Мартин Вандерлоо: Лучшая канадская генетика сои для Украины по e-mail

Мартин Вандерлоо, основатель канадской компании Huron Commodities
Мартин Вандерлоо, основатель канадской компании Huron Commodities
Источник фото: Latifundist.com

Прошло уже несколько лет с тех пор, как Мартин Вандерлоо, основатель канадской компании Huron Commodities, получил электронное письмо от украинцев. Пришло оно от собственников «Аграрной Технологической Компании». Джентльменам, как их называет Мартин, не сиделось на месте: они искали достойную селекцию сои для плодородных украинских почв.

«Они были уверены, что Онтарио и Украина — это один климатический пояс, одинаковые погодные условия возделывания и выращивания сельхозкультур, в частности сои», — вспоминает Мартин.

В канадской прессе мистер Вандерлоо признавал: «Меня критиковали за то, что я делился генетикой с Украиной… но ребята оплачивали колоссальные чеки Гуэлфскому университету за селекцию, которую в Канаде уже даже не используют». Хотя, с каждым приездом мнение канадца об украинском сельском хозяйстве менялось все больше: какие почвы и просторы, какие рынки, какие перспективы!

АЭ Соя День 2. Житомирская область: Искусство быть первым
Читать по теме

В гостях у Дмитрия Мотузко Latifundist.com удалось лично встретится с Мартином Вандерлоо и расспросить его о том, сколько же стоит разработать новый сорт для Украины в Онтарио, почему мировой аппетит на не-ГМ сою ежедневно обостряется и как считать не тонны с гектара, а количество протеина в соевых бобах.

Latifundist.com: Мартин, как давно Вы посетили Украину в первый раз? И что за письмо получили от украинских коллег?

Мартин Вандерлоо: Это странная, но интересная история (Улыбается). Несколько лет назад я получил письмо. Джентльмены предполагали, что Западный Онтарио, часть Канады, где я родился, расположен на той же широте, что и Украина. По их мнению, в отношении климатических и погодных условий и, соответственно, условий выращивания сельхозкультур страны похожи.

Latifundist.com: Судя по тому, что Вы здесь, джентльмены оказались правы?

Мартин Вандерлоо: Да, они мыслили в правильном направлении, «вращая глобус». У нас в юго-западном Онтарио и в Украине, действительно, очень схожие климатические условия. А это значит, что популярные в Онтарио сорта сои отлично себя показывают в Украине. Так мы и начали переговоры, но сотрудничество было намного глубже, чем просто поставка семян в Украину. Наши новые партнеры настаивали на желании получить доступ к канадской генетике сои на долгосрочный период. Нам импонировал такой подход.

В итоге я основал компанию CanGrow Genetics в Канаде и начал отправлять им первые сорта для испытаний. Наша генетика показала себя в Украине очень и очень хорошо. Их интересовали как раннеспелые, так и позднеспелые сорта. Ведь их земли в Украине территориально размещены от Житомира и Киева до Одессы. Украина идеальна для выращивания сои, ведь здесь очень широкая зона для выращивания среднеспелых сортов. Я вообще уверен, что эти почвы просто созданы для того, чтобы выращивать на них сою! Или же соя создана для того, чтобы украсить собой ваши прекрасные почвы.  

Latifundist.com: Какие шаги Вы предпринимали дальше?

Мартин Вандерлоо: Далее я пригласил джентльменов в Канаду. На тот момент я очень тесно сотрудничал с Гуэлфским Университетом, который занимается селекцией сои для Канады и Северной Америки. Подходы к селекции этой культуры в Канаде и США отличаются. Например, в Штатах селекцией занимаются те же семенные компании, которые доминируют на рынке, как поставщики семян — Monsanto, DuPont Pioneer, Syngenta и т.д. Но все они изучают и продвигают разновидности ГМ-сои. И не очень-то заботятся о продвижении не трансгенных сортов.

Мартин Вандерлоо

Latifundist.com: Что собой представляет Ваша компания Huron Commodities на сегодняшний день?

Мартин Вандерлоо: На сегодня мы производим около 4 тыс. т семян сои в год, что не так уж и много. Но одной тонной семян засеют 10 гектар, что не так уж и мало. Мы представляем 20 разных сортов. Наиболее подходящие из них для Украины это: Strive, Prescott, Brooke, Prudence, Avatar и другие.

Latifundist.com: Расскажите о том, как построена работа с университетами и с украинскими компаниями, как конечным потребителем семян вашей селекции? Грубо говоря, сколько стоит произвести на свет новый сорт в канадском университете?

Шрот в разрезе: плюсы и минусы продукта
Читать по теме

Мартин Вандерлоо: Когда наша компания подписывает соглашение с университетом, мы тем самым покупаем исключительные права на любой новый сорт, выведенный его учеными. Правда, при условии, что мы уплачиваем за университет роялти. Это единственный возможный вид заработка для научных сотрудников университета.

Схема сотрудничества с АТК и другими компаниями следующая: мы разрабатываем и поставляем семена для агрохолдинга. При этом в украинской компании должны убедиться, что за каждую сортовую разновидность будет оплачено роялти за университет, чтобы он мог продолжить свою работу по разработке новых сортов.

Для разработки нового сорта требуется от года до 10 лет. Стоимость услуг научных селекционеров составляет не менее $10 тыс. в год в течение 10 лет. И затем, спустя 10 лет, если сорт ничем не примечательнее и не лучше предшественников, его просто выбрасывают в мусор. Его ведь никто не купит. В среднем селекционеры успевают вывести 2 сорта за год, делая по 200 скрещиваний. Разработка нового сорта стоит очень дорого. При этом никаких гарантий результата нет.

Latifundist.com: В какие страны поставляется Ваша селекция, помимо Украины? И каков план стратегического развития Huron Commodities?

Мартин Вандерлоо: Сорта, выведенные здесь, поставляются в Японию, Юго-Восточную Азию и Европу. Но, когда Дмитрий и Юрий приехали знакомиться с селекционером университета, наша дискуссия переросла в идею создать еще более высокопротеиновые и высокоурожайные сорта для Украины. А так как селекционер, ответственный за это, родился и вырос в Сербии и его душа лежит к этим регионам, он был вдвойне увлечен.

Latifundist.com: Наверное, не каждый день приезжают аграрии из Украины, чтобы заказать новую селекцию не-ГМ сои для своей страны…

Мартин Вандерлоо: На самом деле 20% канадцев — украинцы (Смеется). Пра-прабабушка и пра-прадедушка моей жены — из Украины. В любом случае мы в восторге от тех возможностей, которые открывают перед нами украинские почвы и украинский рынок. Ведь разработки научных университетов касаются не только семян сои, но и дальнейших продуктов ее переработки.

Мартин Вандерлоо показывает фото своей семьи

Latifundist.com: Какие продукты переработки Вы имеете в виду?

Мартин Вандерлоо: Мы разрабатываем новые продукты из соевых бобов: как для кормов и животноводства, так и для пищевой промышленности. К примеру, расскажу вам об одном из проектов, над которым мы сейчас работаем. Один из исследователей изобрел продукт из соевого масла, который поглощает тепло и удерживает температуру, скажем, в термосе с горячим кофе, на неизменном уровне в 62 °C на протяжении 4 часов. При этом при помещении соевого масла в термос для кофе или изолированную чашку температура налитого в нее кипятка снижается до желаемых 62 °C в течении всего 10 секунд. На первый взгляд это совсем не открытие, правда?

Но эту химическую реакцию вы могли бы использовать, например, в стенах вашего дома: когда солнце светит днем, стены поглощают тепло, а затем ночью, когда становится прохладнее, стены его выделяют. Также соевое масло может применяться при производстве машинного масла, красок, свечей, упаковок (которые заменят пластик), для молочной промышленности и т.д. Потребность в соевом масле в мире ежедневно возрастает.

Соя канадского сорта Мэдисон на полях АТК

Latifundist.com: Интересно! Но все же вернемся к теме селекции семян. Почему канадская соя считается передовой в плане генетики, и как Ваша страна научилась выращивать эту культуру?

Мартин Вандерлоо: В Канаде в целом мы выращиваем сою примерно на 2,4 млн га. В то время как США выращивают ее на площади 36,4 млн. га. Ощутимая разница, правда? В Штатах соя — преимущественно экспортная культура, а также продукт переработки на масло или корма. Поэтому Канада все больше и больше фокусируется на производстве не-ГМ сои для пищевой промышленности для Европы, Японии, Юго-Восточной Азии. Также мы разрабатываем новые сорта для продовольственного рынка в противовес американскому промышленному. Это сорта, которые очень хороши для изготовления соевого молока, тофу или соевой пасты.

Latifundist.com: В сравнении с рынком США, сколько ГМ-сои выращивает Канада?

Мартин Вандерлоо: В США из 36,4 млн га сои 95% — это ГМ-соя. В Канаде из 2,4 млн га сои она составляет 25%. Потому что мы сфокусированы на нишевых рынках.

Latifundist.com: Как вырабатывался этот фокус на не-ГМ сое в Канаде?

Мартин Вандерлоо: Это началось в середине 90-х, еще когда Monsanto представила рынку ГМО. Для Канады было бы трудно конкурировать с рынком США в этом аспекте. Плюс Япония и Европа настаивали, что пищевые соевые бобы должны быть не трансгенными. Рынок был открыт, а ценовая политика радовала.

Latifundist.com: Нам кажется, Украина в этом плане идет по стопам Канады, ведь в последнее время многие хозяйства взялись за органическое земледелие и выращивание органической продукции не-ГМ.

Мартин Вандерлоо: Верно. И, более того, я уверен, что это влияние пришло из Канады.  

Мартин Вандерлоо

Latifundist.com: Какова история вашей компании?

Мартин Вандерлоо: Раньше я работал в больших компаниях, сначала у трейдеров Michigan Commodities, потом много лет посвятил работе в крупном фермерском кооперативе. С основанием компании Huron Commodities я сразу понимал, что конкуренции Cargill, ADM и другим «монстрам» рынка мы не составим. Отсюда понимание важности небольших нишевых рынков с бОльшим финансовым потенциалом. Конечно, мы можем выращивать только не-ГМ продукцию. И каждый аграрий, который выбирает этот путь, должен быть очень осторожным, чтобы не загрязнить свои сеялку, комбайн, грузовики и другую технику. За это мы платим фермерам дополнительную премию.

Latifundist.com: В каких размерах, хотя бы приблизительно, Вы платите эту экстра-премию?

Мартин Вандерлоо: Это зависит от выращиваемого сорта. Вы сами понимаете, что сорт с большим потенциалом по уровню протеина обычно имеет более низкую урожайность. К примеру, ко мне обращается покупатель из Японии, производитель тофу, и говорит: «Я хочу сою с наивысшим уровнем протеина». При этом фермер понесет убытки в урожайности, поэтому премия должна быть значительно выше.

Latifundist.com: Какой уровень протеина в сое требует, к примеру, Япония?

Мартин Вандерлоо: Для производителей тофу из соевых бобов необходимо от 44 до 46 % белка, для Европы — 40%. Получается, что 40%-ный белковый сорт будет иметь более высокий урожай. Больше тонн с гектара сои дает низкобелковая соя. Таким образом, наша премия регулируется на основе средней урожайности для этого сорта.

Latifundist.com: У нас только единицы считают не тонны с гектара, а количество протеина на гектар...

Мартин Вандерлоо: У канадских фермеров такой же подход. Мы со многими садимся, берем калькулятор и спрашиваем: важно сколько на выходе будет тонн с гектара или сколько прибыли в чистом виде это принесет вам после уборки? Мы учим их рассматривать потенциал сои как культуры.

Поле сои «Аграрной технологической компании»

Latifundist.com: Как вы для себя оцениваете ГМ-технологии? Если говорить глобально?

Мартин Вандерлоо: У меня нет однозначного мнения по этому вопросу, и вот почему. С научной точки зрения ни одно исследование еще не доказало, что ГМ-продукция — это плохо. Это просто десятками лет сформировавшееся негативное восприятие. В то же время именно ГМ-площади позволили увеличить урожайность и снизить затраты на выращивание ряда культур, что значительно облегчило задачу «накормить мир». Нельзя забывать, что мировое население к 2050 г. возрастет до 9 млрд человек. Как побороть и без того существующую проблему голода в мире?

Единственное, к чему я прислушиваюсь: мой потребитель говорит, что соя должна быть не ГМ. Для меня этого достаточно, чтобы качественно делать свою работу. Но наша ниша — не для таких глобальных компаний, как Syngenta и Monsanto. Они просто не могут себе позволить такого рода проекты. Это ниша для небольших компаний.

Latifundist.com: По Вашему мнению, эта тенденция сохранится или мир все больше будет переходить на не-ГМ продукцию?

Мартин Вандерлоо: Уже сейчас мы наблюдаем, что 34 млн жителей Китая переходят в статус среднего класса ежегодно. Первое их требование — еда лучшего качества, их «аппетиты» неутомимо растут. За последние несколько лет мы начали поставлять соевые не-ГМ продукты в КНР. Если еще несколько лет назад закупочная цена на ГМО и не-ГМ сою была одинаковой, то сейчас, с повсеместным ростом цен на не-ГМ и эко-продукцию, растут и требования к ней. Но эти запросы стоят того, так как китайцы не доверяют собственной продовольственной сети.

Мартин Вандерлоо

Latifundist.com: Как, по вашему мнению, этот рынок будет видоизменятся дальше, и чего будет потребитель ожидать от агропроизводителя?

Мартин Вандерлоо: Я считаю, что канадские фермеры очень плохо справлялись с тем, чтобы объяснить потребителю, откуда появляется его пища и каково ее качество. Как по мне, реальная возможность для АПК в целом состоит в том, чтобы объяснить потребителю, как производятся продукты питания. Что мы уже не те фермеры в комбинезонах и соломенных шляпах, образ которых знаком людям с детства.  Как только потребитель для себя поймет, кто и как производит его пищу, он тут же задумается о ее качестве.

Latifundist.com: Спасибо за интересный разговор!

Дарина Козориз, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, на нашем канале в Telegram, а также подписывайтесь на нашу рассылку

Выполнено с помощью Disqus