Алексей Вадатурский: Кризис — не только вызовы, но и новые возможности

Алексей Вадатурский, генеральный директор, основной владелец компании «НИБУЛОН»

В украинском агросекторе вряд ли найдется человек, который не знает, кто такой Алексей Вадатурский. Герой Украины, основатель и генеральный директор крупнейшего частного отечественного зернотрейдера — компании «НИБУЛОН». Человек с железными моральными принципами, не идущий на компромисс с совестью и не умеющий прогибаться под систему. Это он  доказывал не раз. Так говорят об Алексее Афанасьевиче его знакомые, друзья и партнеры. Его уважают и боятся за откровенность и принципиальность. С Алексеем Вадатурским мы встретились в центральном офисе компании НИБУЛОН в Николаеве.  Пока ожидаем хозяина дома, рассматриваем коллекцию его наград и грамот. Впечатляет: насчитали более 60! «Вы сами знает, сколько их у Вас?» — интересуемся у Алексея Афанасьевича, когда он заходит в кабинет. «Награды — не главное.  Надо делать все с душой и думать о людях, тогда успех  тебя найдет везде», — говорит он. Целых два часа Вадатурский уверено «держит» оборону,  говорит откровенно и интересно.

Национальный агропортал Latifundist.com публикует  первую  часть  разговора с Алексеем Вадатурским. В ней мы беседуем о горячих  вопросах развития украинского АПК и компании НИБУЛОН:

Latifundist.com: В стране заканчивается сбор нового урожая. По разным оценкам, он превысит 60 млн т. Для украинских аграриев это победа, или дополнительная головная боль?

Алексей Вадатурский: К большому сожалению, на сегодня мы имеем достаточно пессимистичный прогноз касательно будущего урожая озимых пшеницы и ячменя. Предполагается также и значительный недобор урожая кукурузы. Соответственно, настроение сельхозпроизводителей на этом фоне не такое оптимистичное, как было в августе. Но при этом, многие аграрии смогут себе позволить купить джипы, «Вольво» и «Мерседесы».

Latifundist.com: В этом году многих производителей подкосила девальвация, «откусившая» часть прибыли. Насколько этот фактор оказался в целом критичным для сектора?

Алексей Вадатурский: Большинство аграриев прекрасно приспосабливается к различным ситуациям. У них выработался иммунитет к разного рода неприятностям. Очень повезло тем, кто не имеет валютной задолженности. Они покажут большие прибыли в отчетности и смогут в целом рассчитывать на эффективную работу. Это касается большей части аграрного сектора Украины.

Огромной проблемой девальвация стала для производителей, имеющих валютные долги с критическими сроками погашения. К счастью, таких немного. Крупные и успешные заемщики валютных средств, диверсифицировали свое производство, что позволяет уменьшать этот убыток за счет прибыли от другой операционной деятельности. В целом, девальвация в большей мере позитивно повлияла на агросектор.

Latifundist.com: То есть, она наоборот помогла украинским аграриям, в то время, как в целом по стране влияние было критичным?

Алексей Вадатурский: Да. Больше негатива агросектору несет теневой рынок зерна. Все больше урожая продают за «кэш» в обход уплаты налогов и официального оформления документов. К сожалению, та оперативная и публичная работа, которая велась в начале уборки урожая на сегодняшний день «захлебнулась».

Этой теме уже не так много уделяется внимания. Сегодня все спокойно. Борьбы не видно. Налоговики говорят, что им запрещено проверять. И этой ситуацией опять пользуются те, кто реализуют зерно в тени.

Читать по теме: Спецпроект Урожай онлайн

Latifundist.com: Парадокс. С одной стороны, девальвация добавляет уверенности в виде роста гривневой прибыли, с другой — увеличивается зерновая «тень».

Алексей Вадатурский: В аграрном секторе пока еще преобладает прямой примитивный подход. Зачем фермеру думать о том, чтобы сдать зерно легально, ведь для этого сначала надо его где-то сохранить, потом заключить форвардный контракт и продавать по мере возникновения необходимости в деньгах. Большинство аграриев в Украине не имеют условий для хранения зерна и они не хотят думать, как это исправить. Поэтому охотно соглашаются, когда к ним приходят и говорят: «Вот, доллары только напечатали. Сдай зерно, и доллары в банку трехлитровую закручивай. Когда захочешь, у тебя будет валюта, и рисков будет меньше!».

Бизнесменам должно быть стыдно работать «в тени» и просить при этом еще дотации или льготы

Алексей Вадатурский

Latifundist.com: То есть, стратегически мыслить большинство пока не умеет?

Алексей Вадатурский: Да. И в этом главный просчет. Такой сельхозпроизводитель думает, что, если в июле, августе или сентябре получил долларовый кэш, то уже обеспечен. На самом деле это не так. Ведь он сдает зерно в пик, когда цены низкие. А если бы он его сохранил и продал в феврале или весной, то получил бы совершенно иные средства уже легально. Я против скорого «теневого» бизнеса в АПК. И бизнесменам должно быть стыдно работать «в тени» и просить при этом еще дотации или льготы.

Latifundist.com: Если сложить все факторы (девальвация, подорожание кредитов и фактически прекращение кредитования, проблемы с покупкой техники из-за ее удорожания) – не приведет ли все это к тому, что сектор утратит позиции драйвера в экономике Украины?

Алексей Вадатурский: В АПК многие еще почему-то не хотят считать. Как результат, средства используются нерационально. Но учиться этому надо, особенно, в кризисные времена, когда спасти может только правильная оптимизация затрат. Отказать себе в чем-то сегодня – значит получить надежду на уверенное завтра. А сейчас большинство идет по пути наименьшего сопротивления.

Latifundist.com: То есть, кризис пересадит украинских аграриев с «Мерседесов» на «Запорожцы» и заставит стратегически мыслить?

Алексей Вадатурский: От «Мерседеса» они не откажутся никогда, а стратегически мыслить, к сожалению, будут еще не скоро. Многие люди просто не проходили тяжелые 90-е годы, в которые я поднимал свой бизнес. Как сейчас помню, 28 августа 1998 г. грянул финансовый кризис в России, так называемый «черный понедельник»: доллар «взлетел» с 1,7 до 5,3 грн. За выходные гривня обесценилась в три раза! Украинцы пережили этот шок? Да. Украина оправилась от него за несколько лет и люди стали думать и лучше работать.

Нам повезло, что очередная девальвация растянулась на два года и не стала шоком за одну ночь. И этот кризис научит людей мыслить. Но хватит критиковать Президента. Разберитесь в себе, как вы работаете, и не надейтесь, что придут первые лица государства и сделают вас счастливыми. Мы должны сами о себе позаботиться. Только от нас зависит, как и с кем будем работать.

Latifundist.com: Стоит ли ожидать перераспределения рынка и новых банкротств?

Алексей Вадатурский: Для агросектора это не самое тяжелое время, потому что в нем работают достаточно выносливые люди. Как бы ни было тяжело, если сельхозпроизводитель сможет посеять будущий урожай, то на сердце у него уже тепло и радостно. Он знает, что все будет в порядке. В этом вся живучесть агрария. Он может погрустить июль – август, кое-кто — в сентябре, а потом нормально – дальше работают и ездят на «Мерседесах» (улыбается).

А передела рынка не вижу. Сегодня нет тех, кто выделялся бы на этом рынке настолько, чтобы на них могли покушаться, и нет тех, кто у сегодня есть мысли отобрать этот бизнес. Кризис уровнял всех. Те, кто при стабильной ситуации был на грани банкротства, они и сегодня у этой черты. Другие – стабильные середнячки, третьи – успешные предприятия. Мировой рынок не дождется, что в Украине начнутся катаклизмы. Землю засеем, а урожай будем собирать каждый год.

Latifundist.com: Как непростая экономическая ситуация в стране повлияла на НИБУЛОН?

Алексей Вадатурский: Кризис – не только вызовы, но и новые возможности. НИБУЛОН, например, полностью перешел на валютные закупки импортных товаров. Мы отказались от посреднических схем на внутреннем рынке. Все оборудование, сельхозмашины, и горюче-смазочные материалы, удобрения и средства защиты растений приобретаем только зарубежные. Таким образом, сняли все риски по девальвации и переплате при покупке за гривну тех ресурсов, которые в Украине не производятся. Кроме того, благодаря мировому кризису наша компания приобрели по гораздо меньшей цене различное оборудование и сельхозмашины. Когда кризис, надо крутиться еще быстрее.

Новая техника НИБУЛОН
Новая техника НИБУЛОН
Новая техника НИБУЛОН
Новая техника НИБУЛОН
Новая техника НИБУЛОН
Новая техника НИБУЛОН

Latifundist.com: Вы недавно вернулись с США, где презентовали интересный инвестиционный проект по постройке флота в Украине. У Вас как-то поменяются инвестиционные планы в сторону увеличения?

Алексей Вадатурский: Важно было показать, что в Украине есть успешные предприятия и в нашу страну необходимо инвестировать. Сегодня интерес к Украине очень большой. Международные инвесторы долго запрягают и очень нерешительные, привыкли жить в уюте, без рисков и хорошо зарабатывать. В Украине есть возможность заработать больше, но они ждут. А зря. На конференции я всем зарубежным инвесторам сказал следующее: «Не ждите, когда НИБУЛОН и другие подобные компании сделают Украину инвестиционно привлекательной для вас. Чтобы не было коррупции, чиновники стали воспитанными, не брали поборы приходите к нам — и вместе будем менять ситуацию. А если вы будете просто ждать, пока риски исчезнут, то однозначно опоздаете. Потому что Вадатурский и другие к тому времени проблемы все решат, и уже будут писать мемуары, как строили бизнес и инвестировали в Украине».

Latifundist.com: Ответ на презентованный проект получили?

Алексей Вадатурский: Нет. Но мы показали, что можем сделать Днепр вторым Миссисипи. Это НИБУЛОН и так делает в плановом режиме самостоятельно без каких-либо дополнительных инвестиций. После конференции ко мне подошли пообщаться по очереди президент компании AGCO, John Deere и Case и предложили купить комбайны на очень выгодных условиях. Ранее я планировал купить только 5 машин, но приобрел 15. Причем, условия были настолько выгодные, что мы купили 15 машин.

Читать по теме: НИБУЛОН увеличил инвестиции в сельхозтехнику

Latifundist.com: То есть, часть инвестиционной программы выполнили в Лондоне?

Алексей Вадатурский: Она выполняется в ходе различных визитов, в те же США, Лондон, когда открываются взаимовыгодные перспективы для долгосрочного сотрудничества.

Latifundist.com: Сохраняете ли инвестиционные планы на этот и следующий год? В какие объекты будете вкладывать деньги?

Алексей Вадатурский: НИБУЛОН — стабильная успешная компания, работающая в плановом режиме. Мы инвестируем сегодня около 30 миллионов долларов. Планируем удовить эту цифру в следующем году.

Latifundist.com: Двукратное увеличение связано с работами по дноуглублению по Днепру?

Алексей Вадатурский: Не только. Инвестиционная программа НИБУЛОН предусматривает строительство новых предприятий, флота и элеваторов.

Latifundist.com: Поделитесь конкретными прогнозными цифрами.

Алексей Вадатурский: Сегодня существует необходимость построить дополнительно около 700 тысяч тонн элеваторных емкостей (в целом их количество составит 2,5 млн т), флот увеличиться в два раза и его дедвейт вырастет до 300 тысяч тонн. Выйти на эти показатели ожидается в конце следующего года. 16 октября Президент Украины посетил наше предприятие с рабочим визитом и дал старт реализации комплексной инвестиционной программы по возрождению Южного Буга как главной транспортной артерии Николаевщины. В частности, в рамках этого мероприятия, было спущено на воду несамоходное судно и заложено еще одно, был отправлен первый грузовой рейс НИБУЛОНа по Южному Бугу, дан стар дноуглубительным работам на реке Южный Буг, а также началу строительства перегрузочного терминала в с. Бугское Вознесенского района Николаевской области. 

Видео по теме: Порошенко на НИБУЛОН

Это поистине исторические события не только для компании, но и для Украины в целом. Мы дали пример украинскому бизнесу, что в нынешних условиях необходимо инвестировать в экономику, давая тем самым рабочие места, заработную плату, поднимая экономику страны. Мы демонстрируем людям пример и даем надежду, что именно за такими действиями, будущее Украины

Latifundist.com: Вам не страшно развиваться такими быстрыми темпами?

Алексей Вадатурский: Мы развиваемся умеренными темпами, взвешивая каждый свой шаг и реализовывая запланированное.

Latifundist.com: Для успешной работы НИБУЛОНу необходимо восстанавливать судоходство. Как считаете, почему дноуглубление Днепра, Южного Буга, Днепро-Бугского лимана остается на бумаге?

Алексей Вадатурский: Я хочу, чтобы вы дословно передали читателям мои слова, чтобы мое мнение дошло до тех, кто пытается спекулировать вокруг проблемы дноуглубительных работ, подавая это как противостояние между НИБУЛОНом и министерством транспорта и инфраструктуры, и даже лично между мной и министром Андреем Пивоварским. Я руководитель частной структуры, где работает 5000 человек. Иногда даже мне бывает трудно достучаться до комбайнера, механизатора или руководителя среднего звена, чтобы они все сделали вовремя. У нас тоже есть своя бюрократия. Эта вертикаль у меня «на короткой ноге», но все равно уходит определенное время на решение любого вопроса.

А теперь рассмотрим министерства. Люди работают в них много лет. Каждое из министерств всегда опекал какой-то олигарх, расставляя своих людей, и те лоббировали интересы определенной промышленно-финансовой группы. Когда ставят нового человека, даже святого, все равно остается прежний «багаж», то есть коллектив. Как-то один из министров спросил у меня, что изменилось в Украине? Я ответил – лица. Много лет назад я обращался по вопросу дноуглубления к тем же людям, что и сейчас, и получаю аналогичные ответы. Они даже предложения не перепечатывают. Вот в этом проблема.

Кроме того, в министерствах все решается намного сложнее. У меня есть финансовый отдел, а у них – Министерство финансов и так дальше по цепочке. Это целые империи, в которых необходимо согласовывать все вопросы. А еще есть КРУ, борьба с коррупцией, прокуратура. Получить разрешение в другом министерстве, где сидят прежние кадры, очень сложно. Согласитесь, если кто-то отказал уже раньше НИБУЛОНу десять раз по какому-то вопросу, как он может дать положительный ответ в одиннадцатый? Это будет значить, что он либо дурак, либо или что-то получил с этого.

Я к этому отношусь достаточно философски. Министерство транспорта и инфраструктуры обязательно выполнит эти дноуглубительные работы. А Пивоварский – лучший министр транспорта и инфраструктуры, из всех, которых я знал. Этот человек хочет оставить по себе добрый след, и я благодарен за его доступность, открытость и желание менять старую систему.

Latifundist.com: Недавно Пивоварский заявил, что Минэкологии уже дало положительное заключение относительно проведения дноуглубительных работ на Днепре.

Алексей Вадатурский: После того, как наша инициатива была поддержана Пивоварским, я много начитался, и наслушался. И что мы планируем отмывать деньги на Днепре, и что проект не соответствует требованиям, хотя он был разработан лицензированными проектными организациями, и что не такие расценки применены, и что необходимо давать согласие на те или иные расчеты и т.п.

Мы в реализацию этой идеи вложили массу сил и собственных средств, а в итоге имеем только критику. Фактически мы выполняли работу за Министерство инфраструктуры, за «Укрводпуть». И теперь они, вместо того, чтобы просто выполнить эти работы, обвиняют в тех или иных недостаткахА еще складывается такое впечатление, что министерство делает все не для того, чтобы выполнить эту работу, а для того, чтобы обложиться всеми этими согласованиями, и получить ту или иную экспертизу. На это уходит очень много времени и экономика, к большому сожалению, много теряет, ведь уже и расценки другие, и бюджет вырос. И людям лучше от этого не живется. Иной раз думаешь, что министерства сами себя поедают своей рутинной работой. Они живут своей жизнью, а страна — своей.

Алексей Вадатурский

Latifundist.com: Похоже, они перестраховываются по всем вопросам. Заявлено, что осталось получить финальное заключение «Укргосстойэкспертизы».

Алексей Вадатурский: И эта экспертиза тоже не нужна. Ведь речь идет не о строительстве нового объекта. Это в очередной раз делается для того, чтобы Пивоварского не могли обвинить прокуратура и оппоненты-«доброжелатели».

Latifundist.com: У Вас есть ощущение, что до конца этого года начнут эти работы?

Алексей Вадатурский: Вряд ли.

Latifundist.com: Дноуглубления рек – больше проблема бюрократии или же результат борьбы олигархических групп?

Алексей Вадатурский: И то, и другое. Здесь трудно определить грань. Это наша национальная «гордость».

Latifundist.com: Вы говорить то, что думаете, тогда как большинство молчит…

Алексей Вадатурский: Я привык так делать и люди во власти уважают меня за это. После того, как покритиковал одного министра, другие готовы встретиться с тобой в любое время и сразу отвечают на все вопросы. Раньше такого не было.

Latifundist.com: Если дноуглубительные работы не начнутся в 2015 году, будет ли это критично для «НИБУЛОНА»?

Алексей Вадатурский: Мне, как руководителю приходится предусматривать все варианты, на случай если работы не будут выполнены. Компания приспосабливается к этой ситуации. Уже начали строить суда меньшей тоннажности: не по 4,5 тыс. т, а по 3 тыс. т. Таким образом, быстрее преодолеем бюрократические преграды. Даже, если вдруг у государства пропадет желание вообще выполнить дноуглубительные работы, то ми окажемся в лучших конкурентных условиях. Возвращаясь к выше сказанному, мы с Президентом дали старт на выполнение дноуглубительных работ на реке Южный Буг. Ситуация такова, что мы может быть будем выполнять эти работы еще и на реке Днепр. Мы сегодня уже покупаем необходимое оборудование для выполнения подобных работ.

Latifundist.com: А насколько быстро могут быть построены малотоннажные суда?

Алексей Вадатурский: За год. Буксиры уже есть. Во время визита Президента на наше предприятие, мы дали старт перевозкам по реке Южный Буг.

Алексей Вадатурский

Latifundist.com: Сколько для этих целей Вам необходимо малотоннажных судов?

Алексей Вадатурский: Примерно 16. Этого достаточно, чтобы перевезти наших 3 млн т. Думаю, за два года построим 16 судов. Деньги зарезервировали – около $12 млн на несамоходные суда и порядка $18 млн – на буксиры. На мой взгляд, $30 млн – хорошая цена, чтобы стать гибкой компанией, не зависящей от любых факторов.

Latifundist.com: Раньше Вы говорили, что готовы выполнять дноуглубление Днепра своими силами. Если бы тогда начали этот процесс, на какой стадии он был бы сегодня?

Алексей Вадатурский: С момента появления идеи прошло четыре года. Я обращался во все инстанции. Без проблем нашлась бы подрядная организации, которая выполнила бы дноуглубительные работы. Тогда мы договорились с одной севастопольской компанией. Технически ее специалисты могли сделать эти работы под наш проект. Потом произошло отчуждение Крыма, началась война. Производственные мощности остались в Севастополе. Для выполнения работ необходимо всего порядка двух миллионов долларов. Это не много. В Украине были возможности для выполнения этих работ. Я не планировал самостоятельно их делать, хотя мог даже купить необходимое оборудование, но зачем, если дноуглублять не давали? Хотя мы готовы доказывать необходимость выполнения этих работ, и может быть будем вынуждены их и самостоятельно выполнять. Для этих целей, как я сказал ранее, мы покупаем необходимое оборудование.

Latifundist.com: Получается, что проблему, которую можно было решить за два миллиона, Вы вынуждены решать другим путем за 30 миллионов?

Алексей Вадатурский: Я не теряю эти средства. Потому что они будут работать на НИБУЛОН, расширяя его возможности по поставкам.

Latifundist.com: Но углубленным Днепром могли пользоваться не только Вы…

Алексей Вадатурский: Конечно, но почему я один должен думать, а как же государство? У него для этого есть ресурсы.

Latifundist.com: Какие последствия для рынка будет иметь решение Мининфраструктуры отдать часть корабельного сбора в порту Южный стивидору ТИС. Как Вы к этому относитесь?

Алексей Вадатурский: Мы против того, чтобы одним давали льготы, а другим – нет. Перед законом все должны быть равными. Более того, в данном случае речь еще и о передаче портов в концессию известным в Украине людям. Таким образом, деньги, заработанные в нашем регионе, передают Одессе. А после этого порт, который государство приведет в порядок, отдадут на 30 – 50 лет какой-то финансово-промышленной структуре, которая за 50 лет будет возвращать средства государству. Скажите, это справедливо? Нет! Мы категорически боремся с этим безобразием в стране. Агросектор Николаевского региона сегодня дотирует выполнение всех работ в Южном и других портах, и они практически паразитируют на этом.

Сегодня Николаевский порт самый дорогой в мире по заходу судов

Алексей Вадатурский

Latifundist.com: То есть надо расширять практику с частичной льготой на другие компании?

Алексей Вадатурский: Да. Сегодня Николаевский порт самый дорогой в мире по заходу судов: плата за проход самая большая и она в 2-3 раза выше себестоимости. Как раз за счет таких сборов Администрация морских портов получает сверхприбыли, накапливает на банковских депозитах большие средства, которыми не может распорядиться, как следует. А мы эти средства теряем. На мой взгляд, Администрация морских портов – неэффективный орган, обслуживающий ФПГ, и ее надо ликвидировать, или же реформировать. И сделать администрацию морских портов в каждом регионе, или порты, в свете задекларированной политики децентрализации, с администрациями, превратить в юридические лица в отдельных регионах. Сейчас по образцу Администрации морских портов хотят сделать еще и Администрацию внутренних водных путей. В Верховную раду разными депутатами поданы три законопроекта на ту тему. Потом они дружно отозваны в сентябре. Добрых известий от законопроекта в том виде, в каком он подавался в Верховную раду, ждать не приходится. Легче не будет.

Latifundist.com: Кому это выгодно, кто за всем этим может стоять?

Алексей Вадатурский: Когда увидите, кто приватизировал все украинские речные порты, вопросов не останется.

Latifundist.com: Вы говорите, что выгоду получит «Укрзализниця». Но ведь это государственная структура. Выходит, государство намеренно ставит палки в колеса?

Алексей Вадатурский: А государство как собственник эффективно использует подвижной состав и другое имущество? Нет. В конечном итоге, это – поток средств, которые кто-то получает по тендерам на горючее, на колесные пары, на строительство вагонов и т.д.

Latifundist.com: То есть, до сих пор не сломана старая система?

Алексей Вадатурский: В крови каждого украинца такое творится… Понимаете, я не знаю, как с нами необходимо поступать, чтобы мы изменились. Скольких нужно арестовать и сколькие должны погибнуть, чтобы мы все иначе стали смотреть на жизнь вокруг. Майдан дал народу знак, что любую власть можно сменить очень быстро. Но сегодня нужно другое. Главное для народа наконец-то понять, что надо начинать меняться, работать над собой, а не делать ставку на власть. Власть должна создать условия, помогать. Но за нас работать она не будет и не должна.

Недавно у меня была дискуссия относительно налоговых льгот для АПК. НИБУЛОН — единственная компания, которая выступает против субсидий и призывает к единой системе налогообложения. Когда идет война на Востоке и необходимо поддержать обороноспособность страны, о каком возврате НДС экспортерам может идти речь? Это абсурд. Кроме того, возврат НДС получают компании, приближенные к власти, а простые смертные – нет.

Алексей Вадатурский

Latifundist.com: В Николаевской и Черкасской областях ввели практику взвешиванья зерновозов, что вызвало серьезный резонанс. Как Вы считаете, стоит ли за этим некая коррупционная схема? Кому это вообще нужно?

Алексей Вадатурский: Это коррупционная схема, реализованная людьми, оставшимися от прежней власти.

Latifundist.com: Улучшить состояние дорог это никоим образом не поможет?

Алексей Вадатурский: Нет, не поможет. Дабы поменять ситуацию с дорогами надо немного. Во-первых, привезти соответствующих министров на Николаевщину. Второе – напомнить им, что государство получает огромные средства от акциза при продаже горюче-смазочных материалов. Средства должны направлять на ремонт дорог. Но сегодня это не так. Деньги поступают на пополнение бюджета и используются совершенно не по назначению. Как быть? Мы изучали «дорожный» опыт в США, ЕС, Беларуси и других странах. В Европе, например, акцизный сбор на речные перевозки не платится, чтобы перевозчик получил стимул для перехода на реку. Собственник буксиров покупает горюче-смазочные материалы тоже без акциза. А предназначенное для этого топливо окрашивается в красный цвет. Дизельное топливо для аграрного сектора, облагается 50% акцизным сбором, и окрашивается в зеленый цвет. Топливо для автомобильного транспорта имеет 100% ставку акциза.

Что у нас? Аграрный сектор сегодня оплачивает 100% акцизного сбора! Нонсенс: трактора не ездят по дорогам, а только по полям, но деньги на ремонт дорог дают. Этим самым агрария лишают возможности выгодно перевозить зерно, заставляя использовать машины с меньшей грузоподъемности. Деньги с автомобилей тоже не идут на ремонт дорог. Автоперевозчики, и я в том числе, готовы платить разумную плату, чтобы средства адресно направлялись на ремонт дорог. Но нас никто не хочет слушать. Говорят: «Мы поставим весовые комплексы и запретим вам возить». Проблема есть? Есть. Ее надо решать. Мы посчитали, что если бы средства от акциза только от агросектора Николаевской области использовались по назначению, то регион получил бы на ремонт дорог полтора миллиарда гривен в год! Это позволило бы ежегодно строить по сто километров новых дорог. Но нас никто не слышит.

Кроме того, облавтодор в нынешнем виде не должен существовать. Надо создавать целевой фонд, полностью подконтрольную собственникам автомобильного транспорта и общественности организацию по распоряжению этими средствами. Контроль за распределением собранных денег надо возложить на ее наблюдательный совет. Договора заключать только на тендерной основе.

Latifundist.com: Спасибо Вам за содержательную беседу!

Ирина Наталенко, Елена Агаджанова-Гонсалес, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, на нашем канале в Telegram, а также подписывайтесь на нашу рассылку

Выполнено с помощью Disqus