Юлия Апанасенко: Как украинцам научиться платить налоги?

Юлия Апанасенко
Юлия Апанасенко, сооснователь датской юридической компании EMG Group
Источник фото: Latifundist.com

«Вне берега» (буквальный перевод с англ. offshore) — такое название дали американцы территориям с «особенными» условиями ведения бизнеса для иностранных компаний. По оценкам экспертов, за 26 лет независимости Украина в офшорах потеряла около $148 млрд. И наше государство — не единственный пример. Чтобы вернуть деньги в родные страны, во всем мире началась деофшоризация. Украину этот процесс не обошел стороной. И хотя долгое время многие не особо верили в реальность деофшоризации на наших просторах, тем не менее наша страна пытается следовать мировым тенденциям.

Мы встретились с одним из основателей датской юридической компании EMG Group Юлией Апанасенко, чтобы поговорить о процессе деофшоризации в мире и в Украине, узнать, что такое БЭПС и найти ответы на вопрос: «Почему украинцы не хотят платить налоги?».

Latifundist.com: Юлия, расскажите о Вашей компании. Какие услуги Вы предоставляете?

Юлия Апанасенко: EMG Group была создана в 2011 г. как политически независимая частная компания. Наш основной вид деятельности — помощь компаниям из постсоветских стран в регистрации торговых структур на территории Датского Королевства. Необходимость в иностранных представительствах/компаниях может возникать, например, при активных закупках сырья и/или оборудования в Европе, или же продаже готовой продукции в Европу. В рамках Евросоюза при покупке и продаже товара европейские компании, например, не платят НДС. Поэтому работать через официальные представительства или отдельные иностранные структуры намного выгоднее.

При этом мы не занимаемся компаниями с искусственной деятельностью. Мы предлагаем создание полнофункциональных корпоративных единиц, которые действуют на территории Евросоюза, обладают эффектом «присутствия». В компаниях ведется реальный бизнес. Здесь работают реальные люди, знающие специфику деятельности, контракты, по которым в настоящий момент идет транспортировка товаров, состояние дебиторской и кредиторской задолженности на текущую дату, планируемые платежи и т.д. Кроме того, наличие в структуре датской компании создает хорошую репутацию для бизнеса.

Конечно, многие не понимают, зачем платить деньги и создавать официальное представительство, если можно заплатить намного меньше и создать офшор. Но в этом вопросе важно знать и понимать, что официальные компании обеспечивают безопасность всего бизнеса. Мне известен реальный украинский пример, когда один политик оформлял активы на своего водителя. Тот во время ночной поездки разбился. Жена в один день стала обладательницей большого состояния, хотя и «чужого». И проблема в том, что она отказывается возвращать политику его активы.

Во всем цивилизованном мире такие вопросы решаются созданием холдингов, активы которых переходят по наследству. Кроме того, украинский бизнес не живет в вакууме, а следует за глобальными трендами независимо от того, хотим мы этого или нет. И международные компании хотят видеть в лице контрагентов надежные структуры, собственность которых оформлена в Америке, Дании и других странах ЕС. Потому что в Украине можно выиграть суд, но нельзя реализовать его решение. Так же и в Панаме. Поэтому, если бизнесмен хочет продавать продукцию международным компаниям, он должен оформить свой бизнес в стране, где работает правовая система. К сожалению, Украина к таковым пока не относится.

Latifundist.com: Юлия, Вы упоминали, что в рамках Евросоюза при покупке и продаже товара европейские компании не платят НДС. Какие еще преимущества предлагает европейское законодательство?

Юлия Апанасенко: В рамках Евросоюза существует достаточно большое количество соглашений, которые предоставляют разнообразные налоговые льготы. К примеру, дивиденды в странах ЕС также не облагаются никакими налогами. Иными словами, у компаний достаточно абсолютно законных способов оптимизировать налогооблагаемый доход. Но хочу подчеркнуть, что мы оптимизируем налогообложение, а не избегаем его в принципе.

Европейское законодательство стабильное. Законодательная база не меняется каждый месяц. А если есть какие-то изменения, об этом информируют все компании заранее, независимо от того, имеют ли они отношение к изменяемому закону или нет. Таким образом, у вас всегда есть время внести соответствующие изменения в бизнес-модель компании до того, как нововведения вступят в силу.

Помимо всего этого в Европе достаточно стабильная политическая и экономическая ситуация. Это дает компаниям чувство защищенности и уверенности в будущем. Стабильность законодательства — это также возможность для компаний строить планы и внедрять в жизнь долгосрочные проекты.

Latifundist.com: Есть ли среди Ваших клиентов представители украинского агробизнеса?

Юлия Апанасенко: Если говорить конкретно об агрохолдингах, то таких среди наших клиентов нет. Но мы активно сотрудничаем с аграрным сектором, ведь у аграриев очень развита торговля на внешних рынках. Мы готовы предоставить наши услуги в создании зарубежных структур. Мы развиваем отношения с аграрным рынком в Украине. Вот сейчас идут переговоры по поставкам украинского шрота производителям датских комбикормов. Это будет новый опыт и для Украины, и для Дании. Также ведутся активные переговоры о поставке в Украину датского аграрного оборудования. Эти поставки будут осуществляться под гарантии датского правительства и финансироваться датскими фондами. Естественно, датская сторона потребует от украинских партнеров финансовую отчетность. Я не уверена, что украинские компании смогут предоставить полную и «чистую» отчетность.

Latifundist.com: Расскажите о плане БЭПС. В чем его суть?

Юлия Апанасенко: BEPS (Base erosion and profit shifting) был заказан странами Большой двадцатки и Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Европа достаточно оперативно, для своих обычных темпов, начала перестраиваться. Фискальное давление со стороны государственных органов усиливается, а вместе с этим динамично изменяется реальность и внешняя среда бизнеса. Это не могло не повлиять на страны постсоветского пространства. Под влиянием всемирного сообщества в них заговорили о деофшоризации. Деофшоризация в странах бывшего СССР — это своего рода местный БЭПС, адаптированный под реалии нашего бизнеса и политической ситуации. Основная задача БЭПС — удалить кондуитные компании, т.е. специально созданные структуры для использования налоговых льгот в странах своего резидентства и не ведущие реальной деятельности.

Как ни парадоксально, но БЭПС — это документ с методическими нормами, который носит рекомендательный характер и не является обязательным к исполнению. Тем не менее страны принимают этот документ. И в этом году удалось получить первые результаты БЭПСа — состоялся глобальный обмен информацией между странами. Впервые в мировой истории страны поделились информацией о компаниях, их реальных владельцах, финансовой отчетности и т.д. Кроме того, благодаря БЭПСу поменялась работа банковской системы, контроль над электронными платежами стал более жестким. Сейчас мы живем в мире, где все становится прозрачным и открытым.

Latifundist.com: Юлия, как Украина отреагировала на БЭПС?

Юлия Апанасенко: О деофшоризации в Украине сейчас говорят много. Насколько мне известно, сейчас Государственная фискальная служба Украины готовит большой пакет новых законов. Это намерения оздоровить экономическую систему Украины, и фискальную систему в том числе. Что касается бизнеса, то он очень интересно реагирует на деофшоризацию.

Бизнес ищет новые юрисдикции и офшоры. У нас же люди не любят платить налоги. Мне часто задают вопрос украинские клиенты: «Как не платить налоги?». Есть тотально закостенелые бизнесмены, которые не хотят вообще ничего платить. Их на этом ловят, отбирают активы, но они все равно продолжают играть в эту «русскую рулетку». Это не вопрос нездорового законодательства. Это заложено в менталитете.

Иностранные бизнесмены, ведущие бизнес в Украине, платят налоги. К примеру, мы все хорошо знаем компанию «Даноша». Это датский проект, реализованный на деньги датского Фонда индустриализации для развивающихся стран (IFU). И, как свидетельствуют их финансовые отчеты, они платят налоги в полном объеме, при этом находятся в той же конкурентной среде, работают с теми же украинскими бизнесменами. И им удается конкурировать. Это все за счет инновационных подходов к работе.

Latifundist.com: Как, по Вашему мнению, можно приучить украинцев платить налоги?

Юлия Апанасенко: Нужно прививать культуру налогообложения. В Европе люди тоже не любят платить налоги, но они знают, почему это надо делать. В университетах студентам доступно объясняют систему налогообложения. Также объясняют, каким образом государство использует эти средства. К примеру, если мы хотим хорошие дороги — их нужно строить. Чтобы их строить, государству нужны деньги, а их государство берет из казны. А в казну они попадают, потому что мы платим налоги и т.д.

Это критически важно, чтобы люди ощущали, что налоги, которые они заплатили, пошли по назначению. Это является основной задачей правительства страны. Кроме того, человек должен иметь возможность свободно позвонить в налоговую, где ему все объяснят. Не сухим цитированием законов, а доступно и понятно. В такой среде воспитывается общество, которое нормально относится к уплате налогов, не ищет путей обхождения и не уходит «в тень».

Latifundist.com: К сожалению, в Украине многие уходят «в тень». Только по официальным данным теневая экономика в стране составляет 35% от ВВП. Как Вы считаете, насколько реально в таких условиях воплощать планы по деофшоризации бизнеса?

Юлия Апанасенко: Деофшоризация — это очень длительный и точечный процесс. Проверять будут по одной компании и начнут с самых крупных. Когда БЭПС вступил в силу в Европе, был очень большой скандал с корпорацией Apple, поскольку оказалось, что их бренд зарегистрирован не в Америке, а в стране с низкой налоговой ставкой. То же самое получилось с корпорацией Microsoft, которая в течении всего своего существования «просидела» в оффшоре. То же будет и в Украине. Правительство сначала бросит свои силы на большие компании, ведь от этого результат будет больше. Так можно вернуть больше денег в казну. И вот когда со всеми большими разберутся, тогда возьмутся проверять средний бизнес.

Latifundist.com: Есть ли риск того, что деофшоризация может стать средством борьбы с конкурентами? Если правительство само выбирает компании, кто-то может попасть под проверку, а кто-то нет.

Юлия Апанасенко: Безусловно, ведь лоббирование еще никто не отменял. В таком случае остается уповать на справедливость правительства. Ведь проверку должны пройти все компании. И государство должно быть в этом заинтересовано больше всех, поскольку это шанс вернуть деньги, которые «уплыли» в офшоры. Подчеркиваю, когда бизнес структурирован грамотно и соответствует всем требованиям законодательства, атаковать его очень сложно. Поскольку это требует больших затрат времени и финансовых ресурсов.

Latifundist.com: С 1 января 2017 г. в Украине поменяли спецрежим НДС для аграриев на механизм господдержки сельхозпроизводителей. Для многих участников рынка эти изменения стали довольно болезненными и стимулировали стремление «уйти в тень». Как, по Вашему мнению, можно сделать такие компании более прозрачными, чтобы им было выгодно работать легально?

Юлия Апанасенко: Когда правительство вводит новую политику, оно должно просчитывать, сколько это будет стоять государству и какой будет отдача. Через год после отмены спецрежима НДС украинскому правительству надо сесть и посчитать, что было более эффективно — возвращать аграриям часть налогов, которые они использовали для развития компаний, повышения эффективности, или же отменить спецрежим и получить меньше из-за развития теневой работы агропредприятий. Но, отвечая на Ваш вопрос, я повторюсь — надо прививать культуру честного ведения бизнеса, уплаты налогов, прозрачности и открытости.

Latifundist.com: Надеемся, в Украине сформируется культура уплаты налогов! А Вам желаем успехов и благодарим за интересную беседу!
Катерина Никончук, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus