Саймон Чернявский, Виктор Кухарчук: Начинаем все с чистого листа

Саймон Чернявский, генеральный директор «Мрия Агрохолдинг»

Посещая предприятия по всей Украине, неоднократно мы слышали вопрос от аграриев: «А как там у «Мрии» дела?». А еще чаще слышали мнения, что компания вряд ли сможет возобновить свою мощь. Поэтому решили ответить на самые популярные вопросы о «Мрии» и услышать, как продвигается возрождение компании, из первых уст. Мы пообщались с генеральным директором компании Саймоном Чернявским и операционным директором Виктором Кухарчуком.

Latifundist.com: Расскажите, как продвигается «план спасения»?

Саймон Чернявский: Как видите, мы на плаву (смеется — ред.). Для этого пришлось приложить немало усилий, но сам план был простой и имел две составляющие: первое — это получить контроль над активами и запустить производство, чтобы «машина» не останавливалась. Второе — это реструктуризировать огромный долг, который мы не в состоянии обслуживать. И эти две задачи идут параллельно. Получить контроль над активами и запустить производство удалось гораздо быстрее, здесь мы сразу смогли получить результат. Благодаря слаженной работе всей команды «Мрии» уже сейчас можно сказать, что мы справились, несмотря на все препятствия.

Компания перешла под руководство кредиторов с багажом долга ($1,3 млрд), с неопределенным размером земельного банка, непонятным количеством персонала и в сложном положении дел с точки зрения технического обеспечения. Часть техники была перепродана еще до перехода «Мрии» под новое управление, много техники забрали лизинговые компании, впоследствии часть нам удалось вернуть («ОТП Лизинг», «Райффайзен банк Аваль» — ред.).

Тем не менее, мы смогли найти средства для финансирования сезона. В прошлом году мы обработали 120 тыс. га из 180 тыс., которые на сегодня контролируем. В этом году намерены обрабатывать все земли.

Саймон Чернявский

Latifundist.com: Если мы заговорили о земле, правда ли что «Мрия» отдала часть земель в субаренду другому холдингу?

Саймон Чернявский: Мы реально смотрели на ситуацию и отлично понимали, что в связи с острой нехваткой техники не сможем самостоятельно обработать весь земельный банк. Оставить землю необработанной — плохой вариант, и мы действительно обратились за помощью к нашим партнерам. Условия сотрудничества были разными: от оказания услуг до совместного права собственности на урожай. Таких партнеров у нас около 20, все договоры были заключены сроком на один сезон.

Latifundist.com: Когда «Мрия» объявила дефолт, кроме огромных долгов, как велась работа с пайщиками, ведь им также требовалось выплатить за аренду земель?

Саймон Чернявский: Выплата арендной платы пайщикам не была проблемой. Этот вопрос даже не обсуждается, мы ответственно и скрупулезно выполняем условия договоров. Но кроме оплаты, нужно было объяснять, кто мы — новая «Мрия», почему так случилось, успокоить людей и при этом заинтересовать продолжать работать с нами.

Мрия
Мрия
Мрия

Latifundist.com: В 2015 году Вы выделили на социальные проекты более 20 млн грн. Это и была попытка удержать пайщиков?

Саймон Чернявский: Мы действительно увеличили социальный пакет, и сделали его максимально понятным и прозрачным, привязав выделяемые суммы к обрабатываемым нами гектарам. Сегодня наш социальный бюджет составляет 100 грн на гектар. Для нас это стремление построить долгосрочные партнерские отношения с громадами.

Естественно, мы заинтересованы в сохранении земельного банка, и хотим это сделать полезными социальными программами, которые работают на пользу громады: освещение сел, помощь медучреждениям, ремонт дорог. Тем самым мы показываем, что «Мрия» — это европейская компания, которая ведет прозрачную политику, платит налоги государству. Это сильный аргумент для людей. Ведь селяне хотят заключать договора с порядочной, честной и ответственной компанией.

Latifundist.com: Нет ли настроений у пайщиков уйти к другим холдингам?

Саймон Чернявский: Бывшие менеджеры, уходя, пытались забрать часть земель с собой, и ввели в заблуждение пайщиков, говоря им, что настоящая «Мрия» — это они, «идите с нами и мы по-прежнему будем работать вместе». Некоторые пайщики поверили, и от нас ушло несколько тысяч гектаров. В некоторых селах, пока нас не было, эффективно «поработали» конкуренты.

Саймон Чернявский

Сейчас ситуация стабилизируется. Люди видят, что агрохолдинг восстанавливает позиции: мы обрабатываем земли, уже имеем хорошие результаты, помогаем решать социальные вопросы, поэтому пайщики продлевают с нами сотрудничество и поддерживают нас. Я не утверждаю, что мы уже разрешили все вопросы, но мы на правильном пути.

Latifundist.com: А что насчет прошлого руководства, не пытается ли семья Гут вернуться в «Мрию»? Что известно об их деятельности?

Саймон Чернявский: Слухов вокруг них предостаточно. Да, кто-то говорит, что у них есть проекты. Могу сказать одно: то, что творилось на полях, контроль со стороны их менеджмента — просто ужас. Это факт. Все остальное меня не касается.

Latifundist.com: И в каком состоянии были поля, когда Вы пришли в «Мрию»?

Виктор Кухарчук: Проблема была не просто в агрономии, проблема была в том, что люди не до конца понимали бизнес: что нужно делать на земле, чтобы зарабатывать, а не просто тратить деньги. А ведь регион, где находится «Мрия», имеет очень высокий потенциал, и можно было спокойно «раскручивать» технологическую карту все эти годы. В 2015 году у нас не было техники, было недостаточно ресурсов, не было людей. Экономили на всем, шли по пути минимальных затрат. Учитывая особенности погоды этим летом, когда стояла страшная засуха в этих регионах, было очень сложно. Мы пытались «вытащить» как можно больший урожай по пшенице, использовав СЗР. А так всего было по минимуму. И всё равно собрали урожай не меньше, чем компания собирала до нас.

Мрия
Мрия
Мрия

Latifundist.com: Как прошла посевная?

Виктор Кухарчук: Даже с учетом всех трудностей можно сказать, что успешно. Мы уже засеяли 82 тыс. га озимой пшеницей и рапсом. Впервые в 2015 году мы сеяли озимые без традиционной подготовки почвы, по технологии минимальной поверхностной обработки mini-till. Таким образом, старались максимально сохранить влагу в земле. Рапс сеяли традиционным способом, а вот пшеницу — раскидным, что тоже стало для компании технологическим новшеством. В течение посевной в целом было довольно сухо, однако локальные дожди помогли нам все же получить хорошие всходы, которые сейчас преимущественно в хорошем состоянии. Под конец посевной погодные условия нам очень способствовали, поэтому мы даже увеличили запланированную площадь посева озимой пшеницы. Мы приняли такое решение беря во внимание и то, что ситуация по Украине с озимыми в целом довольно критичная, потенциал урожайности довольно низкий, в 2016 году будет дефицит зерна и, соответственно, высокая цена на пшеницу.

Мы существенно пополнили технический парк, но в текущих условиях всё равно приходится экономить. Нашу технологическую карту мы очень кардинально изменили, работая на стабилизацию урожайности при снижении затрат. Прежде всего, это севооборот: мы постепенно уходим от монокультур, чтобы происходило чередование корневых систем для разрыхления почвы. Еще один нюанс — это сорняки. Столько хвощей на полях я еще в своей жизни не видел! Наверное, мы будем рекордсменами в Украине по закупке глифосатов (смеется — ред.).

Виктор Кухарчук

Latifundist.com: А кто работал здесь, насколько квалифицированные сотрудники были?

Виктор Кухарчук: Когда мы начали планировать посевную, то заметили, что работники имеют низкую квалификацию, не потому что они плохие люди, вовсе нет, просто никто никогда не занимался их развитием и обучением. Руководство не было заинтересовано, чтобы иностранные специалисты, инвесторы, которые приезжали в Украину, говорили с людьми, обучали их.

Latifundist.com: И что Вы сделали? Полностью сменили штат или все же остались люди, нанятые предыдущими руководителями?

Виктор Кухарчук: Знаете, в бизнесе былых заслуг не бывает. Если сегодня мы что-то делаем классно, значит это классно. Если ты завтра так делать не будешь, ты не нужен этому бизнесу. Для нас первоочередной задачей было предоставить людям знания, дать элементарное понимание и внушить ответственность за то, что они делают. Дать возможность принимать решения самостоятельно и самостоятельно нести ответственность за результат. Потому что, как оказалось, люди совершенно не умеют принимать решения и, более того, боятся это делать. Сейчас у нас большой дефицит кадров, которые умели бы оперативно принимать решения и четко разбирались в технологиях. Когда мы только начали работать вместе, то решили использовать на полях технологии «ноу-тил», «мини-тил». Люди даже никогда не слышали о таком, не то, что использовали. И когда мы сеем пшеницу на 1,5 см в глубину, для них это нонсенс. Когда мы говорим, что техника на полях должна работать со скоростью 15-20 км/ч, они в это не верят. А другими способами мы не можем выровнять поля.

Latifundist.com: А как у вас обстоят дела с техникой? В каком она состоянии?

Виктор Кухарчук: Ситуация с техникой у нас неутешительная. Во-первых, ее недостаточно, несмотря на значительное пополнение технического парка. Во-вторых, та, что оставалась в компании, была в плачевном состоянии. Когда мы начали анализировать состояние техники, то выяснилось, что масло не менялось на протяжении всего года. Эта техника просто «убивалась», в связи с чем у нас постоянно возникают какие-то проблемы.

Мрия
Мрия
Мрия

Latifundist.com: А как «выкручивались» в связи с дефицитом техники?

Саймон Чернявский: Нам удалось наладить отношения с лизинговыми компаниями: «ОТП Лизинг» дал нам почти $3 млн нового лизинга, «Райффайзен банк Аваль» — около $1,2 млн. И мы взяли самую необходимую технику. Также мы пополнили частично парк сельхозтехники в рамках полученного летом кредита в $25 млн. К слову, $15 млн «Мрия» уже вернула кредиторам.

Latifundist.com: Как Вам удалось возобновить сотрудничество с «ОТП Лизинг»?

Саймон Чернявский: Мы благодарны им, так как они в нас поверили и через свой кредитный комитет на определённых условиях помогли нам. Да, была достаточно высокая предоплата, не очень длительный лизинг, но желание совпало с возможностью, и мы договорились.

Latifundist.com: Саймон, Вы как антикризисный менеджер, расскажите, какая была и будет программа действий по развитию «Мрии»?

Саймон Чернявский: Прежде всего, необходимо было получить контроль над денежными потоками, понять, какие остатки готовой продукции у нас есть от прошлого года, какие дебет и кредит, на что можно рассчитывать, что можно потратить, с какими поставщиками работать. На следующем этапе нужно скрупулёзно контролировать расходы, потому что в ситуации острого дефицита приходится четко расставлять приоритеты, на что потратить средства, а где можно закрыть глаза.

Саймон Чернявский

Остро стоял вопрос команды, менеджмента, так как практически все топы покинули компанию, остался средний менеджмент. Нужно было очень оперативно собрать команду, способную в сжатые сроки стабилизировать компанию. Это нам удалось сделать. Сегодня у нас очень хорошая команда, которая эффективно работает.

Latifundist.com: Это правда, что команда «Мрии» также занимается разработкой бизнес плана на несколько лет?

Виктор Кухарчук: Может быть, я забегаю наперед, но у нас очень много планов и видений насчет развития технологий в компании. К примеру, в планах развивать такое направление, как соя, мы очень серьезно смотрим на этот рынок, и не просто производство сои, а именно высококачественной сои, с высоким содержанием протеина, сои с качеством для тофу. Мы хотим выйти на этот рынок, это очень непросто, но игра стоит свеч. Следующая сфера — это развитие «ноу-тил», «мини-тил», то, что мы уже начинаем внедрять в производство, так как это в разы уменьшает затраты. На данном этапе мы должны доказать рынку, что мы — компания, которая работает по высоким технологиям, в которой работают лучшие специалисты в Украине, относящиеся к своей работе серьезно, дорожащие компанией и желающие ее развивать и делать лучше.

Latifundist.com: Саймон, скажите, проводился ли уже аудит? С каким результатом компания завершила маркетинговый год?

Саймон Чернявский: Эта задача стоит на повестке дня. Мы планируем начинать все с чистого листа, исправив ошибки предыдущего руководства. Это будет касаться и прозрачности компании: нам нечего скрывать, и обо всех процессах и результатах мы заявляем, и будем заявлять открыто. И рассчитываю, что зимой мы уже покажем первые отчеты о нашей деятельности в этом сезоне.

Latifundist.com: Какая долговая нагрузка «Мрии» сейчас?

Саймон Чернявский: Сумма долга изначально составляла порядка $1,3 млрд, часть из них была в гривневом эквиваленте, поэтому с курсом доллара она уменьшилась. На сегодня остается $1,1 млрд. Технически мы все еще находимся в состоянии дефолта. Как только мы выйдем из процесса реструктуризации, сразу же начнем обслуживать наш портфель долгов.

Latifundist.com: Как продвигается реструктуризация? К чему стремитесь, какие ваши условия?

Саймон Чернявский: Реструктуризация — это долгосрочный процесс. Невозможно реструктуризировать такой огромный долг за короткий период. Кредиторам необходимо показать долгосрочную перспективу развития бизнеса, и, соответственно, убедить в том, сколько компания в состоянии обслуживать, какие требуются инвестиции для дальнейшего существования и развития. У нас разные кредиторы — есть банки, есть держатели облигаций, и у этих людей совершенно разные взгляды на объект инвестиций, то есть на нашу компанию, и разные принципы компенсации. Всё сложно, но желание спасти бизнес и развиваться дальше есть у всех. Мы уже на завершающей стадии переговоров и думаю, к концу года мы уже будем иметь понимание, какая структура наших долгов.

Latifundist.com: Кредиторы дали Вам $25 млн. На что пойдут деньги?

Саймон Чернявский: Можно сказать, эта сумма уже пошла. Когда мы зашли в «Мрию», у нас была сумма денег, достаточная только для того, чтобы «дожить» до посевной и начать ее. Поэтому с июня мы жили на кредитные деньги. Затем стали поступать средства от продажи урожая — от пшеницы и рапса. Но в следующем сезоне нам снова понадобятся кредитные деньги: на весеннюю посевную, уборочную, на покупку техники.

Latifundist.com: А будет ли новый кредит?

Саймон Чернявский: Мы уже вернули часть этого кредита — $15 млн, $10 млн планируем выплатить до конца января. Это было предложение кредиторов, поскольку мы находимся в ожидании решения по новой кредитной линии в $55 млн, необходимой для пополнения оборотного капитала на 2016 год. И мы благодарны им за доверие.

Latifundist.com: Известно, что у «Мрии» есть семенной завод. Какова ситуация сейчас с ним?

Виктор Кухарчук: Да, у нас работает семенной завод в Хоросткове мощностью 300 т семян в сутки. Пока завод работает только на потребности «Мрии», но в целом мы сейчас выделили производство семян практически в отдельный бизнес. Там работает отдельная команда специалистов, включая агронома, который отвечает за все процессы, связанные с производством: подготовкой, качеством, протравкой семян. Мы хотим, чтобы нас знали не просто как компанию, которая производит зерно, а как компанию, которая проводит исследования, создает демонстрационные поля, использует высокие технологии и производит высококачественные семена.

Виктор Кухарчук

Latifundist.com: И какие планы по исследованиям и демо-полям?

Виктор Кухарчук: Мы уже создали исследовательский департамент. У нас в планах дойти до тысячи исследований по каждой культуре, начиная с нормы высева, сроков посевов, внесения азота, фунгицидов, регуляторов роста. Мы хотим, чтобы это были лучшие исследования в Украине, и чтобы они дали лучшие результаты. Мы сможем на деле доказать нашим партнерам, которые захотят с нами работать по семенам, что владеем лучшими технологиями.

Latifundist.com: Скажите, а почему Вы поверили в «Мрию»?

Саймон Чернявский: «Мрия» — это агрохолдинг с одним из лучших земельных банков в Украине и хорошей инфраструктурой. У нее отличный потенциал. А сложившаяся ситуация, финансовые проблемы «Мрии» — это вызов. Я люблю сложные задачи. Я уверен, что из «Мрии» можно сделать отличный рентабельный проект. Но на это нужно потратить время, убедить кредиторов и инвесторов дальше вкладывать средства и развитие компании, самому поверить в нее и суметь вдохновить весь коллектив, пайщиков, партнеров.

Latifundist.com: И кредиторы выделили вам средства. Почему они поверили снова? Какие настроения у них?

Саймон Чернявский: У нас не только и не столько украинские кредиторы, а европейские, азиатские и американские. Это — крупнейшие финансовые корпорации, которые инвестируют в сельское хозяйство в разных странах мира. И в Украине, в «Мрии», кредиторы уже не первый год, они знают рынок, знают страну, знают компанию, ее потенциал. Инвесторы видят, что пришла новая команда, и рассчитывают, что она сможет реализовать потенциал этих активов. «Мрия» стабилизируется, уже видны первые результаты на полях, и инвесторы идут на разговор о вложениях и перспективах сотрудничества на 3-5 лет вперёд.

Latifundist.com: И какие шаги предпринимаете, чтобы дойти до поставленной цели?

Саймон Чернявский: Основное — это понимать, как эффективно управлять землей, как правильно ее обрабатывать и с точки зрения логистики, и агрономии, и технологий по затратам, интенсивности и увеличения урожайности на выходе, а также понимать на какие культуры делать ставку. На данный момент мы уделяем много внимания организации производства и прозрачности основных бизнес-процессов, которые позволят нам эффективно контролировать происходящее в компании, а людям на местах — заниматься своим делом. Мы понимаем, что решения по вопросам агрономии должны приниматься непосредственно на полях, реагировать на проблемы нужно гибко и быстро. С другой стороны, мы должны постоянно видеть ситуацию в целом, где что находится, сколько тратится и на что, а это требует системного подхода, подготовленных профессиональных людей, IT-технологий, эффективной и постоянной отчетности. Сейчас мы над этим всем работаем.

Latifundist.com: И как Вы видите компанию через два-три года?

Саймон Чернявский: Думаю, за это время в Украине появится рынок земли, иностранные инвестиции в агросекторе, диверсификация рисков. И растениеводы начнут расширяться в другие сферы, например, в переработку или логистику. Мы тоже будем участвовать в этих процессах. В планах не расширять земельный банк, так как проекты «Мне нужен 1 млн га» показали неэффективность использования капитала. Стоит идти в переработку, так сказать не вширь, а вглубь. Но для начала предстоит разобраться с текущими проблемами, а потом уже заглядывать в будущее и строить стратегии развития. Но я уверен, что года через два мы снова будем среди ведущих агрохолдингов Украины.

Екатерина Сокольникова, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, на нашем канале в Telegram, а также подписывайтесь на нашу рассылку

Выполнено с помощью Disqus