И с КРС можно быть в плюсе: кто держит 15% мясного стада в Украине

Еще 7 лет назад и молочное, и мясное животноводство в группе компаний «Агрейн» было убыточным и в каком-то смысле находилось на содержании у растениеводства. Но ситуация в корне изменилась с приходом нового руководителя животноводческого направления. В итоге компания отказалась от убыточных ферм, скорректировала рацион КРС, переформатировала команду.

Как начинался новый виток в спирали развития мясо-молочного животноводства в «Агрейне», как идея свиноводства стимулировала строительство всей агрогруппы и нужна ли сейчас холдингу помощь со стороны государства, Latifundist.com рассказал руководитель направления животноводства агрогруппы «Агрейн» Юрий Гудзь.

Юрий Гудзь, руководитель направления животноводства агрогруппы «Агрейн»

Latifundist.com: Юрий Алексеевич, вспомните свой приход в «Агрейн». Какой была компания в плане уровня развития животноводства?

Юрий Гудзь: В настоящий момент мы успешно занимаемся свиноводством, молочным и специализированным мясным скотоводством. И когда я пришел в Агрейн в 2009 году, все эти направления уже существовали. Но, руководство поставило передо мной задачу — оптимизировать животноводство и сделать из него бизнес. Ведь молочное и мясное скотоводство на то время в холдинге были убыточными. Что касается свиноводства, то это направление тогда только запускалось.

Latifundist.com: Каким оно стало за эти почти 10 лет Вашей работы?

Юрий Гудзь: Свиноводство у нас сегодня сконцентрировано в Одесской области. В «Агропрайм Холдинге» есть три производственные площадки. Первая — это комплекс на 200 свиноматок, потом товарный репродуктор с 30 тыс. голов реализации в год. И также мы запустили два года назад перспективный проект: покупаем поросят весом по 25-30 кг и откармливаем их до товарной кондиции 100-110 кг. Через эту площадку проходит около 6 тыс. голов в год по такой схеме.

Свиноводство у нас сегодня сконцентрировано в Одесской области, в «Агропрайм Холдинге»

Latifundist.com: А если говорить о крупном рогатом скоте?

Юрий Гудзь: Молочное скотоводство у нас представлено в двух хозяйствах. Это «Агросет» в Харьковской области, где поголовье КРС составляет 700 голов, в том числе 400 — дойного стада; и «Агровит» в Черкасской области, где есть 2 тыс. голов КРС, из которых 700 — коровы.

Мясное скотоводство сосредоточено в «Агрикор Холдинг» в Черниговской области, где поголовье КРС насчитывает 6 тыс. голов. Кстати, если говорить о мясном специализированном скотоводстве, то согласно данным государственной статистики, на 1 января текущего года в Украине насчитывалось 47,4 тыс. голов КРС данного направления. Если брать реальную цифру, а я ее знаю, поскольку много езжу по стране, общаюсь с коллегами, то реально сегодня около 40 тыс. голов мясной породы. Если исходить из того, что у нас 6 тыс., то 15% поголовья Украины сконцентрировано у нас. Пять лет назад в Украине было 100 тыс. голов КРС мясного направления продуктивности. Даже в условиях сокращения поголовья мясных пород по Украине в целом, мы не собираемся идти по этому пути.

Судьба мясного направления

Latifundist.com: Учитывая «голодные» времена работы в убыток, не было ли мысли мясной скот компании пустить «под нож»?

Юрий Гудзь: Тогда мы имели убытки, и вы правы, были намерения расстаться с мясным животноводством, грубо говоря, вырезать. Но я благодарен собственнику «Агрейна», что он поверил в это направление и его сохранил. Время показало, что это был верный шаг.

Latifundist.com: Какие аргументы позволили убедить оставить мясные породы?

Юрий Гудзь: Мы сели за стол переговоров, проанализировали ситуацию. Я изложил свое видение, пояснил, каким вижу это направление через 3-4 года. Почему такой период? Потому что это период производства. То есть, если взять от рождения теленка и до того, как он станет товаром, — это 2,5 года. Благодаря терпению нашего акционера это направление сохранилось, и последние два года является прибыльным.

Latifundist.com: Благодаря чему вышли в плюс?

Юрий Гудзь: За счет технологии и правильного менеджмента на местах, а точнее за счет системного подхода ко всем факторам, которые влияют на конечный результат. Кроме того, мы уже третий год почти 90% мясного КРС экспортируем, на внутренний рынок почти не продаем.

Молочное стадо компании «Агросет»

Пять лет назад владелец сказал такую ​​фразу: «Мы продаем Mercedes по цене Запорожца». Тогда еще не было на рынке Украины такого понимания, что вот это — бык мясной породы, а это — бык молочной породы. Все поголовье продавалось по одной цене. Сегодня же цены на внутреннем и внешнем рынке существенно отличаются. Если в Украине быки молочных пород (голштин, красно-бурая, черно-бурая и др.) стоят 45-46 грн/кг, то специализированные мясные породы (шароле, лимузин, абердин, полесская и др.) — 60-65 грн/кг. Разница — где-то центов 40-50 на 1 кг.

Latifundist.com: Расскажите о географии экспорта?

Юрий Гудзь: В прошлом году мы около 80% поголовья поставили в Ливан. Также немного в Грузию и Азербайджан.

Latifundist.com: Планируете ли развивать переработку, получать добавленную стоимость?

Юрий Гудзь: Убойный цех — это уже другой бизнес. Там уже совсем другие правила выхода на рынок. Сегодня мы сконцентрированы только на реализации живого веса. И стоит задача дальнейшего увеличения поголовья на откорм. Так, за счет покупки поголовья на стороне, мы в том же «Агрикоре» недавно запустили ферму на 1,5 тыс. голов откорма КРС.

Latifundist.com: Какую численность поголовья мясного КРС считаете оптимальной? К какой цифре стремитесь?

Юрий Гудзь: Сейчас у нас идет работа по оценке проекта, согласно которому в «Агрикор Холдинге» должно быть 10-12 тыс. бычков на откорме. Скажем так, задача — по одному кораблю отправлять каждый месяц. Минимальная корабельная партия — 500 т. В перерасчете на голову КРС — это 1-1,2 тыс. голов. Выйти на такой показатель, в принципе, можно за полтора года.

Latifundist.com: Скажите, 5 лет назад, когда Вы озвучили собственнику аргументы в пользу сохранения мясного скотоводства, была ли математика? Спрашиваем, потому что знаем пример одного агрохолдинга в Черниговской области, где поголовье практически полностью вырезали, поскольку не нашли математики в этом направлении.

Юрий Гудзь: Чтобы математика была, и она была правильной, нужно понимать технологию и, повторюсь, должна быть команда, способная все внедрить. Тогда можно правильно все просчитать. Если нет понимания, математика может вывести как в большой минус, так и в большой плюс. То есть можно насчитать и показать собственнику прибыль на бумаге, а затем пройдет три года — и нечего будет считать.

Коровы породы полесская мясная

Latifundist.com: Что имеется в виду под технологией?

Юрий Гудзь: Технология — это только одна сторона медали. Я лучше коротко расскажу о другой стороне. Когда я пришел, провел анализ направления, увидел проблемы и подводные камни в животноводстве «Агрейна» — в первый год хотел что-то изменить. Но ничего из задуманного не выходило. Я тогда столкнулся с проблемой кадров и управленцев на местах. Пришлось полностью подбирать под себя команду для развития мясного скотоводства. И когда я нашел единомышленников, которые одинаково смотрят на развитие этого направления, буквально за год у нас уже наметилась положительная динамика. И фактически, как и обещал руководству, правда, не за три года (на год опоздал), а через четыре года мы это направление вывели в прибыль.

Latifundist.com: То есть команда даже важнее технологии?

Юрий Гудзь: Я скажу так: на первом месте команда.

Latifundist.com: А как вы находили этих людей? Вы уже их знали, как их подбирали?

Юрий Гудзь: Работал по всем каналам, то есть через агентства по трудоустройству, через знакомых, коллег. Скажем так, нам очень повезло, мы на это направление взяли Александра Будника, которого мне порекомендовал коллега. Он приехал из Австралии, где работал в отрасли мясного скотоводства. Тогда мы пообщались с ним и решили, что нам этот человек нужен. И сегодня мы довольны, ведь есть результат.

