в 2,5 раза меньше инвестировано по сравнению с Польшей. Что это значит? Рост финансирования даст дополнительные удобрения, химию, семена, технику, сушилки и т.д. Необходима также реализация больших проектов по возобновлению орошения в засушливых регионах.
Алексей Павленко
О дотировании агропроизводства
Министерство создало рабочую группу с Мировым банком для изучения этого вопроса.
Latifundist.com: 60-миллионный рекорд поставлен «благодаря» или традиционно «вопреки»?
Алексей Павленко: Если вся отечественная экономика упала на 20%, а аграрный сектор держится – это достижение. «Благодаря» или «вопреки»? Дать однозначный ответ невозможно. Это вопрос комплексный – результат работы аграриев и доступ на внешние рынки, рост экспорта и улучшение условий работы… Помните, все переживали, что весной поля не будут засеяны из-за дефицита финансирования? Именно вера в этот бизнес дала возможность найти деньги и нарастить инвестирование: с 42 млрд грн до 68 млрд грн. Это был собственный капитал бизнеса. Люди верят в будущее АПК.
Latifundist.com: В Украине наконец-то появляется аграрная политика...
Алексей Павленко: Однозначно. В Украине есть не только агрополитика, но и агростратегия, дорожная карта, виденье того, как хотим двигаться дальше.
Latifundist.com: А почему так долго к этому шли — 25 лет?
Алексей Павленко: Мне сложно давать оценки того, «почему так долго». Связано с «попередниками»,

как говорится. Я могу рассказывать, что делается сейчас совместно с международными коллегами. Давайте посмотрим на цифры: больше миллиарда долларов инвестиций зашли в АПК в проблемный год. Это семенное направление — заводы, которые строят «Монсанто» и «КВС». Почему идут деньги в сектор? В том числе благодаря перспективам внешних рынков: со следующего года для Украины откроется европейский
рынок, и многих это манит. Дальше — огромные инвестиции пошли в переработку подсолнечника из-за открытия новых рынков. Так, 97% китайского импорта подсолнечного масла составляет украинская продукция. Индия также наращивает объемы потребления нашего масла. Турция... Это все подтверждает доверие к АПК и огромный интерес к нему. Но свободной земли в Украине почти нет. Сегодня стоимость входа в аграрный бизнес Украины очень высока: уже не реально купить право долгосрочной аренды за $500–550. Нет желающих продавать землю, но есть огромное количество потенциальных покупателей. К нам их тоже приходит очень много: из КНДР, Катара, Кувейта, Саудовской Аравии, США, Германии.
Latifundist.com: Если сравнивать агрополитику в 90-е на заре независимости и сейчас, в чем разница?
Алексей Павленко: Помню, как вначале 2000-х работал в «Райзе», и никто из моих сотрудников не верил в объем украинского экспорта в 60 млн т. Это казалось нереальным. Но за последние 5 лет утроили экспорт. Это все благодаря агрономическим технологиям, современной технике.

Что это дало? Во-первых, качество продукции, которое принимается во всем мире. Во-вторых, высокий
Алексей Павленко
Развитие АПК Украины за годы независимости
уровень производства, которое стало более технологичным.

Разница между нами и Европой по экспорту не такая уж и большая: 38 млн т — ЕС, 34,6 млн т — Украина. В следующем году экспортируем 36 млн т, а через год увидим обороты больше, чем в Европейском союзе.
Latifundist.com: Если важную роль АПК понимают и принимают, то откуда желание лишить налоговых льгот и элементарной финансовой поддержки на фоне усугубляющегося экономического кризиса? Ведь именно это предусмотрено в минфиновском варианте изменений в Налоговый кодекс. К чему это приведет?
Эффект от отмены спецрежима НДС будет либо нулевой, либо госбюджет еще останется должен аграриям.
Алексей Павленко: Вы знаете мою позицию, она прописана в аграрной стратегии. Я против отмены льготного режима НДС до 1 января 2018 года. Идеальный вариант – двигаться к европейской модели (прямая дотация или субсидия), где выплачивают среднем 230 евро на 1 га. От такой цифры Украина далека. Даже
включая все привилегии, фиксированный налог, льготный режим НДС — суммарно не больше $30! Это отличается на порядок от цифр финподдержки в Европейском Союзе. Поэтому и говорим, что если движемся в ЕС, то вместе с отменой льгот хотелось бы иметь аналогичную поддержку: чтобы ЕИБ также финансировал и компенсировал половину всех инвестиций, кредиты – 3-5% годовых минимум на 15 лет.
Когда говорим, что надо отменять аккумуляцию НДС, нужно понимать цену вопроса для сектора и отдельных направлений. По предварительным оценкам, нетто эффект от отмены льготного режима НДС составит около 10 млрд грн. Но если подсчитать возврат НДС агарным экспортерам (34,6 млн т), то речь идет о 20 млрд грн. То есть в сумме эффект от отмены спецрежима НДС будет либо нулевой, либо госбюджет еще останется должен аграриям.

От таких действий будет серьезный негативный эффект для малого и среднего бизнеса и животноводства. Министерство подало в Минфин запрос о выделении около 4 млрд грн для животноводства и на возмещение фермерам процентов по кредитам.

Сейчас у нас есть много разногласий по проекту бюджета на 2016 год с Кабмином, и назвать окончательные цифры господдержки не могу. Проходят встречи с парламентскими фракциями, депутатами. Дискутировали и с экспертами МВФ неделю назад. Подняли вопрос, какие формы поддержки могут быть в случае засухи, ведь европейские фермеры в 2015 году получили большие компенсации. Ответа пока нет. Мы постоянно дискутируем со всеми касательно поддержки АПК. Не хочется, чтобы за счет развивающего агросектора решались вопросы финансирования других бюджетных программ. В то же время мы понимаем, что «дойную корову» никто не хочет зарезать. Ведь СЕГОДНЯ это ключевой и базовый сектор не только для экономики, но и для стабильности валютных балансов и формирования позитивного внешнеэкономического торгового сальдо, которое тоже влияет на курс и параметры программы МВФ.
Latifundist.com: Я правильно понимаю: каждая украинская корова больше влияет на стабильность курса гривны, чем МВФ?
Алексей Павленко: Красиво сказано… Но согласиться не могу.
Latifundist.com: Чтобы гривна укрепилась, украинских коров надо лучше кормить?
Алексей Павленко: По этому поводу расскажу анекдот.

А если серьезно, то я много езжу по Украине и часто общаюсь с фермерами. Что они говорят? «Ребята, пожалуйста, не трогайте этот бизнес, дайте возможность стабильно работать. Спасибо большое за дерегуляцию». Есть еще проблема с производством молока. Фермеры не хотят ни копейки молочных дотаций,
Алексей Павленко
Анекдот от министра
потому что это госфинасирование, а значит есть риск визитов ГПУ и СБУ.«Вы дайте лучше финансирование в виде кредитов, чтобы можно было фермы модернизировать и выпускать молоко не по 2,5–2,7 гривны за литр, а давать молоко экстра-класса по 5,5–5,7 гривны за литр». Простые и понятные требования.
Latifundist.com: Уже принято окончательное решение по отмене льгот для агросектора или нет?
Алексей Павленко: Кроме льготного режима НДС действует фиксированный налог. Уже есть предложения отменить его для части предпринимателей (больших и средних), а оставить только малым. Поэтому на налоги надо смотреть комплексно: компенсируются ли потери от их изменения другими программами (прямыми или косвенными) или другими налогами, например, ЕСВ. Если, как обещает Минфин, ЕСВ, ПДФО, НДС будут по 20%, то это позитивно повлияет на прибыльность агробизнеса. Из «тени» будет выведено больше заработных плат в АПК. Сами люди буду требовать платить им легальную зарплату, ведь это их пенсии, соцгарантии. Бизнес очень позитивно относится к уменьшению ставки ЕСВ до 20%.
Latifundist.com: Сколько благодаря этому выйдет из «тени» предпринимателей?
Все отмечают, что благодаря дерегуляции существенно уменьшилась коррупция
Алексей Павленко: По оценкам экспертов, порядка 42% экономики Украины в «тени». Доля АПК в теневой экономике меньше всех, и в этом году видим позитивную динамику — улучшение до порядка 3%. По разным оценкам, доля «тени» в АПК колеблется от 9–12% до 20–30%. Но все отмечают, что благодаря дерегуляции существенно уменьшилась коррупция. Это отмечает бизнес и Transparency International. Мы очень надеемся, что снижение ставок по основным налогам выведет еще большую часть бизнеса в легальное поле. Будем надеяться, что наша украинская ментальность – проевропейская, и с уменьшением налогового прессинга аграрии будут охотнее платить налоги. Ведь это благосостояние страны, восстановление разрушенных войной регионов. И реформы тоже стоят денег.
Latifundist.com: С 1 января заработает ЗСТ с ЕС. Мы уже готовы к этому?
Алексей Павленко:Все боялись и говорили, что в Украину хлынет дешевая колбаса из Польши и овощи из Испании. Их нет, ведь гривна в последние 18 месяцев девальвировала в три раза. Но на этом пути есть другая проблема: европейские страны боятся украинской продукции, которая дешевле, конкурентнее и европейского качества.
Алексей Павленко
Выход на Европейские рынки
Latifundist.com: Чем мы можем конкурировать в Европе?
Алексей Павленко: Есть общая проблема – российские санкции. Экспорт в ЕС украинской продукции пока составляет 2% от общего объема. Есть большой позитив от выхода на рынок Европы, например, у молочного направления. С другой стороны, это сертификат качества, открывающий нашим производителям дополнительные рынки: азиатские, африканские. Сегодня Украина продает продукцию в 190 стран мира.

Понятно, что 100% готовности никогда не бывает, но украинский АПК в основном готов работать в Европе по ее правилам. Синхронизируем и гармонизируем стандарты, ведется большая работа по адаптации стандартов европейских лабораторий.
Latifundist.com: С какими продуктами зайдем в ЕС? Много говорят о яйцах, меде, мясе птицы, а что еще?
Алексей Павленко: Названные вами три вида продуктов будут экспортироваться в рамках квот. Но многие квоты не выбраны до сих пор, например, по куриному каркасу, по красному мясу.

Есть внеквотовая продукция, где рост экспорта однозначно возможен — зерновые. Спрос в Европе есть. Например, испанские фермеры рассказывали мне, что они не хотят кормить своих свиней, мясо которых идет на хамон, ГМ-кукурузой из Аргентины. Им больше по душе украинская не модифицированная генетически кукуруза, которая стоит столько же, сколько и аргентинская.
Latifundist.com: В Европе уже определились с ГМО, а как быть нам?
Алексей Павленко: В рамках евроинтеграции нам придется ответить на вопрос, поддерживаем ли мы производство ГМ-продукции. Моя позиция – принципиально нет ГМО.
Latifundist.com: Вы год «отпахали» на должности аграрного министра, увидели сектор от «А» до «Я». После всего хотели бы стать фермером?
Алексей Павленко: Фермером хотел, хочу и, думаю, что буду по завершении работы министром. У меня есть знакомый, польский аграрный министр, у него хорошая ферма (200 га), маленький трактор, лес, и он прекрасно чувствует себя, занимаясь агробизнесом. Это касается и многих других министров, которых знаю. Ферма – очень хороший и правильный бизнес. Я бы хотел в пожилом возрасте принимать там своих внуков и рассказывать им, что мы смогли сделать с коллегами и с вами для Украины.

Latifundist.com: Чем запомнился этот год?
Алексей Павленко: Неожиданностей было много. Придя из бизнеса на работу в госучреждения, многие споткнулись о бюрократию, непростое прохождение документов. Я тоже. Каждый день был по-своему интересен. Было очень удивительно, что несмотря на все достижения, длительное время Украину никто всерьез в мире не воспринимал как страну-лидера в АПК.
Алексей Павленко
Сложно ли быть министром
Также непросто проводить реформы, в частности, ломать коррупционную систему санитарных и фитосанитарных сертификатов, приносящую дельцам 12 млрд грн в год. Это было психологически непросто: даже не буду вспоминать черный пиар, который на нас выплеснулся. Непросто дается система приватизации: черный пиар, когда пытались сменить систему менеджеров в структуре госорганов, провели более 100 кадровых конкурсов с номинационным комитетом. Это все реальные движения в направлении приватизации. Сейчас Минагропрод передал более 10 тыс. га земли в Фонд госимущества и будем требовать, чтобы их распаевали. Это примеры ежедневной борьбы. Как пел В. Высоцкий: «И попробуй на вкус настоящей борьбы». Я и моя команда попробовали. Считаю, что очень достойно проходим этот момент. Надеюсь, что «раненый друг рядом не рухнет».
Latifundist.com: Есть ли у вас какие-нибудь аграрные навыки, например, косить, сеять, пахать землю?

Алексей Павленко: Я до работы в агроминистерстве получил большой опыт в трейдинге, агрономии, защитил кандидатскую диссертацию в Академии аграрных наук Украины. Правда, благодаря работе в министерстве у меня появилось животное в доме — собака. Ее семья завела вместо меня, и она занимает детей вместо папы (улыбается).
Latifundist.com: Самый сложный вызов на должности министра?
Алексей Павленко: Важно не кресло министра, а команда, которая работает с вами. Тогда все вызовы сглаживаются. Для меня самым сложным было перейти на госслужбу из красивой жизни большого бизнеса, где были четкие планы, бумаги, задачи, бюджеты. Я попал в сферу неопределенности. Все это мне казалось другим миром.

Latifundist.com: А почему тогда согласились?
Алексей Павленко: У меня многие знакомые «улучшают» жизнь страны, сидя дома на кухне и только рассуждая. Я считаю, если есть возможность, бери и делай.

Задача аграрного министра сделать так, чтобы его работа была невидимой, но позитивный результат ощущали все.
Latifundist.com: Судя по оптимизму, Вы в отставку не собираетесь? Может, готовитесь возглавить новое министерство на базе аграрного и экологии?
Алексей Павленко: Если партия позовет – да. Посмотрим. Я готов к любым заданиям и вызовам. Но за нашу позицию министра («Самопомощь» - Авт.) держаться не будем. Важно не просто «рулить», а чтобы это давало позитивный результат.
Ирина Наталенко, Национальный агропортал Latifundist.com

Выполнено с помощью Disqus