Agroweekend: Ольга Борисовна Столыпина. Муза аграрных реформ

Столыпин о любви к жене

Деятельность Петра Аркадьевича Столыпина вызывает очень противоречивые оценки. Его образ окутан плотным облаком мифов. Большая их часть была создана стараниями советской пропаганды, весьма щедрой на всевозможные ярлыки. В обществе прочно утвердился образ Столыпина — «вешателя», шовиниста, царского сатрапа и реакционера. Но достаточно хотя бы поверхностно познакомится с его деятельностью, чтобы убедиться в том, что большинство привычных стереотипов, мягко говоря, не выдерживает критики.

Сегодня мы хотим поговорить о Петре Аркадьевиче не как о политике и реформаторе, а как о человеке, сумевшем заслужить глубокую искреннюю любовь. И как о человеке, умевшем любить по-настоящему. Известная меценатка Маргарита Кирилловна Морозова вспоминала слова Столыпина: «На страже моей чести [стоят] два ангела, Ольга Борисовна и Михаил». Кто же они?

В жизни Ольги Борисовны Нейдгардт было два мужчины, любивших ее всей душой. Первым был Михаил Столыпин. Блестящий талантливый офицер Преображенского полка был без ума влюблен в свою невесту. Казалось, судьба готовила им счастливое будущее… Сегодня точно не известно, что стало причиной дуэли Михаила с подпоручиком Иваном Шаховским. То, что секундантом Столыпина был брат его невесты Дмитрий Нейдгардт, наводит на определенные размышления. Злые языки утверждали, что на этом «поединке чести» как раз с честью было что-то не совсем в порядке. По крайней мере, легенды гласят, что Петр Столыпин посчитал своим долгом вызвать на дуэль убийцу брата. Для него этот поединок был тоже не совсем удачным. Полученная рана руки всю жизнь доставляла ему большие проблемы. Точно, впрочем, неизвестно, была ли вообще эта дуэль. Несомненно лишь то, что Шаховский не надолго пережил Михаила Столыпина, а смерть его покрыта завесой тайны. Естественно, если была незаконная дуэль, ее не афишировали. И только ли за смерть брата мстил Петр?

Но все это будет потом. А пока Ольга и Петр несколько дней неотлучно сидели у постели умирающего жениха и брата. Он все время был в сознании, и хотя рана доставляла неимоверные страдания, Михаил старался даже шутить. Но настала минута, когда умирающий понял, что ему остались считанные минуты. Он взял руку невесты, вложил ее в руку брата, словно поручая ему заботу о любимой. Мелодраматическая сцена, достойная страниц недорогого дамского романа. Однако, никто из биографов Петра Аркадьевича Столыпина в достоверности этой истории не усомнился. Многие современники утверждали, что слышали рассказ об этом от самих Петра Аркадьевича и Ольги Борисовны. Правда, супруги во всем, что касалось их семейной жизни, были очень сдержанны в беседах…

Хотя, можно допустить, что рассказ о благословении старшего брата нужен был еще и для того, чтобы оправдать в глазах окружающих их брак, заключенный через два года после смерти Михаила. Этот брак, действительно, по канонам того времени был очень странным. Прежде всего, невеста была на три года старше своего суженого, а самому жениху было всего двадцать лет. К тому же, новоиспеченный муж еще был студентом. В дворянской среде подобные браки рассматривались чуть ли не как вызов мнению света. Саму Ольгу Борисовну некоторые современники называли властной и честолюбивой. Сразу отметим, что все негативные отзывы о ней исходили исключительно от недоброжелателей Столыпина.

В частности, Сергей Юльевич Витте утверждал, что «супруга Столыпина делала с ним все, что хотела» и имела огромное влияние на государственные дела. Но Сергея Юльевича трудно упрекнуть в доброжелательном отношении к Столыпину. Да и сама Ольга Борисовна, хотя и была весьма неглупой женщиной, вряд ли могла «руководить» столь грандиозными реформами. Она, действительно, имела на мужа огромнейшее влияние, но влияние это было совершенно иного свойства. Всего три отрывка из писем супругов ставят все по местам.

«Как жаль, что я не поэт. Иначе я выбрал бы Вас, душа моя, своею музой… И не было бы для меня музы прекраснее и желаннее».

«Поддержка, помощь моя будешь Ты, моя обожаемая, моя вечно дорогая. Все сокровище любви, которое Ты отдала мне, сохранило меня до 44 лет верующим в добро и людей. Ты, чистая моя, дорогая, Ты мой ангел-хранитель»

Немногие женщины через 20 лет после свадьбы слышат от мужей подобные признания.

«Я не смею, да и не могу советовать Вам… я знаю твердо, что Вы никогда не сделаете ничего противного чести, совести и интересам Отечества».

Многие ли «державные мужи» достойны таких слов от своих любящих и любимых женщин?

Удивительное согласие царило в семье Столыпиных. За все годы их семья не стала предметом даже намека на сплетню, не говоря уже о скандале. Петр Аркадьевич вел непривычный для дворян того времени образ жизни. Сам себя в шутку он иногда называл «старообрядцем». Он не играл в карты, не курил и практически не пил спиртного.

«Дела Отечества отнимают у моих родных слишком много моего времени. Я не могу тратить время на карты или вино»

Сама Ольга Борисовна вспоминала, что никогда не слышала от мужа ни одного упрека или недоброго слова. Лишь раз, после рождения младшей дочери, Александры, он посетовал, что она подарила ему пятерых дочерей и ни одного сына, добавив: «Ты уж постарайся, душенька». И жена «постаралась», родив сына Аркадия.

В семье всегда находилиcь дела, которые можно было делать вместе. Например, в Калнабярже после уборки урожая для семей всех наемных рабочих устраивался большой праздник. Всем детям рабочих дарили теплые вещи, женам – платки. В подготовке праздника и подарков принимали участие все домочадцы. Очень любили Столыпины семейные чтения, семейные прогулки и путешествия.

Но беззаботной жизнь семьи не была. Старшая дочь, Мария тринадцать лет службы отца в Ковно называла самым спокойным и «благословенным» временем.

Губернаторство в Гродно ознаменовалось уже первыми серьезными столкновениями с местными крупными землевладельцами, не принявшими нововведения Столыпина. Но это были мелочи по сравнению с тем, что семье пришлось пережить в дальнейшем. Навсегда островком счастья для Столыпиных оставалась усадьба в литовском Калнабярже.

Мы решили не касаться политической деятельности Петра Аркадьевича и говорить только о его семье. Но десять покушений вместе с ним пережила и его семья. После страшного взрыва на Аптекарском острове дочь Наталья осталась инвалидом, тяжело ранен был и сын Аркадий.

Семья больше никогда не знала покоя. Ольге Борисовне приписывают слова о том, что «Петр Аркадьевич был предан своему Государю и неоднократно предан Государем». Трудно представить себе, каково ей было видеть любимого человека мишенью революционеров и жертвой постоянных нападок противников реформ, прежде всего, из ближайшего окружения царя. По сути, жена и семья были единственной опорой Столыпина, практически в одиночку вынужденного продвигать свои реформы, противостоять одновременно и «правым», и «левым».

Николай II, напуганный революционными событиями, старался избежать любых перемен. Больше всего самодержца, судя по всему, пугала именно аграрная реформа. Мысль же о необходимости просвещения крестьян, по утверждению современников, повергала его в состояние, близкое к панике. Таким образом, Премьер-министр Столыпин был необходим царю, но последний все больше боялся его. К тому же у министра-реформатора во дворце появился еще один никчемный и одновременно могущественный враг. Петр Аркадьевич неоднократно пытался уговорить Николая ІІ изгнать Распутина. И получил ответ: «Я с вами согласен, Пётр Аркадьевич, но пусть будет лучше десять Распутиных, чем одна истерика императрицы».

В результате сам Григорий Ефимович и попавшая под его влияние императрица Александра Фёдоровна даже не скрывали своего враждебного отношения к Столыпину. Но примерно в это же время, благодаря жене, Пётр Аркадьевич нашел во дворце неожиданного союзника. До замужества Ольга Нейдгардт была фрейлиной императрицы Марии Фёдоровны. Именно вдовствующая императрица, как минимум, дважды использовала свое влияние на сына, чтобы поддержать Петра Аркадьевича. Широко известен ультиматум Столыпина царю по поводу законопроекта о земствах в западных областях. Это и был один из случаев, когда потребовалось вмешательство императрицы-матери. Но трудно поверить, что Петр Аркадьевич решился бы на такой шаг, не чувствуя полную поддержку семьи и жены. Тогда, в марте 1911 г. Столыпин добился своего. Но монархи злопамятны. И уже не за горами было 11 сентября 1911 г. …

Ольга Борисовна на целых тридцать три года пережила мужа. Сегодня десятки исследователей в тихих кабинетах изучают обстоятельства убийства Столыпина. Но немногие единомышленники и близкие Петра Аркадьевича практически не сомневались в том, кто направил руку убийцы. Но они вынуждены были молчать. Семья решилась на единственный «протест», который был возможен. Они покинули стольный Петербург и переехали в Киев, поближе к могиле мужа и отца. Уже на украинской земле Ольга Борисовна пережила еще одну страшную потерю. В 1920 г. в Подольском имении Щербатовых красноармейцы расстреляли ее дочь, Ольгу Петровну. Ей было всего 23 года… Практически все, что сегодня известно о семье Столыпиных, поведала миру их старшая дочь Мария Петровна Бок. Сама Ольга Петровна так и не смогла написать воспоминания о муже. Возможно, действительно, настоящая любовь и настоящее горе молчаливы…

Андрей Бескорсый, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus