Леопольд Кёниг: Сахарный король Слобожанщины

Leopold Konig

Если вы бывали в Тростянце Сумской области, то непременно слышали имя Леопольда Кёнига. Размаху и результатам деятельности, организованной этим предприимчивым немцем, может позавидовать любой современный агрохолдинг. А его модель управления во многом актуальна до сих пор. Мы расскажем, как сын петербуржского булочника смог построить настоящую сахарную империю с тогдашним оборотом в 40 млн руб.

Сладкая карьера

Изучал все тонкости сахаропромышленного дела Леопольд Кёниг (1821–1903 гг.) с самых низов.Он попробовал себя на столичных предприятиях как в качестве рабочего, так и «белого воротничка», что в дальнейшем помогло ему поставить производство уже собственного сахара на самый высокий уровень. Последнее стало возможным благодаря выгодному браку с Каролиной Пампель, дочерью бывшего шефа жениха.

После 20 лет руководства сахарными предприятиями в Петербурге Кёниг обратил внимание на растущее свеклосахарное производство в Украине. К делу он подошел с широким размахом — покупал как профильные предприятия, так и земли в Харьковской губернии. В 1874 г. в с. Тростянец Ахтырского уезда столичный бизнесмен купил у купца Андрея Марка бывшее имение Голицыных (13,5 тыс. дес.; 1 десятина — около 1 га), а также вошел в число вкладчиков Ахтырско-Тростянецкого акционерного общества.

Через семь лет Кёниг стал владельцем сразу двух сахарных предприятий в Тростянце и Гутах. В конце XIX века его сахарное королевство раскинулось на площади 42 тыс. десятин; во владениях Кёнига располагались два песочных (в Тростянце и Гутах) и два рафинадных (в Тростянце и Санкт-Петербурге) завода. После технического перевооружения предприятий, позволившего перерабатывать до 4,5 тыс. берковцев в день (1 берковец ≈ 164 кг), фирма Кёнига в начале ХХ в. стала производить до 6% всего рафинада Российской империи.

При этом ее влияние на общероссийский рынок сахара ощущалось еще с 1881 г. Тогда газета «Русский Курьер» сообщала, что «известный петербургский сахарозаводчик Кёниг, по усмотрению которого регулируется цена сахара во всей России, понизил цену сахара на июнь на 40 коп. за пуд. Вследствие этого на сахарной бирже заметно было большое возбуждение. Об этом телеграфировали всюду».

Не останавливаясь на достигнутом, Кёниг построил или переоборудовал три винокуренных, два лесопильных, кирпичный и паркетный заводы, а также вальцовую мельницу. Они приносили огромную прибыль как основателю сахарного королевства, так и его преемникам.

По данным СМИ тех лет, годичный оборот фирмы Кёнига оценивался приблизительно в 40 млн руб.; фирма уплачивала ежегодно акциза за сахар около 3 млн руб.; прочие государственные и общественные сборы составляли около 500 тыс. руб.; плата за рабочие руки в последние годы составляла приблизительно до 2, 2 млн руб. При этом личное состояние владельцев превысило 21 млн руб. Прибыльность увеличивалась и благодаря продуманной транспортной логистике — Кёниг побеспокоился о подводе железнодорожных линий непосредственно к своим заводам.

6 составляющих успеха Кёнига и Ко:

1. Был взят курс на рациональное использование земли: участки, которые и при прежних хозяевах не давали высокого урожая, специалисты имений отделяли от пашни и засаживали лесом, не утруждая себя дорогостоящей «битвой за урожай». По той же причине не запахивались холмы и овраги: они образовывали естественные границы экономий. Затопленные же низины, наоборот, осушались и использовались для пастбищ. Более того, сменился состав культур — значительные площади стали отводиться под свекловичные плантации.

2. На полях Кёнига применялись исключительно органические удобрения. При нехватке навоза из конюшен и ферм экономий, его закупали у местных крестьян. Использование суперфосфата допускалось лишь на опытных полях.

3. Значительное внимание фирмой Кёнига уделялось новым селекционным сортам семян. Среди сортов озимого ячменя, который использовался для производства солода, известны «Шевалье», «Моравская Анна» и «Орегон». Также осенью в последний год севооборота сажали кукурузу «Бессарабку». Весной же по «бурячищу» засевали французский или канадский овес. Естественно, фирма беспокоилась об улучшенных семенах свеклы, благодаря чему сахаристость корневищ достигала 16%. Например, в Гутянское имение закупался специальный сорт семян (от фирмы Раббетге и Гизекке, Франкфурт-на-Майне; сорт — «Klein-Wanzleben»). В Тростянце «иностранные» сорта адаптировались благодаря собственной селекции.

4. Для полевых работ использовались самые современные земледельческие машины и инвентарь. С целью осуществления глубокой пахоты грунта под сахарную свеклу в 1883 г. фирма для Тростянецкого имения приобрела паровой плуг системы Фаулера с двумя 16-сильными самокатами, локомобилями и комплексом земледельческих орудий. С его помощью запахивали от 6 до 9 десятин в день. Среди дорогого инвентаря и машин в имении числились плуги Сакка, Эккерта, бороны-экстирпаторы, свекло- и картофелекопатели, сеялки Менцеля, паровые молотилки Клейтона и Шутльворта, культиваторы Кольмана, бороны заводов Валькура, Говарда, жатвенные машины Самуэльсона, жатки «Челтион», конные грабли «Тигр», конные мотыги Бельте, соломо- и корнерезки, элеваторы и прочий импортный инвентарь. Побеспокоился владелец и о собственной ремонтной базе — в имениях имелись мастерские, где зимой чинилась вся поврежденная техника.

Несмотря на все успехи технического прогресса, вытеснить тягловую силу из земледелия в указанный исторический период еще не удавалось. Поэтому наряду с машинами широко применялся «живой инвентарь», которого у рачительного хозяина было в избытке. Например, в 1887 г. только в Тростянецком имении было 379 голов лошадей и 390 пар волов (на одного коня приходилось около 17 волов, а на пару волов — более 16 десятин пашни). Лошадей выращивали на Тростянецком конезаводе или же покупали в Тамбовской и Воронежской губерниях.

Волы приобретались на Полтавщине и Екатеринославщине. Среди коней встречались представители арденской и клейдесдальской пород, арденско-суффолкских метисов, но более всего ценились ардены-полукровки (потомство арденских жеребцов и местных рысистых маток), отличавшиеся большой выносливостью, силой и спокойным нравом. За животными осуществлялся регулярный ветеринарный контроль; был выработан строгий порядок — вновь приобретенных животных выдерживать под двухнедельным карантином.

5. Земледелие подчинялось самым современным нормам агротехники. От традиционного трехполья быстро отказались в пользу многополья (в Гутянском имении использовалось 17-полье). Агрономический контроль устанавливался даже за подрядчиками-плантаторами. Каждый из них получал от фирмы свекловичные семена для посева из расчета 2 пуда на десятину. От плантаторов требовалось, чтобы посев свеклы производился на земле «толочной без удобрения или после удобрения, но непосредственно по снятии с нее урожая озимого или ярового хлеба, только отнюдь не на низменной, сенокосной, огородной или свежеудобренной земле».

Управляющие соседними экономиями наблюдали за правильной обработкой посева свеклы — своевременной полкой, пробивкой, прорывкой и т. д. Соблюдение норм на каждом этапе регулировалось оплатой частями. Наконец, немецкая рачительность проявилась в менеджменте, о чем следует рассказать особо.

Система управления по Кёнигу

Администрации имений выставляли весьма высокие профессиональные требования к соискателям мест в управленческом аппарате. Вместе с тем, труд служащих надлежаще вознаграждался. Например, 70 функционеров предприятий Тростянца и главного управления обеспечивались высокими зарплатами, «молочными» и «огородными деньгами», меблированными квартирами (из 3-8 комнат), снабженными водопроводом, канализацией и электричеством, а также дополнительными средствами для обучения детей в средних учебных заведениях.

В распоряжении управленцев были библиотека, три магазина, начальное училище и прекрасно оборудованная больница. Для удобства работы Тростянецкое имение еще в 1891 г. было телефонизировано. Подобные условия были обеспечены и в Гутянском имении. Здесь также имелись молочная ферма и бойня, где служащие могли дешево приобрести «необходимые и доброкачественные мясные и молочные продукты». В Гутах несколько разнообразнее была организована и культурная жизнь: «Обществом служащих часто устраиваются концерты и спектакли в зале училища, в котором устроена с этой целью специально оборудованная сцена. Для развлечения служащих в одном из домов при заводе установлен бильярд».

«Мозгом» имений служили конторы, работа которых отличалась пунктуальностью и ответственностью (основными администраторами были, как правило, немцы). Сюда стекались все сведения, отчеты, ведомости и доклады от управляющих отдельными частями имений. В ведении конторы также находились вопросы покупки сырья, продажи продуктов предприятий фирмы, осуществление расчетов по всем коммерческим сделкам, заключение соглашений и составление смет. Работу служащих проверял «ревизор экономического счетоводства», в обязанности которого входили инспекция контор, ведения ними отчетности, расчетов с рабочими и подрядчиками.

Управленческий штат в сравнении с возложенными на него обязанностями был невелик. В Гутянском имении, например, он состоял из главного бухгалтера и двух его помощников, кассира, ревизора и его помощника, заведующего отделом сельскохозяйственной статистики и его помощника, 9 счетоводов для 17-ти отдельных частей имения, 7 помощников счетоводов и писцов.

Итоги

Все вышеперечисленное превратило аграрный комплекс Кёнига в образцовое хозяйство, опыт которого изучался специалистами по всей империи, а теперь представляет интерес и для представителей современного агробизнеса. Компания Кёнига больше напоминает современные агрохолдинги, базирующиеся на принципе вертикальной интеграции. Поэтому нынешним латифундистам изучать передовой опыт можно не только во время зарубежных командировок, но и в библиотечной тиши за увесистыми отчетами фирмы «Л. Е. Кениг-Наследники» (разумеется, с поправкой на отличия в технике).

Образцовое сочетание интеграции, модернизации и высоких агротехнологий может стать примером в борьбе за повышение конкурентноспособности украинского сахарника. Но самый важный урок следует извлечь из умения Кёнига эффективно использовать человеческий капитал. Обеспечение социальных гарантий, создание комфортных эргономических и психологических условий труда, оптимизация управленческого аппарата создают тип сотрудника, заинтересованного в результатах своего труда и успешности компании.

Дмитрий Кудинов, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus