10 карточек

Какие они, конфликты банков с аграриями

23 ноября 2015, 17:00
786
5
01

Почему финучреждения воюют с агрокомпаниями?

Однажды сын британского лорда спросил отца, как спустить состояние. Тот ответил, что самый приятный способ – потратить деньги на женщин, самый быстрый – скачки, а самый надежный – сельское хозяйство. Украинские реалии подтверждают, что в каждой шутке есть доля шутки. С каждым годом все больше агрохолдингов из привлекательных объектов инвестирования превращаются в злостных неплательщиков по счетам. Если после 2008 г. агросектор был одной из самых интересных отраслей для кредиторов благодаря ориентации на экспорт и динамике развития, то сейчас получить займ в банке на приемлемых условиях аграриям крайне сложно. Украинское законодательство несовершенно, так как позволяет недобросовестным заемщикам безнаказанно уклоняться от выполнения обязательств. Плюс, агробизнес традиционно имеет проблемы с надежным обеспечением, ведь земля не может быть залогом. Дефолты аграрных «хэдлайнеров», нестабильность курса, многомиллионные невозвраты, кризис доверия – все это делает финансирование сельского хозяйства зоной высокого риска. 

02

Кто из агрохолдингов больше всего задолжал кредиторам?

Технический дефолт агрохолдинга «Мрия» в августе 2014 г., пожалуй, стал самым громким событием за всю историю аграрного рынка и банковского сектора Украины. Из-за падения «колосса на глиняных ногах» пострадал ряд украинских и зарубежных банков. Крупнейшая компания с международным аудитом и позитивными финансовыми результатами (как потом обнаружилось – только на бумаге) не смогла выполнить кредитные обязательства. Совокупная задолженность агрохолдинга на момент объявления дефолта составляла рекордные $1,3 млрд. Напомним, что до развития долгового кризиса 80% акций «Мрии» являлись собственностью семьи Ивана и Клавдии Гуты. Владельцы компании не смогли выплатить держателям евробондов долги и процентный доход на общую сумму $529 млн. Тогда в агрохолдинге объясняли возникшие проблемы снижением цен на зерновые и девальвацией гривни. Вскоре руководство «Мрии» вообще перестало вести диалог с кредиторами, владельца Николая Гуту объявили в розыск. С февраля 2015 г. активы холдинга стали собственностью кредиторов, которые назначили новое руководство. Решить финансовые проблемы в «Мрии» хотят путем частичной конвертации долга в акции и дальнейшего списания. Выплату задолженности планируется растянуть на 20 лет, а сам холдинг реорганизуют, сократив количество компаний до 20 из 140.

03

Кого из зернотрейдеров банк-банкрот тянет на дно?

Согласно решению Киевского хозяйственного суда от 8 июня 2015 г. «Дельта Банк» бизнесмена Николая Лагуна получил площадку на территории Ильичевского морского порта. Именно на ней компания «Каргилл» планировала реализовать инвестиционный проект строительства зернового терминала на сумму около $90 млн. Данное судебное решение оказалось неожиданным для инвесторов и сорвало планы по строительству нового объекта. Напомним, что в марте текущего года «Дельта Банк» был признан неплатежеспособным. По данным Нацбанка, главный акционер и председатель наблюдательного совета «Дельта Банка» Николай Лагун не принял своевременные и эффективные меры для улучшения финансового состояния банка. Высокорисковая стратегия стремительного роста за счет приобретения некачественных активов привела к тому, что банк «лопнул». Судебное решение в пользу «Дельта Банка» сыграло на руку конкурентам «Каргилла». Компания вынуждена была пересмотреть свою инвестиционную политику и ведение бизнеса в Украине.

04

Кто из агробизнеса пострадал от банковской «аннексии активов»?

Представители Lauffer Group говорят, что Российская Федерация открыла экономический фронт против украинских агропредприятий. Так, «Дочерний банк Сбербанка России» в суде пытается переложить задолженность по займам крымских компаний «Крымхлеб» и «Симферопольский комбинат хлебопродуктов» на «Одесский каравай». Вот только после перехода полуострова под контроль северных соседей активы Группы были незаконно «национализированы» крымским правительством. Компания потеряла рычаги влияния на предприятия в Крыму, а судебное решение украинского суда в пользу «Сбербанка России» ставит под угрозу будущее крупнейшего производителей хлеба в Одесской области.

Параллельно группа компаний Александра Лещинского судится с «Ощадбанком» за активы в Донецкой области. Речь идет о маслоэкстракционном заводе «Славянсколия». В «Ощадбанке» отмечают, что просроченная задолженность «ТК «Урожай» (входит в состав Lauffer Group) по кредитному договору составляет около 2 млрд грн. Банкиры пытаются обменять долги на залог, не собираясь идти на уступки. Сейчас судебные разбирательства продолжаются с переменным успехом каждой из сторон.  

05

У кого из банков самая беспощадная политика к должникам?

В сентябре 2015 г. второй по величине масложировой холдинг в стране — промышленная группа «Креатив» — сменил собственников. Владельцы компании, семья Березкиных, задолжали кредиторам $620 млн. Из этой суммы 80% — долги государственным банкам. В итоге бизнес по интересной схеме отошел к команде премьер-министра Украины Арсения Яценюка. Подробнее читайте об этом в материале БеспОЩАДная политика: аграрный передел.

06

У кого противостояние с банками привело к человеческим жертвам?

Относительно недавно агрохолдинг ТАКО считался надежным партнером и образцом ведения высокодоходного бизнеса. Но в марте 2015 г. у компании разгорелся конфликт с ПУМб и UniCredit Bank. Общий объем задолженности предприятия перед банками оценивается Независимой ассоциации банков Украины в сумму около $60 млн. В ТАКО объясняли невозможность платить по счетам девальвацией гривны при наличии валютных кредитов и двукратным падением цены на с/х продукцию. Банкиры же обвиняли заемщиков в несогласованном переоформлении договоров аренды земли, на которых выращивался залоговый урожай, наличии подставных компаний, мошеннических схемах и рейдерстве. Попытки договориться мирным путем о реструктуризации кредита ни к чему не привели. 7 марта 2015 г. в с. Паволочь на Житомирщине представители агрохолдинга пытались вывезти арестованное залоговое имущество. В результате кровавой битвы за урожай с использованием огнестрельного оружия погиб один из охранников, нанятых банком. Еще 15 человек были серьезно ранены. Кредиторы убеждены, что собственники ТАКО не намерены погашать долги и сознательно готовят компанию к контролируемому банкротству.

07

Кто смог договориться о реструктуризации долгов?

Из-за военной агрессии агрохолдинг «Авангард» потерял около 30% производственных мощностей в Донецкой и Луганской областях и 40% рынка. Избежать дефолта «Авангарду» удалось 22 октября 2015 г. Кредиторы согласились на реструктуризацию 99,89% еврооблигаций компании. Погашение долга перенесли до 29 октября 2018 года. С 2016 г. «Авангард» будет платить по счетам, исходя из процентной ставки 2,5%. То есть с $200 млн долга выплачивать $5 млн. Руководство агроходинга отмечает, что им удалось найти компромисс и с украинскими банками, такими как «Укрсоцбанк», «Ощадбанк», «Укрэксимбанк», «Укрсиббанк», «Райффайзен Банк Аваль» и др. Эксперты отмечают, что успешная реструктуризация бондов позволила предприятию снизить нагрузку на нынешнюю ликвидную позицию «Авангарда». Теперь все зависит от того, насколько эффективно компания сможет нарастить объемы экспорта и оптимизировать себестоимость продукции.

08

Какой из банков смог частично отсудить долги?

Группа компаний «Агропродукты», в которую входят «Эксимагроком», «Нововолынский масложировой комбинат», «АПК Агроинтер», еще в 2011 г. взяла в кредит у ПУМб 160 млн грн. Эти средства должны были использоваться на рефинансирование долгов перед «Укрэксимбанком», модернизацию оборудования и пополнение «оборотки». Вместо того, чтобы по плану расплачиваться с кредиторами, компания решила использовать средства на строительство Нововолынского масложирового комбината в 2013 г. Несколько раз графики выплат переносились, в итоге «Эксимагроком» полностью перестала выплачивать проценты по кредиту. В ПУМб пошли навстречу должникам и выделили еще 36 млн грн на завершение строительных работ, чтобы погашать займ за счет рентабельного масложирового бизнеса. Но время шло, а завод так и не начал работать. После срывов договоренностей банкиры обратились в Хозяйственный суд Днепропетровской области. Он удовлетворил требования ПУМб по взысканию задолженности с «Эксимагрокома» в сумме 36,5 млн грн., хотя в общей сложности агрокомпания задолжала кредитору около 500 млн грн. Представители банка рады даже такому результату. По их словам, владелец компании-заемщика переоформил предприятие на кипрские оффшоры. Сами же бизнес-структуры ГК «Агропродукты» по состоянию на сентябрь 2015 г. находились в стадии ликвидации.

09

Кто из агрокомпаний прошел точку невозврата?

Полтавская группа компаний «Амарант» нарастила задолженность перед финучреждениями в сумме около $50 млн. Их кредиторами являются уже признанный неплатежеспособным «Златобанк», банк «Кредит-Днепр» и ПУМб. Еще около 6 млн грн. компания задолжала лизингодателям. О финансовых проблемах «Амаранта» стало известно в январе этого года. Сообщалось о том, что предприятие перестало выплачивать средства по кредитным обязательствам. Также клиенты компании не получили товар, который они ранее оплатили. Банкиры обратились в правоохранительные органы по факту мошенничества. Пока шло разбирательство, компания-должник искала способы избежать ответственности: переводила активы на другие фирмы, начала играть в «молчанку» с кредиторами. Удалось ли кому-то из них получить деньги хотя бы частично, неизвестно. Представители «Амаранта» выехали из офиса, их телефоны не отвечают, сайт не работает.

10

Что необходимо для развития финансирования аграрного сектора?

По мнению экспертов, чтобы вернуть доверие банкиров к аграрной отрасли, нужно развивать практику предоставления льготных кредитов. На основе опыта других стран в Украине должна быть реализована госпрограмма по созданию системы кооперативных банков. Снизить нынешние высокие риски во взаимоотношениях «кредитор-агрозаемщик» могло бы появление независимого аудитора или антикризисного менеджера. Функцию последнего арбитра между должниками и кредиторами могло бы взять на себя государство. Особенно актуально это для компаний с активами в «серой» зоне, где несовершенство законов и слабый механизм контроля создает идеальные условия для финансовой турбулентности агробизнеса.

Выполнено с помощью Disqus