Agroweekend: Крестьянские войны 2015 года по-европейски

митинг аграриев

Одной из примет прошедшего года стали протесты украинских аграриев. Для Украины это явление новое. Порой возникает такое впечатление, что власть просто не ожидала серьезного сопротивления «со стороны села». Сегодня можно уже смело утверждать, что это самое «село» становится все более весомой политической силой, не считаться с которой было бы весьма опрометчиво. И сегодня мы хотим вспомнить о том, как отстаивают свое право на достойную жизнь аграрии Европы.

Одними из первых о своем недовольстве еще в январе заявили фермеры Польши. Сообщения о польских аграрных протестах появлялись достаточно регулярно. Но проходили они достаточно спокойно. Пожалуй, самой радикальной мерой было «мягкое» перекрытие трасс и проведение «парадов тракторов» на городских улицах.

Зато интересной чертой польского «аграрного бунта» стало то, что он был практически сразу же перенесен в сферу культуры. Нам кажется, что этот способ донесения информации о проблемах отрасли до всего общества нашим аграриям тоже можно взять на вооружение.

Но наиболее массовый и масштабный характер протесты приобрели в «старой Европе». Отмечают, что нынешний размах протестов аграриев для послевоенной Европы беспрецедентен. И поначалу протесты проходили достаточно спокойно, даже весело.

Еще одной формой протестов становится демонстративное уничтожение собственной продукции. Такие акции способны привлечь внимание к проблеме, вызвать широкий резонанс в прессе. Но рядового обывателя и его интересы они затрагивают мало. Следовательно, подобные формы протеста жестким шоком для общества не стали.

Осознав, что митинги, наличие тракторов и животных на городских улицах, как и удобрение полей молоком, не производят должного эффекта, аграрии постепенно начали создавать обществу сложности, игнорировать которые становилось все труднее.

В ряде случаев протесты приобрели не просто шокирующий характер. Акции, подобные представленной в следующем сюжете, были отнюдь не единичными. Отметим сразу, что мы не призываем к повторению чего-то подобного в Киеве, Житомире или любом другом украинском городе. Хотя бы потому, что организовать уборку ароматных последствий такого протеста силами депутатского корпуса, министров во главе с Премьером или чиновников рангом пониже не удастся. Дополнительные проблемы возникнут у тех, кто за нищенскую зарплату вынужден ежедневно выгребать [мусор] за нашими с Вами «слугами» и избранниками.

Еще одной характерной чертой фермерских протестов 2015 года стало то, что уровень агрессии акций постоянно возрастал. Даже «навозные атаки» проходили в атмосфере, пусть и не совсем здорового, веселья. Но все более частыми стали проявления явной агрессии. Правоохранителям в ряде случаев пришлось применять достаточно жесткие ответные меры.

Возможно, именно эти признаки жесткой и даже злой агрессии заставили-таки власти пойти на определенные уступки. В частности, во Франции фермерам пообещали помощь в размере €0,6 млрд. Кроме того, правительства стран ЕС, наконец, всерьез озаботились поддержкой экспорта сельхозпродукции.

Но пришла осень, и все началось сначала.

Осенние протесты доказали, что фермеры не просто не удовлетворены, они еще более раздражены и готовы объединяться. Все чаще полиция вынуждена была применять против «мирных земледельцев» меры, которые ранее испытали на себе только крайние радикалы.

Мы не стремились дать хронологию фермерских протестов в Европе. Материалы были подобраны таким образом, чтобы продемонстрировать, как достаточно быстро менялся сам дух протестов и их методы. Также мы не приводимнаиболее шокирующие сюжеты. Уверены, даже выбранные нами «мягкие» сцены драматического противостояния европейских фермеров и властей заставляют задуматься.

Да, протесты аграриев в Европе и Украине имеют свои особенности. Ухудшение ситуации на рынке вынудило европейских аграриев требовать помощи. Они требуют улучшения условий ведения бизнеса. А их украинские коллеги с декабря вынуждены требовать от своего правительства не ухудшать и без того непростые (надеемся, читатель заметил, что в своих оценках мы остаемся максимально мягкими и толерантными) условия работы. Как говорится, почувствуйте разницу. «Доведенные до отчаяния» французские (немецкие, бельгийские и т.д.) фермеры достаточно жестко защищают свои интересы. Вам еще не страшно?

Есть еще один существенный момент. Каждый фермер выходит защищать свои интересы. Они, соответственно, активными становятся сразу же, как только ухудшаются условия ведения бизнеса. Значительная часть украинского аграрного сектора представлена агрохолдингами. Интересы агрохолдингов и фермеров совпадают далеко не всегда. Работающие же на земле наемные работники готовы будут искренне, а не за плату, выйти на защиту интересов своего работодателя только тогда, когда ухудшение коснется их лично. Кроме того, по оценкам специалистов, каждый работающий на земле обеспечивает работой от 3 до 5 человек, занятых в смежных областях. «Придет когда-нибудь и их черед». То есть, в Украине «аграрный протест» вызревает подспудно, и нынешние акции – это только цветочки. И неизвестно, каким будет плод… А еще нужно учесть, как любят нынешнее правительство предприниматели и рабочие, учителя и врачи. Очень не хочется, чтобы вынесенная в заголовок фраза о «крестьянских войнах» стала пророческой. Чур нас…

P.S. Пожалуйста, не нужно обвинений в безграмотности. Мы прекрасно знаем, что слово «правительство» принято писать с большой буквы. Но как-то Caps не нажимается…

P.P.S. В конце декабря сразу три украинских агентства опубликовали информацию о снижении протестных настроений в стране. Так, просто интересно… Или это после поездки министра Полторака к протестующим аграриям?

Степан Полторак

Андрей Бескорсый, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus