Интервью София Ярошенко 7.02.18
Жан-Мишель Суффле:
Планируем увеличить наше
производство в Украине до 1 млн тонн
Жан-Мишель Суффле:
Планируем увеличить наше
производство в Украине до 1 млн тонн
ИНТЕРВЬЮ СОФИЯ ЯРОШЕНКО 7.02.18
Бизнес этой компании считается семейным, хотя она представлена на всех континентах, кроме Австралии, имеет 42 завода по всему миру и более 7 тыс. сотрудников. В интервью Latifundist.com и журналу «Зерно» Жан-Мишель Суффле, председатель Совета директоров крупнейшей французской промышленной группы компаний Soufflet Group, откровенно рассказал о проблемах отрасли, работе компании в Украине, нюансах логистики и отношении к рынку земли.
Директор «Суффле Агро Украина» Самюэль Робар, председатель Совета директоров Soufflet Group Жан-Мишель Суффле, директор Soufflet Group Europe Пьер Котене (слева направо)
В Европе фермерским хозяйствам крайне сложно обеспечить стабильную прибыльность. Выживают только предприятия, имеющие дополнительный бизнес или строящие интегрированную структуру по примеру агрохолдингов. Как Вы считаете, какая судьба ждет фермерство в странах Западной Европы?
На протяжении последних трех лет цены на зерно очень низкие. А в прошлом году трагичности добавил еще и низкий урожай, 2016 год особо выделился среди остальных. Урожайность упала на 30%, Франция не привыкла к таким ситуациям, поскольку климат умеренный и показатели всегда были стабильные. Снижение было особенно ощутимо для мелких сельхозпроизводителей. А если добавить сюда проблему с ценами и качеством, то в плане рентабельности тяжело было и крупным хозяйствам.
Вернемся ближе к нашим реалиям, деятельность Soufflet Group в Украине довольно успешна. Как смотрите на перспективу того, что Украина может производить 100 млн т зерна? И не привет ли это к тому, что основное производство будет делегировано постсоветским странам, а сельское хозяйство Западной Европы превратится в хобби? Тем более, что в годовом отчете Soufflet обозначило, что делает ставку на Черноморский бассейн (Румыния, Украина, Россия).
Я очень надеюсь, что сельское хозяйство Западной Европы не превратится в занятие для души на уровне «сад-огород». У нас очень хороший аграрный регион. Конечно, нельзя не согласиться, что европейцы и французы, в частности, сейчас избалованы. Они уже забыли, что это такое, когда нужно ежедневно бороться за возможность поесть.
Французы избалованы. Забыли, как это — ежедневно бороться за возможность поесть
Французы избалованы. Забыли, как это — ежедневно бороться за возможность поесть.
А потенциал в 100 млн т является абсолютно досягаемым
Сельское хозяйство дало очень много для развития моей родной страны. За ним стоит огромная индустрия.

Но в Украине люди более реалистичны. С одной стороны, есть действительно крупное производство, а с другой ― мы видим чуткость и внимание к вопросам стабильного развития, охраны окружающей среды. Мне кажется, что в этом плане Украина делает большие шаги.

Есть баланс между продуктивностью и заботой об окружающей среде. А потенциал в 100 млн т является абсолютно досягаемым. Его легко можно увеличить уже сейчас на 20 млн т, но нужно понимать, что это непременно повлечет за собой необходимость улучшения логистики.
Сельское хозяйство дало очень много для развития моей родной страны. За ним стоит огромная индустрия.

Но в Украине люди более реалистичны. С одной стороны, есть действительно крупное производство, а с другой ― мы видим чуткость и внимание к вопросам стабильного развития, охраны окружающей среды. Мне кажется, что в этом плане Украина делает большие шаги.

Есть баланс между продуктивностью и заботой об окружающей среде. А потенциал в 100 млн т является абсолютно досягаемым. Его легко можно увеличить уже сейчас на 20 млн т, но нужно понимать, что это непременно повлечет за собой необходимость улучшения логистики.
Одна из ключевых проблем сегодня в украинском АПК ― это отсутствие достаточно гибких логистических решений
Одна из ключевых проблем сегодня в украинском АПК ― это отсутствие достаточно гибких логистических решений. Например, на нашем предприятии в Славуте мы можем легко увеличить производство на 20%, но пока не делаем этого, поскольку вопрос логистики для нас является действительно сложным. Это то, что блокирует дальнейшее развитие на данный момент. В таких отраслях, как аграрная, где добавочная стоимость невелика, в конкурентоспособности очень многое решает логистика.
Одна из ключевых проблем сегодня в украинском АПК ― это отсутствие достаточно гибких логистических решений. Например, на нашем предприятии в Славуте мы можем легко увеличить производство на 20%, но пока не делаем этого, поскольку вопрос логистики для нас является действительно сложным. Это то, что блокирует дальнейшее развитие на данный момент. В таких отраслях, как аграрная, где добавочная стоимость невелика, в конкурентоспособности очень многое решает логистика.
Какие слабые места Вы видите в логистике зерна в Украине?
Знаете, мы работаем в Украине с 2001 г. и до сих пор ищем портовое решение, которое было бы надежным и хорошо выполняло свои функции (смеется.)

Кроме проблемы с портами, еще необходимо помнить о путях сообщения внутри страны.

Если зерно произведено в разных регионах, его необходимо доставить в порт, и уже на этом уровне возникают проблемы. Банально ― с зерновозами, которых не хватает. В украинских экономических реалиях бизнесу за них необходимо бороться.

Если говорить о железной дороге, то перевозка небольших партий не вызывает затруднений. Но когда идут партии в 100-300 тыс. т, все намного сложнее. Необходимо, чтобы логистика была более открытой для конкурентной среды.

Возможно, это элементарные вещи, но мы платим нашим сельхозпроизводителям мировые цены, не украинские, а когда добавляются логистические расходы, приходится сокращать платежи. Чем меньше расходов на доставку, тем больше можно заплатить производителям. Это абсолютно логично, и мы много говорим об этом во Франции, поскольку принцип там тот же, что и в Украине.
На каком этапе сейчас строительство анонсированного Ильичевского терминала?
Показатели действительно увеличились. Мы начали наращивать нашу деятельность в Украине. В сравнении с первыми показателями, которые были порядка 180 тыс. т, мы их увеличили до 650 тыс. т и не собираемся останавливаться на достигнутом. Компания не скрывает, что в приоритете у нас две страны ― это Украина и Румыния. Но первая все-таки приоритетнее. Мы планируем увеличить здесь производство до 1 млн т. Также с этим связаны проекты развития и строительства нашего терминала в стране. Поэтому необходимо максимально организовывать и улучшать логистическую инфраструктуру, в частности, пункты погрузки, в том числе и железнодорожные.
Мы планируем увеличить производство в Украине
до 1 млн тонн
Мы планируем увеличить производство в Украине до 1 млн тонн
Какие требования выдвигает компания относительно логистики в Украине?
Наша логистика должна быть максимально гибкой и конкурентоспособной. Поэтому мы и ориентированы на порты. Вы, должно быть, знаете, что мы начинали производство в Украине в сфере пивоварения, а со временем расширили перечень культур для того, чтобы усилить развитие. Но сейчас необходимо развивать именно логистическую составляющую. В Славуте уже запланирована постройка пункта погрузки для железнодорожных перевозок, мы сможем нагружать поезда. Также предусмотрена постройка еще двух подобных элеваторов и пунктов погрузки. Как бы там ни было, Soufflet Group расширяет свою деятельность в Украине.
Локация будущих элеваторов уже известна?
Пока мы говорим о планах, это значит, что мои сотрудники во Франции из отдела сельского хозяйства показывали мне эти проекты, но пока не установлены ни сроки, ни даже точные локации. Безусловно это будет расположено ближе к югу от Славуты, между Славутой и Одессой, но мы пока не будем оглашать где именно.
Когда-то в разговоре господин Мишель сказал, что если б его воля, то он бы уменьшил количество направлений компании Soufflet Group, поскольку его отец открыл их слишком много.
Действительно во Франции у нас много направлений, это практически 10 разных отраслей. И задумываешься не столько о противоречиях, сколько о банальной логике. Основой нашей компании является производство зерновых, сельское хозяйство, а также первичная и вторичная переработка. По логике необходимо развивать торговлю, потому что есть рынки сбыта.
Есть также разные промышленные направления, опять-таки переработка, которая необходима для развития компании. Если это ячмень, то необходимы солодовни, если зерно, то нужны мукомольные заводы по производству разных компонентов для выпечки из собственного зерна.

Грубо говоря, у нас есть сельское хозяйство и плюс основные отрасли, где оно используется, а также торговля зерном. Для нас очень важен коллектив и сотрудники компании. Избавиться от одного из направлений — это все равно что отрезать себе руку.
Сейчас мы все являемся свидетелями раздора в семейной французской компании Louis Dreyfus. Тяжело ли работать в семейном бизнесе, какими принципами и ценностями Вы руководствуетесь? Часто ли Вы спорите с отцом по поводу принятия решений?
Если говорить об отношениях с отцом, я отношусь к нему с глубоким уважением и очень ценю то, что он создал. Я стараюсь как можно лучше продолжить его дело и прикладываю к этому максимум усилий. Мы с ним видимся каждый день, утром он приезжает, мы вместе пьем кофе. Если говорить о работе, то мы движемся в одном направлении. Мы стремимся к стабильному развитию нашей компании.

У нас есть огромное преимущество в том, что в Soufflet Group только два акционера
Дивиденды акционерам здесь не выплачиваются, все вкладывается в развитие. У нас одна цель, но мы можем по-разному видеть пути ее достижения. По этому поводу возникают дискуссии. Ведь мы принадлежим к разным поколениям, у нас разное образование, воспитание, опыт. Конечно, мы согласовываем, в каком направлении будем двигаться к достижению желаемого.

У нас есть огромное преимущество в том, что в Soufflet Group только два акционера, это мы с отцом. Это намного проще, чем совет акционеров или совет директоров.
Дивиденды акционерам здесь не выплачиваются, все вкладывается в развитие. У нас одна цель, но мы можем по-разному видеть пути ее достижения. По этому поводу возникают дискуссии. Ведь мы принадлежим к разным поколениям, у нас разное образование, воспитание, опыт. Конечно, мы согласовываем, в каком направлении будем двигаться к достижению желаемого.

У нас есть огромное преимущество в том, что в Soufflet Group только два акционера, это мы с отцом. Это намного проще, чем совет акционеров или совет директоров.
Как, по Вашему мнению, будет дальше развиваться сельское хозяйство, будут ли это вертикальные фермы или искусственная еда?
Я могу сказать, что в этом мире у нас всегда будет необходимость в производстве продовольствия. Потребность в пище будет только возрастать, потому что население планеты растет. За 10 лет еще один миллиард появится. Будет происходить многое, и этот вопрос старый, как мир. Возможно, люди будут есть меньше мяса. Опять-таки возникает тема избалованных детей западного мира. Не думаю, что будут радикальные изменения. Но на улице сельского хозяйства еще будет праздник, лучшие дни впереди.

Такая же ситуация была и с Украиной. До мировых войн, она была житницей Европы. Потом настал советский период, когда все пошло на спад, и Украина выпала из мирового производства. Теперь опять все начали говорить о ее потенциале, она начала активно развиваться. Определенное развитие происходит в контексте политических изменений. Поэтому можно спрогнозировать, что если Украина вернулась в эту сферу, то же может случиться и с другими странами.
Украина собирается открывать рынок земли. Какие планы у Вашей компании в связи с этим, и есть ли риски по сравнению с Францией?
Цена на землю — одно из конкурентных преимуществ Украины
Цена на землю — одно из конкурентных преимуществ Украины. Потому что сейчас во Франции 1 га не арендованной земли стоит
€20 тыс. Не думаю что нужно повышать цену в этот переходный момент.

Если говорить о наших планах, то я уже говорил, что у нас 10 разных направлений, и создавать 11-е мы не планируем. Хотя ситуация может измениться. Но только в случае покупки небольшого хозяйства для создания демонстрационных участков, чтобы показывать украинским производителям весь спектр наших возможностей.
Цена на землю — одно из конкурентных преимуществ Украины. Потому что сейчас во Франции 1 га не арендованной земли стоит
€20 тыс. Не думаю что нужно повышать цену в этот переходный момент.

Если говорить о наших планах, то я уже говорил, что у нас 10 разных направлений, и создавать 11-е мы не планируем. Хотя ситуация может измениться. Но только в случае покупки небольшого хозяйства для создания демонстрационных участков, чтобы показывать украинским производителям весь спектр наших возможностей.
Благодарим за позитивное интервью!
Выполнено с помощью Disqus