Виктор Димчев: Потенциал роста винодельческого рынка Украины 300–400%

Виктор Димчев, директор ЧАО «Придунайский»
Источник фото: export LAT

В Украине несмотря на законодательные инициативы государства, виноделы продолжают говорить о непомерном давлении контролирующих органов и других проблемах, которые не дают им развиваться. О том, все ли так плачевно в «царстве Диониса», какое будущее ждет виноделов, виноградарей и питомниководов, почему украинское вино не ждут на украинских полках и какие формы обучения помогают наладить бизнес, Национальный агропортал Latifundist.com обсудил с директором ЧАО «Придунайский» Виктором Димчевым.

Latifundist.com: Виктор Иванович, расскажите, как Вы пришли в АПК? Что Вас привело в эту сферу?

Виктор Димчев: Фактически еще до своего физического рождения я уже был в агробизнесе. Мои предки были аграриями, мой отец закончил Киевскую сельскохозяйственную академию, пришел на агропредприятие и проработал там всю жизнь. Он никогда не был безразличным к тому что делал — прошел путь от простого инженера до руководителя.

В моей карьере были отдельные моменты, которые периодически связывали меня с агробизнесом — это был консалтинг, затем управление. Однако заниматься сугубо сельским хозяйством начал в 2011 году, когда был вынужден временно заменить отца на посту руководителя. Постепенно временная замена переросла в постоянное занятие. Таким образом, не я выбрал сельское хозяйство, а оно само выбрало меня, о чем я нисколько не жалею.

Latifundist.com: Расскажите подробнее о том предприятии, которое Вы сейчас возглавляете.

Виктор Димчев: ЧАО «Придунайский» — виноградный питомник с 55-летней историей. Единственное в Украине предприятие, которое является узкоспециализированным. 80% доходов — это продажа виноградных саженцев. Конечно, в Украине еще есть питомниководческие предприятия, но для них это скорее сопутствующий, а не основной бизнес. Речь идет о тех питомниководческих предприятиях, которые имеют собственную базу.

Все эти годы предприятие активно взаимодействовало с ННЦ «Институт виноградарства и виноделия им. В.Е. Таирова», являлось его опорным пунктом и центром клоновой селекции. Хочу сказать, что терруарность Украины довольно большая, во всяком случае, не меньше, чем во Франции и Италии. Только в одной Одесской области несколько терруаров и подтерруаров, не говоря уже о других областях, Закарпатье и Крыме. Везде разный рельеф и климат, что обуславливает необходимость использования разных сортов и клонов.

На нашей базе изучались и районировались самые лучшие сорта для условий Украины. Коллекция сортов насчитывает более 100 столовых сортов и 30 технических, не считая клонового разнообразия. Все они максимально адаптированы к условиям нашей страны и обеспечивают ожидаемое от них качество и количество урожая. Яркий пример — прошлый 2012 год, годовая амплитуда температур которого составила 78 градусов, затяжные зимние морозы до минус 26 градусов на грунте и засушливое лето до 52 градусов на солнце. Этом при том, что климат в последние годы существенно меняется. Иностранный посадочный материал на генетическом уровне не способен выдерживать такие нагрузки и давать достойный результат в долгосрочной перспективе.

Для одних виноделие — это бизнес, для других — это смысл жизни и искусство

Виктор Димчев, директор ЧАО «Придунайский»

Latifundist.com: Кто на сегодня является вашими клиентами и заказчиками?

Виктор Димчев: Есть две категории клиентов: первая — клиенты, для которых виноделие — это бизнес, и вторая, для которой виноделие — это смысл жизни и искусство. Для нас равноценен каждый клиент, и мы работаем с каждым из них индивидуально, исходя из конкретных запросов.

Latifundist.com: Насколько выгодно питомниководство и виноградарство в целом?

Виктор Димчев: Мое твердое убеждение, что фактор выгоды тут не является основополагающим. Я считаю, что питомниководство должно быть как минимум безубыточным. Должна быть определенная рентабельность. С точки зрения логики площадь, на которой можно посадить виноградник, ограничена, а период жизни виноградника не менее 25 лет. В приоритете должны быть стабильность и качество, а не гонка за прибылью.

К сожалению, в Украине со своей исходной маточной базой осталось всего лишь три крупных предприятия. В 2000 году у нас было порядка 70 питомников, в 2006 — уже 22, в 2010 — всего 11, сейчас — не более 5. Трагедией для страны стал развал питомника «Изумрудный» в Крыму, где было максимально сосредоточено все лучшее достояние селекции сортов Национального института вина и винограда «Магарач» и ННЦ «Институт виноградарства и виноделия им. В.Е. Таирова», в объемах, которые бы обеспечивали промышленное его воспроизводство.

