9.10.2018
Исповедь
«серого» зернотрейдера
Помните, когда вы не платите налоги, где-то плачет ребенок чиновника. Ему не хватает денег на новый Бентли и кокаин (с)
Каждый год с активным началом экспортного сезона чиновники всех возможных мастей и рангов обещают побороть «черный нал»/«серый трейдинг»/незаконные схемы на рынке зерна. После нескольких публичных «порок» зернотрейдеров, которые чаще всего сопровождаются ярким перфомансом с маски-шоу, блекджеком и кордебалетом, все возвращается на круги своя. В такие моменты битые силовиками жизнью трейдеры лишь иронично усмехаются. Они, как никто другой, понимают, что в этих схемах фискалы и правоохранители — непосредственные участники. С одним из «серых» зернотрейдеров нам удалось пообщаться в уже традиционном формате «Исповеди».

Наш собеседник еще несколько лет назад работал «вбелую», однако уверяет, что его и коллег по рынку буквально загнали в «серую зону». Трейдер хорошо знает цену каждой тонны экспортированного зерна с вычетом мзды и «крыши».
— Каков, по твоим подсчетам, объем теневого рынка зерна?
— Я думаю, что не менее 60-70%, в зависимости от времени года. Это то, что закупают и продают за кэш.
— Почему такие трейдеры, как ты, вынуждены были уйти «в тень»? Ведь раньше работали «вбелую»?
— С 2014 года ужесточились требования к первому посреднику как со стороны ГФС, так и со стороны прокуратуры и прочих структур. Даже если предприятие работает относительно легально, ему отключают M.E.Doc, арестовывают товар или счета, и директор/хозяин вынужден идти и договариваться. Сумма отката составляет от 1% до 2% от оборота ежемесячно. При этом предприятию позволяют немного «шалить» — покупать «грязный» НДС — так называемый «скрут». Схема работает по всей Украине и очень развита.
— А если директор не согласится?
— В таком случае ему блокируют M.E.Doc, предприятию «шьют левое уголовное дело», начинаются бесконечные вызовы на допросы, обыски и прочие «няшки». До суда, как правило, не доходит, но и компания уже не может работать годами. Иногда блокировка происходит навсегда, и ни суд, ни кто-то другой уже не могут решить проблему. Налоговый кредит списывается в доходы государства, собственник несет ущерб. Суммы обычно составляют от 500 тыс. грн и до «бесконечности».
— Как выглядит условное деление на «белых», «серых» и «черных» трейдеров?
— Белые все по безналу и честно, серые частично безнал и где-то «левые» приходы, черные только кэш, только хардкор.
Агробизнес: взять силой
Агробизнес: взять силой
— Кто «крышует» теневой рынок зерна в Украине?
— Теневой рынок «крышуется» ГФС и Генпрокуратурой с ее органами. Шкура медведя и пальма первенства делится в основном между этими структурами. Хотя есть «игроки» и от СБУ. Они вне конкуренции, их никогда не трогают.
Теневой рынок «крышуется» ГФС и Генпрокуратурой с ее органами. Шкура медведя и пальма первенства делится в основном между этими структурами
— Какова цена благосклонности силовиков?
— Такие услуги оцениваются в зависимости от оборотов на старте — от 0,5% и до 1,5% от оборота. Если условно разделить по масштабу, то мелкие игроки имеют оборот до $20 млн, средние — до $100 млн, крупные — от $500 млн и выше.
— Когда «серые» трейдеры покупают сельхозпродукцию за наличку у фермеров, насколько цена при этом отличается от рыночной?
— Ценообразование формируется от безнальной цены в порту. Пример: соя $345 по безналу в порту (345 - ГФС 1%) - (обнал + 0,5% - 0,5%) - $4 прибыль = 335 CPT порт для поставщиков. Суммы процента могут немного колебаться в зависимости от времени года.
— Правда ли, что холдинги покупают, опять же, у фермеров зерно, чтобы потом в отчетности искусственно «накрутить» урожайность?
— Правда. Абсолютно все холдинги, крупные хозяйства, завышают урожайность той или иной культуры. Они потом покупают продукцию за нал, покупают «приход» налогового кредита за 5-6% в виде топлива, и после — продают как свой товар с НДС и получают до 13% прибыли на тонне.
— Каким образом потом это зерно/масло экспортируется?
— Самым простым. Товар доставляют в порт и предоставляют «рисованные» документы на него, о его происхождении и т.д. У таможни есть список согласованных компаний, которые они не трогают. Эти структуры экспортируют десятки, а иногда и сотни тысяч тонн в месяц.
Трейдеров «ловят», потому как у согласованных «двоек» (экспортер и нерезидент) концы всегда в воду, а отрабатывать нарушения необходимо
— Пытаются ли «серые» трейдеры продать продукцию мультинационалам, типа ADM, Louis Dreyfus Company? Ведь последних иногда «ловят» на том, что по одной из цепочек покупки зерна у них сомнительные контрагенты.
— Вот тут самое интересное. Трейдеров «ловят», потому как у согласованных «двоек» (экспортер и нерезидент) концы всегда в воду, а отрабатывать нарушения необходимо. Вот и «компостируют» мозги трейдерам, блокируют, как правило, когда товар уже на судне. Тут цена вопроса уже гораздо «приятнее», т. к. простой судна стоит от $5 тыс. и до $50 тыс. в сутки. Но по факту это все незаконно, т. к. товар уже затаможен, и получается, что таможня подтвердила законность экспорта.
— Сколько платят чиновникам ГФС, других органов за то, чтобы получить возможность экспортировать продукцию?
— Суммы стартуют от 0,5 и до 1,5% от суммы по грузовой таможенной декларации в конце месяца. По масличным — $4-6 за тонну.
— В рейтингах топ-экспортеров пшеницы/ячменя/кукурузы иногда можно увидеть компании-ноунеймы. Это и есть те самые «серые» трейдеры?
— Да, но жизнь ноунейм-компании коротка и редко превышает 3-4 месяца. В дальнейшем место ее регистрации меняется. Иногда меняется и название, и так несколько раз. Таким образом усложняется доступ к документам компании.
— В этих же рейтингах крупнейших экспортеров сельхозпродукции нередко попадаются не аграрные компании а, например, Fozzy Group. С чем это связано?
— Так работают не только Fozzy Group, но и «Сильпо», «ОККО», «Эпицентр», Nemiroff и прочие. Ежемесячно у таких компаний образовывается налоговый кредит (НДС) к уплате государству. В среднем от 120 до 200 млн грн. И экспортировав товар зерновых или масличных, они перекрывают себе «в ноль» эти уплаты. Под «чёрный» экспорт они покупают себе приходные документы за 5-8%, от оборота. Тем самым реально экономят миллионы гривен. После любые наезды ГФС отбивают в судах. Но вот мелкие и средние игроки за подобные грехи могут быть «забанены» навсегда. Что позволено барину, бедняку никогда не видать (с).
Всю «серую» деятельность можно обрушить буквально за 1 день. Всего лишь нужно официально разделить кэш и безнал
—Как можно сломать «серые» схемы?
— Всю «серую» деятельность можно обрушить буквально за 1 день. Всего лишь нужно официально разделить кэш и безнал. Ввести пошлину в 1% от оборота, или $1-2 с тонны экспорта направлять в казну. И признать кэш официально, чтобы его условно можно было положить на счет в банке. И не трогать компании, которые будут так работать. Но с одним условием — они обязаны вводить валюту в страну. И ещё для слома схемы нужно отменить НДС при экспорте, вернуть нулевой процент для фермеров.

Таким образом будут убиты два зайца:
  • кэш официален, валютные поступление помогут сдержать курс гривны;
  • коррупция будет минимальная.

Помните, когда вы не платите налоги, где-то плачет ребенок чиновника. Ему не хватает денег на новый Бентли и кокаин (с).
Константин Ткаченко, Latifundist.com
Выполнено с помощью Disqus