Grain Ukraine 2017: В поисках ответа на земельный вопрос

Ждун моратория на мораторий
Ждун моратория на мораторий
Источник фото: Latifundist.com

В рамках конференции Grain Ukraine 2017, которая проходила 7-8 июля в Одессе, был проведен круглый стол на тему открытия рынка земли. Помимо экспертов, политиков и представителей аграрного бизнеса, на панельной сессии также присутствовал Ждун моратория на мораторий. Вместе с таким оригинальным и весьма красноречивым персонажем участники круглого стола сообща искали ответ на земельный вопрос.

Читать по теме: Grain Ukraine 2017: главные месседжи зерновой конференции

Grain Ukraine 2017
Grain Ukraine 2017
Grain Ukraine 2017

Согласно формату мероприятия, каждому спикеру выделили 4 минуты на выражение собственного мнения и ответа на сакраментальный вопрос: как надо открывать рынок земли в Украине и надо ли это делать вообще? Мы предлагаем вам ТОП-ответов от приглашенных экспертов.

Владислав Винярский, заместитель генерального директора по стратегии и развитию группы компаний «УкрАгроКом»:

«Мне уже 40 лет. Я и думаю, доживу ли я до того времени, когда откроют рынок земли в Украине. Во всех развитых странах земля — это актив. И я не понимаю, почему в нашей стране это не так. Я считаю, что главной проблемой является тот факт, что из года в год нет понимания, будет ли мораторий или его наконец отменят. Поэтому у меня есть предложение к правительству: давайте назначим дату, поставим дедлайн, иначе мы продолжим долго идти к открытию рынка. Аграриям важно иметь актив. Нужно, чтобы люди использовали свое имущество. Открывать рынок необходимо! И для этого нужно создать правильную юридическую основу и правильное финансирование».

Андрей Гордийчук, член президиума Украинского аграрного бизнеса, вице-президент по вопросу АПК Украинского национального комитета Международной торговой палаты:

«Давайте посмотрим на опыт цивилизованных государств, на которые мы равняемся. В частности, на страны Европы. Там рынок открыт, но вы не можете свободно купить землю, поскольку там есть много факторов пресечения. К примеру, во Франции вы можете купить землю, но вы должны минимум 300 дней в году проживать на этой территории. В то же время, в Аргентине после открытие рынка земли появилось выражение «безземельный фермер».

Если говорить об Украине, то у нас сейчас средняя арендная плата находится на уровне $150-200. Исключение могут составлять только государственные земли, которые находятся в руках коррумпированных чиновников. Эти земли не стоит продавать, их надо отдать сельским учителям и медикам, которые не получили свои паи раньше, а также научно-исследовательским институтам.

Кроме того, я не верю в долгосрочную перспективу существования агрохолдингов в сельскохозяйственном секторе, ведь наиболее эффективно на земле может работать только технологичный современный фермер. По моему мнению, сегодняшняя модель рынка приведет к тому, что мы будем платить арендную плату на местах, но не в Украине. Открытие рынка земли сейчас — это инструмент спекуляции и «отжима» земли, который мы уже наблюдаем в рейдерстве».

Алексей Мушак, народный депутат Украины (БПП):

«Сначала мораторий был направлен на подготовку рынка к дальнейшим действиям: создание условий, решение некоторых задач. Сейчас мораторий поддерживает конкурентные преимущества некоторых игроков — дешевую арендную плату. Другое дело, что дешевая земля дорого обходится государству. Сейчас традиционная арендная плата составляет $50 в год или $4 в месяц. Это меньше, чем стоимость любого лицензионного продукта.

В начале запуска рынка земли эти активы будут стоить $1,5-2 тыс., через 5 лет после этого — $5 тыс. Если мы хотим, чтобы наша страна все же стала успешной и богатой, мы должны принять земельную реформу. В конце концов, мы должны уважать право 7 млн человек на частную собственность! Если мы не уважаем простого человека, который имеет пай, то почему мы должны уважать большой бизнес? Пока не решится земельный вопрос, говорить о понятии «частная собственность» в Украине нельзя!»

Вадим Ивченко, народный депутат Украины («Батькивщина»), зампредседателя Комитета ВРУ по вопросам аграрной политики и земельных отношений:

«В Украине есть 41,82 млн га земли. Из них официально зарегистрировано только 16 млн га. Земли государственной собственности составляют 22%. Средняя арендная плата за пай в Украине — 786 грн. Лишь 40% землевладельцев платят земельный налог. В Центре Государственного земельного кадастра внесены данные только на 68% земель, и лишь 33,5% из них имеют налоговые номера. Только в 50 населенных пунктах страны установлены земельные границы.

Мне лично в Черниговской области приходилось видеть договора аренды земли на 499 лет! Договора эмфитевзиса подписывают под давлением. И делают это те компании, которые сейчас существуют на рынке. Не хочу никого обижать или «сдавать», но такая практика есть. И все это последствия моратория. Проблема в том, что мы сегодня решаем не те вопросы, которые должны урегулировать земельную проблему. Однажды глава комитета Литвы сказал мне, что все страны когда-то приходят к рынку земли, и посоветовал нам делать правильные шаги. Поэтому, наша задача сегодня — не ошибиться и делать обдуманные шаги».

Анатолий Амелин, директор по экономическим программам в Украинском институте будущего:

«Земля — это товар, но у товара есть цена только тогда, когда есть рынок. В Украине есть теневой рынок, и каждый из нас это понимает. Я могу публично заявить, что у меня есть сельскохозяйственная земля, которую я купил в период действия моратория. И все же, мы понимаем, что собственники земли не могут использовать свое имущество для привлечения ресурсов.

Есть мнение, что после открытие рынка всю землю скупят или иностранцы, или олигархи. Есть опыт европейских стран и даже России, где общее количество земли, сменившей владельца, составляет не более 4%. По нашим исследованиям, в Украине общее количество земли, которая сменит своего владельца на протяжении следующих 7 лет, не превышает 10%. А присутствие иностранцев на рынке земли существенно повлияет на спрос и увеличит цену на паи.

По нашим прогнозам, после открытия рынка капитализация украинской земли может вырасти более чем до $130 млрд. Сумма инвестиций, которые получит украинская экономика через агросектор в следующие 7 лет после снятия моратория, может достичь $50 млрд, а это больше половины сегодняшнего ВВП страны».

Михаил Соколов, заместитель главы Всеукраинской Аграрной Рады:

«Большинство членов Всеукраинской аграрной рады против открытия рынка земли. Почему? Потому что прекрасно понимают, что открытие рынка приведет к потере дохода у аграриев, ведь проще арендовать землю по дешевой цене. Но процесс идет, и постепенно количество тех, кто поддерживает снятие моратория, растет.

В принципе, все понимают, что рынок будет. Но каким? И каким он должен быть? В современном законопроекте есть некоторые критические моменты. Во-первых, все сельхозпроизводители — юридические лица, а закон запрещает таковым покупать землю. Я считаю, что нам должны дать право покупать паи. Следующий момент — ограничение количества земли, которую можно продать «в одни руки». Предлагаемые 200 га — это мало. Чтобы вести эффективный бизнес, надо обрабатывать около 6 тыс. га земли. Опять-таки, мы их купить не можем. А ведь нам нужен рынок земли, который будет развивать сельское хозяйство Украины. Поэтому, я считаю, законопроект необходимо доработать и учесть все нюансы».

Павел Кухта, заместитель председателя Стратегической группы советников при Кабинете министра:

«Я считаю, что необходимо поставить дедлайн проведения реформы, а не продолжать годами создавать условия для нее. Мы уже 20 лет создаем условия для рынка земли! И будем еще 20 лет их создавать, если не поставить временные рамки. Нет стимула для действий. У нас есть шансы в этом году или в следующем покончить с этой позорной ситуацией. Ведь по факту житница Европы не управляет собственной землей. Я уверен, как только мы поставим дедлайн, рынок земли заработает. И Украина ничем не отличается от других стран, в которых рынок земли открыт. Вы говорили об Аргентине? Да, Аргентина наделала много ошибок, и это касается не только рынка земли. У нас же рынок земли поможет решить многие проблемы».

Ольга Трофимцева, заместитель Министра аграрной политики и продовольствия Украины по вопросам евроинтеграции:

«Рынок земли будет! Вопрос лишь в том, когда он будет. Я поддерживаю мнение, что нам нужен дедлайн. Если украинцев не ставить под давление, мало что будет происходить. Но этот дедлайн должен ставить не МВФ или Европейская Комиссия. Этот дедлайн мы должны поставить себе сами, поскольку это нужно нам, а не им. Кроме того, открывая рынок земли и создавая условия для его эффективной работы, мы все же должны смотреть на опыт европейских стран, в частности, Германии.

Я считаю, что ограничения количества земли для покупки все же должны быть.

К сожалению, мы привыкли быть рабами колхоза. И эта советская психология еще осталась в некоторых людях, в тех, которые считают, что Украине рынок земли не нужен. Но я уверена, что через некоторое время эти люди все же поймут и поддержат снятие моратория».

Владислава Рутицкая, член Национальной Рады Реформ Украины:

«Если вы в поисковике введете запрос «продать пай», то поисковая система выдаст вам множество сайтов, где есть вкладки «Продажа паев». И это все, что вам нужно знать о теневом рынке земли в Украине. Землю скупают разными способами: с помощью эмфитевзиса, договоров аренды, где в конце мелким шрифтом указано, что в случае снятия моратория те паи автоматически становятся собственностью арендатора. И хорошо, если арендатор — агрохолдинг, который в большинстве платит деньги за пай. А вот если такого нет, то пайщики идут к местному «царьку», от которого денег не получат в течение нескольких лет. Вот такая у нас сейчас действительность. И это надо менять.

Стратегия всегда делается большими мазками. Возможно, после открытия рынка земли нам придется разбираться со многими недочетами. Но снятие моратория — это необходимая мера!»

Даниил Пасько, основатель Easy Business, председатель Наблюдательного совета «Новая почта», председатель комитета по корпоративному управлению:

«Моя позиция простая — мы говорим не о сельском хозяйстве, а о праве собственности 7-ми млн людей. Мораторий на продажу земли — это издевательство над этими людьми, это самая большая афера в истории Украины. Людей сделали собственниками земли только на бумаге, а потом, по сути, лишили их права собственности. И вот эта панель в какой-то степени является показательной. Я уже участвовал в десятках подобных дискуссий. И все они — это диалог заинтересованных лиц с их лоббистами и кучкой активистов. Но на таких панелях нет пайщиков, нет реальных собственников земли, а ведь решается их судьба!»

Такое мнение высказали приглашенные эксперты. Умолчал только Ждун моратория на мораторий, но его позиция понятна без объяснений. После каждого выступления участникам конференции предлагали с помощью красной или зеленой карточки проголосовать, согласны ли они с мнением спикера или нет. Кто-то получил больше поддержки, кто-то меньше. А Вы поддерживаете позицию спикеров? Каким, по Вашему мнению, должен быть ответ на земельный вопрос? Своими мыслями делитесь с нами в комментариях!

Екатерина Никончук, Latifundist.com

Выполнено с помощью Disqus