Николай Ярчук: Импортный сахар нам не нужен

Николай Ярчук, глава правления Национальной ассоциации сахаропроизводителей Украины «Укрцукор»
Источник фото: export LAT

Перспективы у отечественной сахарной отрасли очень неплохие, считает глава правления Национальной ассоциации сахаропроизводителей Украины «Укрцукор» Николай Ярчук. В эксклюзивном интервью Latifundist.com он рассказал, кому и как нужно научиться их видеть.

Latifundist.com: Удалось ли правительству достигнуть договоренности с организацией ВТО по поводу уменьшения квоты ввоза сахара-сырца в Украину? Ведь вы Кабмин об этом просили.

Николай Ярчук. У нас с правительством полное понимание относительно того, что квоту надо уменьшать. И Кабинет Министров Украины уже зарезервировал перед Всемирной торговой организацией свое право инициировать отмену квоты на ввоз в Украину сахара-сырца. Импортный сахар нам не нужен. Сегодня цена на внутреннем рынке ниже, нежели мировая. Украинскому производителю нет смысла завозить сахар-сырец из тростника, перерабатывать и подороже продавать, то есть импортировать высокую цену. Общественность и правительство в этом тоже убедились. Отечественный производитель способен обеспечить в полном объеме внутренний рынок сахаром.

Latifundist.com: У меня маленькое уточнение: правительство уже договорилось по поводу снижения квоты или же это перспектива следующего года?

Николай Ярчук. Это процедура довольно длительная и проходит не так быстро. Во-первых, правительство только зарезервировало свое право ставить этот вопрос. И теперь на уровне дипломатических и международных переговоров этот вопрос решается. Как быстро он решится — покажет время.

Latifundist.com: И если Украина не завезет эти 267,8 тысяч тонн сахара-сырца из тростника, то к Украине не будет никаких претензий и штрафных санкций со стороны ВТО?

Николай Ярчук. Да. Эта квота — не обязанность, а право других стран завозить этот сахар при возникновении такой потребности на украинском рынке. А у нас это право превратилось в обязанность.

Latifundist.com: А какое дальнейшее развитие событий Вам подсказывает многолетний опыт?

Николай Ярчук. Думаю, что вряд ли в этом году заедут эти 267,8 тысяч тонн. Мировая конъюнктура цен сложилась таким образом, что сегодня экономической целесообразности завозить сахар-сырец нет. Ведь сахар на внутреннем рынке дешевле. Сахар-сырец стоит 515 долларов за тонну, прибавим 150-160 долларов за транспортировку, переработку, НДС и того — 675 долларов. В Украине стоимость сахара 650 долларов за тонну, то есть он дешевле импортного на 20-25 долларов.

Latifundist.com: А есть ли изменения в формате сотрудничества с Республикой Беларусь, которая являясь членом Таможенного союза, продолжает работать по принципам свободной торговли с Украиной: фактически беспошлинно ввозить свой сахар на украинскую территорию, тогда как вход Украине загражден пошлиной?

Николай Ярчук. Пока нет. Сегодня нужно как можно скорее отменить режим свободной торговли с Беларусью по сахару. Украина не входит в Таможенный союз, а Беларусь его участник. Де-факто режима свободной торговли с Беларусью у нас нет, хотя на бумаге он еще действует, так как не отменен, а Беларусь уже член ТС. В Таможенном союзе действуют одни правила, у нас — другие. Таможенный союз сохраняет за собой все защитные меры в силе — высокую ввозную пошлину, которая является фактически запретительной для украинского сахара.

Latifundist.com: А какая реакция правительства на это предложение?

Николай Ярчук. Мы обращались к правительству с этим вопросом, но пока решения не принято.

Николай Ярчук

Latifundist.com: Ваш прогноз производства сахара с нового урожая? И сколько на сегодняшний день составляют переходные остатки?

Николай Ярчук. Производство будет в пределах объема, необходимого для обеспечения потребностей внутреннего рынка — около 1,8 миллиона тонн. Из-за непростых погодно-климатических условий не во всех регионах ожидается хороший урожай. Однако с учетом переходных запасов (700 тысяч тонн), дефицита сахара на внутреннем рынке в этом году не будет.

Latifundist.com: Насколько вырастет цена сахара с нового урожая?

Николай Ярчук. Затраты на выращивание свеклы и производство сахара растут, соответственно будет расти и цена. Дорожает газ, минеральные удобрения, техника. Ожидаю, что цена увеличится на 15% до 7-7,5 тысяч гривен за одну тонну. Это конкурентная цена и главное — социально приемлемая для внутреннего рынка.

Latifundist.com: Сколько сахарных заводов будет работать?

Николай Ярчук. В прошлом году работало 76 заводов. Заявки на этот год подали 80 предприятий. Но в силу разных причин, на мой взгляд, 10-12 из них не заработают. Поэтому производить сахар будут около 68-70 заводов.

Latifundist.com: Наибольшая проблема для отрасли — высокая энергозатратность. Ваш прогноз, сколько инвестиций необходимо для ее технического переоснащения? И какая технология может сделать заводы конкурентоспособными по сравнению с европейскими?

Николай Ярчук. В себестоимости готовой продукции доля энергозатрат превышает 25-30%. Это очень много. Чтобы провести модернизацию 70-ти заводов, необходимо инвестировать, как минимум 100 миллионов долларов. В техническое перевооружение в основном вкладывают большие компании, такие как Астарта, UkrLandFarming, Кернел-Трейд, Мрия и так далее. Входящие в них 42-43 завода по конкурентоспособности уже сравнялись с европейскими. Но другим игрокам сложнее найти деньги. И конкуренцию выдержат не все. На мой взгляд, альтернативой дорогому газу может стать производство биогаза с жома и другие виды альтернативного топлива. Главное — не стоять на месте, а искать новые технические решения.

Хотелось бы больше чувствовать и поддержку государства в этом направлении. Ведь сегодня, несмотря на заверения Главы государства, премьера и отраслевого министра о важности сахарной отрасли, все еще не возродил свою работу Институт сахарной промышленности. Так что отрасль в скором времени рискует остаться без научной поддержки. А это чревато тяжелыми последствиями.

Latifundist.com: Вы сказали, что не все найдут деньги на переоснащение. А сколько, на Ваш взгляд, сахарных заводов уйдет с рынка?

Николай Ярчук. Исходя с внутренних потребностей для производства сахара Украине необходимо 50-60 сахарных заводов. Но сахар перестал быть только продуктом потребления, он стал сырьем для производства альтернативных видов топлива, таких как биогаз, биоэтанол. Сахар — это еще один источник энергетической независимости для страны. Сегодня Бразилия 60% сахара использует для производства биоэтанола, а Европа довела содержание биоэтанола в топливе до 20%! Это же направление развивают Россия, США. Словом, перспективы у отечественной сахарной отрасли очень неплохие, только надо научиться их видеть.

Latifundist.com: Как повлияет на работу отрасли принятие депутатами законопроекта об использовании биоэтанола в топливе для автомобилей?

Николай Ярчук. Пока не будет комплексного подхода к решению данной проблемы — никак. Сегодня у нас в государстве все живут по своим правилам (энергетики, производители). Чтобы производить биоэтанол, надо четко понимать какой объем сахара следует произвести на 2014 год и так далее. Могу только сказать, что сегодня Украина производит 16-18 миллионов тонн свеклы. Если заработает производство биоэтанола, то будет 30-35 миллионов. Это дополнительно обеспечит работой еще 10-15 заводов.

Latifundist.com: А кто должен заниматься биоэтанолом — государство или частный сектор?

Николай Ярчук. Во Франции, которая является лидером по производству биоэтанола, это отдано частному сектору, а именно сахарным заводам. Именно они — источник сырья. На мой взгляд, в Украине биоэтанолом должен заниматься частный бизнес, готовый вкладывать средства в это недешевое производство.

Latifundist.com: Биоэтанольное направление может обеспечить сбыт сахара на внутреннем рынке, а где находятся наши главные экспортные рынки?

Николай Ярчук. Помимо белого сахара Украина может также производить с свеклы сахар-сырец. Это аналог сахара-сырца из тростника, который сегодня завозится к нам из Бразилии. Кроме того, отходы сахарной отрасли можно использовать для изготовления твердого топлива в гранулах. Все эти продукты будут востребованными в странах Азии, Африки.

Latifundist.com: А в чем главная проблема с выходом на эти рынки сейчас?

Николай Ярчук. За 20 лет отрасль потеряла свои рынки, а также — опыт и традицию экспортировать. В советское время 60% всего сахара Украина экспортировала в станы СНГ, но после развала СССР эти рынки заняли другие производители.

Но сейчас ситуация на мировом рынке меняется. Рано или поздно возникнет дефицит сахара на мировом рынке. И надо сделать все, чтобы оказаться в числе стран, которые смогут оперативно удовлетворить этот спрос. Сегодня, к сожалению, Украина не может оперативно реагировать на подобные вызовы. Как этого избежать? Надо сберечь свою производственную, научную и сырьевую базы, а также — следить за ситуацией на внутреннем и внешних рынках.

Также надо адаптировать всю научно-техническую документацию к европейской, потому что уже на внешних рынках начинаются сахарные торговые войны против украинского продукта. Конкуренты начинают искать разные крючки, чтобы не пустить нас туда.

Николай Ярчук

Latifundist.com: А кто «цепляет» наш экспорт?

Николай Ярчук. В зарубежной прессе уже появились публикации, что украинский сахар производится с сахара-сырца из тростника, а не со свеклы. Это очевидные войны.

Latifundist.com: А каковы перспективы Украины на азиатских рынках? И какое место отводите Китаю?

Николай Ярчук. Китай — очень перспективный рынок, поскольку потребление составляет 6-9 кг сахара в год на одного человека, тогда как в Европе — 33 кг. Если бизнес и государство объединят усилия, то за год можно спокойно экспортировать минимум миллион тонн сахара! Сегодня украинским сахаром интересуются ОАЭ, Египет. Современный покупатель хочет иметь альтернативные диверсифицированные источники поставок продукции, чтобы менее зависеть от одного поставщика. Чем быстрее это поймем, тем быстрее получим экономический результат.

Latifundist.com: А куда Украина экспортировала 110 тысяч тонн в этом году? И сколько успеем продать еще?

Николай Ярчук. В основном Азия, Узбекистан, Египет, Ливан, До конца года продадим еще 20-50 тысяч тонн.

Latifundist.com: А российское направление? Или там нам уже искать нечего?

Николай Ярчук. Россия — перспективный и выгодный партнер. Но поскольку политические амбиции там пока что преобладают, то мы не видим возможности быстрого возобновления сотрудничества. Хотя Россия никогда не сможет в полной мере обеспечить себя сахаром. И будет импортировать сахар-сырец. Сегодня в России цена на сахар выросла на 24%. И это говорит о том, что нет там сахара, а вот дефицит — есть.

Latifundist.com: Поступали ли предложения от россиян покупать украинский сахар?

Николай Ярчук. Сложилась парадоксальная ситуация: российский бизнес хочет покупать украинский сахар, но политические и другие преграды не дают это сделать. Россия будет вынуждена импортировать 1,5-2 миллиона сахара. Где его выгоднее купить? Судите сами: украинский сахар стоит 650 долларов за тонну, российский — 790-830 долларов, сахар-сырец 515 долларов. Если Россия начнет покупать сахар-сырец, то его цена на мировом рынке подскочит до 600 долларов, прибавьте сюда 150-170 долларов за переработку и транспортировку — выходит дороже, чем наш. Так что экономически России выгоднее покупать украинский сахар, но этому мешают политические и бизнес амбиции отдельных людей.

Latifundist.com: Вы упомянули о производстве со свеклы сахара-сырца нашими заводами. Настолько это далекая перспектива?

Николай Ярчук. Каждый завод может производить такой сахар-сырец, проведя небольшое техническое дооснащение. Главное, чтобы был спрос. Сегодня острой необходимости в нем нет, но к такому варианту развития событий мы должны быть готовы.

Latifundist.com: Какой будет сахарная отрасль после принятия нынешней редакции законопроекта «О рынке земли»?

Николай Ярчук. Сложно пока сказать. Все будет зависеть от общего влияния открытия рынка земли на экономическую ситуацию в стране. Я не уверен, что это влияние будет позитивным. Вопрос не в том, кто владеет землей, а насколько эффективно ее обрабатывают.

Когда 20 лет назад земельная реформа началась, то все хозяйства развалились. А сахарные заводы остались без сырья и уверенности в завтрашнем дне. Тогда государство призывало брать землю и выращивать на ней хоть что-то, чтобы не пустовала. Заводы консолидировались, взяли землю в аренду, начали выращивать свеклу — так появились агрохолдинги. А сегодня стало страшно, что кто-то имеет в одних руках 200 тысяч земли. Если так страшно, так боритесь с монополизацией методам внедрения эффективного хозяйствования. От этого еще никто не проигрывал, а наоборот, только выигрывал.

Если земельный рынок введут в нынешнем варианте, как предлагает законопроект «О рынке земель», то холдинговые компании развалятся, а 70% сахарной отрасли окажется на грани выживания, потому что они входят в эти холдинги. И как тогда государство будет обеспечивать продовольственную безопасность страны? Чтобы этого не случилось, на мой взгляд, необходимо убрать ограничения по аренде земель для юрлиц без права приобретения ими земель сельхозназначения.

Ирина Наталенко, национальный агропортал Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus