Регенерация Spike Trade, или Почему Александр Соловей ушел в брокерство


Константин Ткаченко, Сергей Герасименко, Latifundist.com
30.07.2021
После годового затишья ‎и продолжающихся судебных разбирательств по делу о банкротстве Spike Trade ее основатель Александр Соловей, заручившись поддержкой компании Selepey, Volkovetsky & Partners запускает новую брокерскую компанию «‎Спайк Брокерс»‎.

Latifundist.com решил узнать у Александра Соловья и его нового бизнес-партнера Андрея Селепея, почему они решили уйти в брокерство, зачем оставили название Spike‎, а также подробности судебных разбирательств. О кредиторах, трейдинге и дефолтах по форвардным контрактам, а также о том, есть ли шанс вернуть долги «‎Спайка»‎ за счет новосозданной компании и как игроки рынка восприняли их возвращение, читайте в нашем интервью.
Александр, мы общались чуть более года назад, когда Spike Trade был в преддефолтном состоянии. Тогда вы осторожничали в ответах. Сейчас, надеюсь, готовы более откровенно поговорить. Итак, что же привело к дефолту?
Александр Соловей, СЕО «Спайк Брокерс»: С начала работы в 2016 году бизнес Spike Trade AG динамично развивался. Только за два года с начала работы объем продаж достиг $300 млн с физическим объемом более 1 млн т зерна. Компания быстро стала заметным игроком на зерновом рынке страны с десятками контрагентов, которым предлагались выгодные цены и условия закупок. Мы первыми на украинском рынке начали заключать SWAP-контракты для хеджирования ценовых рисков на рынке зерновых и масличных культур.
Александр Соловей, СЕО «Спайк Брокерс»

ЧТО ПОШЛО НЕ ТАК

И все же, если дела шли настолько хорошо, что пошло не так?
Александр Соловей: К сожалению, мы недооценили риски невыполнения SWAP-контрактов и физических поставок. И вынужден констатировать, что применение английского права и арбитража GAFTA, на что мы рассчитывали, нас не защитило от невыполнения контрактных обязательств контрагентами.

Сейчас мы осознаем, что нужно было внести требование collateral (обеспечения) по SWAP-контрактам и проводить серьезный due diligence контрагентов. Мы строили отношения на взаимном доверии, что было ошибкой. Кроме того, мы не успели сформировать финансовую подушку за такой короткий период. У нас был оптимистический взгляд на рынок, а нужно было быть более консервативными.

Потом наступил 2020 год, и, из-за неоплаченных SWAP-ов, возникла проблема в финансовом балансе Spike Trade AG (Швейцария). Мы пытались донести нашим кредиторам, что наша финансовая ситуация не безнадежна и что есть возможность компенсации убытков. Мы не смогли убедить кредиторов действовать совместно в стрессовой для бизнеса ситуации, что привело к вынужденной процедуре банкротства.
На встрече кредиторов многие кредиторы упрекали вас в замалчивании процедуры банкротства. Якобы они узнали об этом задним числом. Что было на самом деле?
Александр Соловей: Я понимаю, что на тот момент это могло выглядеть как «замалчивание», но я не юрист и не специалист по швейцарскому праву. Представьте себе — у нас в течение четырех лет идет достаточно успешный бизнес. Я искренне был уверен в том, что все делал правильно и, несмотря на сложности, рассчитывал что у моего бизнеса было будущее. Но, как оказалось, у корпоративного права в Швейцарии есть достаточно жесткие рамки, к которым я не был готов, и у меня были очень ограниченные швейцарским законом возможности по урегулированию возникшей задолженности. В результате, сложившаяся ситуация со стороны выглядела не в мою пользу.
Объясните что случилось с Hydra Trading AG и как это повлияло на бизнес Spike Trade AG?
Александр Соловей: Между Spike Trade AG и Hydra Trading AG было подписано 55 SWAP-контактов на общую сумму около $7,68 млн, которые не были оплачены Hydra Trading AG. Мы обратились в арбитраж GAFTA, который стал на нашу сторону и принял соответствующие решения. Но 30 июля 2019 года началась процедура банкротства Hydra Trading AG. По моему мнению, мы стали жертвами банальних мошеннических действий. Со своей стороны, мы доверились брокеру TFS Derivatives Ltd, через которого мы заключили SWAP-контракты с Hydra Trading AG. Обязанность брокера — не давать сторонам fraudulent misrepresentation by omission (умышленное введение в заблуждение путем упущения), то есть не представлять потенциальных мошенников как добросовестных игроков рынка.
Кто еще должен деньги Spike Trade AG?
Александр Соловей: С компанией еще не рассчиталась Trans Trade RK SA (Швейцария) по 11 договорам поставки 93,49 тыс. тонн зерна кукурузы на условиях DAP (порт Черноморск) на даты 01.01.2020-15.05.2020 на общую сумму $4,17 млн. 13 июля 2020 года Spike Trade AG обратилась в арбитраж GAFTA с соответствующим иском.
Александр Соловей, СЕО «Спайк Брокерс»
Александр Соловей, СЕО «Спайк Брокерс»

БАНКРОТСТВО И РАБОТА С КРЕДИТОРАМИ

Расскажите как выглядит процедура банкротства в Швейцарииведь Spike Trade AG работала в этой юрисдикции?
Александр Соловей: Spike Trade AG была зарегистрирована 22 июня 2016 года в Швейцарии и подпадала под действие швейцарского права, в частности под Закон о принудительном взыскании долга и банкротство и Швейцарский кодекс обязательств. По нормам этого законодательства, производство в деле о банкротстве начинается кредиторами или самой компанией в случае ее чрезмерной задолженности.

На совет директоров компании возлагается обязательство следить за ее финансовым состоянием. В случае неспособности компании покрыть долги своими активами, ее директора обязаны уведомить об этом суд. После этого у них есть 4-6 недель на согласование в частном порядке реструктуризации долгов с кредиторами. Если договориться не удалось, то суд начинает процедуру банкротства.
Давайте уточнимесли компания с задолженностью в отведенный срок не смогла договориться с кредиторами, банкротство начинается в принудительном порядке?
Александр Соловей: Совершенно верно. Стоит отметить, что ввиду такого сжатого законодательно установленного срока на достижение договоренностей с кредиторами ситуация была сложной. Мне удалось привлечь к решению этих вопросов юридическую фирму Selepey, Volkovetsky & Partners. У партнера этой фирмы Андрея Селепея колоссальный опыт работы с такими ситуациями. Это позволило нам перевести работу с кредиторами в конструктивное русло. Мною же была обозначена ключевая позиция перед кредиторами – полная открытость. Проводились встречи абсолютно с каждым из них.
Как развивались события, предшествовавшие банкротству Spike Trade AG?
Андрей Селепей, партнер Selepey, Volkovetsky & Partners: 2 июня 2020 года Александр Соловей (на тот момент Президент совета директоров Spike Trade AG) предложил кредиторам обменять кредиторскую задолженность на долю в компании (debt-equity swap), что предусмотрено швейцарским правом, а также подписать субординацию долговых обязательств (subordination of claims). К сожалению, этот план не нашел поддержки кредиторов. И 29 июня 2020 года швейцарский кантональный суд начал процедуру банкротства Spike Trade AG.

Стоит отметить, что такой шаг не отвечает персональным интересам Александра Соловья как учредителя и акционера этого бизнеса. Интересом учредителя является сохранение контроля за своим бизнесом, быть хозяином в ситуации. Это невыгодно, но закон требовал именно этого.

Все активы и дебиторская задолженность, принадлежащие должнику на момент открытия производств в деле о банкротстве, составляют так называемую "конкурсную массу". Должник утрачивает возможность распоряжаться активами, находящимися в конкурсной массе. Конкурсная масса банкрота считается юридическим лицом, права которого представляет администратор банкротства. Все остальные исполнительные производства против должника прекращаются, а новые — могут быть открыты только против конкурсной массы банкрота — Spike Trade AG in Liquidation.

Конкурсная масса Spike Trade AG находится под контролем администратора банкротства. Процедура банкротства координируется администрацией по вопросам банкротства, что предусмотрено кантональными органами. Администратор банкротства составляет описание банкрота и информирует об этом кредиторов компании посредством публичных объявлений.
Андрей Селепей, партнер Selepey, Volkovetsky & Partners
В чем профит от такой модели для кредиторов? Многие из них уже слышали, что долги вернут после выигрыша в суде и компенсации убытков со стороны Hydra. Но суд выиграли, а перспектива получения денег — похоже, довольно призрачна.
Александр Соловей: Опять же, такая модель была предусмотрена швейцарским законодательством. Это не было моей придумкой. Насколько я понимаю, что в Швейцарии такое урегулирование — обычная практика. Мы были готовы погасить задолженность, но нам было необходимо урегулировать вопрос в установленном швейцарским законом порядке, что нам бы дало необходимое время для продолжения работы Spike Trade AG. И я уверен, что нам бы удалось со временем со всеми рассчитаться. Но кредиторы не были готовы пойти на эту процедуру.
По вашему мнению, существует ли консолидированная позиция комитета кредиторов? Или их взгляды на ситуацию сильно разнятся?
Александр Соловей: Безусловно, большинство кредиторов не поддержало наш план по реструктуризации задолженности, иначе мы могли бы подписать субординацию долга.
Александр, давайте поговорим об эмоциональной стороне медали. В частности, о психологическом «‎портрете» кредитора. Ведь он видит незадолго до дефолта выход одного из акционеров из состава Spike Trade, слышит увещевания, что компания нашла надежного партнера в лице «Транс Трейда‎», обещания, что скоро кейс с Hydra закончится и деньги вернут.
Александр Соловей: Эмоциональная сторона понятна — все хотят получить свои деньги и никого не интересуют тонкости швейцарского законодательства. В Украине своя корпоративная культура — я это понимал, но я обязан был обсуждать те возможности, которые давал мне швейцарский закон. Ключевой вопрос был во времени — если кредиторы были бы готовы подождать, то, я уверен, что Spike Trade AG удалось бы удержать на плаву.
А как в этом процессе вели себя кредиторы и как вы с ними работали?
Андрей Селепей: С 2016 года аудитором Spike Trade AG была PricewaterhouseCoopers AG. Согласно финансовой отчетности от 20.06.2020, размер дебиторской задолженности Spike Trade AG составлял около $4,55 млн без учета решений арбитража GAFTA, по которым было принято решение в пользу Spike Trade AG на сумму около $7,8 млн.

Сейчас Александр Соловей в частном порядке работает с кредиторами и ищет способы урегулирования задолженности. Этот процесс уже находится за рамками права, он скорее имеет человеческий и репутационный аспект. С некоторыми кредиторами уже удалось частично договориться в частном порядке, и мы надеемся, что полностью удастся урегулировать долговые вопросы в таком формате.

Следует учесть, что банкротство это конкурсная процедура — то есть, кредиторы конкурируют не только с должником, но и между собой. Поэтому достижение взаимопонимания занимает определенное время.

Александр Соловей: Хочу подчеркнуть, что с самого начала мы вели открытый диалог с кредиторами. Мы создали отдельный Telegram-канал, в котором я делился с кредиторами своими планами по урегулированию задолженности. Я всегда был и остаюсь на связи.
Александр, давайте перейдем к кейсу «Транс Трейда‎». Комитет кредиторов уверен, что Роман Терещенко еще один виновник дефолта Spike Trade. Он же, по нашей информации, утверждал, что предоставил вам в долг крупную сумму и в целом хорошие условия по перевалке, так что путем взаимосхлопывания ничего не должен.
Александр Соловей: Безусловно, если бы у нас со стороны Trans Trade RK SA полностью были бы оплачены все поставки, то у Spike Trade AG было бы больше денег на счету. Соответственно, была бы возможность погасить часть задолженности перед кредиторами. Причем это была достаточно существенная сумма. Но Trans Trade RK SA не была единственным должником Spike Trade AG.
Расскажите детальнее о механике дела с Trans Trade RK SA.
Андрей Селепей: Динамика развития дела была следующая. Spike Trade AG подал иск. С того времени около полугода сторона Trans Trade RK SA применяла процессуальные действия для того, чтобы признать иск якобы таким, который имеет ненадлежащее оформление. Якобы этот иск подал Александр, а не Spike Trade AG в интересах его существующих кредиторов и ликвидатора. И поэтому они неоднократно просили арбитраж приостановить производство. Арбитраж в итоге удовлетворил ходатайство о приостановлении рассмотрения дела.

В дальнейшем в интересах кредиторов администратор банкротства также попросил арбитраж приостановить это производство. Вопрос возобновления производства лежит в зоне ответственности и влияния администратора банкротства. Как только он захочет, могут возобновить процесс. Но так как мы не контролируем процесс банкротства, то не можем комментировать ход арбитражных разбирательств.
А что касается займа. О какой сумме займа идет речь?
Андрей Селепей: Около $1 млн.
Какие уроки из истории со Spike Trade вынесли для себя?
Александр Соловей: Мы проанализировали и переоценили концепцию торговли и связанных с ней рисков. Я пришел к выводу, что нужен более консервативный подход к работе и управлению рисками, связанными с контрагентами, ценообразованием и другими аспектами.

Андрей Селепей: Главным, что мы вынесли из этой истории, стала наша новая бизнес-модель. Изменилась наша роль на рынке — мы больше не трейдер, мы — брокер. Это значит, что наши клиенты больше не будут уязвимыми для таких рисков, какие были присущи Spike Trade AG.
Александр Соловей, СЕО «Спайк Брокерс» и
Андрей Селепей, партнер Selepey, Volkovetsky & Partners

ИЗ ТРЕЙДЕРА В БРОКЕРЫ

Не так давно вы анонсировали запуск компании «Спайк Брокерс‎». В чем фишка ее модели бизнеса?
Александр Соловей: В июле 2020 года мы решили остаться работать на зерновом рынке в качестве брокера и в это же время была создана новая компания. Если говорить о новой бизнес-модели, то идея заключалась в том, чтобы запустить на украинском рынке классического товарного брокера по физической торговле зерновыми и масличными культурами. Основная его задача – действуя от имени покупателя и продавца обеспечивать выгодное, эффективное и безопасное заключение сделок между ними. Действуя в качестве агента, соответственно, получать за эту услугу комиссионное вознаграждение. Также, партнером в «Спайк Брокерс» стали Андрей Селепей (25%) и Ярослав Волковецкий (25%), а оставшиеся 50% — у меня.
С каким сегментом аграриев планируете работать?
Александр Соловей: Наш основной сегмент, целевая аудитория — производители с зембанком от 1 до 20 тыс. га, с достаточным объемом выращенной продукции, которую нужно своевременно, качественно и с минимальными рисками реализовать. С учетом наиболее оптимального логистического решения по отношению к рынкам сбыта.

Второй сегмент, интересный нам, — это торговые компании. Они также нуждаются в оптимизации процессов реализации и закупки сельскохозяйственной продукции.

«Спайк Брокерс‎» в какой-то степени будет привлекаться к расширению ликвидности украинского рынка и отдельных его игроков. Потому что мы будем участвовать в процессах аккредитации, комплаенса покупателей и продавцов. И, как арбитр в этих соглашениях, также будем обеспечивать определенный уровень надежности.
Представляется, что небольшие аграрии не способны сформировать большие зерновые лоты, а крупняки и так владеют достаточными компетенциями, которые вы будете закрывать. То есть прослойка средних аграриев как раз нуждается в ваших услугах. Логика где-то такая?
Александр Соловей: На самом деле мы хотим и будем работать со всеми клиентами. Однако существуют определенные этапы развития бизнеса. Мы набираем персонал, региональных представителей, расширяем штат. В дальнейшем мы сможем предоставлять свои услуги всем заинтересованным игрокам рынка.
Ваша компания будет работать на одном поле с трейдерами. И, кажется, даже где-то конкурировать с ними.
Александр Соловей: Каждый трейдер оперирует собственной инфраструктурой закупки, исходя исключительно из своих торговых ‎аппетитов‎ и возможностей. Тогда как фермер хотел бы иметь более широкое видение и понимание альтернатив на рынке.

Фермер, общаясь только с региональным представителем, несколько ограничен в понимании общей картины происходящего. И здесь возникает некий естественный конфликт интересов между покупателем и продавцом-производителем. При сотрудничестве с нами этого момента нет.

Покупатели зачастую пытаются давить на продавца, мотивируя худшей ценой завтра, тем самым заставляют продавать товар сегодня. В то время как наша компания описывает реальную ситуацию на рынке.

Более того, за счет качественного изучения конъюнктуры рынка мы можем анализировать и предоставлять определенные сигналы в части того, на чьей стороне сейчас преимущество, покупателя или продавца. Показывать ему альтернативы.
Александр Соловей, СЕО «Спайк Брокерс»
Покажите «‎на пальцах», как будет работать ваша бизнес-модель.
Александр Соловей: Мы ежедневно работаем с реальной конъюнктурой: каждый день нами заключается 2-4 соглашения. Мы открыто говорим об этих договорах, при этом сохраняя определенную конфиденциальность компаний.

Здесь стоит отметить, что мы не консультируем и не беремся за определенное прогнозирование, аналитику. Мы работаем с существующей конъюнктурой рынка. В ней достаточно своих параметров и информации для принятия верных решений.

Конъюнктура на сегодняшний день настолько богата, что наши клиенты иногда удивляются, что раньше, например, даже не догадывались, что под боком‎ у них находится трейдер, которому срочно необходимо закрывать контракт на CPT и он готов давать лучшее предложения по цене. А мы помним, что логистика для продавца съедает львиную долю прибыли. Соответственно, их экономия по соотношению к доставке в порт может составлять 400-600 грн на тонне.

Да, там присутствовали некоторые нюансы с оплатой, так как переработчики работают циклично, у них другие условия оплаты. Но в этом направлении нужно работать. И наша компания готова помогать решать такие вопросы.
На рынке говорят, что вы некоторым образом пересекаетесь с BARVA INVEST, которую основал ваш экс-партнер Владимир Корчун. Это так?
Александр Соловей: Нет, у них иная модель. Та же ценовая аналитика, консультации продавать или не продавать зерно. Это не наш бизнес.
Сколько сейчас людей в команде?
Александр Соловей: На сегодняшний день команда состоит из 10 человек.
Расскажите как в ваш бизнес пришли новые партнеры.
Андрей Селепей: Мы сотрудничаем с Александром Соловьем и Spike Trade AG с марта 2020 года, когда мы взялись за проект по разрешению ситуации с неожиданным стрессовым состоянием бизнеса, ведением переговоров и реструктуризации отношений с контрагентами, выходом с публичным открытым диалогом к сообществу кредиторов. В процессе работы мы убедились, что компания в последний период проходила жесткие и содержательные аудиты PricewaterhouseCoopers и какие-либо признаки мошенничества отсутствовали. Проблемы и вызовы, с которыми столкнулась Spike Trade AG, были связаны с невыполнением обязательств перед компанией третьими сторонами.

Потом мы решили войти в проект «Спайк Брокерс» как профессионалы по ревитализации активов и бизнесов. Мы видим значительные перспективы в применении профессиональных компетенций Spike в новой для украинского рынка бизнес-модели.
Александр, Андрей, как в вашем тандеме происходит разделение обязанностей?
Андрей Селепей: На уровне акционеров мы занимаемся вопросом стратегии новой компании, продуктами и направлениями, с которыми мы можем выходить на рынок.

Александр в компании занимает должность СЕО. Это означает, что зона его ответственности — операционная деятельность компании «Спайк Брокерс».

Моя зона ответственности — вопросы, в большей степени связанные с риск-менеджментом.

Мы много работаем над тем, чтобы будущая бизнес-модель была безопасной и надежной.
Правильно понимаем, что заработанные в новой модели деньги вы планируете частично возвращать кредиторам?
Андрей Селепей: Все наши обращения к администратору банкротства Spike Trade AG начинаются с того, что самым большим активом этой компании является право претензии к лицам, которые тем или иным образом причастны к истории с Hydra Trading AG и брокером. Такие же месседжи нами переданы кредиторам.

Вопрос инициирования иска на сегодняшний день находится в их руках. От нас предоставлен режим полного благоприятствования.

Ответа на вопрос будет ли иметь эта история продолжение, у нас на данный момент нет.
А вы сами верите, что есть шансы на возврат этих денег?
Андрей Селепей: Безусловно, верим. Люди не осуществляют действий, когда не верят в начатое дело. У нас есть все основания, промежуточные решения арбитражей, которые подтверждают нашу правоту.

К сожалению сейчас мы не можем оглашать обстоятельства, которые нам известны. Они могут быть использованы в претензионно-исковой работе.

При этом ценностная составляющая — торговая компетенция, которую предоставляла компания Spike Trade AG, похожа на ту, которую предоставляет и образует «Спайк Брокерс».
Андрей Селепей, партнер Selepey, Volkovetsky & Partners
Шлейф Spike Trade оказывает негативное влияния на компанию «Спайк Брокерс»?
Александр Соловей: На рынке ее достаточно по-разному восприняли, но в большей степени позитивно. Потому что результатом нашей деятельности в новой бизнес-модели является объем, который превышает 1,3 млн тонн продукции на разных рынках за предыдущий год. Кстати, решение сберечь известный на рынке бренд Spike было принято именно потому, что у нас есть стратегическое видение перезапуска бизнеса в более совершенной модели. Ведь, несмотря на уже признанные ошибки, бренд Spike и наша команда имеют обширную экспертизу на рынке в сфере торговли зерновыми и масличными культурами. Наша позиция не манипулировать рынком и сохранить бренд Spike помогает продолжать нам работать с кредиторами Spike Trade AG для поиска приемлемых им решений.
Олег Левченко высказывал мнение, что он уже не верит в модель чистого трейда. Настолько высока волатильность и непредсказуемость рынка, что он не видит в этом смысла. Как вы оцениваете подобные высказывания?
Александр Соловей: Наша роль как брокера, после активного участия непосредственно в самой торговой деятельности, позволила посмотреть на инфраструктуру и индустрию торговли со стороны и сделать интересные выводы. В том числе и в части того, как‎ и в каком направлении‎ предпочтительнее было бы двигаться рынку.

Что касается волатильности, то трейду необходимо меняться, становясь более эффективным и гибким. И наш сервис позволит более качественно отображать ликвидности рынка для трейдера. Ведь трейдер – это человек, который, следуя за трендом, имеет естественное желание быстро войти в позицию и выйти из нее. И потому для него вот эти два шага должны быть максимально быстрыми, безопасными и эффективными.

Для этого ему однозначно нужен брокер. И мировая практика показывает, что подобный симбиоз необходим всем.

Максимальная гибкость, скорость и эффективность — это то, что будет определять успешный трейд в будущем.
Так все же вы верите в «‎чистый трейд»‎?
Александр Соловей: Бизнес-модель трейдинга, которая базируется на арбитражных стратегиях, имеет место. Когда трейдер — не заложник своей инфраструктуры, гибко и быстро принимает решение по входу в позицию и выходу из нее.

Поэтому да, я верю в трейд, и в то, что он может быть эффективным.
Александр Соловей, СЕО «Спайк Брокерс» и
Андрей Селепей, партнер Selepey, Volkovetsky & Partners
История со Spike Trade очень подкосила рынок. Сначала «Агроинвестгрупп», потом история с Cardiff Commodities, далее ваш дефолт. Доверие к украинским трейдерам снизилось. Вы с этим согласны?
Александр Соловей: Как говорят, все, что ни делается, делается к лучшему.

И трейд с украинской компетенцией не является исключением. Самое главное — делать выводы и анализировать все, что было сделано не так.

Капитал, доступ к информации и так далее. Это большие вызовы, которые стояли и стоят перед локальными торговыми компаниями в части развития и конкуренции с международными компаниями.

За последние годы рынок очень сильно вырос в части своего понимания, как ‎нужно работать.

Желание работать на пользу рынку — это, наверное, последовательные шаги, которые будут характеризовать каждую компанию и человека.
Благодарим за разговор.
Константин Ткаченко, Сергей Герасименко, Latifundist.com
Выполнено с помощью Disqus