Даниил Шуфани:
Поддержка отечественного производителя — это то, что стимулирует людей вкладывать деньги в свою страну
Константин Ткаченко, Наталья Кузьо, 30.12.2019
В конце ноября собственник компании «Вариант Агро Строй» Даниил Шуфани опубликовал открытое письмо Президенту Украины, в котором высказал мнение, что отсутствие экономической политики в законодательной и исполнительной власти Украины может уничтожить промышленный потенциал страны и, как следствие, законсервировать экономическое развитие и привести к эмиграции трудоспособного населения. Даниил также озвучил ряд мер, которые могут быть предприняты только по личному поручению Президента Украины и под его непосредственным контролем. Своими опасениями и видением ситуации бизнесмен поделился с нами в откровенной беседе.
Что подвигло Вас написать такие острые месседжи, в которых чувствуется своего рода крик души в поддержку национального производителя?
— С момента инаугурации Президента власть в Украине очень много говорит о значительных инвестициях в нашу страну, о росте ВВП, о создании большого потенциала для развития бизнеса и т. д. На самом деле это все в Украине уже создано — есть огромная база промышленников, аграриев, которые хотят развиваться. Но у этих бизнесов существует целый ряд проблем, которые препятствуют глобальному развитию. Я очень надеюсь, что это письмо попадет в нужные руки. И власть поймет, что необходимо развивать потенциал компаний, которые есть на сегодня уже созданы и работают в Украине.

Наша компания за прошлый год заплатила в бюджет страны 550 миллионов гривен налогов, а валютной выручки в гривневом эквиваленте было получено около 700-720 миллионов. Я резонно полагаю, что в рамках Украины этот показатель выше среднего, поэтому мы имеем право говорить о наших желаниях развиваться, идти вперед, о тех преградах и вопросах, которые не позволяют этого делать. Такие компании, как «Вариант Агро Строй», являются внутренними инвесторами, и мы можем двигаться намного быстрее. Но для этого нужны правильные условия. Украина равняется на Европу, но нам почему-то не могут обеспечить такого финансирования, как в европейских странах. Почему-то мы не можем получить действующее экспортно-кредитное агентство, которое эффективно работает практически во всех странах мира, кроме трех, среди которых и Украина…
Хотите сказать, что у нас равнение на иностранный опыт выборочное?
— Абсолютно! Где удобно и не затронуты интересы каких-то конкретных лиц, там мы хотим равняться, а где неудобно и не в их интересах — там не хотим. Для меня это очень странно. Также непонятно, почему нет программы импортозамещения в условиях, когда импорт в нашей стране на первом месте в большинстве сфер. Государство не хочет ничего вкладывать в своих бизнесменов, но хочет от них получать налоги, постоянно повышая их количество и размер, хочет увеличивать стоимость энергоресурсов, банковских процентов и т.д. До 2021 года была прописана программа госкомпенсации при покупке товаров отечественной агропромышленности, но к власти пришли новые люди, которые сказали, что нам она не нужна, у нас будет сильный конкурентоспособный отечественный производитель… Но они ничего не сделали, чтобы он был действительно сильным. Сам отечественный производитель делает все возможное для этого, но государство вообще не обращает на нас внимания.
На заводе компании «Вариант Агро Строй»
Много говорят об увеличении экспорта сырья, но почему-то не говорят о гораздо большей выгоде для государства от отечественных товаров с добавленной стоимостью. Когда на наших предприятиях будет сосредоточено максимальное количество процессов, тогда будет создано больше рабочих мест, предприятия будут получать больше прибыли и будут платить с нее налоги.

Например, в машиностроительной отрасли каждое рабочее место создает в среднем еще 15 в смежных отраслях. Я считаю, что как раз это и есть экономический рост, и государство должно поддерживать индустриальную экономику, а не продажу сырья. Мы работаем на рынке Украины уже 26 лет и создали более 4500 рабочих мест. Этот год стал единственным за всю историю, когда мы сократили численность людей в штате.
Когда на наших предприятиях будет сосредоточено максимальное количество процессов, тогда будет создано больше рабочих мест, предприятия будут получать больше прибыли и будут платить с нее налоги.
Когда на наших предприятиях будет сосредоточено максимальное количество процессов, тогда будет создано больше рабочих мест, предприятия будут получать больше прибыли и будут платить с нее налоги.
С чем это связано?
— Выборы, рынок земли и постоянные колебания с разных сторон — все это способствовало такой ситуации. Для нормального функционирования бизнесу необходимы условия стабильности, чтобы можно было стратегически планировать деятельность, а у нас ее нет. Правительство за один день, одной подписью может поменять то, что было согласовано, на что бизнес рассчитывал еще на несколько лет вперед. Если государство хочет, чтобы люди развивались, вкладывали деньги и инвестировали, то должны быть правила, которые не будут меняться за один день.
Такая ситуация отражается на ваших продажах?
— Да, непосредственно отражается. Из-за отсутствия стабильности на рынке люди боятся тратить деньги, нет понимания завтрашнего дня. Поддержка отечественного производителя — это то, что стимулирует людей вкладывать деньги в свою страну, а не держать их в карманах. В большинстве развитых стран такой импульс дала правильная индустриальная политика. И нам не нужно изобретать велосипед: есть множество примеров, на которые можно равняться, чтобы эффективно работать. Через всевозможные площадки мы изо всех сил пытаемся донести это до Кабмина и Министерства экономики. Пишем статьи, разрабатываем законопроекты. В Федерации работодателей, к примеру, есть целый меморандум с детальными успешными шагами, сделанными еще 20-30 лет назад другими странами. На основании этого опыта расписан план необходимых шагов, предприняв которые мы реально сможем увеличивать ВВП на 10% каждый год.
Если мы уже затронули политическую сторону, то как вы относитесь к дискуссии на тему рынка земли в целом и, в частности, ключевых ее параметров — продажи иностранцам и лимитов площадей на одного собственника?
— Я считаю, что рынок земли нужен, но его нельзя создать за один день. Он требует серьезной подготовки. Нужно продумать и объяснить всем от А до Я мельчайшие подробности. Аграрии должны понимать, какие рычаги они могут использовать при покупке/продаже земли. Надо дать им какой-то дедлайн для подготовки, а не ставить перед фактом, что завтра будет рынок земли. В этом направлении нужна плановость и пошаговость, чтобы участники рынка понимали, что им нужно сделать до открытия рынка и что они смогут после.

Я считаю, что для иностранцев рынок земли открывать можно, но с каникулами. То есть так, чтобы в первые несколько лет рынок был только для наших сограждан, а потом уже для всех. Земля — это самый серьезный капитал Украины. Важно не делать резких движений в вопросах ее продажи. Я думаю, что первый год после запуска рынка земли должен быть пилотным, пробным, а после него нужно вносить правки и дополнения, основываясь на ошибках и недочетах. Когда сегодня говорят о росте ВВП после открытия рынка земли, то забывают, что при инвестировании в землю можно потерять инвестиции в переработку, хранение, орошение, логистику и другие отрасли. Когда предприятия начнут вкладывать деньги в землю, то перестанут инвестировать во что-то другое. Таким образом, можно потерять намного больше, чем получить. Сама идея рынка земли правильная, но нынешняя ее интерпретация, по моему мнению, абсолютно не готова к реализации в короткие сроки.
Земля — это самый серьезный капитал Украины. Важно не делать резких движений в вопросах ее продажи. Я думаю, что первый год после запуска рынка земли должен быть пилотным, пробным, а после него нужно вносить правки и дополнения, основываясь на ошибках и недочетах.
Земля — это самый серьезный капитал Украины. Важно не делать резких движений в вопросах ее продажи. Я думаю, что первый год после запуска рынка земли должен быть пилотным, пробным, а после него нужно вносить правки и дополнения, основываясь на ошибках и недочетах.
Программа компенсации при покупке отечественного оборудования, сельхозмашин в частности, о которой Вы вспоминали как о эффективной, работала 3 года. Как она помогла Вашему бизнесу? И почему, по Вашему мнению, ее так просто отменили, если она была эффективной?
— Я считаю, что за всю историю Украины это единственная программа, которая работала в автоматическом режиме. Аграриям компенсировали деньги открыто и прозрачно, без каких-либо задержек. На сегодня программа компенсации есть, но ее очень сильно урезали, мотивируя тем, что в бюджете нет денег. Но с таким подходом их никогда и не будет. С помощью Федерации работодателей мы готовили статистические данные Министерству экономики, что каждая вложенная гривна в программу госкомпенсации сельхоз промышленности приносит государству полторы гривны, то есть 50% рентабельности. Это очень хороший показатель. Если государство хочет получать прибыль, то должно и вкладывать. Мне не понятно, каким образом государство может добиться высоких финансовых показателей, не инвестируя ни копейки, а только отбирая у отечественного бизнеса.

Что касается нашего бизнеса, то за время действия программы существенно выросли продажи систем орошения нашего производства. Положительная динамика продаж была и у элеваторного оборудования, животноводческих комплексов, прицепной техники — в общем, во всех наших направлениях аграрной сферы. Конечно, роль играет и высокое качество нашей продукции, но программа очень помогла и нам, и всем аграриям. Государство также заработало в итоге, потому что мы создавали рабочие места и платили налоги.
На заводе компании «Вариант Агро Строй»
Были нарекания на то, что некоторые отечественные производители злоупотребляли этой программой, выдавая за отечественное оборудование, которое более чем на 50% сделано из импортных составляющих…
— Из своего окружения я не знаю никого, кто бы злоупотреблял этой программой — никто из наших знакомых или партнеров этого не делал. Но должен отметить один нюанс: 50% или даже 60% комплектации для некоторого оборудования невозможно собрать на рынке Украины — не все производят здесь. Поэтому есть отрасли, которые вынуждены закупать импортные комплектующие. Но я уверен: если бы эта программа длилась лет 10, то такая проблема решилась бы — имея уверенность в стабильном спросе, отечественные производители изготавливали бы все необходимое.
А если говорить о доверии к Made in Ukraine?
— Недоверие к отечественному производителю — это еще одна большая проблема. Многие еще думают, что у нас никто ничего не умеет делать качественно, никто не несет ответственность за продукцию, а многие украинские компании непорядочные. На самом же деле из-за того, что мы очень сильно отстали от развитых стран и нам нужно еще доказать, что мы ничем не хуже, хотя большинство отечественных компаний уже производят очень качественные товары. В то же время многие иностранные компании, наоборот, на Украине экономят. Я был на предприятиях, где работают на отдельных линиях: для европейского рынка, для американского рынка и для Украины. Многие вещи, которые делают для нашего рынка, никогда бы не пошли ни в Америку, ни в Европу. Пользуясь своим брендом, компании продают для Украины продукты невысокого качества. Параллельно многие наши компании работают на аутсорсинге для Европы. Большая часть европейской техники, которая заходит в Украину, на 50-60% произведена отечественными предприятиями. И люди платят за нее как за импортную, продолжая говорить, что в Украине ничего не умеют делать.
Недоверие к отечественному производителю — это еще одна большая проблема. Многие еще думают, что у нас никто ничего не умеет делать качественно, а многие украинские компании непорядочные. На самом же деле из-за того, что мы очень сильно отстали от развитых стран и нам нужно еще доказать, что мы ничем не хуже, хотя большинство отечественных компаний уже производят очень качественные товары.
Недоверие к отечественному производителю — это еще одна большая проблема. Многие еще думают, что у нас никто ничего не умеет делать качественно, а многие украинские компании непорядочные. На самом же деле из-за того, что мы очень сильно отстали от развитых стран и нам нужно еще доказать, что мы ничем не хуже, хотя большинство отечественных компаний уже производят очень качественные товары.
А как же открытый рынок с открытой конкурентной борьбой? Если украинское производство качественное, то зачем для его поддержки какие-то специальные программы, ведь существует открытая конкурентная борьба? Кстати, это один из главных аргументов нынешней власти — равные условия для всех…
— Мы только «за» условия равной борьбы! Но их нет! Приведу пример нашей компании. Сейчас мы открываем предприятие в Румынии. Там мы можем взять 75% от инвестированных денег в кредит на 10 лет под 2% годовых. Нам дают льготы на покупку земли и на налог на землю, а также за счет государства проводят к заводу все коммуникации. Недавно мы хотели реконструировать нашу производственную площадку в Украине. Посчитав все, что должны по закону заплатить, все разрешения, которые должны получить, — вначале за реконструкцию, а потом и за запуск этой площадки — сделали вывод, что нам выгоднее открыть завод в Германии, чем запускать такое производство в своей стране. Складывается впечатление, что у нас создано все для того, чтоб никто ничего не делал. Как мы можем быть в открытой конкуренции с другими производителями в таких условиях? У нас нет рычагов для того, чтобы на равных конкурировать с европейскими производителями. Очень надеюсь, что наши производственные площадки в других странах будут просто перестраховкой и дополнительной возможностью. Не хочу даже думать о том, что нам придется переводить туда мощности из Украины. Надеюсь, власть нас услышит и до этого не дойдет. Сегодня 65-70% нашего бизнеса сконцентрировано в Украине, и приблизительно 10% всей нашей производственной структуры занимает аграрная отрасль. Мы хотим, чтоб так и оставалось. Я не против, чтоб в Украину заходил иностранный капитал, но упор должен быть на отечественном, на гражданах Украины, на том, что они могут делать в своей стране.
Сегодня 65-70% нашего бизнеса сконцентрировано в Украине, и приблизительно 10% всей нашей производственной структуры занимает аграрная отрасль. Мы хотим, чтоб так и оставалось. Я не против, чтоб в Украину заходил иностранный капитал, но упор должен быть на отечественном, на гражданах Украины, на том, что они могут делать в своей стране.
Сегодня 65-70% нашего бизнеса сконцентрировано в Украине, и приблизительно 10% всей нашей производственной структуры занимает аграрная отрасль. Мы хотим, чтоб так и оставалось. Я не против, чтоб в Украину заходил иностранный капитал, но упор должен быть на отечественном, на гражданах Украины, на том, что они могут делать в своей стране.
10% вашего производства приходится на агропромышленность, а насколько Вы вовлечены в эту сферу с точки зрения планов, сложностей, возможностей?
— Честно говоря, это самый сложный бизнес, на котором мы зарабатываем деньги и развиваемся. У нас 30 различных направлений, 4 из них — в сфере оборудования для АПК. И эти 4 — самые сложные с точки зрения продаж, обслуживания, расширения и так далее. Агропромышленное производство очень трудоемкое и затратное по времени. Сложность еще и в том, что в этом направлении основной наш рынок сбыта — Украина со всей своей нестабильностью. А завод — как живой организм. Он постоянно должен работать и постоянно требует денежных инвестиций. Аграрное направление очень перспективное, поэтому мы сейчас начали работать и на экспорт. Уже сделали первые серьезные шаги: заключили сделки по элеваторному направлению с Румынией и Молдавией, продали в Эстонию первые оросительные системы. До Нового года планируем заключить сделки по прицепной технике с рядом дилеров из Болгарии, Эстонии, Румынии.
Выполнено с помощью Disqus