Жан-Жак Эрве: Страна без своей земли — это не страна

Жан-Жак Эрве, советник правления по вопросам сельского хозяйства КРЕДИ АГРИКОЛЬ БАНК
Источник фото: export LAT

Советник правления по вопросам сельского хозяйства ПАО "КРЕДИ АГРИКОЛЬ БАНК" Жан-Жак Эрве в эксклюзивном интервью Latifundist.com рассказал, почему украинцы не должны даже думать о продаже уникальных черноземов во всей Европе.

Latifundist.com: Какие главные отличия сельского хозяйства и аграрной политики Украины и Франции?

Жан-Жак Эрве: Первое отличие — это опыт. Франция — член Евросоюза с момента его основания. Поэтому понятия аграрной политики Евросоюза и Франции существуют и взаимодействуют почти 60 лет. Аграрная политика Франции — это часть системной аграрной политики ЕС. А в Украине, отделенной от системы и экономики СРСР, такое понятие существует всего 20 лет, без тех инструментов, которые может использовать Франция.

Второе отличие — это ментальность. Во Франции большинство людей, которые занимаются аграрной политикой, думают от имени государства, а потом от имени фермера. Во Франции президент страны каждый год посещает сельскохозяйственные выставки. Это для него очень важно. Это часть нашей культуры. А здесь, наоборот: сначала берется во внимание интерес самых богатых аграриев, а потом и только потом, если повезет — интерес страны. Причем интерес фермера может не учитываться вообще. Это большая разница.

Есть, конечно, отличия, характерные для каждой отдельной страны. Это специфические локальные условия для бизнеса. Ведь процесс сельхозпроизводства отличается от производства в промышленности, где можно удвоить объемы продукции за счет энергии. В аграрном бизнесе все зависит от погоды. И у нас очень мало инструментов для того, чтобы влиять на нее, поэтому надо адаптироваться к местным неожиданным условиям, морозам, засухе. Евросоюз за время существования, больше понял, как управлять такими рисками, а Украина мыслит еще с позиции госпланов: что и как нам нужно выращивать — это ошибочное мышление.

В Украине каждый действует, как может и как хочет. Кто умеет, поступает грамотно, а кто не умеет, действует на свой страх и риск.

Жан-Жак Эрве

Latifundist.com: Как Евросоюз помогает фермерам?

Жан-Жак Эрве: К примеру: для сохранения зерновых ресурсов Евросоюз разработал специальный план, помогал небольшим и крупным хозяйствам строить элеваторы, поддерживал трейдеров, чтобы они инвестировали в мощности по хранению зерна.

В Украине каждый действует, как может и как хочет. Кто умеет, поступает грамотно, а кто не умеет, действует на свой страх и риск. В Украине можно было бы увеличивать производство зерновых, но если завтра не будет вагонов для транспортировки, сушилок, складов и хранилищ, тогда это теряет смысл.

Latifundist.com: Есть модель регулирования продовольственной безопасности, которую Вы считаете приемлемой?

Жан-Жак Эрве: Государство может регулировать, но не должно управлять. В Украине государству нужно регулировать минимально, обеспечивая стабильность. Это — главное. Если сегодня я брошу зерно в землю, то получу результат в конце августа. На протекание каждого цикла производства с каждой отдельной культурой влияет множество факторов. И очень важно, чтобы государственная политика была стабильной.

Latifundist.com: По Вашему мнению: будущее украинского агросектора — это большие агрохолдинги, или частные хозяйства? Законопроект «О рынке земель» может поменять структуру хозяйств?

Жан-Жак Эрве: Если люди хотят формировать хорошую аграрную политику, надо смотреть на всех производителей, а не только на предприятия одного типа. Я думаю, что один руководитель может хорошо знать и обрабатывать до 30 полей. Если одно поле в среднем 400 гектаров земли, то это 12000 га «в одни руки». Для такого объема поля реально найти нормального хозяина. Агрохолдинги, которые имеют в распоряжении 200000-300000 га, должны разделить эту землю на участки по 12000 га с руководителем на каждом из них, который будет сильно заинтересован в качественной обработке земли.

Latifundist.com: Какие на Ваш взгляд наиболее спорные моменты в «земельном» законопроекте?

Жан-Жак Эрве: Допустим, есть поле на 400 га, в котором 100 пайщиков имеют по 4 га. 75% из них хотят продавать, а 25% не хотят. Как можно защитить интерес каждого, и какие правила продажи земли? Это первый спорный вопрос для меня.

Второй: надо защитить поля Украины и интересы их владельцев. Если закон говорит, что максимально в собственности одного лица может быть 100 га земли, то на поле с 400 га земли будет не меньше 4 владельцев. А почему 4? Потому что это лучше, чем 100, как сейчас? И все? Это будут совместные предприятия, курирующие это поле. Но если я думаю выращивать 7 культур, мне нужно 7 разных полей. Я должен разделить поля.

Latifundist.com: Это приведет к нерациональному использованию земельных ресурсов?

Жан-Жак Эрве: Не думаю. В Украине уникальные поля, почти везде однородное качество чернозема. С помощью механизации можно добиться минимальной себестоимости производства и оптимального использования почвы.

Latifundist.com: Как вы относитесь к варианту покупки украинских черноземов иностранными субъектами?

Жан-Жак Эрве: Сейчас вопрос об этом не должен идти. Самое важное на сегодняшний момент – это условия аренды земли и модернизация производства, увеличение объемов производства и создание рабочих мест в сельской местности до того, как появиться возможность продажи земли. Это приоритет. А если надо продавать, то только предприятиям, которые уже работают в сельском хозяйстве достаточно прибыльно и стабильно, а не абстрактным компаниям, которые могут претендовать на землю без каких-либо оснований.

Конечно, есть инвесторы, которые готовы платить до 3000 долларов за гектар, но я надеюсь, что никто в Украине не решится вот так выставить страну на продажу. Страна без своей земли — это не страна. Можно иметь право продать, в случае необходимости, когда обстоятельства толкают человека, если некому передать наследство, тогда такой пай может выкупить, например, государство или предприятие, которое арендует остальную часть поля вокруг этого пая. Это будет правильней, ведь покупать землю, когда нужны тракторы, комбайны, элеваторы, — это нонсенс.

Люди думают, что если начнут продавать землю, сразу пойдет дождь инвестиций в сельское хозяйство. На самом деле этот дождь уже пошел три года назад...

Жан-Жак Эрве

Latifundist.com: После открытия рынка земли объем инвестиций в сельское хозяйство увеличится?

Жан-Жак Эрве: Сегодня сельскому хозяйству Украины нужно 60 миллиардов долларов инвестиций каждый год. В прошлом году сюда пришло не больше 4 миллиардов за счет банковских кредитов, IPO и других источников инвестирования. Это меньше 8% от того, что необходимо для улучшения условий бизнеса, модернизации производства.

Например, через украинские порты еще можно переправлять 38 млн. тонн зерна. Но для этого не хватает мощностей. Если производство зерна в Украине увеличиться даже на 5 млн. тонн от прошлого года, страна не сможет обеспечить экспорт.

Если Украина не может получить больше 8% от необходимых инвестиций для всех перечисленных составляющих, вы думаете, что в покупку земли инвестируют 40 миллиардов, то есть в 5 раз больше от общего объема за целый год? Это мечта.

Люди думают, что если начнут продавать землю, сразу пойдет дождь инвестиций в сельское хозяйство. На самом деле этот дождь уже пошел три года назад, когда условия были другие, когда Украина стала членом ВТО и других организаций. Все понимали, что Украина хочет быть членом мировой торговли и что можно инвестировать, но в прошлом году все компании отложили проект IPO. Это не из-за моратория на покупку земли, а из-за недоверия к Украине.

Latifundist.com: Что поменялось в Украине за последние годы?

Жан-Жак Эрве: Это больше вопрос политики. Достаточно вспомнить квотирование, потом отмена квотирования, дальше пошлины, потом нет пошлин, невозврат НДС и т.д. Когда вы не знаете, как танцевать, вы не танцуете. Когда трейдеры не знают, какие правила использовать для продажи, они не продают. И инвесторы не инвестируют, потому что есть другие страны, куда можно инвестировать безопаснее. К примеру, в Аргентину, в Бразилию, Канаду, или даже в ЕС.

Latifundist.com: И все-таки, $60 миллиардов необходимых инвестиций — это мечта или реальность?

Жан-Жак Эрве: На это нужно время. Париж построили не за один день. Французская революция прошла в 1789 году. А сейчас, спустя более 200 лет французским фермерам принадлежит 50% земли, а 50% сдается в аренду. В Великобритании в 16 веке только аристократы имели собственную землю, но лендлорды передали права использования земли фермерам, которые арендуют поля. В Германии то же самое. В США многие используют землю через аренду. Важно — видеть проект и перспективу развития производства.

Latifundist.com: Возможно, нехватку денежных средств сможет разрешить кредитование сельского хозяйства. Что нужно простому фермеру для получения кредита?

Жан-Жак Эрве: Первое, что необходимо — это создать стабильные условия. Если фермер взял в аренду землю на 10 лет, он обязательно спланирует, что он будет делать с землей на протяжении этих 10 лет. Он должен знать, как выращивать те или иные культуры, как получить молоко от коровы. Он должен показать расчеты по расходам и доходам, посчитать возможную прибыль за каждый год. Передо мною 10 лет и я вижу прибыль, которую могу получить за каждый год, чтобы инвестировать свои ресурсы. Тогда я, как банкир, могу увидеть, что он работает на базе стабильных условий, у него 500 или 1500 гектаров земли, и у него есть бизнес-план. На базе 500 гектаров земли вы можете экстенсивно работать, получить маржу до 30% для погашения кредита, — тогда я готов открывать кредит. Но если человек не имеет стабильной ситуации на земле, или у него долги, которые скрыты в документах, или у него недостаточно собственности, которую передать банку в качестве залога, необходимого для получения кредита, ему трудно доверять. Он хочет кредит на 10 000 гривен, тогда по закону он должен предоставить гарантии на 15 000-20 000 гривен. Что вы можете найти на одном маленьком фермерском хозяйстве на такую сумму? Корову, дом или машину? А где вы будете жить? На чем вы будете ездить?

Надо знать, куда мы идем, чтобы не ходить каждый день по кругу

Latifundist.com: Земля может быть залогом?

Жан-Жак Эрве: Может быть. Вообще, чтобы банки увеличивали объемы кредитования сельского хозяйства, нужен новый закон о залогах. В частности, нужно уменьшать требования залогов, чтобы залог был не вдвое больше суммы кредита. Но первый шаг — это создать условия доверия, то есть стабильности. Надо, чтобы перед фермерами было хотя бы 15 лет стабильности. Чтобы люди, в распоряжении которых 10 000 гектаров земли, не боялись каждый вечер ложиться спать. Чтобы можно было распланировать назначение земли на насколько лет, где будут травы для коров, где будет зерно и т.д. Надо быть более конкретным.

Latifundist.com: Спасибо Вам за интересную беседу. Напоследок хочу спросить, что Вам по душе, и что не нравиться в Украине?

Жан-Жак Эрве

Жан-Жак Эрве: Я люблю пейзажи и контрастный климат Украины, люблю природу Карпат и Крыма. Здесь есть все, как и во Франции, поэтому я чувствую себя как дома. Простые люди очень симпатичны, живые, у них глубокая история, большой опыт выживания в сложных условиях, и они всегда улыбаются, ценят жизнь, и это очень важно. Украинский человек видит всегда не меньше 3-х выходов для каждой ситуации: ничего не делать, делать, или делать что-то, как никто до меня не делал.

Что не нравится? Не хватает политиков, которые живут для своих людей, для своего народа, которые думают о бедных людях, о детях, о пенсионерах. Когда нет уважения к этим людям — это ужасно для меня. Этого я не люблю. Задача управляющих людей – это формировать условия стабильности. Надо знать, куда мы идем, чтобы не ходить каждый день по кругу.

Национальный агропортал Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus