Фермеры и холдинги
Имеет ли размер значение?
27.10.2017 Андрей Губин
Рынок земли. Иностранные инвестиции. Рейдерство. Корабль аграрной Украины попал в грандиозный водоворот перемен. Перемен, которые должны перекроить отечественное сельское хозяйство вдоль и поперек, изменив его облик до неузнаваемости. Вопрос остается только в одном — сможет ли «команда» этого судна объединиться или же каждый будет отрывать по доске от корпуса и палубы, пытаясь спастись самостоятельно, пока судно не пойдет на дно? Многое будет зависеть от того, смогут ли фермеры и агрохолдинги жить в условиях здоровой конкуренции, или же постоянные распри и конфликты не позволят развиваться одним и уничтожат вторых. Команды сайтов Latifundist.com и Kurkul.com верят в возможность мирного существования и взаимопомощи латифундистов и фермеров, поскольку в процессе нашей работы регулярно наблюдаем примеры подобного сотрудничества.

В нашем новом совместном проекте «Размер не имеет значения» мы развенчаем самые популярные мифы на тему взаимоотношений агрохолдингов и фермеров, а также покажем, что размер бизнеса и объемы производства не важны, важны люди и их бизнес подходы.
Фермером можно считать агрария, земельный банк которого не превышает
10-15 тыс. га. Сами сельхозпроизводители сходятся на мысли, что максимальный размер хозяйства, которым может управлять один человек — не более 20 тыс. га. Фермер может контролировать и несколько небольших хозяйств, но они обычно находятся в соседних районах одной области.
Рынок земли. Иностранные инвестиции. Рейдерство. Корабль аграрной Украины попал в грандиозный водоворот перемен. Перемен, которые должны перекроить отечественное сельское хозяйство вдоль и поперек, изменив его облик до неузнаваемости. Вопрос остается только в одном — сможет ли «команда» этого судна объединиться или же каждый будет отрывать по доске от корпуса и палубы, пытаясь спастись самостоятельно, пока судно не пойдет на дно? Многое будет зависеть от того, смогут ли фермеры и агрохолдинги жить в условиях здоровой конкуренции, или же постоянные распри и конфликты не позволят развиваться одним и уничтожат вторых. Команды сайтов Latifundist.com и Kurkul.com верят в возможность мирного существования и взаимопомощи латифундистов и фермеров, поскольку в процессе нашей работы регулярно наблюдаем примеры подобного сотрудничества.

В нашем новом совместном проекте «Размер не имеет значения» мы развенчаем самые популярные мифы на тему взаимоотношений агрохолдингов и фермеров, а также покажем, что размер бизнеса и объемы производства не важны, важны люди и их бизнес подходы.
Фермером можно считать агрария, земельный банк которого не превышает
10-15 тыс. га. Сами сельхозпроизводители сходятся на мысли, что максимальный размер хозяйства, которым может управлять один человек — не более 20 тыс. га. Фермер может контролировать и несколько небольших хозяйств, но они обычно находятся в соседних районах одной области.
Закон Украины «О фермерском хозяйстве»
«Фермерское хозяйство является формой предпринимательской деятельности граждан, изъявивших желание производить товарную сельскохозяйственную продукцию, осуществлять ее переработку и реализацию с целью получения прибыли на земельных участках, предоставленных им в собственность и/или пользования, в том числе в аренду, для ведения фермерского хозяйства, товарного сельскохозяйственного производства, личного крестьянского хозяйства, в соответствии с законом», — говорится в первом пункте последней редакции «фермерского» закона от 31 марта 2016 года.
Если взять примеры из реальной жизни, то зачастую, большая часть работ в хозяйстве производится самим владельцем, членами его семьи или небольшим количеством наемных работников. По ходу роста хозяйства, фермер прибегает и к наемной рабочей силе, но, все равно, основная часть контроля за работой предприятия лежит на его плечах. Он один контролирует все процессы, анализирует результаты и принимает решения по их итогам. Поэтому и стратегия развития хозяйства в основном зависит от личных качеств собственника.
Перейдем к агрохолдингам. Четкого юридического определения для этой формы объединения нет. По своей сути, агрохолдинг — это группа юридических лиц, которая занимается сельскохозяйственной деятельностью и реализацией агропродукции. Группа компаний состоит из материнской или управляющей компании и контролируемых ею дочерних предприятий.

Эти компании зачастую представлены в разных сферах деятельности (выращивание, перевалка, хранение, переработка, трейдинг и т.д.), а территориальные подразделения могут быть расположены в разных регионах или за рубежом. Стратегия развития группы, ее производственная политика, а также координация совместных действий предприятий определяются централизованно управляющей компанией.

Земельный банк такой группы компаний может составлять десятки, а то и сотни тысяч гектар арендованных земель.

Всего в Украине, согласно рейтингу ТОП 100 латифундистов, немногим более ста агрохолдингов, которые обрабатывают около 6,4 млн га земель. Наибольшие из них — UkrLandFarming (605 тыс. га, крупнейший агрохолдинг Европы), «Кернел» (602 тыс. га, крупнейший в мире экспортер подсолнечного масла), «Агропросперис» (430 тыс. га, является частью одного из крупнейших агрохолдингов мира NCH), МХП (370 тыс. га, крупнейший производитель курятины в Украине), «Астарта-Киев» (250 тыс. га, один из лидеров отечественной сахарной промышленности).
ВРОДЕ БЫ ВСЕ СТАЛО ЯСНО И ОТЛИЧИТЬ ФЕРМЕРСКОЕ ХОЗЯЙСТВО ОТ ХОЛДИНГА НЕ СОСТАВЛЯЕТ ТРУДА?
Давайте попробуем. Предположим, что у одного владельца имеется четыре фермерских хозяйства с разными направлениями производства, свой элеватор, сушка, мельница, а в местные торговые сети он поставляет доработанную и упакованную готовую продукцию. Очень похоже на холдинговую структуру. А если мы знаем, что общий зембанк этих четырех предприятий составляет не более 1 тыс. га, элеватор способен хранить лишь пару тысяч тонн зерна, а доработанная продукция — это помытая и упакованная морковь, которую продают лишь в трех местных маркетах. Уже больше похоже на фермера, не правда ли?

В то же время, хватает примеров, когда агрохолдинг уж очень напоминает фермерское хозяйство. К примеру, крупнейший производитель овощей в Украине «Днипро», по сути, является семейной фермой, хоть и с солидным зембанком и многопрофильной структурой. Или же другой пример — будущий крупнейший органический агрохолдинг Европы «Арника». Большая часть из 20 тыс. га зембанка этой агропромышленной группы сосредоточено в Полтавской области. Компания активно занимается нишевыми культурами, органическим земледелием, восстанавливает грунты, поддерживает правильный севооборот. Или «Волынь-Зерно-Продукт», в обработке которой находится 18,5 тыс га. Группа состоит из 4 хозяйств, которые хоть и имеют централизованное финансовое и технологическое управление, по признанию основателя ГК Евгения Дудки, живут своей жизнью. Ну чем не фермеры?
Как стираются границы
Идем дальше. Разница между фермерами и агрохолдингами в основном заключается в масштабах, гораздо больше вещей их объединяет. Давайте убедимся в этом.
Как видим, и фермеры, и агрохолдинги работают практически в одинаковых условиях, а модель их бизнеса отличается глубиной переработки продукции и длинной производственно-логистической цепочки. Они арендуют землю и технику, заботятся о пайщиках, платят налоги, борются с рейдерством и хищениями, страдают от прессинга контролирующих органов и т.д. Разница — только в масштабах.

Как, условно говоря, мини-пекарня и хлебзавод, частное СТО и крупный автосервис и т.д. Оба бизнеса направлены на получение прибыли, но опять же масштаб влияния на экономику — разный. Так и тут, фермеры обеспечивают социальную инфраструктуру нескольких сел, где арендуют землю, в то время как холдинги — целых районов и областей. При этом фермеры, в силу объективных возможностей могут знать всех пайщиков в лицо. В свою очередь, современные агрохолдинги, выражаясь бизнес-терминологией, не менее клиентоориентированы, но в силу масштаба — более комплексно влияют на экономику регионов. Но вне зависимости от уровня влияния, они занимаются одним делом, обеспечивая 12% ВВП и треть валютной выручки в стране. Конечно, мы не берем в счет фермеров, постоянно уклоняющихся от налогов и агрохолдинги, сознательно обманывающие инвесторов и кредиторов.

Более того фермеры и агрохолдинги при желании готовы и умеют работать сообща. Примеров такой синергии очень много: агрохолдинги продают фермерам посевной материал и пестициды по льготным ценам, предоставляют свои элеваторные мощности, помогают защититься от рейдеров и выгодно реализовать урожай. Сами же агрохолдинги получают более весомые скидки на МТР, кооперируясь при заказах с фермерами. Сдача в аренду зерноуборочных комбайнов, элеваторных мощностей и складов помогает крупным хозяйствам быстрее окупить их инвестиции.

Отдельное направление сотрудничества — кооперации фермеров и холдингов для экспорта урожая. Особенно, если говорить о нишевых культурах, вроде картофеля, бобовых, льна или других. Большая часть этой продукции выращивается в небольших хозяйствах, но экспортировать ее без кооперации с агрохолдингами и другими фермерами очень сложно. Давайте рассмотрим.
Точки соприкосновения фермеров и холдингов:
И это лишь малая часть примеров успешного и взаимовыгодного сотрудничества малых игроков агрорынка с большими.
Мифы и суеверия
Ну что же, с взаимосвязями и схожестью разобрались. Теперь поговорим о мифах, связанных с взаимоотношениями фермеров с холдингами, которые мы постараемся опровергнуть в наших последующих материалах.

А стереотипов этих скопилось немало. Вот только самые известные из них.

1
Фермеры и холдинги воюют, а не сотрудничают.
2
Фермеры/холдинги за/против открытия рынка земли. Холдинги скупят всю землю, если рынок откроют.
3
У холдингов и фермеров разная модель ведения бизнеса.
4
Холдинги занимаются только высокомаржинальными культурами, истощают земли подсолнечником и кукурузой, злоупотребляют пестицидами.
5
Холдинги не инвестируют в село, не создают рабочие места.
6
Во всех странах побеждает одна модель бизнеса — выживают либо холдинги, либо фермеры.
7
Холдинги постоянно хотят отобрать землю у фермеров, ведут нечестную игру с пайщиками.
8
Законодательство меняется только с учетом интересов холдингов.
9
Любую помощь от государства и дотации получают только холдинги.
10
Экспортировать могут только холдинги.
11
У холдингов выше урожайность, чем у фермеров, поскольку они могут себе позволить более качественные «расходники».
12
Фермеры — жертвы, холдинги — зло.
Вы до сих пор думаете, что агрохолдинги и фермеры по разные стороны баррикад. Мы вас переубедим! Следите за дальнейшими публикациями проекта «Размер не имеет значения» и вы узнаете, что латифундисты и куркули способны работать в условиях здоровой конкуренции, вместе «поднимать» село и экономику Украины. И это не пустой оптимизм, просто иначе — никак.
#Размер_не_имеет_значения
#Размер_не_
имеет_значения
Выполнено с помощью Disqus