Комитет кредиторов Spike Trade: Наше требование — проследить роль Романа Терещенко в банкротстве компании

Банкротство

В начале июля группа кредиторов Spike Trade объединилась и сформировала Комитет с целью взыскания долгов с компании и третьих лиц. Latifundist.com встретился с одним из его организаторов, учредителем трейдинговой компании «Агрооилтрейд» Сергеем Орловским.

Сергей Орловский, учредитель трейдинговой компании «Агрооилтрейд»

Он рассказал о сотрудничестве с генеральным директором Spike Trade Александром Соловьем, о том, какую роль в истории с падением компании играет «Транс Трейд Холдинг», какой урок вынесли из этой ситуации кредиторы, как намерены поступать дальше.

Latifundist.com: «Агрооилтрейд» начинала свою работу с сотрудничества со Spike Trade. Расскажите, как работалось с этой компанией?

Сергей Орловский: Да, мы с ними начинали работать. На тот момент это была прогрессивная компания с активной позицией, с которой можно было легко и просто договориться. Решения принимались сегодня на сегодня. Я лично договаривался о поставках с Александром Соловьем и через пару дней мы друг другу присылали контракт. По большому счету нареканий к их работе не было. С ними было легче договориться и по цене, и по качеству, чем с мультинационалами. На рынке их предложение всегда было одно из лучших.

Александр Соловей, генеральный директор «Spike Trade Group»

Latifundist.com: Какие объемы вы им поставляли за год?

Сергей Орловский: Я с ними мало торговал, потому что у меня специфика немного другая — на порты продавал мало. Поэтому в год выходило около 30-40 тыс. т. Но знаю, что у других компаний объемы поставок были большими — по 100 тыс. т и более.

Latifundist.com: Когда началась история с Hydra Trading, Вы уже понимали, что где-то Spike Trade споткнулся?

Сергей Орловский: Я с Hydra Trading не имел никаких дел. Но в тот момент до меня доходили разговоры о том, что Spike Trade споткнулся. Потом они организовали большой праздник на Новый год, куда позвали всех своих партнеров. Рассказывали, что все проблемы решили, обещали хорошее и взаимовыгодное сотрудничество. И даже, когда я собирался делать поставку и наводил справки, участники рынка рассказывали, что задержка по платежам есть, но незначительная — 3-4 дня. В основном все было хорошо. Действительно, когда я выполнял свой контракт, то за первую его половину со мной рассчитались. Но когда я выполнил вторую часть контракта, денег уже не получил.

Latifundist.com: Когда это произошло?

Сергей Орловский: Это был контракт на поставку кукурузы в феврале. Рассчитаться с нами должны были в марте. Вот, я смотрю нашу переписку с Александром, где 10 марта он пишет, что все идет по плану и 15 марта он рассчитается с нами. Обещание выполнил. В двадцатых числах он тоже отвечал и заверял, что скоро получим остальную сумму. А уже с 24 марта начались проблемы. Всего с контракта было закрыто 60% суммы.

Latifundist.com: В этот момент на рынке уже говорили, что Spike Trade не рассчитывается по контрактам?

Сергей Орловский: Мы были, наверное, одними из первых, кто начал об этом говорить. Звонили участникам рынка и спрашивали, что случилось со Spike Trade. Очень скоро появились еще люди, с которыми не рассчитались. И так, условно с 1 апреля, всем уже было понято, что ­оплату по контрактам не получим.

Эффект домино: почему падают трейдеры? Кейс Cardiff Commodities
Читать по теме

В конце апреля я обратился в GAFTA. Да, это дорогостоящий суд, но у меня не было другого выхода. В начале апреля в переписке Александр предлагал разные варианты погашения долга, в том числе и перевалку. Но в итоге даже от перевалки ушел. 15 апреля он приехал в Житомир и рассказал, что его партнер не рассчитался с ним, поэтому возникли проблемы с оплатой действующих контрактов. На тот момент его партнером был «Транс Трейд Холдинг».

Latifundist.com: Как развивались события дальше?

Сергей Орловский: 10 июня Spike Trade собрал всех кредиторов на закрытую конференцию. Во время этого мероприятия Александр рассказал, что у компании $8,1 млн дебиторской и $12 млн кредиторской задолженности, из которых $4,1 ему должен «Транс Трейд» и $8  Hydra Trading. Рассказывал, что денег у него нет и собирается обращаться в суды.

Предложил подписать договор субординации, в котором было указано, что до момента оздоровления компании мы не будем требовать выполнения обязательств по контрактам. Конечно, на это никто не пошел, потому что нам не были названы реальные сроки, необходимые компании для оздоровления.

По словам Александра, если не будет договора субординации, то он вынужден будет начать процедуру банкротства. Якобы, это не его прихоть, а норма швейцарского законодательства. Директор компании является гражданином Швейцарии и вынужден будет пойти таким путем, потому что в данном случае кредиторская задолженность в разы превышает дебиторскую. Но потом выяснилось, что дело по банкротству подписал не швейцарский директор, а сам Александр Соловей. Когда я его этим упрекнул, он сказал: «Я много документов подписывал и не помню».

Получается, что 10 июня он нас всех собрал и попросил подписать договор субординации, а уже 29 июня компания была в банкротстве. Но ведь компания не банкротится за 2 недели. На это уходят месяцы. То есть он эти документы еще раньше подписал.

Latifundist.com: Как появилась идея, что с коллегами по беде нужно объединяться?

Сергей Орловский: Мы провели первое заседание кредиторов в Украинской зерновой Ассоциации (УЗА), где предложили встретиться с Романом Терещенко (бенефициаром «Транс Трейд Холдинг» и владельцем терминала «Транссервис 2008» — ред.). Нас интересовал вопрос, почему он приостановил сотрудничество и не рассчитался с Александром Соловьем и Spike Trade.

На этой же встрече в УЗА уже присутствовали и Александр Соловей, и Роман Терещенко. Первый нам сказал, что по договору поставки «Транс Трейд» действительно не расплатился. В свою очередь, Роман сказал, что есть еще договор о сотрудничестве и договор займа, по которым уже Александр должен ему деньги.

По словам Александра, займ он должен вернуть в 2021 году, а по договору сотрудничества акты не подписаны.

Кредиторов не совсем устраивала их кухня. Они год были партнерами, и договор сотрудничества был. Spike Trade отовсюду кричал, что работает с терминалом «Транс Сервис» и компанией «Транс Трейд», что они мощные игроки на рынке. Поэтому «Транс Трейд» должен был расплачиваться по договорам поставки и, если у Spike Trade закончились деньги, то стать с нами в очередь и ждать свои деньги.

Latifundist.com: Партнерство между ними было документально зафиксировано?

Сергей Орловский: На сегодняшний день у нас есть документы, которые подтверждают сотрудничество Spike Trade и «Транс Трейд». Это был своего рода черный ящик, в котором они перекладывали друг другу определенные затраты. Есть переписка, но нет актов сверок и актов выполненных работ.

Но в переписке мы обнаружили много интересного. Например, Spike Trade выставляли счета по $12 за т, что как минимум на 20% выше обычной цены по рынку. Учитывая объемы годового сотрудничества, где они декларировали 1,7 млн т, должны быть большие дисконты. К примеру, такие объемы в портах переваливаются за $6-7.

Latifundist.com: С Романом Терещенко Вы общались только единожды?

Сергей Орловский: Была встреча, во время которой он сказал: «Контролируя ситуацию, я свои деньги забрал, а вы уже обращайтесь к Александру». Но ведь не могут так партнеры относиться друг к другу?! Если партнеры понесли убытки, то они должны их делить поровну. И насколько мне известно, в партнерском договоре 60% заработка шло Роману Терещенко и 40% Александру Соловью. Соответственно и убытки должны распределяться в таких пропорциях. А так получается, что один партнер толкнул другого. Выпустил Spike Trade в банкротство.

Latifundist.com: По Вашему мнению, что подтолкнуло на эти действия «Транс Трейд»?

Сергей Орловский: Каждый хозяин сам себе барин. Насколько мне известно, у «Транс Трейд» амбициозные планы — построить новый терминал и закончить строительство элеватора в Конотопе. Возможно, они не сошлись в каких-то вопросах. На каком-то этапе человек принял решение не идти дальше и вытянул деньги на свои проекты. Но это просто мои догадки. Ничего не могу утверждать, поскольку на их переговорах не присутствовал.

На рынке говорят, что Роман Терещенко планирует продать существующий терминал с целью строительства более современного и логистически удобного терминала в порту. На данный момент эта информация проверяется. Но, если это действительно так, то это было большим толчком к тому, чтобы забрать свои деньги.

Latifundist.com: В заявлении кредиторов сказано, что Вы видите признаки фиктивности в выходе из состава акционеров Spike Trade Владимира Корчуна, который на базе Spike Invest Solutions образовал компанию Barva Invest. Почему возникли такие подозрения?

Сергей Орловский: Все шишки сейчас собирает Александр Соловей. Но ведь Владимир Корчун не меньше виноват в этой ситуации. Он был полноправным партнером, половина кредиторов именно с ним заключали контракты. 

В конце 2019 года начали говорить о том, что Владимир Корчун уходит в Barva Invest. То есть он вышел перед банкротством Spike Trade. Но ведь не бывает такого, что партнеры, которые в 2019 году попали с Hydra Trading, и партнер, который еще год работал, ведя переговоры и имея активную позицию на рынке, вдруг выходит из состава компании и говорит, что он тут ни при чем. Получается, что он вышел за два месяца из компании и к нему претензий нет. Но ведь и при нем Spike Trade заработал убытки.

Мы сейчас не можем получить финансовые документы Spike Trade по оборотам за последние периоды, транзакциям. Надеемся, что швейцарские юристы, которые будут расследовать дело о банкротстве, ответят на эти вопросы. Это наше прямое требование — проследить путь к банкротству компании. И я уверен, что Владимир Корчун многое об этой ситуации знает и отыгрывает сейчас подушку безопасности Александра Соловья.

Владимир Корчун, партнер компании «BarvaInvest»

Похоже, что они поделили функции: Владимир стоит пока в тени, а всю ответственность несет Александр. Заметьте, оба с рынка не ушли. Теперь думают пересидеть, а через пару лет вернуться к трейдерству, обелив свое имя. Как они это сделают, если не закроют все долги, — я не знаю.

Latifundist.com: Подали ли иски в GAFTA другие кредиторы, что происходит сегодня в украинских судах?

Сергей Орловский: В украинском суде открыто уголовное дело, есть аресты. Ряд кредиторов также подали иски в GAFTA. Мы хотим и здесь объединиться, чтобы наши интересы представлял один юрист.

Latifundist.com: Из 30 кредиторов Spike Trade сколько на данный момент объединилось в Комитет?

Сергей Орловский: Ряд компаний кредиторов, которые занимают активную позицию, предложили обьединить свои возможности для получения синергии в совместной работе и создать АГРОКЛАСТЕР.

Еще часть кредиторов думают над своим участием. В активном пуле насчитывается порядка 10 компаний. Кроме моей компании, это ряд мультинациональных игроков, среди украинских — «КАИС АГРО», HTU (группа «АгроВиста»), «Оптимонт», Region Grain company, «Саливонковский сахарный завод» и др.

В целом наше объединение открыто для сотрудничества со всеми крупными, средними и небольшими товаропроизводителями, торговыми домами. Увеличения количества участников поможет в получении лучшей экономики и защите общих интересов.

Уже сейчас поступают звонки, количество желающих участвовать в нашем процессе увеличивается.

Latifundist.com: На каком этапе этот проект?

Сергей Орловский: Мы его сейчас активно реализовываем. В чем его суть? Если я хочу продать 10 тыс. т товара, то иду на рынок, с каждым проговариваю цену и размещаю его в общий пул. Кто-то тоже хочет продать, и мы уже выходим с общим пулом в 35 тыс. т. Далее мы сравниваем цену, которую дают за 35 тыс. т и каждому лично за 5 тыс. т. Первые сделки по кукурузе показали, что предложение за 35 тыс. т лучше, потому что есть премия за объем в размере $1-2. Однозначно, мы объединяемся, заключаем контракт и выполняем данный объем. Продукт на рынке новый. Но с каждым днем он обтачивается и становится все более реалистичным

Latifundist.com: Ваша задача — получить стратегического партнера в лице терминала и скидку на перевалку?

Сергей Орловский: Наша стратегическая цель — получить лучшую цену от покупателя. Сейчас мы ориентируемся на рынок СРТ. Второе конкурентное преимущество — работа с терминалами.

Мы подписываем с терминалом соглашение о сотрудничестве и обязуемся поставлять им энное количество товара в адрес мультинациональных компаний. За это в случае выполнения взятых обязательств о поставке товара получаем накопительное вознаграждение от терминала, система аналогичная системе вознаграждений для покупателей товара в выбранном покупателем супермаркете.

В моменты продажи мы не только будем нашим покупателям предлагать, что хотим продать товар, к примеру, кукурузу или пшеницу в количестве до судовой партии, а еще и будем вести переговоры о выборе на какой из терминалов приоритетно хотели бы поставить эти культуры. На сегодня мы рассматриваем один из терминалов в Николаеве, а также один или два — в большой Одессе.

Latifundist.com: Как на этот проект отреагировали мультинациональные компании?

Сергей Орловский: Хорошо отреагировали. Для них это удобно. Они получают одновременно от ряда предприятий до 70 тыс. т, при этом им не нужно бегать и с каждым из них торговаться. Это для ABCD и сокращение периода покупки и наполнение судовой партии, снижение временных ценовых рисков в условиях высокой волатильности рынка и сокращение логистических рисков, возможность доступа к дополнительному количеству товара в размере до 1 млн т на выбранном нами терминале. 

Для терминалов наше предложение на рынке новое. Конкуренция по зерну растет и терминалы недогружены. А мы продаем товар уже с терминалами. Таким образом даем им возможность заработать на перевалке — обеспечиваем дополнительную ликвидность.

Latifundist.com: Вы считали, какой объем по году можете обеспечить?

Сергей Орловский: По самому пессимистичному плану — 500 тыс. т, а по оптимистичному — около 1 млн т. Но с каждым днем все больше компаний к нам присоединяются, поэтому эти цифры могут быть намного выше.

Latifundist.com: Ваши двери открыты для всех компаний или только из пула кредиторов?

Сергей Орловский: Конечно, мы открыты для всех. Это ведь синергия. Чем больше агропроизводителей будет в нашем АГРОКЛАСТЕРЕ, тем большее предложение будет каждую неделю, тем лучше покупатель любого уровня будет воспринимать нашу организацию. География компаний, представленных в нашем объединении, — вся Украина. И почти у каждой компании есть своя земля и элеваторы.

Latifundist.com: Вашу компанию сильно подкосила ситуация со Spike Trade?

Сергей Орловский: Все мои партнеры задают такой вопрос. Но я отвечаю, что меня эта ситуация не подкосила, компания финансово здорова. У меня много контрактов, все обязательства на сегодняшний день выполнены. Раньше я субсидировал аграриев, но пока ряд таких проектов, как финансовая помощь на долгосрочный период, скорей всего, урежу.

Latifundist.com: Спасибо за откровенный разговор!

Константин Ткаченко, Наталия Родак, Latifundist.com

Дізнавайтесь першими найсвіжіші новини агробізнесу України на нашій сторінці в Facebook, каналі у Telegram, завантажуйте додаток у AppStore, підписуйтесь на нас у Instagram или на нашу розсилку.

Виконано за допомогоюDisqus