LATIFUNDIST.COM 13.11.2019
Петр Томан: Запрет на покупку земли для иностранцев — это конец украинским мечтам об инвестициях
Компания Agromino завершила сделку по приобретению 100% акций Resilient (дочернее предприятие «Ресилиент») у чешского инвестиционного фонда Mabon. Об этом пресс-служба компании сообщила буквально на прошлой неделе. Смеем допустить, что эта информация может несколько запутать нашего читателя. Ведь не так давно, в прошлом году, сам Mabon приобрел контрольный пакет акций Agromino. Однако на самом деле все просто, речь идет, по сути, о консолидации активов. В результате сегодня мы имеем усиленного игрока в ТОП-100 латифундистов с 52 тыс. га.
О взаимоотношениях в этом «аграрном треугольнике», инвестиционных планах, а также об особенностях работы в преддверии открытия рынка земли в Украине и противостоянии рейдерским атакам мы расспросили генерального директора Agromino и «Ресилиент» — Петра Томана.
Latifundist.com: Расскажите в целом о своем карьерном пути в агросекторе. Как Вы пришли в Mabon, в «Ресилиент» и теперь уже в Agromino?
Петр Томан: Все началось, как говорится, с личных связей. Мой друг и однокурсник из университета более 20 лет проработал в чешском агробизнесе, сейчас он мажоритарный акционер в Agromino и Resilient. Вместе мы и начали обсуждать, как можно развивать этот бизнес в Украине. И уже через пару месяцев купили первое хозяйство во Львовской области, начали инвестировать в другие проекты.
Latifundist.com: Если я не ошибаюсь, Вы зашли в Украину в 2014 году. Это было сложное время — на Востоке начались военные действия…
Петр Томан: Согласен, это был рискованный период. Много бизнеса уходило из Украины, а мы в это время зашли. Дело в том, что мы увидели, что здесь есть куда расти и развиваться. В украинском сельском хозяйстве огромный потенциал. Привлекая в него современные технологии, знания, лучший зарубежный опыт, можно получить очень хорошие результаты. В первую очередь здесь отличная почва. Но мы заботимся не только о себе — для компании важно работать эффективно и прозрачно, платить налоги, чтобы развивался бизнес и в то же время зарабатывалa Украина.
Latifundist.com: Поздравляем Вас с успешным завершением сделки. Но хотелось бы уже в начале нашей беседы пролить свет на историю отношений между Mabon, Resilient и Agromino. Это своего рода консолидация активов?
Петр Томан: Когда мы зашли в Agromino, на тот момент компания была далеко не в лучшем состоянии, в частности, относительно показателей урожайности. Если в «Ресилиент» мы имели по кукурузе 12 т/га, по пшенице — 6,5 т/га, а по подсолнечнику — 4 т/га, то в это же время в Agromino была половина от этих показателей. В прошлом году мы пришли к выводу, что будет более эффективно, если эти компании объединить и таким образом усилить их. Наиболее удачной формой для этого было определено введение компании «Ресилиент» в уставной капитал Agromino, поскольку это соответствует законам Украины, Дании, Швеции и Чехии, где мы в разном формате присутствуем.
Latifundist.com: В свете этого слияния как будете вести земледелие? Ведь помнится, что Agromino исповедует принципы минимальной обработки почвы, а «Ресилиент» больше работает по интенсивной технологии.
Петр Томан: Сложно ответить однозначно. Компания присутствует в разных регионах, в достаточно различных условиях по качеству почвы и даже погоде. Исходя из этого, мы не сможем найти одну одинаково эффективную для всех формулу. То есть мы смотрим и опытным путем определяем лучшие решения для достижения высоких результатов. Исходя из этого, уже в нынешнем году Agromino ушло от соотношения 60% озимых и 40% яровых культур. Конечной же целью будет следующая структура — 25% озимых и 75% яровых. Также благодаря экспериментальной работе, опытам мы пришли к тому, что Agromino с прошлого года использует глубокую обработку почвы на большинстве площадей.
Latifundist.com: Смена технологии оправдала себя?
Петр Томан: Более чем. Показатели урожайности значительно улучшаются, и это очень вдохновляет. Есть куда расти и развиваться! Уже сейчас, например, в Харьковской области к нам приходят соседи, которые смотрят на наши поля и не верят своим глазам. В целом этот год был хорошим для нас. Даже невзирая на длительные засушливые периоды. Да, по озимым культурам, в частности по пшенице, мы немного потеряли из-за отсутствия дождя. А вот с яровыми все хорошо, они получили влагу в нужный момент, когда растения наливались. По подсолнечнику, например, отличные результаты.
Конечно, все эти погодные колебания доставляют аграриям кучу неприятностей. Но, честно говоря, это «цветочки» в сравнении с негативными тенденциями в экономическом плане. Особенно нас беспокоит уменьшение цены на рынке на выращенную продукцию, а также валютные изменения. Вот сейчас гривна усилилась и для нас как экспортеров это проблема, ведь зарплата и аренда платится в гривнах, а продажа идет в долларах.
Latifundist.com: А что именно внедряете по технологиям? Какие инновации вводите, как они себя проявили?
Петр Томан: В агрономии мы отдаем предпочтение технологии Strip Till и глубокому рыхлению, которые дают намного лучший результат, в частности по удержанию влаги в почве. Наши предшественники как-то не привыкли хорошо работать с водой, а зря, ведь технология позволяет закрывать влагу весной, чтобы работать с ней летом в засушливые периоды.
Также используем систему Cropio, благодаря которой мы постоянно имеем свежие фотографии со спутника о состоянии каждой культуры. И если есть какие-то проблемы относительно уровня урожайности или сорняков, сразу принимаем необходимые меры. Кроме того, мы установили камеры на трактора, на комбайны, и теперь наши офисы могут онлайн наблюдать за работой техники в украинских полях, контролировать процессы и показатели.
Еще используем технологию IoT (Internet of things) — ставим на поле датчики, которые определяют температуру и уровень влажности почвы, воздуха, фиксируют количество выпавших осадков на конкретном поле. Исходя из этого, мы проводим все работы в самые оптимальные сроки — сеем культуру, вносим удобрения, средства защиты растений и т. д. То есть всячески внедряем новые технологии, которые позволят добиться лучших результатов.
Latifundist.com: А что с кадровой политикой в Agromino сейчас? С Вашим приходом были ли существенные изменения в менеджерском составе? Как изменилось лицо компании?
Петр Томан: Интеграция новых активов — это целое искусство, особенно когда это касается людей. У компаний разные корпоративные культуры, разная история. И это надо учитывать. Конечно, в этом процессе были и увольнения, но в целом люди работают, зарплаты растут и официально выплачиваются, а значит и производительность должна увеличиваться.
Интеграция новых активов — это целое искусство, особенно когда это касается людей.
Latifundist.com: Вы упомянули, что в Agromino планируете поменять структуру севооборота — снизить количество озимых и нарастить яровые. В связи с этим, какими будут основные культуры?
Петр Томан: Для нас очень важно учитывать экономику всех культур. Если мы говорим о кукурузе и подсолнечнике, то их экономический результат лучше, чем у пшеницы, поэтому они в приоритете. Рапс, как известно, немного рискованная культура, хотя и достаточно маржинальная в сравнении с другими масличными. К тому же в случае вымерзания его можно заменить. В качестве дополнительных культур также выращиваем сою и просо.
Latifundist.com: Расскажите, пожалуйста, об инвестиционных планах компании. Какие задачи ставите перед собой сегодня? В том числе в связи с недавней покупкой Agromino.
Петр Томан: Что касается наших ближайших планов, то мы хотим улучшить посевы. Для этого будем инвестировать в сеялки точного высева. Еще планируем удвоить объем хранения на элеваторах Agromino, в частности, под сушку и хранение кукурузы. Но это не исчерпывает инвестиционный бюджет, ведь нам еще очень много нужно сделать.
Latifundist.com: А что в животноводстве? Ранее Вы упоминали, что вам удалось сделать его хотя бы минимально, но прибыльным.
Петр Томан: Многое нам удалось улучшить, но я повторюсь — в основном эти инвестиции зависят от того, что будет с рынком земли. То есть комментировать сейчас животноводство не имеет смысла, потому как, если мы хотим вложиться в него, то важно понимать, по каким правилам будет работать рынок земли. Если рынок становится полностью открытым, то формируется реальная правильная цена земли. А если есть правильная цена земли, то банки будут готовы брать ее в залог и давать кредит. И уже этот кредит спокойно можно инвестировать в развитие любых направлений бизнеса, в том числе и животноводства. Сейчас же, в условиях моратория, банки на это не дают кредитов или же дают под очень высокий процент. То есть нет топлива для двигателя, который реально запустит экономику.
Подтверждением тому могут быть фермы холдинга в Эстонии. Мы являемся одной из немногих эстонских компаний, которая работает на международном рынке и развивает производство молока на самом высоком уровне. Наши фермы одни из крупнейших не только у себя в стране, но и на всей территории ЕС, ведь насчитывают более 8 000 голов молочного крупного рогатого скота, а среднее производство молока составляет 40 литров в день с одной коровы. И такому развитию предшествовал, конечно же, либеральный земельный рынок. Вот почему сельское хозяйство Эстонии находится на очень высоком уровне.
Latifundist.com: В свете активной дискуссии вокруг темы вероятного открытия рынка земли в Украине уже в следующем году не могу не поинтересоваться Вашей позицией по этому вопросу, в частности, о возможностях для иностранных компаний?
Петр Томан: Однозначно, я приветствую такую перспективу. Открытие рынка земли — это устремление Украины в сторону демократических реформ. В то же время мы несколько обеспокоены нарастанием процессов, призванных полностью отсечь от покупки земли компании с иностранным капиталом. К сожалению, мы видим, что уже сейчас рейдеры и перекупщики пытаются ограничить рынок земли для таких компаний, как наша, чтобы потом иметь возможность скупать земли дешево. Ими предпринимаются попытки создать узкую привилегированную группу, которая будет лишать мелких украинских землевладельцев их собственности по самой низкой цене. Эти люди действуют не в интересах страны, а для своей личной выгоды. Понятно же, что чем меньше будет ограничений и чем больше компаний смогут покупать землю, тем более эффективным будет сельское хозяйство в Украине, а вся экономика — более успешной и богатой. Государство сможет получать больше доходов, ведь компании с иностранными собственниками в своем большинстве честно и официально платят все налоги, зарплаты и т. д., в то время как рейдеры предпочитают работать в тени.
Открытие рынка земли — это устремление Украины в сторону демократических реформ.
Конечно, я не за то, чтобы абсолютно любой иностранец имел возможность купить здесь землю, но и тотальный запрет нелогичен — он нанесет ущерб экономике Украины на десятилетия вперед. Должна быть четкая регламентация на государственном уровне, в которой будет учтено, как компания работает в Украине, насколько она прозрачно и честно ведет бизнес, сколько налогов заплатила и т. д. То есть, если иностранная компания уже развивает свой бизнес здесь, она должна иметь право покупать землю, на которой она работает. И я горд признать, что и Agromino, которое работает в Украине с 2007 года, и «Ресилиент», который здесь с 2014 года, соответствуют этим критериям, а во многих вещах они ментально стали уже более украинскими, нежели иностранными. Одних только налогов, если вспомнить прошлый год, мы платим по 2 тыс. грн с каждого гектара, и это без учёта НДС.
Я еще раз хочу акцентировать внимание, что компании с иностранными собственниками в подавляющем своем большинстве ведут бизнес прозрачно и, следовательно, являются надежным источником для государственного бюджета. Весь их реальный товарооборот открыт, заработная и арендная платы выплачиваются официально и облагаются налогами на регулярной основе. Именно такие компании должны иметь полноценный доступ к рынку земли и иметь равные возможности со всеми участниками.
Latifundist.com: Какие угрозы, по Вашему мнению, возникнут в противном случае?
Петр Томан: Вы правильно подметили — именно угрозы. Если честные иностранные компании не получат право купить землю — рейдеры смогут купить их землю очень дешево. Впоследствии будет происходить дальнейший рост «серой» экономики в Украине и, конечно же, снижение налоговых поступлений в государственный бюджет. Непрозрачный способ управления своими активами для рейдеров станет нормой, и, поскольку этот метод более прибыльный, он в конечном итоге будет угрожать порядочным украинским фермерам и агрохолдингам, потому что даже они не смогут конкурировать с тем, кто не платит налоги, а заработную плату дает в конвертах.

Если допустить, что Украина упустит уникальную возможность открыть свой рынок, — это нанесет непоправимый ущерб ее экономике на десятки лет вперед. Во-первых, таким образом произойдет избирательная ликвидация украинских компаний с иностранными владельцами, в основном из Европейского Союза. А ведь именно они привносят все ноу-хау, современные технологии в производстве, а также ведении бизнеса. Кроме того, они являются основой отношений Украины с ЕС, что в конечном итоге ведет к процветанию Украины в будущем. Во-вторых, ограничение рынка приведет к дальнейшему развитию «серой» экономики, неуплате налогов, коррупции, снижению верховенства закона и усилению влияния местных группировок — и все это под привлекательными лозунгами децентрализации
Я считаю, что цель каждого фермера в Украине — управлять своим земельным банком достойным образом и улучшать его качество, чему никак не способствует мораторий и «серый» рынок.
Но это одна сторона медали. А есть и другая, и она уже непривлекательна и очень невыгодна для самих украинцев, ведь вследствие ограничений значительно упадет спрос на землю и пострадает пайщик, который потом недополучит деньги за свою землю. А в Украине, как известно, 6 миллионов пайщиков. В итоге победителями в таком случае, опять же, будут стремящиеся к легкой наживе перекупщики, рейдеры, которые будут скупать землю дешево, а по завершении переходного периода продавать за баснословные деньги и, соответственно, зарабатывать на этом.
Поля компании Agromino
Надеюсь, что такой сценарий не будет реализован и компании, которые зарекомендовали себя как серьезные и ответственные партнеры, смогут приобрести землю, на которой они работают. И не только приобрести, но и по-хозяйски распорядиться, инвестировать в нее. От этого владельцы паев выиграют, ведь полностью открытый рынок даст правильную адекватную оценку земли.
Latifundist.com: Вы затронули тему недобросовестной конкуренции. Известно, что в прошлом году вашей компании уже пришлось столкнуться с этим негативным явлением. Насколько удалось справиться с этой ситуацией?
Петр Томан: Не только в прошлом году, но и в позапрошлом, и в нынешнем году. К сожалению, ситуация не улучшается. И особенно вопиющим является тот факт, что даже комиссия Министерства юстиции принимала решения в пользу рейдеров на основании писем от уже умерших людей. Более того, некоторые члены комиссии открыто смеялись над ситуацией, не стесняясь присутствия представителей посольства Чешской Республики на заседаниях.
Поверьте мне, нужно очень много веры в справедливость, чтобы противостоять такому явному нарушению закона. Нам приходилось слышать от районных судов, что рейдеры были правы, что умерший человек мог подписать контракт, что регистрация второго договора аренды «черным» регистратором была законной и т. д. Но особенно мы были удивлены тем, насколько надежно выигрывают нижестоящие суды компании бывших депутатов.
Latifundist.com: Скажите, а какие потери по земельному банку вы понесли? И кто сейчас там хозяйничает?
Петр Томан: Потери по Agromino и «Ресилиент» в общем составили около 700 гектаров. Ситуация везде разная, поскольку случалось несколько рейдерских атак и они производились разными группами лиц. Например, на «Шамраевском сахарном заводе», предприятии «Элита-2010», Агрокомплексе «Узин» были задействованы юридические схемы, по которым с помощью так называемых «черных» регистраторов рейдеры перерегистрировали нашу землю на себя и т. д. В другом случае мы не имеем возможности работать на нашей земле, потому как столкнулись буквально с физическим силовым препятствованием — рейдеры привлекают вооруженных людей, которые не дают возможности нашим трактористам приступить к работе на полях. Есть и вообще вопиющие случаи неприкрытого бандитизма, когда рейдеры уничтожают наши посевы и сеют заново уже свое, или же приезжают на поля и отбирают выращенное нами. Полиция же в это время бездействует и закрывает глаза на наличие у этих бандитов бейсбольных бит и оружия, а в своей отчетности указывает, что «мирные люди готовят на нашем поле шашлыки и отдыхают».
Latifundist.com: Как вы противостоите этому? Как реагирует на этот беспредел правоохранительная система?
Петр Томан: Понимаете, это все прикрывается на очень высоком уровне, вследствие чего полиция, которую мы пытаемся привлечь, практически бездействует. Более того, иногда складывается впечатление, что она содействует рейдерам. В общем, ситуация непростая. Но даже невзирая на то, что рейдеры нас запугивают, мы не боимся и стараемся привлечь внимание общественности к коррупции и несправедливости. Мы также обращаемся в международные институции (а в случае необходимости — пойдем и в международные суды) и выносим эти проблемы в публичную плоскость, потому что суды в Украине, особенно нижестоящие, принимают очень странные и противоречивые решения. И это дает результат — наш опыт показывает, что в Киеве уже есть справедливость. За два года мы выиграли большинство судов над рейдерами. Столичные суды высшей инстанции принимают правильные решения и отменяют решения, основанные на фальсифицированных доказательствах и коррупции.
Наш опыт показывает, что в Киеве уже есть справедливость. За два года мы выиграли большинство судов над рейдерами.
Но работы еще много, ведь рейдеры тоже не дремлют, они научились усложнять исполнение судебных решений. Для противостояния этому мы привлекаем лучших юристов, потому что считаем, что наш путь и созданные прецеденты помогут не только нашей компании, но и Украине в целом. Никто не может узурпировать и искажать правосудие! И мы верим, что и Президент, и новое правительство будут делать реальные шаги в этом направлении, благодаря чему справедливость восторжествует. Посудите сами, наши компании инвестируют в экономику страны миллиарды и при этом вынуждены сталкиваться с откровенной коррупцией и рейдерством. Так не должно быть!
Latifundist.com: Как Вы считаете, либерализация рынка повлияет на недобросовестную конкуренцию? И будете ли вы инвестировать в покупку земли, когда будет такая возможность?
Петр Томан: Думаю, что повлияет, ведь у владельца земли больше полномочий, чтобы защитить свои активы, чем у арендатора. По второму вопросу: конечно, нам, как и другим ответственным аграриям, интересно, чтобы определенная часть земли была наша для того, чтобы мы могли продолжать работать на ней. Во-первых, не хотелось бы потерять инвестиции, которыe уже вложены в здания, технологии и т. д. Во-вторых, мы хотим и дальше вкладывать, в частности, в почву — вносить минеральные удобрения, действующие в долгосрочной перспективе, применять противоэрозионные меры, использовать сидераты, увеличивать содержания гумуса в почве и т. д. Конечно же, это большие деньги и для нас важно, чтобы эти инвестиции были надежными и защищенными. Уверяю вас, только агробизнес, владеющий землей, заботится о ней наилучшим образом. А вот отсутствие рынка земли до сих пор как раз и привело к деградации почвы. И ситуация еще больше ухудшится, если он будет ограничен, а преобладать будут интересы групп, препятствующих имущественным правам пайщиков.
Только агробизнес, владеющий землей, заботится о ней наилучшим образом.
Таково наше мнение в целом. Но о конкретных планах речь пока не идет, ведь еще неизвестно, какая модель рынка будет внедрена, какова будет стоимость земли и т. д. Кроме того, многие пайщики, по статистике более 80%, еще не готовы продавать свои участки, потому что боятся продешевить. И, кстати говоря, если рынок земли будет лимитирован, то так и будет. А это конец украинским мечтам об иностранных инвестициях, о повышении уровня жизни граждан. Можем не ходить далеко, давайте вспомним опыт Польши. В 1990 году Польша была на уровне Украины, а сейчас она в три раза богаче Украины . Произошло это, в том числе, и благодаря либерализации рынка земли и верховенству закона в этом процессе.
Latifundist.com: Но Вы же слышали, наверное, о бытующих страхах украинцев, что если будет полностью либеральный формат, то пойдет массовая скупка земли иностранцами и т. д.?
Петр Томан: Вы знаете, этого боялись и в других странах, в том числе и в Чехии. А что случилось? Да ничего. Это нормальный бизнес, где каждый потом защищает свое. Не приедет сюда миллион инвесторов, которые выкупят все. Зато пайщики будут иметь возможность получить максимальную цену за свою землю. В итоге в условиях рынка в цене вырастет и государственная земля. То есть будет развитие цены там, где будет честный паевой рынок. Просто не надо недооценивать пайщиков. Пайщик умный, он знает, что он хочет сделать, и нет необходимости за него принимать решение.

Кому-то лучше продать, кто-то хочет работать на своей земле, кто-то хочет в аренду сдать. Возможностей много, и люди выберут для себя наиболее подходящий вариант.
А чтобы кто-то выкупил здесь всю землю, как переживали у нас в Чехии в свое время, то ничего такого не случилось. Кроме того, в Украине земли гораздо больше количественно. Кстати говоря, на многих участках почвы нет эффективности, но есть компании, которые субсидируются за счет «серых» схем и несправедливо конкурируют со всеми честными фермерами. Все это, я верю, с приходом надлежащего рынка земли исчезнет. К тому же не надо забывать, что если рынок будет очень лимитирован, то всегда найдутся те, кто начнет обходить любые ограничения, искать юридические лазейки, а это опять же — «серый» рынок, уход от налогов и пр.
Latifundist.com: В контексте экспансии иностранцев еще утверждают, что у них есть возможность привлекать дешевое финансирование (условно говоря, под 1-2%) и скупать землю в Украине. И это на фоне заоблачных кредитов внутри Украины. Что скажете по этому поводу?
Петр Томан: Под развитие украинских активов вряд ли мы получим дешевое финансирование, потому что это риски, в том числе и политические. Ну разве что под очень высокие проценты, и то я не уверен. Европейские банки любят стабильность и надежность. А вот если мы планируем вкладывать в Чешской Республике, то да, мы можем получить кредит где-то под 2% годовых. То есть разговоры о том, что нам можно брать дешевые кредиты у чехов и инвестировать их в свой бизнес в Украине — это не более, чем миф.
Разговоры о том, что нам можно брать дешевые кредиты у чехов и инвестировать их в свой бизнес в Украине — это не более, чем миф.
Latifundist.com: Спасибо за беседу!
Выполнено с помощью Disqus