08.09.2020
Селекция не ограничивается национальной идеей. Доказано ВНИС
Алла Силивончик, Latifundist.com
Собственники украинской компании ВНИС Мирослав и Ярослав Парии не просто продолжают семейный бизнес в селекции, но своей работой доказывают, что создание гибридов различных культур — глобальный процесс, не ограниченный национальными признаками. Селекционеры ведут совместные проекты с коллегами из Европы, Латинской Америки, других частей света и используют последние технологии в этой сфере. Мы поговорили о том, был ли у братьев-близнецов шанс не продолжать дело отца, почему украинские аграрии боятся экспериментировать, сколько времени уходит на создание гибрида, о перспективах ГМО в Украине и многом другом.
Мирослав и Ярослав Парии
Об истории ВНИС
Latifundist.com: Когда и как была создана компания ВНИС?
Мирослав Парий: 20 лет назад наш отец, доктор биологических наук Федор Парий создал компанию «Всеукраинский научный институт селекции» (ВНИС). Вообще, это семейное дело развивается с начала 70-х годов прошлого века. В свое время отец преподавал в Уманском институте садоводства. Его ученики сегодня работают в международных селекционных компаниях.

Рад, что мы с братом продолжили дело отца. И мы, и наши сотрудники занимаются научной работой, преподают в Национальном университете биоресурсов, участвуют в международных проектах и семинарах.
Latifundist.com: Отец с детства привлекал Вас к работе в поле?
Мирослав Парий: Он не просто привлекал, он постоянно объяснял, какая цель того или иного скрещивания, как идет процесс, какой результат. У нас были тетради, в которых рисовали картинки с законами Менделя. Эти рисунки до сих пор перед глазами. Правда, отец сделал все, чтобы селекция стала для нас делом всей жизни, делом, от которого невозможно отказаться. Так, мы уже 30 лет в поле…
Latifundist.com: У Вашей компании емкое название. ВНИС — частная структура или в ней есть доля государства?
Ярослав Парий: Это частное предприятие. Наш отец также занимался селекцией сахарной свеклы во Всесоюзном научно-исследовательском институте сахарной свеклы (ВНИСС). После распада Союза институт стал украинским, а потом его переименовали в ИСС. Отец решил, что такое хорошее название не должно пропадать, и зарегистрировал «Всеукраинский научный институт селекции». Тогда как раз начался процесс перехода от государственной к частной селекции.
О кадрах
Latifundist.com: Как решаете вопрос с кадрами?
Ярослав Парий: Специалистов-селекционеров в Украине практически нет. Поэтому мы работаем над созданием не только гибридов, но и селекционеров. Других вариантов нет. Например, в период гибридизации на селекционной станции у нас трудится около 50 студентов из аграрных и других вузов, где есть биотехнологические кафедры. Выбираем самых талантливых, у которых глаза горят. Они проходят практику, потом некоторые возвращаются к нам работать агрономами, селекционерами.

Мирослав Парий: Студенты приходят из КПИ, Киево-Могилянки, университета Шевченко, университета биоресурсов. Некоторые выполняют свои дипломные работы в рамках тех тем, которые мы ведем. К слову, в июле этого года я поступил в докторантуру. То есть мы и сами погружены в активную научную работу и содействуем аспирантам, которые проводят исследования на нашей базе. Сейчас сотрудничаем с 10 аспирантами.
Latifundist.com: Вы их находите? Или они вас?
Мирослав Парий: По-разному. Компания оперирует современными технологиями, в том числе редактированием геномов (один из видов генной инженерии, при котором особым образом проводится включение, удаление или перемещение фрагментов ДНК в геноме организма — ред.), созданием биотехнологических растений. Поэтому ежегодно как минимум 3-4 молодых специалиста приходят, чтобы обучаться на нашей базе.
О селекционной деятельности
Latifundist.com: С какими культурами работаете и в каких направлениях?
Мирослав Парий: Сегодня мы проводим селекционную работу по 4 направлениям: подсолнечник, озимый и яровой рапс, кукуруза и зерновые, в основном озимая мягкая пшеница (также полба, спельта и др.). Кроме того, в компании есть дополнительные направления по сорго, сахарной и кормовой свекле, гороху, ячменю, овсу.

В целом, так как у нас работают специалисты, владеющие технологиями селекции самоопыляющихся и перекрестноопыляющихся культур, а также специалисты по биотехнологическим культурам, мы готовы взяться за любую культуру и создать гибриды за короткий срок.

Ярослав Парий: Если говорить детальнее об основных культурах, то в подсолнечнике это масличное и кондитерское направления. Работаем над созданием гибридов высокой урожайности, содержания масла, а также устойчивых к гербицидам, к заболеванию заразиха, биотическим и абиотическим факторам окружающей среды.

Также проводим селекцию сахарной, зерновой и силосной кукурузы в направлении урожайности, быстрой влагоотдачи, устойчивости к болезням, гербицидам и т. д. Что касается мягкой пшеницы, то при создании гибридов делаем акцент на повышение урожайности, технологичности, высоком содержании белка и клейковины.
Ярослав Парий
Latifundist.com: То есть при выборе семян у аграриев главный критерий — высокая урожайность?
Ярослав Парий: Высокая урожайность и адаптированность гибрида к технологии выращивания. На самом деле урожайность и включает такие характеристики, как устойчивость, адаптивность и т. д.

Еще хотел сказать о селекции ржи. В последние годы в Украине стали использовать рожь (как зеленую массу, так и зерно) в кормлении животных. Многие компании, которые занимаются выращиванием КРС, сначала сеют рожь (для сенажа). Собирают ее в мае и поле засевают кукурузой (для силоса). Таким образом получают с одного участка два урожая в год. Поэтому, если раньше мы работали в основном над качеством зерна, теперь обратили внимание на зеленую массу ржи. И как одно из направлений селекции стали развивать урожайность зеленой массы. Последние 2 года на наших сортах ржи проводили эксперимент: срезали зеленую массу и выяснили, что эта культура может формировать 70 т с 1 га зеленой массы.

Конечно, продолжаем работать и над качеством зерна. И надо сказать, что достигли урожайности 9-10 т с 1 га озимой ржи при оптимальной технологии. Кроме того, важной особенностью наших сортов ржи является высокая устойчивость к полеганию за счет коротких стеблей. Кстати, толстый стебель и укороченные междоузлия также увеличивают устойчивость культуры к грибковым заболеваниям.
Latifundist.com: Сколько времени уходит на создание 1 гибрида?
Мирослав Парий: По классической технологии раньше на создание гибрида до момента его использования уходило 15-20 лет. Сегодня за счет зимних посевов в Чили, биотехнологических подходов, таких, как культура незрелых зародышей, технологии двойных гаплоидов мы можем создать гибрид за 3-4 года.
Latifundist.com: То есть вы совсем отошли от классической технологии?
Мирослав Парий: Нет. Дигаплоидную технологию мы используем уже 5 лет и со временем планируем перейти на нее полностью. Но пока не будем уверены, что результаты соответствуют ожиданиям в гибридах 1-го поколения, будем комбинировать технологии.
Latifundist.com: Может, в принципе не стоит отказываться от классической технологии?
Мирослав Парий: Полностью отказываться не стоит. Но основной упор делать на новые технологии.
Latifundist.com: Как контролируете качество семян?
Ярослав Парий: Тщательно проводим испытания созданных гибридов. Проверяем не только по показателю урожайность, но и возможность получения семян хорошего качества на участках гибридизации. То есть пригодность к производству семян. Затем проводится государственное испытание гибридов на соответствие стандартам и тем признакам, которые мы декларируем.

После этого мы размножаем семена родительских линий на изолированных участках. Для кукурузы используем изоляцию 800 м, а для подсолнечника — 5 км. Сегодня довольно сложно найти такие участки в связи с преобладанием подсолнечника в севообороте. Дело в том, что подсолнечник — культура, опыляемая насекомыми, которые далеко летают, поэтому требует изоляции 5 км. Таким образом, мы используем не самые лучшие земли, но изолированные в лесах. На некоторых полях изоляция составляет 20 км. Затем получаем гибридные семена на участках гибридизации, где изоляция может составлять 1,5 км.
Посевы подсолнечника
В компании есть отдел, который занимается контролем выращивания родительских линий, также отдел по производству гибридов первого поколения. Специалисты держат под контролем весь процесс, чтобы произошла полная гибридизация, не было засорения, получались чистые семена. В своей лаборатории с помощью молекулярных маркеров мы можем контролировать генетическую чистоту посевного материала. Кроме того, в процессе производства каждая партия семян также контролируется каждые 15 минут по разным показателям (размер, масса и т. д.). Каждая партия трижды проверяется на всхожесть и показатель энергии прорастания. После этого получаем государственный сертификат качества семян.
Latifundist.com: Сколько гибридов в портфеле компании?
Ярослав Парий: В «Реестре сортов растений Украины» от нашей компании зарегистрировано 17 гибридов подсолнечника. Еще 10 гибридов проходят сейчас регистрацию. То есть через год будет 27 гибридов, если все пройдут испытания. В линейке зерновой кукурузы 12 гибридов с ФАО от 210 до 370. Также у нас 9 зарегистрированных гибридов сверхсахарной кукурузы (SH-2типа). В линейке зерновых колосовых есть спельта (сорт «Заря Украины» и «Европа»), рожь (сорт «Сириус») и 5 сортов озимой пшеницы.
Latifundist.com: Как за последние годы изменились объемы реализации посевного материала, выпускаемого компанией?
Мирослав Парий: В связи с рыночным спросом за последние три года мы в три раза увеличили производство и реализацию семян кукурузы.
О селекционной деятельности
Latifundist.com: Вы продаете свою продукцию холдингам? Каким?
Мирослав Парий: Например, Ukrlandfarming, «Кернел» и другим компаниям. Сегодня аграрии вынуждены скрупулезно рассчитывать себестоимость продукции, потому что остается все меньше способов ее снизить. Удешевление посевного материала — одна из немногих возможностей. Наши гибриды не уступают по урожайности лучшим образцам, которые используют на рынке. Компания готова выходить на большие объемы производства семян, чтобы обеспечивать сельхозпроизводителей.
Latifundist.com: Агрономы компаний не боятся пробовать новые гибриды?
Мирослав Парий: Да, многие агрономы страхуют себя тем, что покупают гибриды мировых брендов. Иначе они не оправдают занимаемую должность. Слышал от некоторых аграриев, что международные компании «подсадили их на иглу». Наша задача — «снять с иглы» украинских сельхозпроизводителей.
Ярослав Парий: Понятно, что аграрии хотят перестраховаться. Но они должны понимать и то, что растение может попасть в новые условия, которые повлияют на его развитие. Как оказалось с филодией подсолнечника в этом году. Поражение пришлось в основном на гибрид 1 генотипа известной мультинациональной компании. А этот гибрид занимает почти 20% рынка. В результате в некоторых хозяйствах урожай сократится на 50%. Вот почему мы рекомендуем аграриям использовать в производстве несколько гибридов, чтобы диверсифицировать риски. У агрария должно быть 3-4 гибрида разных селекций, разных компаний, чтобы иметь определенную уверенность в стабильности урожая.
Latifundist.com: Разве агрономы это не понимают?
Ярослав Парий: Понимают, хотя по природе своей аграрии все же очень консервативны, они боятся экспериментировать. Хотя важно отметить, что селекция не стоит на месте. Создаются новые гибриды, которые всегда лучше, чем старые. Поэтому для повышения эффективности сельского хозяйства нужно пробовать новое.
Latifundist.com: Сколько нужно времени, чтобы компания опробовала и начала покупать тот или иной гибрид?
Мирослав Парий: От 3 до 6 лет. Сегодня наши гибриды проходят испытания в большинстве крупных холдингов.
Latifundist.com: На сколько цена украинских гибридов селекции ВНИС выгоднее, чем стоимость гибридов международных компаний?
Мирослав Парий: В два раза.
Мирослав Парий
Latifundist.com: Возвращаясь к понятию «украинская селекция». Все же в стране существует стереотип, что качество украинских гибридов хуже, чем международных…
Мирослав Парий: Словосочетание «украинская селекция» ассоциируется с чем-то ненужным, несовершенным, не соответствующим современным реалиям. К сожалению, когда говорят об украинской селекции, не подозревая, имеют в виду ситуацию 30-летней давности. Хотя время идет, положение дел меняется. Сегодня, кроме ВНИС, в стране еще как минимум 10 современных селекционных компаний, которые профессионально занимаются своим делом.

Вообще говорить об украинской селекции не совсем корректно. Селекция — это глобальный процесс и она не привязана к национальной идее. Сегодня мир как никогда открыт к сотрудничеству и обмену знаниями. На самом деле ВНИС уже является международной компанией, так как у нас есть филиалы и в Европе, и в Латинской Америке, и в странах бывшего Союза. Планируем выходить на рынок Северной Америки. То есть мы ведем работу на международном уровне, наши селекционеры стажируются и в Европе, и в США.

Поэтому я с уверенностью могу сказать, что в Украине много качественных гибридов. А стереотип, что гибриды международных компаний лучше, существует потому, что у этих компаний агрессивная маркетинговая политика. Поэтому нам тоже надо становиться более настойчивыми в продвижении своих продуктов.
О международных проектах
Latifundist.com: Расскажите подробнее о международных проектах.
Мирослав Парий: В целом международные проекты — это повышение профессионального уровня, это обмен информацией, материалами, дополнительные возможности в испытаниях гибридов, в развитии рынков.

В частности, с коллегами из Южной Америки мы сотрудничаем в рамках селекционной программы по зерновой и сахарной кукурузе. Недавно также начали работать по кукурузе с японской компанией. Несмотря на то, что японцы очень закрыты в вопросах селекции, видим большую перспективу в этом сотрудничестве.

Ярослав Парий: Также мы работаем и с международными организациями, в частности, с Национальным аграрным институтом исследований и развития полевых культур (г. Фундуля, Румыния). То есть сотрудничаем и с государственными, и с частными зарубежными структурами: HIBRISOL, S.L. (г. Севилья, Испания), SEMILLLAS FITO S.A.U. (г. Барселона, Испания), KWS и др. Проводим официальный обмен селекционным материалом.

Интересные результаты получаем по селекции кондитерского подсолнечника. Это направление, которое ведем вместе с американскими селекционерами. Мы уже осуществили обмен приблизительно 100 линиями подсолнечника.

Это очень активная и интересная работа. Думаю, через 5-6 лет мы полностью изменим линейку наших гибридов подсолнечника на гибриды с новыми признаками, превосходящими показатели по урожайности, устойчивости к заразихе и т. д.
Подсолнечник
Latifundist.com: Но разве вы не конкурируете с коллегами из-за рубежа?
Ярослав Парий: На научном уровне, на уровне селекции конкуренции как таковой нет. Она начинается на уровне семян. Но и в этом направлении мы ищем возможности и не исключаем, что будем создавать совместные проекты по продвижению и реализации созданных гибридов.
О ГМО
Latifundist.com: Вы упоминали о биотехнологиях. Компания работает с ГМО?
Мирослав Парий: У нас очень мощный отдел биотехнологий, мы создаем биотехнологические растения. Думаю, что в ближайшее время проголосуют Закон, регулирующий отношения в сфере ГМО ( «Об основных принципах государственного контроля генетически модифицированной продукции в сельском хозяйстве и пищевой промышленности и при осуществлении генетически-инженерной деятельности»). И компании, у которых есть разработанные генетически модифицированные культуры, сразу начнут их регистрацию.

Сегодня в США 95% рынка семян принадлежит компаниям, которые имеют в своем портфеле ГМ-культуры. Со временем так будет и в Украине. Это неизбежно. В мире 30 лет используют биотехнологические растения, и Украина не станет исключением. Уже всем известно, что в Украине 50% ГМ-сои. Скоро то же будет с кукурузой. И фактически уже есть.
Кроме того, Украина вынуждена будет в ближайшее время работать с генетически модифицированной кукурузой. Такой вредитель, как диабротика, наступает. И при складывающихся погодных условиях в ближайшие 5 лет это будет очень серьезной проблемой. Если бы на государственном уровне этот процесс контролировался, то еще 5 лет назад нужно было создать в стране пояс в 200-300 км ГМ-кукурузы, который бы закрывал путь для диабротики. Но сегодня проблема уже есть в Черкасской, Кировоградской областях, даже в Днепропетровской.

Ярослав Парий:
Помимо увеличения урожайности культур, использование биотехнологических растений дает возможность уменьшить пестицидную нагрузку на почву путем создания форм, устойчивых к тем или иным болезням, вредителям, гербицидам. Ведь в Украине ужасающая ситуация с использованием пестицидов. И она практически не контролируется.
В Украине ужасающая ситуация с использованием пестицидов. И она практически не контролируется
Latifundist.com: Тогда почему всех пугают ГМО?
Ярослав Парий: На сегодня нет подтвержденных случаев, где зафиксирован и доказан вред ГМО. Если позволить использовать любые генетически модифицированные линии без проверок, без анализа, то, безусловно, со временем мы наткнемся на какой-то вред. Существует регламент испытаний растений, по которому оцениваются риски. В конце концов, на государственном уровне надо определиться, что лучше: травиться пестицидами или есть проверенные биотехнологические растения…
Latifundist.com: Украина отстает от мира в генной инженерии?
Ярослав Парий: Сейчас на глобальном уровне происходит интеграция. Украинские ученые работают в международных лабораториях по всему миру. Если государство будет заинтересовано в развитии этого направления, то за несколько лет Украина сможет выйти на мировой уровень. А пока в стране нет экономических условий, которые бы способствовали развитию генной инженерии. Ведь для ее развития нужны инвестиции.
Latifundist.com: Спасибо за интересную беседу! Успехов вам на украинском и международном рынках!
Выполнено с помощью Disqus