Сейчас мы начинаем работу с институтом «Магарач» по размножению сортов их селекции, поскольку более 50% виноградников Крыма переступили 25–30 летний рубеж и их изреженность составляет порядка 40%. Тут существует не только проблема обновления, но и недостаток материала для этого.

Latifundist.com: Каким образом происходит производство саженцев?

Виктор Димчев: Очень важным в нашем бизнесе является планирование — без этого никак. И, несмотря на то, что в нашей стране прогнозировать что-либо сама Ванга не взялась бы, мы четко стоим на этих позициях. Ведь фактически начинаем выращивать саженец за 18 месяцев до того, как он будет высажен в почву. Сама почва начинает готовиться за шесть месяцев. Производство саженцев — это не сделка купли-продажи. Мы стараемся не продавать саженцы, а выращивать их вместе с нашим клиентом. Это как ребенок: мы — это один родитель, а клиент — другой. Он может приехать на наши виноградники, оценить их агротехническое состояние, взять образцы лозы для лабораторного анализа и потом полностью контролировать весь процесс и технологию производства саженцев.

Мы даем клиенту уверенность в будущем качестве еще до начала производственного процесса. Один из фундаментов нашей работы — это открытость и доверие клиентов. Информация о наших клиентах открыта, и любой клиент может поехать и наблюдать, как растут наши саженцы в других хозяйствах. Этот бизнес для людей понимающих, что виноградарство — это процесс, от которого нельзя отказаться, бросить. Если за виноградником не следить, то на второй год он будет потерян. Виноградарство — это как контракт с самим собой.

Latifundist.com: Какие наибольшие проблемы отрасли Вы видите?

Виктор Димчев: Наибольшая проблема — отсутствие диалога между участниками рынка. Это постоянно переформатирующийся сгусток интересов, при котором очень сложно прийти к согласию. И второй момент это то, что в силу созданных условий, в частности лицензии ценой в 500 тыс. грн, виноградарство стало полностью подчиняться виноделию, а не наоборот. При этом не имеет значения, производишь ты одну бутылку вина или тысячи, — оплатить лицензию ты должен.

На протяжении 10 лет мы создавали предпосылки для наличия винограда как сырья, но практически ничего не предпринимали для собственного виноделия. Мини- и микро-виноделие находятся вне закона. Хотя винодельческая культура украинцев в целом очень высокая — в любом доме на юге, юго-востоке делают и пьют хорошее домашнее вино.

Latifundist.com: Что Вы можете сказать касательно законодательных инициатив в отрасли?

Виктор Димчев: У нас принято ругать чиновников, но не принято их благодарить. А ведь благодаря идеологам закона об однопроцентном сборе выжило наше предприятие и многие другие. За годы существования программы заложено порядка 45 тыс. га новых виноградных насаждений. Несмотря на многие сложности и поползновения, удалось сохранить работу отрасли. Поверьте, государство тут ни при чем, и винить чиновников — полный абсурд. Винодельческий бизнес должен начать с себя. Власть и так много сделала для развития виноградарства в Украине, поэтому предъявлять к ней претензии нет оснований. Да, есть перегибы с установлением минимальных цен на вино, налогами и прочим.

Винодельческий бизнес должен начать с себя. Власть и так много сделала для развития виноградарства в Украине

Виктор Димчев, директор ЧАО «Придунайский»

Latifundist.com: Как Вы видите этот процесс?

Виктор Димчев: Я думаю, нужно начать с элементарного доверия между всеми участниками отрасли, учета интересов питомниководов, виноградарей, виноделов «первичников» и «вторичников», восстановления доверия потребителя, создания механизмов и культуры независимой оценки качества украинского вина, обеспечения прозрачности его производства, совместного противодействия фальсификату. Утрата доверия потребителя привела к тому, что в Украине в 2011 году доля импортного вина на полках была 5%, а сейчас уже 40%. При этом вы не встретите украинское вино в европейских супермаркетах. В Украине сегодня сложились удивительный парадоксы:

  • По ведущим телеканалам идет реклама «Шабо», «Коблево», «Инкермана», «Артемовского», «Французского бульвара», и по тем же каналам транслируется ничем не подтверждаемая информация о том, что каждая четвертая бутылка украинского вина на полках супермаркетов фальсификат, а в маленьких магазинах и того больше. Тратятся колоссальные бюджеты на рекламу, но при этом не подано ни одного судебного иска, и это при наличии в Украине пяти (!!!) виноградарческо-винодельческих ассоциаций.

  • Крупные компании заявляют о том, что порядка 30–40% продукции фальсификат. При этом никто не знает, где и кем он производится, еще и в таких объемах. Вам в это верится? Обращаются к государству с просьбой пресечь фальсификат, не предлагая никаких конкретных мер. Когда государство начинает по своему разумению принимать хоть какие-то меры, подымается шум о давлении на бизнес.

Также не секрет, что существует конфликт интересов между крупным бизнесом и мини-виноделием в виде неподъемной лицензии. И все это не может не отображаться на рынке. Вместо того, чтобы наладить диалог и, наконец, открыть дорогу на полки украинских супермаркетов мелкому внутреннему производителю, которого нет на полке в принципе, таким образом защищая рынок, конкуренция крупных компаний еще больше открывает дорогу импорту.

Люди, которые делают в Украине потрясающие авторские вина и завоевывают признание за пределами страны, должны стесняться этого, потому что не могут позволить себе купить лицензию. Безусловно, нужно объединятся, лоббировать инициативы для виноградарства в целом, а не для собственных нужд. Достаточно забыть избитые фразы «моя хата з краю» и «нам бы день простоять и ночь продержаться» и действовать сообща. Но для этого надо садиться и договариваться, договариваться и еще раз договариваться. Только в этом случае украинское виноградарство будет жить и развиваться.

Latifundist.com: Таким образом, если виноделы договорятся между собой, проблемы будут решены?

Виктор Димчев: Вся наша беда в непрозрачности процессов в виноделии. Мы виним проверки и контролирующие органы, но о том, чтобы поставить на предприятии электронные весы и видеокамеры, данные с которых будут фиксироваться на независимом ресурсе, речь не идет. В Украине, если я не ошибаюсь, до 60 предприятий первичного виноделия. Независимый, в том числе от человеческого фактора, контроль объемов винограда, поступающего в переработку, сведет возможный фальсификат до 3–5%. Это существенно упростит контроль, даст возможность определять в начале сезона ожидаемые объемы вина.

Кроме того, много говорилось о том, что нужно вкладывать в модернизацию существующих заводов, однако, согласно официальной статистике Минагропрода, процент выхода виноматериала из винограда последние 5–6 лет выше 70% вне зависимости от года и урожая. В то же время в Европе, на современных предприятиях, этот показатель не более 65%. Все это сдерживает потенциал роста виноградарческого и винодельческого рынка в Украине. В существующих объемах потребления — это минимум 300–400%. Так, например, коньячными спиртами мы обеспечены всего на 7–8%. Плюс объем фальсификата вина около 40%.

Latifundist.com: Часто приходится слышать о том, что натурального вина в Украине практически не осталось — все порошковое. Прокомментируйте, пожалуйста.

Виктор Димчев: Для начала стоит определиться, что же такое порошковое вино. Как сказал один из участников рынка, у нас нет фальсификата, вопрос в том, насколько то или иное вино приближено к настоящему. Термин «порошковое вино» — это миф, который будоражит общественность. На самом деле вино можно делать двумя способами: непосредственно из винограда или же из воды, винной кислоты, ферментов, сахара, дрожжей и спирта.Хороший химик сделает вам также вино, которое практически не отличить от настоящего. Для того, чтобы последнего не было, нужно просто посчитать количество сырья, которое попадает на переработку. Когда нет нормального учета и контроля сырья, все остальное — пустые разговоры. Все знают о фальсификате, но никаких действий по этому поводу не предпринимается. Так вымирает виноградарство, питомниководство и само виноделие. Тут вопрос совсем не к государству — оно не заставляет и не производит фальсификат, оно не придет в каждый дом и не заставит украинцев покупать украинское вино. Это вопрос ответственности бизнеса.

В kmbs не приходят за знаниями, сюда приходят за осознанием

Виктор Димчев, директор ЧАО «Придунайский»

Latifundist.com: На сегодня Вы также являетесь участником программы Agro MBA в Киево-Могилянской бизнес-школе [kmbs]. Расскажите, что мотивировало Вас начать обучение?

Виктор Димчев: kmbs — это место для тех людей, которые не просто хотят получать знания, а хотят творить. Сюда приходят люди, которые хотят понимать смысл того, что они делают, и делать это намного лучше. Agro MBA — это инновационная программа бизнес-школы, которая объединяет топ-менеджеров, владельцев бизнеса и руководителей разных функциональных департаментов, и у всех них схожая цель — сделать агробизнес лучше. Ведь украинский агробизнес пребывает в стадии детства, поэтому необходимо действовать сообща, стараясь избегать возможных ошибок. В процессе обучения мы обмениваемся идеями, вместе ищем определенные управленческие решения, много контактируем друг с другом и иногда наши дискуссии становятся очень жаркими. Должен признать, что все это дает достаточно мощный толчок к развитию, помогает определить адекватную стратегию развития собственной компании сегодня, а не ждать, когда «наломаешь дров» завтра.

Latifundist.com: За какими знаниями Вы пришли в kmbs?

Виктор Димчев: В kmbs не приходят за знаниями, сюда приходят за осознанием. Тут не учат, а помогают осознать то, для чего существуешь ты и твой бизнес. Это то, что принципиально отличает эту школу от других подобных заведений. Я могу сказать точно, что знания без осознания — это ничто. Здесь улучшают то, с чем пришел. Мы учимся совместно, помогаем друг другу лучше понять себя, свой бизнес. Все течет и меняется, потому понять природу изменений в бизнесе и действовать адекватно изменениям — это очень важно. Люди после MBA-программ начинают действовать не по наитию — согласно инстинктам, а осознанно двигаться дальше и творить со смыслом.

Latifundist.com: Сейчас Вы завершили пятый модуль Agro MBA. Поделитесь своими впечатлениями.

Виктор Димчев: Мне нравится идея, смысл и форма программы. Импонирует, что программа построена по четкой управленческой логике: зачем? для чего? что? и как? Все обучение привязано к украинским реалиям, происходит на практических примерах и имеет очень конкретную практическую ценность.

Если кратко и метафорично, то измени себя, измени свою компанию и свой мир — это именно о том, что же делает для нас Agro MBA.

Latifundist.com: Каким образом все, о чем Вы говорите, отобразится на работе «Придунайского»?

Виктор Димчев: Я могу сказать о промежуточных итогах. Когда мы осознаем свои решения и их последствия, нам удается избежать многих ошибок, платы за них, и это позволяет нам двигаться дальше. Например, несмотря на 70-процентное падение рынка в прошлом году, мы продали практически 90% всей нашей продукции, а это примерно 540 тыс. саженцев. Все это произошло благодаря тому, что мы вовремя перестроили систему отношений с клиентами, наладили новые формы взаимодействия с рынком.

Latifundist.com: С какими интересными людьми Вам удалось познакомиться и, возможно, подружиться в kmbs?

Виктор Димчев: Могу сказать одно — неинтересных людей тут нет. kmbs — это особая атмосфера и пространство, которое собирает не просто хороших людей, а настоящих личностей. Со всеми ними очень интересно общаться — искать общие темы, обсуждать разные аспекты, в том числе профессиональные (рождаются новые проекты, идеи, сотрудничество и т.д.).

Latifundist.com: Наверное, приходится много читать литературы, не так ли?

Виктор Димчев: Одна треть обучения — это те знания, которые дают нам преподаватели в kmbs, еще одна треть — это взаимодействие, общение друг с другом, и последняя часть — это работа над самим собой. Читать приходиться много. Очень важной в последнем процессе является рефлексия и осмысление того, как твои действия воспринимаются окружающим миром, что движет тобой и твоими поступками. Потому самую главную книгу, которую я читаю в kmbs, — это я сам. И прочесть ее — моя главная, стратегическая задача. Хотя прочесть ее до конца не получится — ты сам, люди и мир вокруг постоянно меняются.

Latifundist.com: Как Вы заработали свои первые деньги, помните?

Виктор Димчев: Самые первые свои деньги я заработал в 3,5 года и до 5-ти лет достаточно успешно занимался своеобразным «бизнесом». Дело в том, что мой дядя научил меня стихам шуточного содержания, и за каждое исполнение во время разных застолий, свадеб и т.п. он давал рубль. Конечно, другие родственники тоже выступали «продюсерами», потому зарабатывал я неплохо. Все бы ничего, но однажды один из гостей также попросил исполнить меня стишок, пообещав награду. Я честно «отработал гонорар», но денег так и не получил. Так я получил первый взрослый урок — никогда не обманываю людей, потому что помню боль разочарования.

Latifundist.com: Вы по национальности гагауз. Как живется современным украинским гагаузам и удается ли сберечь традиции?

Виктор Димчев: Начну с того, что гагаузы — самая загадочная нация даже для них самих. Существует 6 теорий о происхождении этой нации. Но могу сказать, что ощущение принадлежности к определенной нации никак не связано с теорией — это либо есть, либо нет. В Советском Союзе на территории Молдавии и Украины компактно проживало порядка 180 тыс. гагаузов. Сейчас же количество гагаузов существенно уменьшилось, и о точном их количестве я говорить не берусь. Мы бережем свою культуру и традиции, даже, более того, стараемся ее постепенно возрождать. У нас есть свои общества в Украине и Молдавии, мы издаем прессу, печатаем книги. Еще один плюс в том, что у гагаузов одна языковая группа с турками, татарами и казахами, потому я могу общаться с другими народами.

Latifundist.com: Какой совет Вы можете дать людям, работающим сейчас в АПК?

Виктор Димчев: Любить и верить, несмотря ни на что.

Ирина Глотова, Национальный портал Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus