Agroweekend: Английский парламент. Шкурный вопрос и шерсти мешок…

English Parliament

Ровно месяц назад законодатели Туманного Альбиона напомнили миру о неразрывной связи законодательства Содружества с животноводством. В принципе, мы не уверены в том, что до февраля многие люди в мире знали о том, что помещаемые в архив английские документы уже несколько веков печатаются на пергаменте особой выделки. Не слишком много людей в мире были обеспокоены и попыткой заменить пергамент особой архивной бумагой. Если оставить в стороне приверженность традициям и дух новаторства, можно смело утверждать, что за «пергаментным вопросом» кроются вполне осязаемые меркантильные интересы.

Разумеется, для производителей архивной бумаги замена традиционного пергамента их продукцией стала бы превосходной рекламой. С другой стороны, и компания «William Cowley», поставляющая пергамент отнюдь не только для нужд парламента Великобритании, имеет в этом вопросе свой интерес. Недаром ведь одним из самых активных защитников английских традиций выступил именно генеральный менеджер этой компании Paul Wright. Желание сохранить традиции вполне понятно — ведь на пергаменте были запечатлены еще решения Витенагемота (Witenagemot), существовавшего с VII века предшественника парламента.

На пергаменте была написана и подписанная королем Иоанном Безземельным в 1215 г. Великая Хартия Вольностей (лат. Magna Charta Libertatum), которой так гордятся англичане. Правда, сегодня в архиве хранится только копия, изготовленная в начале XVI века.

pergament
pergament
pergament

Но поговорим о более насущных вещах. Для изготовления всего одной книги в пятьсот страниц необходимы шкуры почти полутора сотен телят. Уход от традиций существенно ударил бы по фермерам, поставляющим эти шкуры. Естественно, английский и ирландский парламент — не единственные потребители пергамента. Он используется для изготовления подарочных книг, сувениров, музыкальных инструментов, в мебельной промышленности и судостроении…

Но там используется более дешевый пергамент из кожи более взрослых животных. Для архивирования законов используется часто не пергамент, а веллум или велень (лат. Vellum, фр. Vélin). Часто словом велень (с ударением на второй слог) называют любой качественный пергамент. Но это неправильно. Пергамент изготавливают из расслоенной кожи животных, а веллум — из не расслоённой. Выделка качественного веленя сложнее, чем пергамента. Именно эта технология может быть утрачена с прекращением заказов от Парламента.

Противники пергамента заявляют, что переход на бумагу позволит сэкономить ежегодно порядка 80 000 фунтов стерлингов. Их оппоненты заявляют, что в течение последних полутора десятков лет на печать документов тратили не более 47 000 фунтов стерлингов, что является не столь большой платой за сохранение не только традиций, но и нерушимой преемственности поколений. Высказывания Поля Райта, возможно, несколько эмоциональны, но в обществе его позиция была принята.

«Если бы Великая Хартия Вольностей была написана на бумаге, она бы давным-давно превратилась в мешок с пылью… представьте, что было бы с нашим обществом и нашими демократическими традициями!»

«Если документ написан на пергаменте, то его можно свернуть и положить на полку хоть на 5000 лет. Вы можете таким образом сохранить исторические документы, к которым прикасались руки великих художников и королей. Сейчас они (противники традиции) хотят выбросить на двор наши традиции. Если бы ранние цивилизации не использовали пергамент, наше понимание истории было бы весьма скудным!»

Технология изготовления пергамента сохранилась практически неизменной. Здесь преобладает тяжелый ручной труд. но люди, владеющие древним искусством, готовы защищать свое право заниматься этим непростым делом.

Отметают сторонники традиционного архивирования законов и обвинения в «превышении необходимой жестокости в отношении животных». Они утверждают, что «на пергамент» идут кожи животных, которые и так были обречены на убой ради мяса. Здесь противники пергамента нашли, к чему придраться. Дело в том, что наиболее качественный велень получается из кожи нерожденного теленка. Действительно, утробный веллум (uterine vellum) превзойти по качеству невозможно.

Но коров ради шкуры теленка никто сегодня не забивает, этот довод пришлось оставить. Очень редко используются и шкуры новорожденных телят. Но правда, все же, в том, что для производства пергамента, тем более веллума, приходится забивать более молодых телят, чем просто на мясо. Кто-то даже подсчитал, что с семи забиваемых ради шкуры телят получают столько же мяса, сколько с трех «мясных». Серьезный довод. Кроме того, «архивные новаторы» заявляют, что мясо таких телят уступает мясу телят, зарезанных «вовремя».

И тут оказалось, что есть еще одна категория людей, кровно заинтересованных в сохранении традиций. В некоторых ресторанах блюда из мяса «телят, шкура которых использована для изготовления пергамента, на котором печатаются законы страны», предлагают отдельно. Возможно, это проявление простого снобизма посетителей, но даже более высокая цена не отвратила их от таких блюд. Как оказалось, простой на первый взгляд вопрос замены пергамента бумагой затрагивает интересы большого количества людей.

Судя по всему, английские лорды уже в третий раз решили не усугублять ситуацию и сохранить верность традициям. До этого «шкурный» вопрос поднимался уже дважды — в 1972 и 1999 гг. Причем, в последний раз палата лордов даже приняла решение о замене пергамента бумагой. Но палата общин, опираясь на общественное мнение, смогла сохранить традицию. Значит, есть надежда, что фермеры и производители пергамента без заказов пока не останутся и хранилище британских законов будет выглядеть традиционно.

Кстати, это не единственная традиция, связанная с животноводством, в парламенте Великобритании. Еще одна напоминает о временах, когда шерсть стала истинным достоянием Англии, обеспечив ее расцвет. Правда, для большинства подданных английской короны «золотыми» назвать те времена язык не повернется ни у кого. Существует несколько легенд о том, как именно появился в Парламенте Мешок с шерстью (Woolsack). Одна из них гласит, что принес его туда король Эдуард III, дабы он своим видом напоминал о том, какое значение для страны имеет овцеводство и шерсть. Правил Эдуард III в 1327-1377 гг., до начала Огораживаний, ставших настоящей трагедией для английского крестьянства оставалось еще почти два века…

Есть также версия, что появлением мешка с шерстью в качестве рабочего места для Лорда-канцлера парламент обязан королю Генриху VIII Тюдору (1509-1547 гг.). В 1515 г. Парламент попытался признать преступлением превращение пахотных земель в пастбища, из-за чего теряли средства к существованию и гибли тысячи крестьян. В этот период огораживания приобрели в Англии характер истинной национальной трагедии. Именно тогда с легкой руки Томаса Мора появилась фраза «Овцы съели людей».

«Ваши овцы, обычно такие кроткие, довольные очень немногим, теперь, говорят, стали такими прожорливыми и неукротимыми, что поедают даже людей, разоряют и опустошают поля, дома и города», — Томас Мор «Утопия».

В ответ на действия Парламента король якобы принес в Парламент мешок, предложив выбор — наполняться он будет овечьей шерстью или волосами с отрубленных голов самих парламентариев. Памятуя о том, что с некоторых пор в королевстве главным развлечением стали казни, члены парламента приняли правильное решение. А мешок так и остался как напоминание о том, что шерсть овец является важнейшим достоянием страны.

В 1938 г. решили отреставрировать порядочно поизносившийся Woolsack. Каково же было удивление, когда оказалось, что набит он… конским волосом. В процессе реставрации недоразумение устранили. А сам «мешок» набили овечьей шерстью, но произведенной не только в самой Великобритании, а и во всех государствах Содружества Наций. Таким образом, Woolsack стал еще и символом равенства и единства всех стран Содружества. Сегодня «сиденье» Лорда-спикера представляет собой огромный красный пуф без спинки и подлокотников. Опорой для спины может служить только располагающаяся посредине подушечка, также набитая шерстью.

Мы не исключаем, что на мешке с шерстью Лорд-канцлер стал восседать просто ради комфорта. Дело в том, что лорды во время заседания парламента могут вставать со своих мест, перемещаться по залу и даже покидать его. Кроме того, лорды могут говорить сколько угодно, никто не должен их прерывать. Председательствующий же Лорд-канцлер (с 2006 г. Лорд-спикер) вынужден оставаться на своем месте. Без мягкого сидения ему просто погибель. А чем можно было набить подушку, как не шерстью? Но, согласитесь, традиция, подкрепленная хорошей легендой, дорогого стоит…

Андрей Бескорсый, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus