Agroweekend: ошибки латифундиста Генри Форда

Генри Форд

Генри Форда не без оснований называют «самым успешным авантюристом и величайшим дилетантом ХХ века». Практически все начинания будущего Автомобильного короля выглядели безумно. Перечислять «авантюры» Форда, приведшие его к успеху, можно долго. Практически безграмотный человек, так и не научившийся читать чертежи, достиг высот, о которых не смели даже мечтать сотни тысяч людей с блестящим образованием. Не станем углубляться в изучение так называемого «феномена Форда». Мы хотим поговорить о его деятельности, связанной с сельским хозяйством. Именно на этом поприще великого гения подстерегали самые жестокие разочарования и поражения.

Форд – латифундист

Уильям Форд и Мэри Литогот не одобряли пристрастие своего первенца к технике и хотели видеть его добропорядочным фермером

Семья, в которой вырос Генри Форд, не бедствовала, но на родительской ферме он видел «слишком много труда, сравнительно с результатами».

«На нашей, как и на других фермах, приходилось тогда нести слишком много тяжелого ручного труда. Уже с ранней юности я думал, что многое можно делать иначе, каким-нибудь лучшим способом. Поэтому я обратился к технике».

Не станем утверждать, что только желание облегчить труд фермеров и преобразовать жизнь в сельской местности двигали одним из величайших изобретателей. Но несомненно, что «сельская составляющая» в его устремлениях играла не последнюю роль. Но положенные в основу всех аграрных экспериментов представления Форда о жизни в селе и сельском производстве сформировались еще на рубеже веков. Сельскую Америку двадцатых – тридцатых годов он знал мало.

Избавившись от акционеров и став властелином огромной могущественной империи, некоронованный король получил возможность воплотить на практике свое видение того, как должен быть организован процесс аграрного производства и какой должна стать социальная жизнь на селе. К началу 30-х годов Генри Форд стал одним из крупнейших землевладельцев США, компании принадлежали огромные плантации каучуконосов в Бразилии.

Производить там, где будет продаваться

Одной из главных идей Форда было максимальное приближение производства продуктов питания к местам их потребления и производства сырья.

«Почему бык, выращенный в Техасе, перевозится на бойню в Чикаго и подается на стол в Бостоне — останется вопросом, никем не разрешенным до тех пор, пока еще существует возможность всех потребных для Бостона быков разводить вблизи Бостона. Централизация продовольственной промышленности связана с огромными транспортными и организационными издержками и слишком убыточна для того, чтобы продолжаться в высоко развитой общественной жизни».

Однако, дав обществу доступный технологичный автомобиль, Форд сам способствовал тому, что удобнее и выгоднее стало доставлять сырье к крупным фабрикам и продукты питания к конечному потребителю. Транспортные издержки оказались гораздо меньше по сравнению со стоимостью сооружения большого количества небольших предприятий на местах. Тем более, практически невозможно было организовать производство рядом с такими предприятиями всей необходимой сельскохозяйственной продукции. Развитие транспорта сделало процесс специализации фермерских хозяйств необратимым.

Универсальность – путь к…

Свою автомобильную империю Форд сделал практически полностью самодостаточной. Весь процесс производства от добычи сырья до реализации готовых машин осуществлялся в самой компании. В эту же замкнутую систему он стремился заключить и собственное сельскохозяйственное производство. Здесь практиковались те же методы жесткого централизованного администрирования, которые использовались на промышленных предприятиях автомобильной империи. Автомобильный король, уверовавший в собственную непогрешимость, не допускал даже мысли, что его представления о сельском хозяйстве просто устарели. Не желал он мириться и с тем, что эпоха универсальных фермерских хозяйств и сельских кооперативов с законченным циклом производства в Америке безвозвратно уходила в прошлое.

«День, когда перестали существовать деревенские мельницы, был дурным днем. Кооперативное сельское хозяйство сделает еще такие успехи, что мы увидим фермерские общества с собственными бойнями, в которых доморощенные свиньи будут превращаться в ветчину и сало, с собственными мельницами, на которых возделанное ими зерно будет превращаться в рыночный товар».

Уверенность в преимуществах универсального трактора заставила Форда отказаться от производства специализированных сельхозмашин. Она же заставила отказаться и от их применения на собственных фермах.

«Мы исходим из того, что правильно сконструированный универсальный трактор со всеми необходимыми прицепными инструментами практически везде может заменить дорогие узкоспециальные механизмы, обреченные большей частью на простой. Если же такие механизмы и имеют в чем-то преимущества, то редкая востребованность и высокая цена их(преимущества) полностью уничтожают».

Идея использования недорогого универсального трактора для привода всех механизмов хороша была на заре механизации небольших фермерских хозяйств. Но в тридцатые годы в стране сформировался класс достаточно богатых фермеров, имевших возможность приобретать специализированные механизмы. Признать их преимущества Форд не захотел и, в конце концов, проиграл.

Fordson, model F. Не Путиловец

По сути, до конца своей жизни Форд оставался под обаянием самоходного парового локомобиля от Nicholsand Shepard Co, увиденного ним в двенадцатилетнем возрасте. И при создании трактора стремился дать фермерам более простой и доступный его аналог, как универсальное средство механизации.

Знакомство с локомобилем от компании Nichols-Shepard предопределило судьбу Генри Форда

Я задумался над весом и стоимостью локомобилей. Они весили много тонн и были так дороги, что только крупный землевладелец мог приобрести их. Часто владельцами их были люди, которые занимались молотьбой, как профессией, или собственники лесопилок и другие фабриканты, которые нуждались в перевозных двигателях.

Трактор вместо локомобиля. Универсальность по-фордовски

Опережая время

Ретроградство и авторитаризм у Форда уживались с самыми прогрессивными идеями. Он заставлял своих агрономов широко использовать новейшие (и часто еще не проверенные) агротехнические приемы и средства. Весьма интересной идеей, опередившей время, была попытка сделать сельское хозяйство источником топлива и сырья для промышленности. Эти гениальные авантюры трудно даже назвать ошибками. Просто они, действительно, оказались не ко времени. Были потрачены огромные средства, время и усилия на разработку технологии получения композитных и других материалов из сельхозпродукции и отходов ее переработки.

В частности, с целью экономии древесины разрабатывалась технология производства нетрадиционного материала, который, видимо, должен был стать аналогом современной древесно-стружечной плиты. Но в Америке так много лесов, и говорить о конкуренции нового материала с традиционной древесиной и фанерой не приходилось. С целью обеспечения безотходности производства всерьез разрабатывалась технология получения топлива на основе этанола.

Именно Форду принадлежит идея использования биогаза. Миллионы, потраченные на разработку всех этих технологий не просто не окупились, практически ни одна из этих идей до логического завершения доведена не была. Америка — богатая страна с обилием всевозможных ресурсов и традиционно дешевыми нефтепродуктами. И строить в хозяйствах собственные заводы по производству топлива могло прийти в голову только неисправимому авантюристу.

А экологическими проблемами и необходимостью утилизации отходов в тридцатые годы всерьез был озабочен только Генри Форд.

Единственной воплощенной идеей оказалось производство композитных материалов из сои. Разработка этой технологии заняла 8 лет. А информацией о том, сколько миллионов было на нее потрачено, Форд никогда не делился. Но в августе 1941 года был даже представлен в единственном экземпляре автомобиль с кузовными панелями из пластика, изготовленного из сои. Широкую публику он не заинтересовал.

Генри Форд (Henry Ford) и химик Роберт Аллен Бойер (Robert Allen Boyer) рядом с автомобилем

«Стирание граней» по-фордовски

Главной же и самой любимой идеей-фикс Генри Форда были небольшие промышленные предприятия, расположенные в сельской местности. В большие города с крупными промышленными предприятиями стекалось огромное количество самых разных людей. Форд считал мегаполисы основным злом цивилизации. Низкий общий уровень культуры рабочих, высокий уровень преступности, огромное количество людей, ведущих асоциальный образ жизни. Все это всерьез беспокоило автомобильного короля. Все его знаменитые социальные нововведения были направлены на преодоление этих проблем. А их первопричиной он всерьез считал наличие огромного количества людей с низким социальным уровнем в одном месте. Вывод прост – промышленность необходимо максимально рассредоточить, разместив, по возможности, производства в сельской местности.

Детройт 20-е годы

Постулаты, положенные в основу этой идеи, стоит рассмотреть отдельно. Прежде всего, Форд был свято уверен, что использование тракторов и передовых агротехнических приемов высвободит значительную часть времени фермеров, поэтому они с радостью будут подрабатывать на таких предприятиях.

«Старинный способ обработки земли готов стать романтическим воспоминанием. Это не значит, что отныне на ферме будет нечего делать. Работа не может быть выключена из всякой действительно продуктивной жизни. Но механически приводимое в действие хозяйство порождает то следствие, что убийственная, переутомляющая работа исчезает из фермерской жизни. Механически оборудованное хозяйство снимает ношу с людей, чтобы взвалить ее на сталь и железо. Фактическая работа на средней ферме будет исполняться 24 дня в году. Остальные дни можно будет посвящать другой деятельности. Земледелие слишком сезонная работа для того, чтобы вполне занять одного человека».

Кроме того, рабочие на таких предприятиях получают доступ к качественным свежим продуктам питания непосредственно в местах их производства. Они смогут проживать в более полезных для здоровья условиях и будут оторваны от соблазнов, провоцирующих асоциальное поведение.

Немаловажным представлялось Форду и то, что появляется возможность использования дешевой энергии малых рек. Он был одним из немногих, кто уже тогда задумывался о чистоте воздуха. Медлить с реализацией идей Форд не любил.

Самым большим просчетом оказалась надежда на «трудоустройство» фермеров. Благодаря автомобилям, они, действительно, успевали после полевых работ несколько часов поработать на мини-заводах. Но в окрестностях Детройта, где и создавались такие предприятия, фермеры и без того были достаточно зажиточными, так что дополнительный заработок их интересовал мало. Да и свободного времени у них оказалось намного меньше, чем ожидалось.

Привезенные же из города рабочие не спешили перевоспитываться, а, напротив, к неописуемому «восторгу» фермеров и их семей, привезли в село все пороки мегаполиса. «Даровая» электроэнергия оказалась очень дорогой. Да и получать ее в полном объеме можно только весной, пока реки полноводны. Обустройство же водохранилищ было запрещено федеральными законами. Поэтому недостаток энергии в течение остального времени пришлось компенсировать за счет небольших тепловых электростанций, что было дорого и наносило серьезный ущерб экологии. Небольшие производства были нерентабельными, а качество их продукции было очень низким, из-за чего пошатнулось доверие к автомобилям компании.

В результате из 24 подобных предприятий только Hamilton Factory на реке Майами просуществовало до 1950 года. Но с 1941 года оно работало исключительно благодаря военным заказам. Остальные закрылись в середине тридцатых. Из более чем двухсот речных электростанций в девяностых годах оставалось три.

Идеи Форда живут и…

Сельские предприятия Форда очень напоминают советский колхозный строй. Фермеры работали на земле, которая им не принадлежала. Они могли использовать только технику, одобренную «свыше». Свободы с выбором производимой продукции не было абсолютно. Создаваемые на основе кооперации межхозяйственные предприятия, по сути, принадлежали самому Форду. И существовали только благодаря его финансированию. Обанкротиться фермеры не могли, так как все издержки ложились на самого Форда. А если вспомнить такие популярные некогда фразы, как «смычка города и села», «стирание граней между городом и деревней», «индустриализация села», сходство становится просто поразительным. Удивительное совпадение? Нет, книги Форда «Моя жизнь, мои достижения» и «Сегодня и завтра» были изданы в Союзе большими тиражами.

Фордизм - не догма, а руководство к размышлению. Жаль, не все это поняли

А идеи-то были, собственно, не так уж плохи. Ведь в Аргентине и Бразилии в свое время была прекрасно реализована идея «сельской промышленности», спасшая от голода семьи миллионов сезонных сельхозрабочих. Предложенная Фордом идея малых ГЭС после войны была успешно реализована во многих странах. И по сей день еще работают некоторые электростанции, построенные в 50-е годы на украинских реках.

Шишакская ГЭС. Полтавская обл, р. Псел. Почти по Форду

Идея использования нетрадиционных видов топлива сегодня очень актуальна. В Латинской Америке еще с пятидесятых годов этанол широко использовался в качестве автомобильного топлива. Такие понятия, как биогаз и биодизель прочно входят в нашу жизнь.

Стремясь использовать все передовые достижения, Форд превратил свои фермы в огромные лаборатории. Накопленный ними опыт был использован впоследствии, в частности, в ходе «зеленой революции».

Ошибки ошибкам рознь. В конце концов, свои ошибки Форд оплачивал сам. Много ли сегодня мы можем назвать людей, готовых вкладывать собственные средства в огромных количествах в то, чтобы изменить жизнь к лучшему?

И все-таки, оно вертится!

Андрей Бескорсый, Национальный агропортал Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus