Хайнц Штрубенхофф: Инвесторы понимают, что Украина имеет невероятный аграрный потенциал

Хайнц Штрубенхофф, руководитель «Программы инвестиций в ресурсоэффективность в Украине» (IFC)
Источник фото: export LAT

«Инвестиционный климат» и «инвестиционная привлекательность» – это те два термина, которые в последнее время не сходят с уст политиков и власти. Только за последние 4 года в нашем государстве было начато сразу несколько больших инвестиционных программ, одна из которых — «Программа инвестиций в ресурсоэффективность в Украине», которая в 2010 году была основана Международной финансовой корпорацией (IFC). О необходимости внедрения подобных программ, а также о проблемах, тенденциях и перспективах инвестирования в украинский АПК в эксклюзивном интервью Национальному агропорталу Latifundist.com рассказал руководитель данной программы Хайнц Штрубенхофф.

Latifundist.com: Расскажите, пожалуйста, с чем был связан Ваш переезд в Украину, и с чего началась Ваша деятельность в нашей стране?

Хайнц Штрубенхофф: Я родился на ферме на Востоке Германии. Мой отец работал фермером, а моя сестра и сейчас продолжает семейное дело. Я приехал в Украину в 2006 году в рамках программы «Украино-немецкий диалог».

Однако около года тому назад я изменил векторы своей деятельности и теперь работаю в IFC над вопросами инвестиционного климата на региональном уровне.

Latifundist.com: За это время украинский АПК существенно изменился, не так ли?

Хайнц Штрубенхофф: Безусловно, изменения достаточно ощутимы. Если раньше нам приходилось, прежде всего, рассказывать о том, что есть такая страна, и убеждать инвесторов в тех возможностях, которые может дать Украина, то теперь ситуация коренным образом изменилась. Инвесторы понимают, что Украина имеет невероятный аграрный потенциал. Более того, могу сказать, что существует лишь несколько регионов во всем мире с подобным потенциалом – это Южная Америка (в частности Аргентина и Бразилия) и Черноморский регион (Украина, Юг России, Казахстан).

Latifundist.com: Какие факторы, по Вашему мнению, наиболее влияют на инвестиционную привлекательность нашей страны?

Хайнц Штрубенхофф: IFC постоянно проводит разнообразные исследования, которые касаются простоты ведения бизнеса в той или иной стране. Мы также исследуем те индикаторы, которые влияют на инвестиционную привлекательность каждой страны. Результаты исследования этого года показывают, что Украина значительно улучшила позиции в направлении создания бизнеса, в частности регистрации предприятий. По этому показателю Украина занимает 50 место, в то время как в прошлом году страна была на 113 месте из 180 стран, которые мы исследовали.

К сожалению, другие индикаторы все еще оставляют желать лучшего. Например, получение разрешения на строительство завода или элеватора и оформление необходимых бумаг. По этим показателям Украина занимает последнее 180 место в рейтинге. Безусловно, инвесторы, оценивая привлекательность страны, внимательно смотрят, насколько легко и быстро можно получить первую прибыль.

Иногда ситуация в разрешительной сфере доходит до абсурда – когда на получение документов на строительство элеватора требуется 2 года, а на само строительство и запуск – 6 месяцев. Европейцы этого никогда не поймут.

Следующая большая проблема – это электрификация Украины. Если в городах ситуация более-менее нормальная, то села очень сильно страдают. Например, у инвестора есть определенное место под строительство агрокомплекса, но там нет электроэнергии. На получение разрешений и проведение коммуникаций могут уйти годы, в то время как для полноценного запуска агрокомплекса электроэнергия нужна уже через месяц-два. Все эти факторы очень сильно влияют на инвестиционную привлекательность Украины.

Сегодня важно понимать, что все страны конкурируют между собой. Инвестор смотрит на всех одинаково: и на Украину, и на Румынию, и на Китай, и на Россию. И тут решающую роль могут сыграть только шаги по улучшению ситуации. Если существует позитивная динамика, это означает, что деньги будут продолжать «течь» в государство.

Хочу особо подчеркнуть, что в Украине, безусловно, есть значительная тенденция по улучшению ситуации в аграрной сфере. Инвестиционный климат в Украине за последнее время улучшился, однако еще есть над чем работать, куда идти и к чему стремиться.

Агробизнес сегодня – это интересный бизнес с многовекторным развитием

Хайнц Штрубенхофф, руководитель «Программы инвестиций в ресурсоэффективность в Украине» (IFC)

Latifundist.com: Какая роль IFC в этом процессе? Какие «аграрные» программы IFC на сегодня существуют?

Хайнц Штрубенхофф: Агробизнес сегодня – это интересный бизнес с многовекторным развитием. Для всех стран — это приоритет номер один. Через 40 лет на нашей планете будет на 2 млрд больше людей, а это означает повышенный спрос на продукты питания. И ни для кого не секрет, что Украина сможет играть здесь если не главную, то, по крайней мере, ведущую мировую роль. Только по зерну Украина потенциально способна выращивать 80 млн тонн.

Понимая все приведенное выше, IFC четко осознает свою роль в этих условиях, поэтому почти 35% нашего инвестиционного портфеля – это агробизнес. Мы поддерживаем власть в направлении улучшения инвестиционного климата и создаем много новых перспективных программ для развития финансирования украинского агробизнеса. Также мы активно предоставляем консультационную поддержку всем звеньям, заинтересованным в этом процессе, как власти, так и аграриям.

Большая работа осуществляется и в информационно-образовательном направлении. Как один из примеров – недавно проведенный практикум «Сельскохозяйственные отходы, как источник энергии». Он состоялся в рамках IV Международного инвестиционного бизнес-форума по вопросам энергоэффективности и возобновляемой энергетики, организатором которой выступило Государственное агентство по энергоэффективности и энергосбережению Украины.

Сейчас нет очереди из западных инвесторов, желающих вложить средства в Украину

Latifundist.com: Что сейчас происходит с рынком инвестиций и что ожидает нас в дальнейшем?

Хайнц Штрубенхофф: Инвесторы очень хорошо понимают, что сельское хозяйство в Украине – это интересный и крупный бизнес с фантастическими возможностями. Именно поэтому мы видим, что крупные компании одна за другой приходят в Украину и начинают бизнес на этих землях.

Конечно, финансовый кризис внес свои коррективы: чем меньше капитал, тем меньше инвестиций. Однако эта тенденция скорее общемировая, чем сугубо украинская.

Следует сказать, что сейчас нет очереди из западных инвесторов, желающих вложить средства в Украину. Ведь, имея телевидение и прессу, они внимательно наблюдают за политической ситуацией в государстве. Первый вопрос, который мне задают инвесторы, касается не выгоды от инвестиций, а именно политики. У них, как у настоящих капиталистов, существуют определенные предостережения и желание перестраховаться от поражения. Они спрашивают меня, безопасно вкладывать в страну с нестабильной политической ситуацией, и как это может отразиться на имидже самих инвесторов.

Latifundist.com: Инвестиции каких стран в Украину Вы считаете наиболее перспективными?

Хайнц Штрубенхофф: На сегодня достаточно придирчиво на Украину, как на плоскость бизнеса, смотрят инвесторы из Китая, Кореи и США. Это хорошая тенденция. Это тот вектор развития, который уже вскоре может дать результат.

Главный козырь Украины – это экспорт

Хайнц Штрубенхофф, руководитель «Программы инвестиций в ресурсоэффективность в Украине» (IFC)

Latifundist.com: Какие шаги по улучшению инвестиционного климата стоит сделать в ближайшее время?

Хайнц Штрубенхофф: Украинская власть уже лучше понимает перспективы, которые могут открываться для государства через аграрную отрасль. Главный козырь Украины – это экспорт. И, на мой взгляд, это большой грех, когда власть ограничивала экспорт, вводя экспортные пошлины. Это грех, поскольку украинские производители потеряли большие деньги, которые могли бы инвестировать в дальнейшее развитие своих предприятий.

Очень тяжело было наблюдать за постоянной борьбой между производителями и властью, которая, стремясь удовлетворить собственные интересы, получала желаемое за счет их убытков. Украина – это страна с огромным аграрным экспортным потенциалом. И это невозможно не учитывать. Внутренний спрос в стране не настолько велик.

Более того, по статистике, в Украине ежегодно смертность превышает рождаемость, население катастрофически уменьшается. По статистике, через 30 лет в Украине будет 35 млн человек. При этом каждый год мы наблюдаем увеличение, как урожайности, так и урожаев. А увеличение производства означает увеличение и экспорта.

Сейчас мы наблюдаем за тем, что власть взялась за активный диалог с производителями, трейдерами, инвесторами и экспортерами. Это очень позитивный момент.

Мы (IFC – ред.) хотели бы работать и больше инвестировать, но не имеем такой возможности

Хайнц Штрубенхофф, руководитель «Программы инвестиций в ресурсоэффективность в Украине» (IFC)

Latifundist.com: То есть приоритетом для Украины в будущем будет экспорт?

Хайнц Штрубенхофф: Безусловным приоритетом развития Украины должен стать свободный и грамотно выстроенный экспорт. Ведь, получая деньги от экспорта, их можно будет вкладывать в развитие инфраструктуры, при этом сторонние инвестиции будут почти не нужны. Экспорт – это, фактически, и есть сам банк с оборотными деньгами.

С другой стороны, международные финансовые институты, например, такие как IFC, могут существенно помочь, как в направлении рекомендаций, так и с финансированием. Однако самой большой проблемой на сегодня для нас является то, что, хотя IFC работает в Украине с 1992 года, Нацбанк до сих пор не дает нам разрешение выдавать кредиты в гривне. Мы хотели бы работать и больше инвестировать, но не имеем такой возможности.

На сегодня мы можем выдавать кредиты только в долларах или в евро. К сожалению, предприниматели хорошо понимают свои риски из-за нестабильности валюты и девальвации, а влиять на ситуацию мы не можем. Это то, что очень мешает работе IFC в Украине.

Latifundist.com: Какие направления агробизнеса наиболее привлекательны и перспективны для инвестиций?

Хайнц Штрубенхофф: За последние годы в Украине произошло значительное оживление в растениеводстве – производстве пшеницы, кукурузы, подсолнечника. Запускаются новые заводы и элеваторы. Огромный потенциал имеет и птицеводство. В этих отраслях есть мощные предприятия, которые работают на международном уровне.

Поэтому если в Украине существуют предприятия, способные на рентабельное выращивание продукции растениеводства, то вполне закономерно развитие биоэнергетики. К примеру, в Бразилии за последние 20 лет этот сектор развивается настолько активно, что вызывает только восхищение.

Я абсолютно уверен, что Украину ждет бразильский сценарий. Вполне вероятно, что уже через 20 лет в Украине отходов и мусора в сельском хозяйстве не будет вовсе. Мы будем перерабатывать все на биоэнергию, ведь 50 млн тонн зерна – это 50 млн тонн соломы и остатков. Даже если 30 млн тонн так и останутся в поле, то из остальных 20 млн тонн, можно вырабатывать энергию, биотопливо, а также строительные материалы и пеллеты, которые можно потом экспортировать.

Так, за последние 3-4 года значительно выросли инвестиции в деревянные пеллеты, цена экспорта которых сейчас даже превышает цены на зерно. К тому же во всем мире есть повышенный спрос на эту продукцию.

Latifundist.com: Сейчас много говорят о биоэтаноле. Как Вы считаете, будет ли развиваться это направление в Украине?

Хайнц Штрубенхофф: Что касается биоэтанола, то мои прогнозы гораздо более сдержанны. Ведь, прежде всего, человек хочет есть, а потом ездить на авто. Волатильность рапсового масла или зерна на мировом рынке намного выше и рискованнее. На Чикагской бирже пшеница стоит 300 долларов за тонну и производство биоэтанола из пшеницы или кукурузы, по меньшей мере, невыгодно. Биотопливо на базе отходов – это очень выгодно. Производство топлива из сырья – это нерентабельно. Ведь, в первую очередь, это продукты питания.

Еще 5 лет назад происходила очень оживленная дискуссия по этому поводу как в Украине, так и в мире. Сегодня люди понимают, что это не столь легко, как кажется, и стоит больших денег. Поэтому приоритет «накормить» остается незыблемым. Кроме того, мировой климат сейчас претерпевает изменения, и через 40 лет у нас температура будет на 2 градуса выше. Это свидетельствует в пользу использования биоэтанола из отходов. Когда мы используем отходы, то видим больший эффект. Это правильно и с экономической, и экологической точек зрения.

Latifundist.com: Спасибо Вам за содержательную беседу.

Ирина Глотова, Национальный агропортал Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus