Геннадий Супиханов

О приходе в агро, работе на двух государственных карьерах и участии в конкурсе на должность главы Госпродпотребслужбы

Наталья Билоусова
3.03.2020

Без грима:

Кабмин назначил еще одного «аграрного зама» министра экономики Тимофея Малованова: им стал Сергей Глущенко — один из пяти кандидатов на пост главы Госпродпотребслужбы. Поэтому осталось только четверо претендентов на это кресло один из которых — Геннадий Супиханов. У него интересная биография: его отец — бывший министр аграрной политики и продовольствия Украины Борис Супиханов. О Геннадии Борисовиче публичной информации очень мало. А имеющаяся в СМИ информация оставляет немало вопросов. Latifundist.com встретился с одним из ключевых претендентов на кресло руководителя Госпродпотребслужбы и поговорил с ним о белых пятнах в его биографии, работе в агро, влиянии отца и видении развития этой службы.
— Начнем с того, откуда такой сумасшедший интерес к агро? Учитывая, что Вас знают публично только по двум «карьерам» (ГП «Нигинский» и ГП «Мурафский») и с агросектором Вы никак не были связаны.
— Я в системе агро с 1993 года, когда поступил в Луганский сельскохозяйственный институт. А закончил обучение в 1998 году в Киеве, переведясь на третьем курсе в Национальный аграрный университет на факультет аграрного менеджмента.

Агросектор — это моя основная работа на протяжении всех этих лет (был незначительный перерыв). Первая работа — в ассоциации «Интерагро»: чисто трейдерство, покупка/продажа и чуточку экспорта. Все мои последующие работы так или иначе были связаны с агросектором, даже во время 9-месячного перерыва, когда после «Интерагро» работал в «Укрэксимбанке».

Карьеры, о которых Вы упомянули, это тоже агро, потому что известняк используется в производстве сахара, растениеводстве и животноводстве.

О работе на двух карьерах —
ГП «Нигинский» и ГП «Мурафский»

— Расскажите подробнее про эту историю с карьерами, которые, по данным СМИ, Вы довели до ручки и решили хапнуть?
— Это мифы, потому что как минимум это было невозможно. Карьеров было два в моей жизни: ГП «Нигинский карьер» и ГП «Мурафский карьер». На «Нигинский» меня позвали заместителем директора в 2010 году, а в 2011 на короткий срок я стал и.о., потому что директор ушел с должности по состоянию здоровья. После назначения нового руководителя я вновь был заместителем, а через 4 месяца по собственному желанию уволился. То есть полноценно поуправлять карьером я не успел. Насколько мне известно, даже до сих пор на карьере работает техника, появившаяся на предприятии при моем участии и во время моей работы там.

В 2015 году при аграрном министре Алексее Павленко я презентовал концепцию развития известнякового направления в АПК. Эта концепция по созданию концерна из нескольких ГП позволила бы серьезно заявить о себе на рынке, стать мощным игроком. Временно, до решения административных вопросов, мне предложили стать исполняющим обязанности директора ГП «Мурафский карьер». Я не горел желанием туда идти, потому что предприятие было проблемным, там происходили рейдерские захваты, стрельба... Пошел. Потом так случилось, что я конкурс выиграл и стал полноценным директором.

Прошел год работы, пришел новый министр (Тарас Кутовой), я понимал: ситуация со стратегическим видением развития известнякового сектора осталась без изменений. Поэтому, попав на прием к первому заму аграрного министра Максиму Мартынюку, в очередной раз презентовал свое видение реанимации и развития отрасли. Меня заверили в полной поддержке и помощи в старте моих инициатив в ближайшее время. В ожидании прошел очередной год. И не получив снова никакой поддержки, я решил уйти. Эпопея с увольнением была затяжной, но в конце концов в январе 2019 года уволился по собственному желанию.
— И все же, чтобы закрыть вопрос двух карьеров: это Вы их довели до банкротства?
— О «Нигинском карьере» уже рассказал выше. Только добавлю, что в момент моего знакомства с предприятием в штате работало 32 человека, а когда я уходил оттуда — 260 человек. Считаю это прекрасным показателем для предприятия с сезонным циклом производства. На время моего увольнения с ГП «Нигинский карьер» никаких дел по банкротству этого предприятия не существовало.

Что касается «Мурафского карьера», то я пришел уже на фактически уничтоженное предприятие, которое застряло в долгах по самые уши. На нем отсутствовала любая документация (кадровая, техническая, геологическая, бухгалтерская и т. п.), было вырезано и вывезено все, что можно было и что имело хоть какую-то ценность. Но кроме внутренних проблем нужно было решать внешние: были и рейдерские атаки, и перестрелки, и несанкционированные работы. Все это я остановил. Дальше встал вопрос о том, как поднять «лежачее» предприятие с кучей кредиторов и исполнительной службой, которая постоянно блокировала счета. Единственным законным путем было работать с кредиторами с целью старта процедуры банкротства с последующим подписанием мирового соглашения с ними. Это обычная практика, которая не имеет ничего общего с корыстными мотивами. Предприятию нужно было дать возможность «вдохнуть», восстановить свою финансовую деятельность. И у нас получилось. Мы выплатили зарплаты людям. И это был прогресс.
Что касается попыток теневой приватизации или банкротства — это абсолютная глупость. Почему? Карьер нельзя было признать банкротом по факту, потому что он входил в перечень предприятий, запрещенных к приватизации.

Поэтому моя работа в «Мурафском карьере» — это никакой не провал, а наоборот: благодаря таким действиям предприятие до сих пор живет, остается на плаву и имеет перспективы развития. Кроме того, с 2016 года я делал все для того, чтобы суд вернул лицензию карьеру, которую аннулировали в 2013 году. И даже после своего увольнения в январе 2019 года я не отпускал этот вопрос, и в конце концов мы добились своего: в октябре 2019 года Верховный суд вернул эту лицензию. Поэтому обвинять меня, что я доводил предприятие до банкротства с целью его присвоения, — полный абсурд. Если бы я действительно планировал забрать предприятие, то зачем было возобновлять лицензию? Это автоматически удорожает карьер и усложняет весь процесс.

Повторюсь, период карьеров — это тоже агро.
— То есть Вы считаете себя полноценным аграрием?
— Безусловно, я аграрий на все 100%. Я прекрасно знаю рынок, его основные проблемы, почти всех участников как в частном, так и в государственном и научном сегменте. А рынок знает меня.
— И Вы не золотая молодежь, дорогу в большую жизнь которой проложил влиятельный отец — бывший министр аграрной политики Супиханов?
— Нет — не золотая. Буду откровенным: первую свою работу в ассоциации, наверное, я получил по протекции отца. На этом все протекции закончились — и это была его принципиальная позиция. Если почитать все, что сейчас пишут в СМИ, то мы с отцом, как Бони и Клайд от аграрного рынка. Это вымысел чьего-то больного воображения.
Агробизнес на государственном «поле»
Как Ваша кандидатура оказалась среди претендентов на должность и.о. главы ПАО «Аграрный фонд»?
— Мне предложили временно возглавить «Аграрный фонд» до момента объявления конкурса на нового руководителя. Тогда правительство искало менеджера на это предприятие, поскольку предыдущего, настолько я понял, приняли решение уволить. Я написал заявление, но вопрос постоянно переносился, и в конце концов назначили другого человека. Для меня это было даже облегчение, потому что я с самого начала готовился к подаче документов на конкурс на пост главы Госпродпотребслужбы. 22 ноября 2019 года я это и сделал.
Зная изнутри рынок и видя его проблемы, я четко осознаю, что на посту главы Госпродпотребслужбы я могу быть наиболее полезен своей стране. Свою основную задачу на этой должности я вижу в создании четкой, устойчивой, уверенной работы системы
— Откуда такой интерес к Госпродпотребслужбе?
— Я считаю себя опытным менеджером именно в агро, который имеет большой багаж практических знаний. Решение идти на конкурс главы принимал самостоятельно, и для многих моих родных и друзей оно стало неожиданным. В данной ситуации, зная изнутри рынок и видя его проблемы, я четко осознаю, что на посту главы Госпродпотребслужбы я могу быть наиболее полезен своей стране.
— Как Вам участие в конкурсе?
— Конкурс прошел прозрачно. Меня радует, что я вошел в пятерку, потому что это означает, что мое видение предложенных изменений в Госпродпотребслужбе реалистичное и нужное.
— В чем видите главную задачу на должности главы Госпродпотребслужбы?
— Проблема номер один — в службе сейчас полгода отсутствует руководитель предприятия. Это порождает ненужные внутренние процессы брожения в коллективе и в целом в системе, которые отнюдь не способствуют нормальной работе.

Я вообще считаю, что среди большого количества сотрудников службы много хороших специалистов, а кадры (то есть люди) — это самое ценное, что есть в ГППС. Но специалист не означает автоматически хороший менеджер. И свою основную задачу на должности главы Госпродпотребслужбы я вижу в создании четкой, устойчивой, уверенной работы системы. Я вижу себя лидером, который сплотит коллектив, раскроет его позитивный потенциал и закрепит за службой имидж 100% компетентного органа, ответственного за свои действия на внутреннем и внешнем рынках.

О 4 первоочередных задачах по реформированию Госпродпотребслужбы

— Как реформировать Госпродпотребслужбу? Какие первоочередные задачи?
Первое — безопасность продуктов питания и борьба с фальсификатом, чтобы обеспечить здоровье и благополучие наших потребителей. Несмотря на это, надо завершить передачу функций Санитарно-эпидемиологической службы (СЭС) от Минздрава к Госпродпотребслужбе, принять закон «О санэпидемблагополучии населения» в новой редакции, разработать подзаконные акты к нему. Это стоит сделать оперативно, потому что сегодня полностью отсутствуют санитарные нормы и правила, регулирующие деятельность санэпидслужбы.

Второе — закрепление и распространение позиций отечественного бизнеса на внешних рынках. В этом контексте — активизация и повышение борьбы с болезнями, которые наносят значительный экономический ущерб бизнесу и государству (АЧС, птичий грипп и др., а также новый вызов — коронавирус).

Третье — адаптировать украинское законодательство к европейскому, а также обновить ряд законов, например, о ветеринарной медицине, о карантине растений.

Четвертое — это защита прав потребителей: помимо непосредственной борьбы с фальсификатом, нужно заботиться и о повышении культуры потребления населения, максимальном упрощении и диджатилазации процессов обработки обращений потребителей и расширении сфер контроля Госпродпотребслужбы. Я буду инициировать обеспечение надлежащего технического оснащения и создание серьезной сети лабораторий и экспертных центров, которые должны быть в каждом районе.
— Как побороть фальсификат?
— Иного варианта, кроме усиления контроля со стороны государства и увеличение ответственности за соответствующие нарушения, не существует. Поэтому и меры должны быть направлены на расширение государственного мониторинга, выявление фальсификата и привлечение виновных операторов рынка к адекватной ответственности. При этом необходимо гарантировать неотвратимость наказания для тех, кто балуется с фальсификатом. Кроме того, следует работать с населением через максимальное вовлечение в диалог различных общественных организаций, проводя серию круглых столов и используя социальные сети.
— А что будем делать с мораториями на проверку бизнеса: продолжать или нет?
— Сфера производства и продажи продуктов питания не может ни в коем случае подпадать под действие моратория на проверки. Потому что это касается жизни и здоровья нашего населения.
— Как быть с АЧС и птичьим гриппом?
— По АЧС за последние 3 года динамика положительная: количество случаев не увеличивается. Минимизировать эту проблему ГППС мешает хроническое недофинансирование по ряду противоэпизоотических мероприятий.

Относительно птичьего гриппа: ситуация контролируемая. Сейчас все основные производители птицы экспортно ориентированы, они имеют надлежащий уровень биологической и санитарной защиты. С ними проблем нет. К сожалению, есть отдельные случаи вспышек, но они возникают на уровне мелких и средних производителей, где отсутствует закрытый режим работы предприятий, пренебрегают своевременным и качественным выполнением санитарных мероприятий.

Очень важен вопрос зонирования, чтобы ограничения могли быть применены к как можно меньшей территории, на которой зафиксирована вспышка гриппа, например, в пределах зоны в 20-30 км.
Нужно четко определить функции Санитарно-эпидемиологической службы в составе Госпродпотребслужбы, завершить передачу их от Минздрава к ГППС, а также движимого имущества, лабораторий и других активов, прекратив таким образом все сицилийские страсти между этими структурами
— Как относитесь к тому, что в Украине предлагают восстановить Санитарно-эпидемиологическую службу из-за коронавируса?
— Такая служба уже существует в составе ГППС. Но процесс передачи функций расформированной СЭС застрял на этапе образования ГППС и затянулся в межведомственной волоките между Минздравом и ГППС. Поэтому нужно четко определить функции СЭС в составе Госпродпотребслужбы, завершить передачу их от Минздрава к ГППС, а также движимого имущества, лабораторий и других активов, прекратив таким образом все сицилийские страсти между этими структурами.

Но у нас простых путей не ищут. Поэтому возможны два варианта событий вокруг реанимации СЭС.

Первый — скажу сразу, что он плохой, — восстановить СЭС как отдельный орган. Что для этого нужно? Постановление правительства — и СЭС начнет действовать. Но это означает значительные изменения в структуре ГППС, потому что сейчас функции СЭС переданы именно ей. Если это произойдет, то у международных партнеров Украины возникнут два вопроса: какая из структур отвечает за безопасность, поскольку изменилась структура компетентного органа, и стоит ли пересматривать наши с вами отношения в части безопасности продукции. А это может поставить украинский экспорт на паузу (пока будут решаться эти вопросы), а экспортно ориентированный бизнес — на колени.

Вариант второй — правильный — завершить передачу функций СЭС от Минздрава к Госпродпотребслужбе. Сейчас проблема в том, что лабораторные центры и недвижимость бывшего СЭС остались в Минздраве, и в ГППС с этим беда, поскольку часть функций есть, а возможностей для реализации нет. Но главное в том, что затормозилось также принятие закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», который бы четко разграничил функции СЭС между МЗ и ГППС.

Еще одна важная проблема для обоих вариантов — дефицит квалифицированных кадров для работы в СЭС, потому что система образования за последние 4 года не выпустила ни одного специалиста. Считаю необходимым усилить сотрудничество Министерства образования и науки с профильными вузами для восстановления подготовки квалифицированных кадров для отрасли.
Нужны ли аграриям госдотации?
На 2020 запланировано 22 тысячи проверок бизнеса. Как сделать так, чтобы бизнес перестал воспринимать их как попытку узаконенного рэкета?
— Очень просто — все проверки должны проходить с видеофиксацией. Это очень серьезный, даже психологический момент для работников. В 2020 году первые инспекторы Госпродпотребслужбы уже будут выходить на проверки с видеокамерой.
Как быть с ЕС в части пересмотра ЗСТ? 2020 год — время для изменения условий этого договора.
— Интерес Украины — больше экспортировать. Поэтому, во-первых, нужно упрощать вхождение на этот рынок бизнеса через адаптацию украинского законодательства к требованиям соглашения об ассоциации с ЕС в части осуществления санитарных и фитосанитарных мер (СФМ). Второй момент — говорить о расширении существующих квот (птица, красное мясо, молочная продукция, зерновые и др.) для всех существующих товарных позиций. Например, квота на мясо птицы сегодня на уровне 50 тыс. т, а нашему бизнесу хотелось бы иметь хотя бы 100 тыс. т. Следует также решить вопрос экспорта красного мяса. Впрочем, вопрос квот — это больше политический вопрос. Служба должна просто ежедневно подтверждать свою компетентность и готовность пройти любой аудит от наших внешних партнеров.
Как помочь малому и среднему бизнесу в выходе на европейский рынок? Возможно, есть смысл создать некий экспортный портал или единое окно экспортера, куда бы бизнес подавал свои заявки, а вы через своих коллег мониторили бы санитарно-ветеринарные правила той или иной страны и помогали более точечно осваивать этот рынок?
— Да, это интересно, и убежден, что можем это сделать, потому что крупный бизнес уже проложил себе путь на основные внешние рынки. Сектор среднего предпринимательства, действительно, нуждается в поддержке. В той же Европе нишевые аграрные продукты из Украины постепенно занимают свое место на полочках. Еще один акцент в работе ГППС, на мой взгляд, заключается в поиске новых высокомаржинальных рынков, в том числе для органической продукции. Украина может стать мировым хабом по производству и продаже органических продуктов. В этом вопросе именно рынок Европы очень привлекателен.
Если Украина хочет удержать и нарастить свои экспортные позиции в мире, то в ближайшие годы нам нужно 12-15 торговых атташе по всему миру
Какие страны с точки зрения новых рынков, по Вашему мнению, привлекательны для нас?
— Первый — рынок Европы, второй — Египта, через который зайдем в Северную Африку, третий — Китай и Юго-Западная Азия, четвертый — Ближний Восток. Помогать в освоении этих рынков должны торговые атташе или представители. Как минимум в этих пяти регионах должно быть по одному представителю. Торговые атташе должны заниматься исключительно вопросами поиска новых ниш и представлять интересы Украины как мощного производителя продуктов питания на своих участках. Это должны быть глаза и руки украинского бизнеса за рубежом. У Украины нет другого пути развивать экспорт, кроме как создавать сеть торговых атташе. То же сделали многие другие страны и достигли успеха. Это делает и наш сосед Россия (потенциальный конкурент) — у них запланировано в 2020 году запустить 50 торговых атташе по миру. Они это уже анонсировали. Если Украина хочет удержать и нарастить свои экспортные позиции в мире, то в ближайшие годы нам нужно 12-15 торговых атташе по всему миру.
Триумфы-2019, или Достижения украинских латифундистов (Ч.1)
В завершение короткий блиц о личном. Почему сельхозинститут?
— Это был общий выбор компании друзей. Все четверо решили, что пойдем в аграрный вуз.
То есть отец не влиял на выбор и на трудоустройство?
— Пример его работы в агро и многолетняя деятельности всегда у меня были перед глазами. Поэтому на выбор это однозначно повлияло. А на устройство отец не влиял. Серебряная медаль после школы позволила поступить в ВУЗ, сдав один экзамен по математике.
— Как заработали свои первые деньги? И первые деньги в агро? Что на них купили?
— Я первые деньги получил звукоинженером в студенческом дискоклубе. На втором курсе получил зарплату в эквиваленте $50 — это на то время было очень неплохо. Первые аграрные деньги — зарплата в ассоциации «Интерагро». Она была колоссальная — $500. По дороге к дому купил денежное дерево. Подумал, что это правильный выбор на тот момент, жена оценила (смеется). А вообще потратил на семью — у меня уже были жена и ребенок.
— Что умеете делать своими руками из аграрного набора умений?
— По большому счету все, разве только не освоил комбайн. Но если будет потребность, уверен, что попробую — и смогу. Я, кстати, вырос на конном заводе, поэтому хорошо умею обращаться с лошадьми и неплохо осведомлен в коневодстве.
— Какое Ваше хобби?
— Люблю читать, юмор, кулинария.
— Если любите читать, то какая Ваша любимая книга и писатель?
— У меня их много. Перечитал всего Дюма. Люблю Булгакова, особенно «Мастер и Маргарита» — прочитал ее уже 6 раз, и каждый раз открываю что-то новое. Могу выделить Ярослава Гашека — «Приключения бравого солдата Швейка». Сатирики Ильф и Петров.
Выполнено с помощью Disqus