Юрий Мельник:
У нас производственная «олимпиада» каждый день

Юрий Мельник — аграрий до мозга костей. В нем соединились знания, практический опыт и постоянное желание расти. Мельника называют одним из лучших специалистов, знающих в совершенстве агросектор Украины. Еще бы: он прошел путь от заведующего молочным комплексом КРС научно-исследовательского хозяйства до министра аграрной политики, а сегодня он — операционный директор одной из крупнейших агрокомпаний Украины — «Мироновский Хлебопродукт» (МХП). При всем при этом Юрий Федорович открыто общается с коллегами по цеху и СМИ. На рынке его достижения частично связывают с влиянием собственника МХП Юрия Косюка. Так ли это? В каком направлении будут меняться производственные планы агрохолдинга? Как построить эффективную команду в бизнесе после госслужбы? В откровенном интервью Latifundist.com все точки над «i» в этих и многих других вопросах расставил Юрий Мельник. Вторую часть беседы с ним о горячих вопросах аграрной политики в Украине читайте на AgroPolit.com
Latifundist.com: В июне исполнилось 6 лет, как Вы работаете в МХП. Почему променяли большую политику на работу в бизнесе?
Юрий Мельник: Никогда не позиционировал себя как классического политика, который вершит общегосударственные дела на уровне парламента или в высших эшелонах власти. Я отношусь к людям, которые, работая в правительстве, оставались отраслевыми политиками. Всегда знал, что рано или поздно вернусь в сферу реального производства и эффективного управления бизнесом. В 2010 году поступило такое предложение от Юрия Косюка. Скажу честно, я его ждал, поскольку стремился работать в МХП. Это была моя мечта после ухода с государственной службы. Так и произошло.
Latifundist.com: На агрорынке бытует мнение, что Вы просто «вернулись домой». Мол, именно Вы в должности аграрного министра способствовали росту компании, например, получить дотации для птицеводов и спецрежим. Расставьте все точки над «і» в этом вопросе?
Юрий Мельник: Хорошо, что вы сказали «дотации для птицеводства», а не для компании. Главной моей задачей, как и людей из моей команды, было создать достойные условия для ведения аграрного бизнеса в Украине. Пришел в 1997 году в министерство на должность руководителя главного управления животноводства – отрасль в упадке, производители на грани отчаяния. Об этом сейчас почему-то все забыли или не знают, что такой период был. Вспоминают только о том моменте, когда ввели системную государственную поддержку в виде спецрежима для АПК, компенсации банковских ставок и целевых дотаций.

Я был, есть и всегда буду, по мере возможностей, лоббистом интересов АПК в государстве Украина...
Относительно дотаций: в начале 2000-х их ввели впервые, и это помогло всем производителям сельскохозяйственной продукции, а еще в большей степени – животноводам, производителям всех видов мяса, молока. Благодаря этому в общем начался рост аграрной отрасли (рост внутреннего производства и экспорта). Кроме того, улучшалось

благосостояние людей, в первую очередь, в селе, которым до того мало кто интересовался. АПК начал приносить в бюджет реальные средства, которые тратились на пенсии, стипендии и тому подобное. Поэтому говорить, что «подыгрывали» только птицеводству, – я с этим категорически не согласен. Другое дело, как этим шансом воспользовались сами производители. Кто-то переходил на европейские стандарты производства
и выводил продукцию на новые рынки в ЕС, Ближний Восток, Северную Африку. Другие ждали «у моря погоды». Из всего объема производства мяса птицы, который существует в Украине, доля МХП значительная, но не только МХП производит мясо птицы.

Я был, есть и всегда буду, по мере возможностей, лоббистом интересов АПК в государстве Украина...
Latifundist.com: Вопрос простой – Вы были лоббистом Юрия Косюка в министерстве или нет?
Юрий Мельник: Так сложились звезды, что меня назначили министром. К тому моменту я прошел хорошую аграрную школу, имел хорошие карьерные позиции... Отношусь к тем людям, которые еще почерпнули «старую школу». Я не говорю, что она была суперовая или плохая, а только, что была необходимой. Необходима была школа, которую давали министры Карасик, Супиханов, Гладий, Кириленко, Слаута. От них можно было взять очень много, и я пытался это делать, чтобы дальше использовать. Я благодарен за это. Если бы не было таких людей в моей жизни, если бы не было Михаила Зубца, Валерия Бурката, Ирины Воленко, то вряд ли был бы сегодня таким Юрий Мельник...
Я был, есть и всегда буду, по мере возможностей, лоббистом интересов агропромышленного комплекса в государстве Украина... Кто, имея возможности или находясь на государственной должности, не создает условия развития для АПК, того нельзя назвать патриотом нашей аграрно-промышленной или промышленно-аграрной страны...
О дружбе и работе с Юрием Косюком
Юрий Мельник
Я благодарен Богу, что имею такого друга, как Юрий Косюк, который в моей судьбе сыграл большую роль и до сегодняшнего дня играет... Я думаю, что он тоже, имея в моем лице друга и одного из управленцев компании, не каждый день жалуется, что что-то в производственном направлении компании складывается не так.
Latifundist.com: Последствия Вашей работы в должности аграрного министра – спецрежим НДС для АПК, дотации, компенсации кредитной ставки. Что считаете своим главным достижением в МХП?
Юрий Мельник: Трудно сказать одним словом. Больше всего радует то, какова компания сегодня, какие работают люди, как изменились ее масштабы и показатели эффективности. Земельный банк вырос в три раза! Это о чем-то говорит? Производство мяса птицы – втрое, даже больше. Это, безусловно, достижение всей команды. Я рад, что причастен к этим изменениям и планам, которые будут воплощаться в последующие 5-10 лет.

К концу 2019-го планируем увеличить производство мяса птицы на 200–250 тыс. т.
Latifundist.com: Куда ведете МХП в ближайшие 5 лет?
Юрий Мельник: Однозначно, компания будет укреплять позиции лидера аграрного производства в ключевом направлении – производстве мяса птицы. К концу 2019-го планируем увеличить производство мяса птицы на 200–250 тыс. т. Под эту задачу будет развиваться вся инфраструктура, которая обеспечивает хранение зерновых, переработку масличных культур, производство комбикормов. Еще один из наших приоритетов – увеличение земельного банка в основных местах производственной деятельности, прежде всего в Центральной и Западной Украине. Выполнение этих планов уже начато.
Latifundist.com: На сколько увеличите элеваторные мощности?
Юрий Мельник: Просто увеличение — не самоцель. Часть некоторых сельхозкультур мы покупаем и перерабатываем для потребления птицеводством. Например, в этом году подсолнечника нам нужно более 900 тыс. т, а производим — 250 тыс. т. Учитывая структуру посевных площадей и требования к выращиванию подсолнечника, считаю, что мы не сможем обеспечить производство подсолнечника согласно потребностям наших предприятий на арендованных площадях. Значительный объем будем покупать на рынке.
Latifundist.com: Что с элеваторными мощностями?
Юрий Мельник: Будет выгодное предложение на рынке или технология с точки зрения себестоимости строительства и эксплуатации, будем расширять. Не будет – нет. У нас есть альтернатива – современная технология хранения зерна в полиэтиленовых «рукавах». Как правило, в них закладываем 400–500 тыс. т ежегодно. Добавим еще таких площадок и будем присматриваться к свободным элеваторным емкостям или к их строительству.
Предыдущие заслуги в МХП никогда не были гарантией того, что, если сегодня ты неэффективен, то завтра останешься в компании.
Latifundist.com: Как в одной компании помещаются такие две управленческие «глыбы» – Вы и Юрий Косюк? Как находите компромисс, когда имеете разные взгляды, например, на стратегическое развитие компании?
Юрий Мельник: У нас «глыба» одна – Юрий Анатольевич Косюк – эффективный собственник, а мы – его команда. С такой установкой живу я и мои подчиненные. Мы не должны останавливаться в своем развитии и эффективности того направления, за которое отвечаем. Станешь завтра неэффективным, каким бы выдающимся ни был, подвинься и освободи дорогу другому. У нас производственная «олимпиада» каждый день, и это правильно.
Latifundist.com: Не трудно бежать каждый день впереди?
Юрий Мельник: Есть люди, и их немало, которые от бега получают еще больше драйва. Если он обусловлен правильной целью, то бежать легко. Кто был слабее или где-то «не вписался», тот потерялся по дороге. Таких людей в нашей команде было немного. Большинство команды – стабильные игроки, хотя мы с большим удовольствием смотрим на приток прогрессивной молодежи.
Latifundist.com: Что для Вас является источником пополнения рабочего адреналина?
Юрий Мельник: Измученный менеджер перестает быть эффективным. Поэтому нужно иметь любимые занятия для самореализации вне работы. Кто-то играет в футбол, другие занимаются музыкой, еще кто-то путешествует. У меня сейчас два увлечения. На выходных до обеда на протяжении многих лет – уход за лошадьми и конный спорт, а после обеда – четверо внуков. Это отнимает много времени, но очень «заряжает». Также

люблю путешествия, охоту, рыбалку. В этом году, в свои 54 года, я впервые встал на лыжи – и мне понравилось. Планирую быть неплохим лыжником. В общем же в компании очень правильно сформировано отношение к работе. Оно основывается на доверии: на рабочем месте, где бы оно ни было, 100% отдаешься работе. Если возникает потребность или плановый отпуск – это твое время на самореализацию.
Latifundist.com: В последних финансовых результатах компании за первое полугодие и второй квартал 2016 года сказано, что агрохолдинг на треть нарастил экспорт. И Вы говорите еще о +250 тыс. т. Только производственных мощностей внутри Украины хватит, чтобы взять эту «планку»?
Юрий Мельник: Пока мы рассматриваем наше базовое производство в Украине.
Latifundist.com: То есть новых приобретений заводов в Европе пока не планируете?
Юрий Мельник: Это бизнес. «Пока» – это может быть сегодня, а завтра может быть по-другому, потому что появится предложение, которое нас устроит. Вы тоже так сделали бы, если бы что-то нравилось, имело приемлемую цену и открывало новые возможности.
Latifundist.com: Я люблю эксклюзив, а не все доступно.
Юрий Мельник: Мы ведь тоже создаем эксклюзив. Поэтому все зависит от того, как поведет себя рынок. Будут интересные предложения – зачем отказываться? Мы уже попробовали себя: есть определенный опыт чистого экспорта в Европу или поставки с последующей доработкой продукции и реализацией на европейском рынке.
Latifundist.com: Еще плюс 250 тыс. т обеспечит полный запуск винницкого объекта?
Юрий Мельник: Первая очередь уже работает как часы. А 250 тыс. т – это чистая добавка за счет достройки второй очереди Винницкой птицефабрики.
Latifundist.com: Каким видите дальнейшее развитие компании в Европе: в сегменте поставок мяса птицы для промышленной переработки или будете заходить в ритейл с собственным брендом?
Юрий Мельник: Развитие видим. Все пути не скажу по одной причине: сегодня мы выбрали и реализуем направление – экспорт и переработку мяса на заводе в Голландии, на арендованных мощностях которого мы установили две линии по переработке мяса птицы, кстати, оборудование голландских производителей. Сейчас планируем ежемесячные экспортные поставки на завод в Голландии на уровне
500–700 т.
Достижение и планы в МХП
Юрий Мельник
Latifundist.com: Сколько будет перерабатывать в год голландский завод до конца 2017 года?
Юрий Мельник: Зависит от многих факторов. Например, никто не анализировал, как повлияет на европейский рынок голосование в Англии. А повлияло: изменился кросс-курс валют «фунт-евро», и можно смотреть на бизнес по-другому.

У нас есть планы увеличения производства и продажи на внутреннем рынке. Есть амбиции увеличить экспорт в Европу. Но пока мы не ощущаем соответствующей поддержки со стороны государства по увеличению беспошлинной квоты в ЕС. Многие об этом говорят, но есть то, что есть. Придется поставлять в условиях «свободной торговли» с уплатой пошлины! Сейчас планируем ежемесячные экспортные поставки на завод на уровне 500–700 т.

Беспошлинная квота используется специфически: 16 тыс. т – это продукция, в которой нуждается европейский рынок, а 20 тыс. т продукции потенциальным потребителям не интересны. То есть эта квота дана на продукт, который в Европе выгодно продать нельзя.

За период деятельности одного еврокомиссара меняется 4 украинских аграрных министра!
Latifundist.com: Неувеличение этих квот – это результат неудовлетворительной работы аграрного министерства?
Юрий Мельник: Я бы так не сказал. Работа продолжается. Но результат? Когда достигнем цели, то это будет венцом консолидированной работы аграрного министерства, МЭРТ, МИД, бизнес-среды. Ее успех зависит от стабильности работы всей власти. А когда с нашей стороны ежегодно меняются аграрные министры и переговорщики, то для европейских партнеров, думаю, это непонятно. Вот они год говорили с министром Швайкой, на второй год – с

Павленко, сейчас – с Кутовым. Но нет гарантии, что за год не заменят и его. За период деятельности одного еврокомиссара меняется четыре украинских аграрных министра! Наши министры выглядят как люди, которые будут работать на должности максимум год. В переговорах с международными партнерами должна же быть стабильность человека и позиции. Для этого в мире ввели институт госсекретарей, министров, которые не меняются с уходом министра. Сейчас такого в Украине нет: поэтому, если ушел министр, то практически автоматом изменились и заместители. Итак, уже кто-то другой будет говорить со структурами Еврокомиссии.
Latifundist.com: Изменилась ли для МХП система поставок мяса птицы в Великобританию в связи с решением этой страны выйти из ЕС?
Юрий Мельник: Поставляем. Пока неизвестно. До результатов голосования британцев те производители, которые экспортировали в Европу и поставляли в Великобританию, имели дополнительную маржу за счет курса фунта. И сейчас его курс снизился. Думаю, пройдет некоторое время, ситуация стабилизируется.
Latifundist.com: Но европейские квоты там не будут действовать.
Юрий Мельник: Значит, будут переговоры и условия с отдельной страной. Это ЕС и Великобритания будут решать, на каких условиях состоится выход и каким будет сотрудничество.
Latifundist.com: Запуск завода в Голландии вызвал опасения голландских фермеров, что это их похоронит. Ваш комментарий.
Юрий Мельник: МХП – прозрачная компания, с заявленными планами и публичными отчетами. Когда начали строительство новых мощностей (Мироновская и Винницкая птицефабрики), то задайте вопрос, оборудование которой страны-производителя установлено и почему? К тому времени оно было в Европе одним из самых дорогих, но и качественных. МХП уже тогда выстраивал для себя политику создания системы производства greenfield. Поэтому производителей оборудования выбрали лучших: на убойных заводах – в основном уникальное голландское оборудование, в инкубаторах и птичниках – тоже голландское.

Когда МХП покупал дорогостоящее оборудование за валюту, тогда все аплодировали, а когда в Украине на этом оборудовании сделали мясо соответствующего качества, страна получила право экспорта в ЕС (и даже платя пошлину и поставляя, в частности в Голландию), то тогда начал подниматься шум.

Во всем должна быть конкуренция. Мы же работаем в конкурентных условиях, а не демпингуем на рынке.

Не такая уж большая беспошлинная квота – реально 16 тыс. т для всего ЕС – по сравнению с сотнями тысяч тонн потребляемого там мяса птицы. По моему мнению, это политический шаг, который предпринимают определенные люди. Эксперты, которые у нас были, никаких замечаний к технологии изготовления мяса не имели и ее отличий от европейской не установили.
Latifundist.com: Кто эти люди?
Юрий Мельник: Не знаю.
Latifundist.com: На крымские активы нашли покупателей?
Юрий Мельник: Коммерческая тайна.
Latifundist.com: Планируете развивать направление органического производства курицы?
Юрий Мельник: Я думаю, глобально рынок пищевых продуктов будет развиваться в направлении усиления требований к производителям продукции по традиционным промышленным технологиям. Кардинального увеличения производства органики не прогнозирую. Органическая продукция – поле для деятельности, в частности, небольших производителей, о которых рассказывает министерство. МХП сегодня улучшает технологии, повышает требования к продукции, которую производит, и внедряет необходимые системы контроля качества продукции.
Latifundist.com: Правительство, «кивая» на требования МВФ, хочет таки отменить полностью спецрежим НДС. Какие последствия это будет иметь для АПК?
Юрий Мельник: Об этом не раз говорили. Первоначально – произойдет потеря части внутреннего рынка для продукции животноводства... Данная продукция на 90% остается на внутреннем рынке. Это свидетельствует о том, что она должна мгновенно подорожать на 20%. Кто готов сейчас заплатить больше? Поэтому продукция или подорожает, или ляжет дополнительным убытками на производителей молока, говядины, свинины и, в частности, мяса птицы. После «новаций» в прошлом году отрасль уже движется в этом направлении. Но внутренний рынок пустым не будет.

Последствия отмены спецрежима НДС
Юрий Мельник
Придет импорт… Следующее – потеря около 100 тыс. рабочих мест в животноводстве. Сейчас производители доказывают свою позицию восстановить спецрежим в редакции, действующей до 2016 года, или хотя бы оставить спецрежим без ограничений для животноводства, садоводства... Многие уже задумываются о сокращении бизнеса.
Кроме МХП и еще нескольких компаний, некоторые производители мяса птицы также сокращают производство (в том числе крупные компании), у них производственная депрессия. Правительство должно делать все, чтобы не допустить спада животноводства. Инструмент исключительно в его руках.

Latifundist.com: Каким будет для отрасли этот «минус» в случае полной отмены?
Юрий Мельник: Если отменят спецрежим даже в той форме, в которой он есть сейчас, то это дополнительное «вымывание» 10–12 млрд грн из отрасли.
Latifundist.com: Вы будете сокращать производство молока, говядины, если отменят спецрежим НДС?
Юрий Мельник: Думаю, нет. В МХП это незначительная часть в структуре бизнеса, которая составляет 1%. Но это будет зависеть от комплекса факторов.
Latifundist.com: То есть у Вас животноводство — «хобби»?
К сожалению, аграрный бизнес существенного улучшения и облегчения условий не почувствовал
Юрий Мельник: Это сложный бизнес. Дай Бог, чтобы он был эффективным у каждого. На наших предприятиях 10 тыс. молочных коров, 1,3 тыс. — мясных. Молодняк остается на откорм, потом продается на экспортные рынки. Прогнозирую, что существенно уменьшится доходность животноводства, но через несколько лет ситуация может измениться. Не хочу даже говорить об импортной альтернативе нашей продукции для украинских потребителей.
Latifundist.com: Насколько комфортно работать агробизнесу сегодня? Улучшения чувствуете?
Юрий Мельник: К сожалению, аграрный бизнес существенного улучшения и облегчения условий не почувствовал. Есть условные вещи: сокращение количества проверок. Но если бы сегодня на предприятия и во дворы имели право чаще заглядывать ветеринары с инспекционными (мониторинговыми) проверками, то, наверное, не так быстро распространялась бы африканская чума свиней. А сегодня это реальная угроза аграрному бизнесу в целом. Сегодня, как под копирку, даже необходимые проверки отменили, говоря, что сделали большое облегчение для бизнеса, не понимая
Об ожиданиях агробизнеса от Тараса Кутового
Юрий Мельник
возможного негатива. Кроме того, вспомните историю с отменой спецрежима НДС, незавершенную земельную реформу, дорогие банковские кредиты, экономическую нестабильность. Поэтому пока о счастливой и комфортной жизни в агросекторе в последние годы речь не идет.
Latifundist.com: Три совета министру Кутовому?
Юрий Мельник: Не думаю, что их будет три. Министру, по-моему, нужно попробовать послушать и услышать агробизнес, его ожидания и проблемы. Возможно, через проведение большого общественного форума. Кстати, министр может сам инициировать проведение такого форума, где будет возможность услышать всех участников рынка. Выйти к ним со своим видением развития АПК и послушать, как к этому относятся люди.
Latifundist.com: Как решить проблему с «теневым» зерном, которого, по данным ГФСУ, на рынке треть?
Юрий Мельник: Проблема есть. Но и механизмы, и меры для ее решения есть. В значительной степени это ответственность государства, а бизнеса – минимальная. Ведь Регистрационная служба регистрирует предприятия, ГФСУ выдает код плательщика НДС, а потом сама его не контролирует, а еще районные и областные администрации, где должны работать некоррумпированные люди...

То есть силами имеющихся государственных институтов навести порядок возможно: ввести эффективные механизмы контроля, где-то обуздать коррупцию, еще где-то заменить людей на уровне государственных областных и райадминистраций и на уровне прямых вертикалей, не подчиненных главе администрации, например, в силовых структурах и контролирующих органах.
Latifundist.com: Что с единственным голосом агробизнеса на международной арене, например, с Веревским и Бахматюком?
Юрий Мельник: При необходимости и с Андреем Михайловичем можем поговорить, и с Евгением Осиповым, с Олегом Романовичем и Галиной Василик. При необходимости – и встретиться. Я за то, что если есть чем поделиться, это надо делать.
Latifundist.com: Когда открываете новые рынки, то каждый тянет на себя одеяло или можете сыграть коллективно?
Юрий Мельник: Однозначно, с Олегом Бахматюком у нас было общее видение того, как надо двигаться для освоения международных рынков. С холдингами, которые специализируются на производстве продукции растениеводства, у нас были дискуссии, и мы этого не скрываем. Поскольку их деятельность ориентирована на выращивание и реализацию, преимущественно на экспорт, растениеводческой продукции. Мы с их руководителями неоднократно об этом говорили.
Latifundist.com: Как заработали первые деньги и на что потратили?
Юрий Мельник: В селе Верхнячка, восьмиклассником: работал на току исследовательской селекционной станции. Как сейчас помню, на руки получил примерно 18 рублей! После девятого класса работал в колхозе «Россия» помощником тракториста на мотыжении сахарной свеклы. Заработал почти 50 рублей. Отнес в семью родителям, потом купили велосипед, на которым возил еду домашним животным.
Latifundist.com: Кем мечтали стать в детстве?
Юрий Мельник: Свою мечту я реализовал. Стремился работать в сельском хозяйстве, стать председателем колхоза. Передо мной не стояла проблема выбора: я знал еще где-то в седьмом классе, что буду учиться в аграрном вузе. Почему? Село мне нравилось. Я видел, что здесь можно получить материальное и моральное удовлетворение. Жизнь так сложилась, что где бы я ни работал, это было связано с сельским хозяйством.
Latifundist.com: Мечтали о должности председателя колхоза, а стали сначала министром, а затем операционным директором одной из крупнейших агрокомпаний Украины.
Юрий Мельник: Только работая в министерстве – с 1997-го по 2006 год, 10 лет шел к должности министра.
Latifundist.com: Самая большая ошибка и достижения в жизни?
Юрий Мельник: Достижения – дети и семья. Также то, что я реализовал свой план и дорос до должности министра аграрной политики в Украине – это очень важный для меня этап. Рад, что имею такой опыт. В общем, я доволен своей жизнью и ничего не хотел бы менять. Единственное, о чем сегодня очень жалею: что не могу вернуть время, которое мог бы провести со своими родителями.
Latifundist.com: Спасибо за интервью!
Наталья Билоуcова, специально для Latifundist.com
Выполнено с помощью Disqus