KADORR Agro готова инвестировать $200 млн в агробизнес в ближайшие 5 лет — Александр Алехин
Константин Ткаченко, Latifundist.com
27.08.2020
KADORR Agro новое направление развития аграрного бизнеса, созданное одноименной строительной компанией из Одессы. Ее основатель бизнесмен сирийского происхождения Аднан Киван два года назад всполошил агрорынок, заявив, что планирует инвестировать десятки миллионов долларов в сельское хозяйство. За это время компания пока построила зернохранилище на Днепропетровщине мощностью 65 тыс. т. Однако элеваторными планами в агробизнесе не ограничивается. Компания намерена ни много ни мало сформировать земельный банк в 150 тыс. га, объединить украинских фермеров в кластеры, построить зерновой терминал и перерабатывающий завод. Подробнее о «возмутителях спокойствия» мы поговорили с операционным директором KADORR Agro Александром Алехиным.
Latifundist.com: Расскажите, что на сегодня собой представляет аграрное направление KADORR Group.
Александр Алехин: Аграрный бизнес группы начался с уже построенного и запущенного элеватора в Пятихатском районе Днепропетровской области мощностью 65 тыс. т единовременного хранения. В этом году мы также открыли направление трейдинга и начали закупку зерна в портах Николаева и Бердянска.
Latifundist.com: На какой годовой объем хотите выйти по трейду?
Александр Алехин: Мы рассчитываем на 400 тыс. т в 2020 году, из которых 200 тыс. т планируем достичь благодаря нашему элеватору.
Latifundist.com: Вы хотите работать чисто по физическому рынку?
Александр Алехин: Да, предполагаются только физические поставки. В отличие от большинства украинских игроков, которые, имея короткий оборотный ресурс, работают по CPT, максимум FOB, мы готовы осуществлять поставки на условиях C&F. Более того, речь может вестись о поставках вплоть до конечного покупателя в странах Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии.
Предполагаются только физические поставки. В отличие от большинства украинских игроков, которые, имея короткий оборотный ресурс, работают по CPT, максимум FOB, мы готовы осуществлять поставки на условиях C&F.
Latifundist.com: Акционер родом с Ближнего Востока. Этим обусловлен выбор направления?
Александр Алехин: Наличие контактов, партнеров у нашего акционера, знание бизнес-культуры, конечно, помогает. Но и премия на этом рынке хорошая. Мы готовы сразу работать на внешние рынки, ориентируясь сейчас на Турцию, Судан, Ливию и Египет.

В настоящий момент мы рассматриваем и вопрос инвестиций в портовые мощности, припортовые терминалы у конечных потребителей, в Турции, например. Естественно, необходимы аудит, изучение рынка, что требует времени. Но мы готовы к таким проектам.
Аднан Киван, основатель и собственник KADORR Agro Group
Latifundist.com: Группа известна по строительному направлению (в первую очередь в Одессе). Также начала работу в столице. Почему решили зайти в агро?
Александр Алехин: Благодаря сложившемуся имени на рынке компания планирует расширяться в области строительства в разных городах. Но масштаб компании дает возможность попробовать себя в других направлениях. И хотя агросектор насыщен игроками, тема питания — вечная. Кроме того, будем откровенны, сейчас мало инсайдеров готовых к инвестициям в Украину. Для иностранцев наш рынок — клондайк рисков. Наша же компания понимает и особенности работы в Украине, и запросы конечных потребителей, и наш потенциал.

Позиция акционера — это не просто начало агробизнеса. Это вход в рынок «в длинную»: длинные инвестиции, развитие регионов, инфраструктуры, социальная ответственность.

Кроме того, сейчас рассматриваются проекты глубокой переработки зерна, масличных, ряд других инвестиционных концепций.
Latifundist.com: Переработка зерна о чем конкретно идет речь?
Александр Алехин: Речь идет о строительстве завода по переработке пшеницы или кукурузы в глютен, лизин, аминокислоты.
Latifundist.com: Если говорить о переработке кукурузы, то в Украине многие заявляли о планах войти в это направление. Но успешных проектов очень мало.
Александр Алехин: Глубокая переработка кукурузы представляет и для нас большой интерес. Ведь это больше 40 всевозможных продуктов на выходе: крахмалы, глюкозо-фруктозные сиропы, разнообразные виды высокопротеиновых кормов, кукурузное масло. Однако это направление является очень дорогостоящим. Эффективность завода по глубокой переработке кукурузы начинается с годовой мощности не менее 100-150 тыс. т.
Глубокая переработка кукурузы представляет и для нас большой интерес. Ведь это больше 40 всевозможных продуктов на выходе: крахмалы, глюкозо-фруктозные сиропы, разнообразные виды высокопротеиновых кормов, кукурузное масло.
Latifundist.com: По МЭЗам рынок насыщен. Туда идут не в последнюю очередь те, кто ориентирован на серый рынок подсолнечника, объем которого измеряется примерно в 2 млн га.
Александр Алехин: Рынок нам интересен не самим маслом, а компонентами кормов. Речь в этом случае идет о высокопротеиновых подсолнечниковых, соевых шротах, на которые есть устойчивый спрос в мире. При этом не все производители могут обеспечить необходимые объемы сырья стабильно высокого качества.
На рынке украинских МЭЗов наблюдается еще одна проблема — отсутствие оборотных средств. Большинство заводов строилось с оглядкой на высокую маржу, которая была еще несколько лет назад. Основной капитал при строительстве обычно полностью вкладывался в инфраструктуру. При этом не учитывался тот факт, что как минимум столько же, а то и больше, средств необходимо для оборотного капитала. Во многих случаях деньги вкладывались лишь в «железо».

Итогом становится ситуация, при которой МЭЗы полноценно работают до января. И, как результат, наблюдаются простои предприятия или же давальческая модель, не приносящая заработка владельцу. Многие МЭЗы работают сейчас на 50-60% годовой мощности.

Наша же компания готова обеспечить ликвидность и сбыт. И в этом наше преимущество.
Latifundist.com: Украинское животноводство в упадке, полагаем, по кормам вы нацелены на внешние рынки.
Александр Алехин: В сложившейся ситуации мы ведем переговоры на уровне посольств, конечных потребителей, узнаем потребности, спецификации в разных странах относительно кормов.
Latifundist.com: Александр, говоря об элеваторе, участники рынка отмечают, что он очень качественно построен. Но многие недоумевают, почему выбрана именно эта локация, поскольку мощностей в том регионе более чем достаточно.
Александр Алехин: В радиусе 70-100 км действительно находится 70 элеваторов. Но у всякой медали две стороны: мощностей много, качественных — мало. Конкурентами для нас не являются напольники и старые склады, построенные еще во времена Советского Союза. Мощных игроков в регионе также немного. С локальными же игроками мы можем конкурировать ценой, сервисом, скоростью. Например, мы единственные электрифицировали железнодорожную ветку, ведущую к нашему элеватору, что позволило серьезно оптимизировать логистику.
Latifundist.com: В каком радиусе вокруг элеватора вы работаете?
Александр Алехин: Эффективной для нас является логистика до 100 км. Хотя мы работаем с поставщиками даже из Харьковской, Донецкой, Сумской областей.
Latifundist.com: Собираетесь еще инвестировать в зернохранилища?
Александр Алехин: Мы планируем инвестировать. Имея в собственности три площадки под элеваторы в Центральной Украине, компания сейчас решает вопрос о строительстве на них либо элеваторов, либо перерабатывающих мощностей.
Latifundist.com: Давайте поговорим о сельхознаправлении. Слышали, что в перспективе ближайших лет вы нацелены на 150 тыс. га земли. Это так?
Александр Алехин: Все верно.
Latifundist.com: В каких регионах?
Александр Алехин: В северной Украине мы рассматриваем Сумы, Чернигов. Не обходим вниманием и запад — анализируем перспективы работы в Волынской, Ровенской и Хмельницкой Областях.
Latifundist.com: Кроме Хмельницкой, остальные области не самые лакомые для земледелия.
Александр Алехин: Частично соглашусь. В Ровно пески, в Чернигове сложные земли, но ведь есть и черноземы. Каждая область требует своего подхода. Так, например, при дефиците элеваторов мы можем зайти в хранение.
Latifundist.com: На Ваш взгляд, много свободной земли на рынке?
Александр Алехин: Предложений достаточно, хорошей земли мало. В некоторых случаях ожидания продавцов оказываются завышенными, при том, что рентабельность агробизнеса, по нашему мнению, за последние годы упала. Таким образом, при расчете стоимости земли, чем грешат многие аграрии, нельзя опираться на старую рентабельность. Это напоминает ситуацию рынка недвижимости 2008 года, когда число сделок упало в разы, а ожидания продавцов недвижимости остались на прежнем уровне.

Анализ рынка свидетельствует, что агрохолдинги первой сотни составляют не более 30% рынка. Многие мелкие игроки испытывают дефицит оборотных средств. Это приводит к снижению качества технологии, и, как результат, — к падению рентабельности.

Именно поэтому в рамках нашей стратегии, помимо покупки земли, мы планируем создание вокруг элеватора целого кластера, направленного на комплексное предоставление аграриям технологий, сервисов и продукции, необходимых на всех этапах производственного цикла: семена, удобрения, СЗР. Целевая группа нашего кластера — фермеры со средним размером хозяйства около 1 тыс. га., расположенного в логистической доступности от нашего элеватора.
Latifundist.com: А что касается стоимости земли, какой диапазон цен в этих регионах?
Александр Алехин: Цена зависит от качества земель, осадков. Декларируемые цены начинаются от $500 и могут доходить до $1000-1200 за 1 га.
Latifundist.com: Получается, земля это не самоцель? Или обе модели могут сосуществовать?
Александр Алехин: Мы рассматриваем обе модели. Но в целом вы правы, земля для нас не самоцель. Парадигма совместной деятельности, кроме распределения инвестиций и рисков, дает еще и ощутимый социальный эффект.
Земля для нас не самоцель. Парадигма совместной деятельности, кроме распределения инвестиций и рисков, дает еще и ощутимый социальный эффект.
Latifundist.com: В чем-то похоже на модель OpenAgribusiness «Кернел».
Александр Алехин: Глобальная концепция, возможно, похожа, но детали отличаются. В нашей модели существует вариант «под ключ», т. е. мы даем аграрию полный ресурс, повышая тем самым его маржинальность. Как результат, мы получаем гарантированный поток зерна, дающий возможность с легкостью формировать экспортные партии. В итоге мы имеем не только постоянную ликвидность, но и дополнительную премию.
Latifundist.com: Вы не собираетесь заходить в долю таких компаний, как это делает «Кернел»?
Александр Алехин: Таких планов у нас пока не было. Но это не значит, что они не появятся в будущем.

Из моей практики, в таком партнерстве заинтересованы многие зарубежные игроки, финансовые институты, готовые заходить в капитал агрокомпаний на 10-20%. Но им нужна прозрачная инфраструктура, системность работы украинских бизнес-визави, отсутствие спонтанности в принятии решений собственником (onemanshow). «Кернел», работая с украинскими аграриями, делает большое дело: делится экспертизой, выступает локомотивом просвещения, приближает украинский рынок к международным стандартам работы.
Latifundist.com: Какие риски могут возникнуть в этом процессе?
Александр Алехин: Сейчас важно побороть инерцию мышления локальных аграриев, выработать доверие к крупным игрокам, создать привычки работы с определенными технологиями.
Latifundist.com: В какой-то мере признать, что их решения могли быть неверными?
Александр Алехин: До сих пор в украинском аграрном бизнесе существует мнение, что лучше допустить ошибку, но ошибку свою.
Latifundist.com: Многие сейчас хотят достучаться до маленьких фермеров с зембанком до 500 га. К ним дистрибьюторы практически «не доезжали». При этом за счет мелких закупочных партий для них прайс выше, чем для холдингов. Вы хотите и таких фермеров объединить?
Александр Алехин: Мы можем обеспечить скидку и для мелких фермеров, которые теряют на мелкооптовой и розничной закупке. Крупный игрок, такой как мы, может получить хорошую скидку от поставщиков на семена, СЗР, удобрения. Ею мы можем поделиться с аграрием. Аналогичной является ситуация и с продажей зерна: за счет мелких лотов фермеры недополучают те же самые несколько долларов на тонне. Мы же за счет объемов получаем премию, которую также можем условно разделить с аграрием. При этом аграрий, в отличие от нас, не несет затраты на содержание офиса, менеджеров, юристов, бухгалтерию и т. д. В такой модели зарабатывают все, возможно, кроме трейдеров, у которых мы откусим кусок пирога.
Мы можем обеспечить скидку и для мелких фермеров, которые теряют на мелкооптовой и розничной закупке. Крупный игрок, такой как мы, может получить хорошую скидку от поставщиков на семена, СЗР, удобрения. Ею мы можем поделиться с аграрием.
Latifundist.com: В последние годы «нарушителем спокойствия» на агрорынке был «Эпицентр К», который инвестировал в землю, элеваторы, также говорил о терминале, переработке. Плюс акционер реализовался в другом направлении и решил пойти в агро. Вас часто сравнивают с ними?
Александр Алехин: Я могу судить о модели работы «Эпицентра» только по информации из открытых источников, поэтому сравнения, если и могли бы быть, то лишь на общем уровне — уровне крупных участников аграрного рынка.
Latifundist.com: Для некоторых компаний агронаправление возможность оптимизировать налоги. Ежемесячно у таких компаний от основного бизнеса образовывается налоговый кредит (НДС). Экспортируя зерно, они перекрывают себе «в ноль» эти выплаты. Это не ваша история?
Александр Алехин: Это известная рыночная модель, но не наша. Бизнес компаний, работающих по такой схеме, в основном ориентирован на импорт, мы больше заинтересованы в инвестировании и развитии не только бизнеса, но и инфраструктуры.
Latifundist.com: Во сколько оцениваете суммарные инвестиции в агро?
Александр Алехин: Общий бюджет на ближайшие лет 5 составляет до $200 млн.
Latifundist.com: Расскажите о менеджменте аграрного направления.
Александр Алехин: В компании два управляющих партнера — я и Максим Данилов. У меня за плечами более 20 лет работы в финансовом секторе, у Максима — большой опыт работы в целом в агробизнесе и зернотрейдинге в частности. Наша команда — это профильные специалисты, часть которых работает непосредственно на элеваторе, часть — в офисах в Киеве и Одессе. Сейчас мы продолжаем набирать в штат менеджеров по закупке в офисы Николаева и Бердянска.
Latifundist.com: Вы уже рассматриваете конкретные площадки под терминал?
Александр Алехин: Нам интересен Черноморск. В этой связи на правительственном уровне сейчас обсуждается вопрос государственно-частного партнерства.
Latifundist.com: Почему Черноморск?
Александр Алехин: Нам интересна глубокая вода и существующие возможности расширения. В Украине это один из наиболее приемлемых для нас вариантов.
Latifundist.com: Не рассматриваете вариант концессии?
Александр Алехин: Проект концессии по Черноморску еще не начал разрабатываться. Кроме того, мы хотим уникальный инструмент, своего рода народное IPO, в котором совладельцами выступали бы государство и бизнес, но при этом акционерами могли бы стать и граждане страны.
Latifundist.com: Благодарим за беседу!
Выполнено с помощью Disqus