Тарас Качка: ЗСТ с ЕС для мелких и средних производителей может стать шансом всей жизни

Тарас Качка, вице-президент по стратегическому развитию Американской торговой палаты Украины

Парламент вскоре должен поставить точку в ратификации договора о создании Зоны свободной торговли (ЗСТ) с ЕС. МЗС Украины должно предложить нардепам на утверждение текст документа, завизированного президентом Петром Порошенко в Брюсселе. Какие условия работы переговорщики выторговали для отечественного агросектора? Кто больше всего выиграет, а кто проиграет от свободной торговли? И есть ли шанс изменить уже прописанные с европейцами пункты договора? Об этом в эксклюзивном интервью Национальному агропорталу Latifundist.com рассказал член делегации Украины в переговорах с ЕС по Соглашению об ассоциации между Украиной и ЕС, а ныне — вице-президент по стратегическому развитию Американской торговой палаты Украины Тарас Качка.

Latifundist.com: Как Вы оцениваете готовность украинского АПК работать по европейским правилам в рамках подписанного соглашения о создании ЗСТ с ЕС?

Тарас Качка: Тяжело расписываться за весь сектор. У каждого направления готовность разная. В растениеводстве Украина сейчас является одним из глобальных игроков на мировом рынке зерновых и масличных культур. Так что здесь мало что изменится. Последние несколько маркетинговых лет работа велась в условиях фактически свободной торговли с ЕС (с нулевой пошлиной). Если и возникнут проблемы, то из-за таких факторов на рынке, как плохой урожай, рост или падение спроса. Большим вызовом являются инфраструктура рынка (работа портов, элеваторов) и возможность свободно экспортировать. И здесь важно как можно быстрее пройти дерегуляцию, грядущую после принятия Радой закона № 1193. Сейчас его имплементация хромает, потому что Госсельхозинспекция внедряет его без энтузиазма. И здесь скрыт огромный риск и преграда для выхода на европейский рынок.

В других секторах ситуация различается. В животноводстве несколько предприятий имеют санитарно-ветеринарные разрешения. Так, три предприятия МХП могут поставлять продукцию в ЕС. Другие производители мяса ожидают в июле ветеринарной инспекции из ЕС. Что касается молочников, готовящихся поставлять по квотам (производители сырого молока, йогуртов), и переработчиков (производители сыров), то у них очень неплохие показатели. Два крупных предприятия прошли ветеринарную инспекцию — «Белоцерковский молочный комбинат» и «Милкиленд». Но их главная проблема — нереформированная система контроля в Украине. И это сдерживает экспорт их продукции в ЕС. Среди молочников есть еще 5–7 игроков, готовых успешно пройти эту проверку.

В итоге успех выхода украинских аграрных компаний на европейский рынок будет зависеть от быстроты принятия и внедрения законопроекта о безопасности продукции № 4179а. В законопроекте определена четкая ответственность производителя за безопасность продуктов, принципы организации контроля по системе ХАСП, уменьшение количества разрешений. Он уже рекомендован профильным комитетом к принятию в первом чтении и в целом. Было бы неплохо, если бы на ближайшей пленарной неделе его приняли. Это включит зеленый свет для нашей продукции в ЕС.

Нереформированная ветеринарно-фитосанитарная система — главная преграда для нашего экспорта

Тарас Качка

Latifundist.com: То есть главный фактор, определяющий, будут ли украинские агрокомпании работать в ЕС, — это новая система контроля для Госсельхозинспекции и других контролирующих оранов?

Тарас Качка: Да. После принятия закона о дерегуляции Сельхозинспекция ищет свое место. Надо как можно быстрее понять, чем должна заниматься инспекция, и нужна ли она вообще. Раньше Сельхозинспекция выдавала документы, которые сейчас отменены.

Ветеринарно-фитосанитарная служба объединяет 90% всех контрольных функций в сфере безопасности продуктов питания, а санитарная служба контролирует лишь часть переработанной продукции. И этот блок нужно как можно быстрее трансформировать, иначе мы сами будем сдерживать свой экспорт не только в ЕС, но и в другие страны, в том числе в Россию.

РФ не является главной причиной торговых барьеров. Мы сами постоянно даем возможности для торговых манипуляций из-за несовершенной системы контроля. И это длится уже более 7 лет. Нереформированная ветеринарно-санитарная система — главная преграда для нашего экспорта.

Latifundist.com: Сколько у нас времени для исправления этих ошибок?

Тарас Качка: Прошли все сроки, а воз и нынче там. Подтверждение тому есть: сейчас действует беспошлинный режим торговли с ЕС, но производители молока и свинины не продали ни килограмма. А всего лишь нужно проголосовать за закон о безопасности продуктов питания, и процесс ускорится в разы.

Latifundist.com: Какие плюсы и минусы создания ЗСТ с ЕС для АПК?

Тарас Качка: Незадолго до полной отставки правительство Николая Азарова подготовило отчет о влиянии договора о ЗСТ на национальные интересы. Это был набор критики на 100 страницах. Но даже в этом максимально критическим отчете было сказано, что в целом договор дает неплохие шансы сельскому хозяйству.

С появлением ЗСТ с ЕС мы оказались в ситуации перебалансирования торговли. Что имеется ввиду? Для животноводства Украины традиционным рынком была Россия, особенно это касается молочной продукции. Но проблемы с россиянами у производителей начались не в преддверии Вильнюсского саммита и перспективы подписания договора, а намного раньше. Они были системными, связанными с большой коррупционностью, непрозрачностью отношений с РФ и ее желанием ограничивать Украину. И рано или поздно Украине пришлось бы искать новые рынки.

Latifundist.com: А что касается вытеснения украинской продукции европейской на внутреннем рынке?

Тарас Качка: Украина убирает таможенные пошлины значительно медленнее, чем ЕС. И далеко не на все товары пошлина будет равна нулю. Предоставление квот на определенные группы товаров происходит в симметричном порядке. Поэтому я бы не спешил говорить, что ситуация для потока товаров из ЕС очень сильно изменится. Испанский хамон никогда не вытеснит украинское сало.

Европейским фермерам запретили использовать экспортные субсидии при поставках в Украину

Тарас Качка

Latifundist.com: Сколько Европа дает времени на переходной период для Украины?

Тарас Качка: ЕС в целом не использует переходных периодов — и в этом состоит асимметрия. Только Украина постепенно отменяет пошлины. Поэтому, если сегодня можем нормально сосуществовать, то сможем и в будущем. Также договор о «свободной» торговле запрещает использовать европейским фермерам экспортные субсидии при поставках в Украину. Для свиноводов это дает возможность остаться конкурентными на внутреннем рынке.

Latifundist.com: А как можно определить продукцию, которая производится с экспортной субсидией?

Тарас Качка: Экспортные субсидии в ЕС платятся только при подтверждении поставок фермером в ту или иную страну. Внутренние субсидии сохранятся для европейских фермеров. Однако стоит помнить, что, несмотря на слабую поддержку государства, украинские производители и так конкурируют с европейскими. И в этом их преимущество.

В нынешней ситуации КМУ должен определить приоритеты в том, кого и как поддерживать финансово. Сейчас в сельском хозяйстве говорят, что нельзя ни в коем случае отменять льготу по НДС, потому что это «священная корова». А так ли это? Нет, не так. Ведь компаниям, осуществляющим большие инвестиционные проекты — постройку элеваторов, ферм — общий режим НДС может быть более выгодным.

Latifundist.com: То есть Вы предлагаете сохранить действующую систему налогообложения для отдельных направлений агросектора?

Тарас Качка: Это один из вариантов. Сейчас обсуждается этот вопрос, потому что МВФ требует максимально приблизить режим НДС для аграрной продукции к общему режиму налогообложения. Определенный компромисс можно и нужно найти. Если и дальше консервировать льготу по НДС, то рано или поздно мы будем заложниками ситуации, потому что не поймем, что развиваем и где результат.

Если поддерживать мелких фермеров, и через 5 лет они будут производить такое же низкокачественное молоко, кому от этого будет лучше? Кому оно будет нужно? Поэтому, как вариант, нужно заменять его дотацией на гектар, литр надоенного молока, предварительно установив переходный период. А льготный НДС необходимо оставить только тем, кому он действительно нужен. Кому — это решать правительству.

Я бы рекомендовал определить четкие финансовые потребности всех направлений сектора и разработать несколько моделей ведения бизнеса. В частности, включить в них инвестиционные планы на следующие 5–6 лет. Нужно создать матрицу реальных финансовых потребностей агробизнеса на ближайшие 5–10 лет и под нее формировать систему дотаций. Это сделать сложнее, но результат для игроков будет честнее и справедливее.

Latifundist.com: А как повлияет на малый и средний бизнес создание зоны свободной торговли?

Тарас Качка: Зона свободной торговли с Евросоюзом для средних и мелких производителей может стать шансом всей жизни, возможностью вырасти из малого в большое производство.

Продажа продукции переработки — самый большой вызов для украинского агросектора

Тарас Качка

Latifundist.com: Когда сектор почувствует эффект от действия европейских правил?

Тарас Качка: Смотря о чем говорить. С точки зрения увеличения объема торговли рост будет стабильным и прогрессирующим. Это заметим уже в течение 2–3 лет.

Но само по себе соглашение — это всего лишь элемент организации торговли. Поставлять сырье — не проблема. Но задание украинского бизнеса — поставки готовой продукции с добавленной стоимостью. Это уже вопрос не пошлин и сертификатов, а доступа к клиенту и сетям. Поэтому следующий этап — продажу готовой продукции — украинские производители смогут освоить, лишь наладив отношения с дистрибьюторами и покупателями. Доступ к сети — это такой же уровень глубины отношений, какой у нас был с Россией 7 лет назад. Чтобы добиться этого, нужно время. И это самый большой вызов для украинского агросектора. Государство должно приложить все усилия коммерческой дипломатии для лоббирования интересов нашего бизнеса, а нашим предприятиям нужно еще активнее вести переговоры с покупателями.

Договор о зоне свободной торговли привлекает внимание украинских производителей к европейскому рынку, а европейских — к украинским потребителям. Кроме того, в ходе торгового сближения возможна переориентация торговых потоков. Ведь сегодня существуют глобальные корпорации. И не исключено, что в определенный момент произойдет перерасчет затрат и, например, йогурты будет выгоднее везти из Украины во Францию, а не производить их там.

Latifundist.com: Вы упомянули йогурты. Говорят, что украинские молочные продукты не имеют шансов в Европе?

Тарас Качка: Украинские молочные продукты не смогут вытеснить европейские. Но у них есть шанс занять определенный сегмент. Во многом успех будет определяться географией поставок и производственными связями. В перспективе даже можно ожидать, что украинские сыры займут свою нишу в Польше и Германии, потому что там потребляется такая же категория сыров. Выиграют и производители йогуртов, но не обязательно под своей торговой маркой.

Latifundist.com: Кому будет наиболее сложно на этом рынке?

Тарас Качка: Никому не будет легко, потому что рынок высоко конкурентный. Сложнее всего будет малым и средним предприятиям. Для них «свободная» торговля с ЕС дает большой шанс, но настоящего успеха они добьются, если на внутреннем и европейском рынках выступят «единым фронтом», как производители свинины в Дании, производители овощей в Нидерландах. Все мелкие производители объединяются в кооперативы, которые от их имени ведут переговоры с крупными сетями. Так можно достичь масштабности переговоров и заключить большие контракты.

Latifundist.com: Какую оценку бы Вы поставили авторам договора за его подготовку?

Тарас Качка: Главный минус — слишком много времени потрачено на подготовку и подписание договора о ЗСТ с ЕС. Это можно было завершить еще в 2009 году, если бы власть и бизнес были готовы. Украина потратила 4 года на переговоры (2008–2011) и 3 года на политические трения (2012–2014). Если бы все были готовы, то переговоры по свободной торговле могли закончить за 2 года, и в 2010 Украина могла бы уже свободно торговать с ЕС. И уже сейчас мы бы пересмотрели объемы тарифных квот по определенным позициям.

Latifundist.com: Квотами вообще мало кто доволен. Почему их так слабо отстаивали во время переговоров?

Тарас Качка: Квоты определялись исходя их общих объемов предприятий-лидеров отрасли в 2008 году. За эти 7 лет все «выросли», а договор только подписали… А кто не доволен? Пусть об этом скажут.

Latifundist.com: Недовольны, например, птицеводы, молочники, свиноводы, зерновики…

Тарас Качка: Есть основания для увеличения квот по мясу птицы и зерну. Самое интересное, что ЕС не исключают этот вариант. И такие запросы из Украины негласно уже пошли в Брюссель. Проблема в том, что договор еще не ратифицирован, и официально такие переговоры пока не начались. А чем недовольны молочники и животноводы? Они даже в пределах отведенных квот в рамках беспошлинной торговли, которая действует сейчас, ничего не продают. Можно это списать на то, что государство не реформирует систему контроля. Избавимся от этих помех и начнем переговоры заново.

Но проблема в том, что для пересмотра квот надо, чтобы предприятия начали поставки и закрыли квоту. В противном случае оснований для пересмотра не будет. ЕС надо доказать, что договор ограничивает торговлю. У Украины есть 30 разных тарифных квот с ЕС, и только производители яблочного сока за два месяца использовали свою часть. А остальные не торгуют. Например, производители сахара получили беспошлинную квоту на 20 тыс. т, а поставили только 1 т! А все потому, что не привыкли с ними торговать. Нет торговых связей. В таких условиях говорить, что квота маленькая, по меньшей мере, безосновательно.

Latifundist.com: А на сколько хотят увеличить квоты в ЕС птицеводы и зерновики?

Тарас Качка: Пока идут неформальные разговоры. Ситуация с зерном усложняется тем, что квота охватывает не все зерновые коды. Поэтому по каждому виду продукции надо осуществлять отдельный пересмотр. Но если анализировать в целом, то за последние 2 маркетинговых года ЕС не использовал пошлины на украинское зерно. И мы в этих условиях продали 7–8 млн т. Это и есть свободная торговля. Поэтому нужно говорить об увеличении квоты на зерновые с нынешних 2 млн т до 8 млн т в год. А вообще-то производители зерна и мяса птицы готовы на полную взаимную либерализацию (ноль на ноль) с ЕС, как и производители кондитерских изделий.

Latifundist.com: А Европа не хочет этого, потому что они «задавят» ее производителей?

Тарас Качка: В первую очередь поэтому. Но с другой стороны, аналогичные вопросы были и по кондитерской продукции. Но за 5–7 раундов переговоров позиция ЕС перестала быть такой категоричной. Торговля — это не калькуляция. Если украинское мясо птицы на 2 копейки дешевле, то это не значит, что оно априори вытеснит продукцию других стран. Продукция на европейских прилавках завоевывает свое место высоким качеством, успешной маркетинговой политикой и мудрой дипломатией бизнеса и государства.

Latifundist.com: Спасибо за интересную беседу.

Ирина Наталенко, Виктория Евтушенко, Национальный агропортал Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus