Карма латифундизма

Есть ли альтернативы развития отечественного сельского хозяйства?

Украинский агробизнес существует в основном как система крупных агрохолдингов. Почему так? Ведь после обретения независимости, казалось, открыты все пути. Правда, кое-кто пытался создать успешное фермерское хозяйство. У кого-то получилось, но стать основой, крепким фундаментом для агросектора не вышло.

Как показало время, мелким фермерам в современных реалиях очень тяжело вести рентабельное хозяйство и надеяться на перспективный рост.

Разбираемся, почему данный путь развития отечественного сельского хозяйства был предопределен, и есть ли альтернативы.

Колхозная эра

В советский период сельское хозяйство существовало в виде жестко централизованной системы. По сути, колхозы стали филиалами единого гигантского агрохолдинга, владельцем которого выступало государство. При этом на этапе становления так называемой «коллективизации» уничтожили целый слой населения, который занимался именно мелким и средним фермерством, имел желание, навыки и многолетние традиции. Следующие поколения занятых в аграрной сфере привыкли работать только в жесткой системе коллективных хозяйств.

Чрезмерная централизация не способствует развитию бизнес-инициативы, а экстенсивное производство — внедрению новых технологий. Коллективные хозяйства достигли максимума своего развития в середине 70-х гг. Затем началась быстрая деградация. Ведь излишне закрытая система без притока «свежей крови» — инвестиций и активного товарообмена — существовать не может.

После распада СССР остался мощный ресурс, связи, но исчезла система управления. Колхозы стремительно обеднели, люди не получали зарплаты, поля заросли сорняками. Скот пустили под нож, помещения ферм часто разбирали на стройматериалы. Система агропромышленного комплекса разрушилась.

Латифундии и латифундисты

Условным началом нового этапа развития агросектора можно считать 2001 г., когда приняли закон Украины «О соглашениях относительно отчуждения земельной доли (пая)». С этого времени начала вырисовываться современная конфигурация господства крупных агрохолдингов со значительным земельным банком.

Многие спорят о том, какая модель развития агросектора лучше. Ориентация на фермеров или крупных производителей? Что подходит — польский опыт или аргентинский? Вот только мало кто осознает, что по большому счету особого выбора не было. Даже если бы в начале 1990-х создали благоприятные условия для развития мелких и средних хозяйств, результат был бы похож на сегодняшний.

Работы в поле

А все потому, что культура ведения фермерского хозяйства у нас почти утрачена, за некоторыми исключениями. Население привыкло работать «на кого-то», и перестроиться за пару лет невозможно. Чтобы представить масштабы, обратимся к статистике.

По данным Государственной службы статистики Украины, в 2015 г. зарегистрировано 39 563 фермерских хозяйств. И это сейчас, после 25 лет рыночных отношений. Для сравнения: в США фермеров более 3 млн.  Площадь, которую обрабатывают украинские фермеры, — 4,43 млн. га, то есть в среднем по 112 га. Это тоже данные 2015 г.

К сожалению, Госстат не предоставляет данные 90-х гг. для сравнения. Но судя по динамике, можно предположить, что и земельный банк и количество фермеров были еще меньше.  Конечно, земля не могла оставаться бесхозной. На рынок вышли мощные игроки, которые вложили серьезные инвестиции в агросектор. Понятно, развитие происходило в тех отраслях, которые являются рентабельными.

Проанализировав структуру экспорта сельскохозяйственной продукции, мы видим, что экспортируют в основном сырье. А эта негативная и показательная тенденция ярко отражает уровень развития не только государства, но и агрохолдингов. Налицо парадокс — большинство крупных компаний используют новейшие достижения агрономии, селекции, техники, однако по структуре экспорта Украина ничем не отличается от стран третьего мира. Только те экспортируют бананы и ананасы, а мы — зерно, кукурузу, подсолнечник. Конечно, обвинять в этом агрохолдинги нечестно и безответственно. Ведь основа бизнеса — это получение прибыли, и развивать то, что приносит постоянные убытки, глупо.

«Я думаю, что для развития сельского хозяйства гораздо эффективнее экспорт не сырья, а готовой продукции. При переработке сырья в продукт прибыль значительно увеличивается. Надо инициировать государственную программу для создания мелких и средних перерабатывающих предприятий (выделение земельных участков, льготных кредитов, соучастие государства в финансировании), которые мгновенно бы реагировали на удовлетворение потребностей рынка», — считает доктор экономических наук, эксперт по земельным вопросам Кахабер Карели.

Как у них

Четко структурировать работу в сельском хозяйстве Украины можно. Ярким примером являются США. В 2008 г. был принят «Закон о сельском хозяйстве». Последние изменения внесли в 2014 г. Это основной документ, который  определяет правила игры для всех участников агрорынка.

Ферма в США

Так формируются гармоничные отношения между производителями и государством. Приложением к закону выступает стратегическая инвестиционная программа развития агросектора и регулирования рынка. Она заключается в субсидировании и ценовой поддержке фермерских хозяйств. За период с 1995 по 2009 гг. федеральные субсидии фермерам составили $250 млрд. В 2014 г. направление субсидирования сместилось с прямой помощи на агрострахование. Достаточно распространены экологические программы. Например, перевод пахотных земель под пастбища, консервирующие и мелиоративные программы. При этом компенсация может достигать 50% расходов.

Люди и налоги

Стоит коснуться особенностей налогообложения агросектора. До недавнего времени в Украине существовал специальный режим налога на добавленную стоимость. Переход на НДС на общих основаниях поднял целую волну протестов. Однако это правильный шаг при одном условии — если это не точечное решение, а часть комплексной стратегии. В странах с развитым сельским хозяйством никаких специальных условий нет. Однако существуют ряд преференций и личностно-ориентированный подход, а также очень широкая сеть сельскохозяйственных кредитов.

Например, в Германии помощь молодым фермерам включает кредит в 200 тыс. евро (под 5% годовых) и в 120 тыс. евро для строительства (под 1,5% годовых).

Уровень государственной поддержки агросектора — показательная характеристика отношения к собственному сельскому хозяйству. Причем это не одноразовые решения, а части целостной, долгосрочной стратегии по поддержке и развитию.

Сельское хозяйство Украины находится в когнитивном диссонансе. У нас есть реальность, а есть заявления чиновников и политика государства. Реальность в том, что 40% экспорта дает именно агросектор, и это, собственно, крупные агрохолдинги. В то же время некоторые чиновники заявляют, что помощь и субсидирование нужны только фермерским хозяйствам, а холдинги и так живут неплохо.

Это очень негативный подход. Конечно, мы понимаем, что владельцы мощных корпораций имеют больше возможностей решить свои проблемы, что они и делают уже не один год. Однако существование вечной «тени» невозможно в условиях глобализации и все большей интеграции в мировой рынок. Наверное, все участники агрорынка устали от вечной неопределенности и правовых проблем.

Кооперативный рывок

Агросектор требует четких правил взаимодействия и регламентирования деятельности. И это не значит, что нужны грубое вмешательство и планирование. Достаточно и опосредованных форм воздействия. Исходя из опыта развитых стран, самым действенным инструментом выступает поддержка цен реализации.

Это стабилизирует рынки, регулирует объем и структуру производства продукции. Подобный подход повышает уровень социальной сферы в сельской местности. Такая ценовая политика позволяет регулировать доходы сельского хозяйства и обеспечить развитие агросектора. Стоит отметить, что ценовое государственное регулирование ориентировано не только на внутренние цены. Это касается и внешнеторговых отношений. В государствах с развитой экономикой устанавливается верхний и нижний пределы колебания цен, которые пытается удерживать государство.

Сейчас нужно ориентироваться на государства, которые, находясь в сложной ситуации, смогли «рвануть» вперед. Яркий пример — Китай. В 1960-70 гг. это отсталое аграрное государство, закрытое и бесперспективное. Еще в 1992 г. 64% жителей сельской местности находились за чертой бедности.

Рапсовые поля Поднебесной

Сегодня КНР — лидер по ВВП и золотовалютным запасам, мощный экспортер, «фабрика мира». Однако нас прежде всего интересует сельское хозяйство. Как из натурального производства меньше чем за 20 лет создать высокотоварный и технологический агросектор? Почему именно Китай? Ведь мы мало похожи по агроклиматическим показателям, особенностями отраслевой структуры. Впрочем, есть одно сходство — система управления — коммунистическая административная модель, под влиянием которой формировалась структура хозяйства.

Показательным является уход от жесткой вертикальной системы управления с сохранением косвенного влияния государства, которое создает основу модели и правила работы в ее пределах. Сегодня Китай на 90% процентов обеспечивает себя продовольствием, а продовольственная безопасность для государства с более чем миллиардным населением — главный вопрос существования. Как удалось этого достичь? Ведь здесь есть как огромные агрохолдинги, например Beidahuang Group, имеющие земельный банк в 5,4 млн га, так и мощная сеть фермерских хозяйств.

Главная особенность — очень развитое кооперативное движение. В Китае насчитывается 310 тыс. кооперативов, объединяющих 26 млн человек. Кооперативы создаются на государственные средства и взносы пайщиков. Сейчас 90% крестьян являются акционерами кооперативов, и 90% их продукции реализуется внутри страны.

Сбор урожая в Китае

Даже поверхностного взгляда на такую статистику хватает, чтобы понять роль кооперативного движения в обеспечении внутренней продовольственной безопасности государства. Это и является решением спора — агрохолдинги или фермеры. И те, и другие выполняют свою важную функцию. Первые составляют основу экспортного потенциала государства, вторые должны обеспечивать внутренний рынок продовольствием. Хотя бы на этапе становления.

«Я бы советовал небольшим предприятиям объединяться не по отраслевому принципу, а по принципу экономического кластера. То есть строить структуры в соответствии с цепью производства: одно предприятие занимается растениеводством, второе — хранением продукции, третье — переработкой сырья, четвертое, скажем, предоставляет транспортные услуги. В одиночку каждый из них — рядовой игрок рынка, а вместе, благодаря взаимной интеграции бизнес-процессов и диверсификации рисков, они превращаются в мощный субъект, который может предложить качественный или более дешевый продукт», — подчеркивает исполнительный директор Agricom Group Петр Мельник.

Что делать?

На сегодня в нашей стране не удастся полноценно восстановить систему мелкого и среднего фермерства. Решение заключается только в эффективной кооперации, основу которой должны составить активное участие государства и налоговые преференции. В том же Китае кооперативы платят налоги после получения прибыли или же освобождаются на определенный период.

Владельцы агрохолдингов должны понимать, что однотипная и деформированная структура агросектора — это словно небоскреб на деревянном фундаменте — стоит, пока нет ветра. Фактическое отсутствие мелкого и среднего производителя ведет к опасному отсутствию амортизации и постоянной социальной нестабильности на селе, что вместе с нерешенностью вопроса рынка земли создает не самые лучшие условия для инвестиций.

Виктор Кухарчук, операционный директор «Мрия Агрохолдинг»

«Мы как агрохолдинг, для которого это часть социальной ответственности, можем помочь потенциальным участникам кооператива с частичным финансированием, консультациями, возможностью предоставления контактов для реализации продукции и т.д. Но для этого надо, чтоб появился тот лидер, который будет это делать, который сможет взять на себя ответственность. Поэтому, во-первых, это должен быть инициатор, который захочет все это развивать. Во-вторых, у этого кооператива должна быть большая концентрация человеческих ресурсов для производства. Например, кооператив по пчеловодству, выращиванию малины, земляники — это должны быть высококонцентрированные бизнесы, где каждый гектар может давать несколько тысяч долларов чистой прибыли при правильных ресурсах», — рассказывает операционный директор «Мрия Агрохолдинг» Виктор Кухарчук.

Большой современной проблемой является пренебрежение рациональной территориальной структурой хозяйства. В целом почти не используется специализация того или иного региона. Конечно, агрохолдинги это не решат. Так же, как и страшную диспропорцию между растениеводством и животноводством. Причина прозаичная — в животноводство нужно вкладывать значительные инвестиции, а получение прибыли — под вопросом. Крупные игроки не будут работать в минус, а мелкие просто не «потянут». Опять мы возвращаемся к вопросу о роли государства как основного арбитра, который должен определить четкие правила игры, учитывая интересы всех субъектов агрорынка.

«Желание объединяться всегда жило в нашем сознании. Еще во времена коммунистического режима простые люди сплачивались в общины. Они видели, что это имеет некий синергетический процесс эффективности. Но все же, я считаю, что в этом движении очень важна теоретическая база и учебный процесс, которые сегодня помогут людям осознать, насколько важно объединяться не только ради достижения каких-то элементов доходности, но и для развития своих территорий и общин в целом», — считает председатель агропромышленной корпорации «Сварог Вест Груп» Андрей Гордийчук.

Андрей Гордийчук, председатель агропромышленной корпорации «Сварог Вест Груп»

Заимствование зарубежного опыта должно происходить путем внедрения новейших технологий, улучшающих и упрощающих мониторинг почвы, природных условий, особенностей развития выращиваемых культур. Или форму организации, оборудование, уход на животноводческих комплексах. К чему относится это предложение? Однако ни в коем случае не нужно пытаться моделировать целостную структуру аграрного сектора той или иной страны. Нужно выстраивать собственную, опираясь на современные реалии. 

Петр Мельник, исполнительный директор Agricom Group

«Аграрный потенциал Украины действительно значительный, но для получения статуса аграрной сверхдержавы в будущем все игроки рынка должны работать в первую очередь над вопросами повышения экономической эффективности. Мировые цены на сельскохозяйственную продукцию имеют стабильные тенденции к снижению из-за появления новых сильных игроков, результат — повышение конкуренции. Очевидно, что через несколько лет выиграют те, кто не просто увеличивали земельный банк, а делали ставку на внедрение современных технологий, научную составляющую, оптимизацию производства», — говорит Петр Мельник.

Не может быть споров, что лучше — агрохолдинги или фермеры. Это составляющие единой системы. Очень разбалансированной и непропорциональной, однако реально существующей. И чтобы привести ее в порядок, нужны три вещи: участие государства, адекватные налоги и четкая законодательная база. 

Владимир Кошелюк, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, на нашем канале в Telegram, а также подписывайтесь на нашу рассылку

Выполнено с помощью Disqus