Latifundist.com: Не складывается ли у Вас впечатление, что от мясного скотоводства Украина, по сути, отказалась? Да и на прилавках уже есть дефицит качественной говядины. Или Вы видите ситуацию в другом свете?

Юрий Гудзь: Проблема в том, что нет культуры потребления говядины, и пока не у всего населения хватает средств на это мясо. Если посмотреть на структуру потребления мясной продукции, на первом месте у нас курятина, потом идет свинина, и на третьем месте — говядина. Но мы все равно взяли курс на мясное скотоводство.

Latifundist.com: Специализированное мясное скотоводство?

Почему специализированное? Эта технология кардинально отличается от молочного направления. Мы коров НЕ доим. То есть, когда теленок родился, то он 6 месяцев ходит с коровой и пьет сам ее молоко, а затем мы его забираем на интенсивный откорм. Так, когда он 12-14 месяцев от роду, мы его сдаем.

Latifundist.com: Какие у вас породы?

Юрий Гудзь: Сегодня есть семь пород: абердин, ангус, шароле, лимузин, мясной симментал, полесская мясная, южная. Но учитывая экономику, акцент сегодня делаем на трех породах: Лимузин, Шароле, Абердин — 70% поголовья. Остальные породы — в небольшом количестве.

Бык породы лимузин

Latifundist.com: Расскажите об изменениях в технологии. Что Вы сделали с приходом в компанию?

Юрий Гудзь: На тот момент у нас была дилемма: большие средства шли на реконструкцию помещений для содержания животных. И мы перешли на американскую модель, когда для КРС отводятся специальные площадки на открытом воздухе круглый год. На одной площадке размещается на откорм почти 2 тыс. голов. Все изменения в технологии были направлены на ее удешевление

Плюс мы пересмотрели кормовую базу. Ранее в рационе у молодняка на откорме было много концентратов, а это зерно, которое стоит недешево. Тогда мы пересмотрели технологию производства основных кормов, заготовки силоса и сенажа, сделали акцент и на количестве, и на качестве. И сегодня мы используем концентрированные корма по минимуму и то только на откорме.

Latifundist.com: Сколько в структуре посевов отведено под кормовые культуры?

Юрий Гудзь: Сегодня мы используем около 1 тыс. га.

Latifundist.com: А что скажете об идее создания собственного кормоцентра по примеру других агрохолдингов?

Юрий Гудзь: Мы сделали немного иначе. Когда я пришел, у нас откорм происходил на четырех или на пяти площадках-фермах. Я приезжал в «Агрикор Холдинг» в 7 утра, а объезд ферм заканчивал в 9-10 вечера — на спидометре было 750 км — это такой был «круг почета». И мы пошли по пути концентрации и специализации. Сегодня у нас осталось в «Агрикор Холдинге» три маточные фермы и одна откормочная на 2 тыс. голов.

Коровы компании «Агрейн»
Коровы компании «Агрейн»
Коровы компании «Агрейн»

Latifundist.com: Но тогда закономерный вопрос — социальный. Что стало с людьми, которые раньше у вас работали?

Юрий Гудзь: Вопрос должен быть не о том, что было, а о том, что сейчас. У нас в настоящий момент проблема найти людей на ферму, так как людям, живущим вблизи Черниговской трассы, интереснее искать работу в Киеве. У нас квалифицированные специалисты получают в среднем 8-10 тыс. грн в месяц, но люди избалованы сейчас и не хотят идти смотреть за бычками. Мои знакомые с Западной Украины говорят о такой же проблеме. Зарплаты доводим до уровня европейских, и все равно не хотят трудиться в животноводстве.

Так что есть проблема с рядовым работником, а если говорить о специалистах, то с их дефицитом вообще катастрофическая ситуация. Тех специалистов, которые сегодня в нашей компании работают, мы воспитали сами.

То есть некоторые фермы мы, скорее, закрыли из-за того, что там некому было работать. Да и не было социальных проблем еще и потому, что мы закрывались не за один день. Бывало, что специалисты переезжали на другую из наших ферм работать.

Молочное стадо компании «Агросет»

Удвоить надои молока!

Latifundist.com: Давайте поговорим о молочном скотоводстве. Как это направление развивается в «Агрейне»?

Юрий Гудзь: В Черкасской и Харьковской областях в «Агровит» и «Агросет» в общей сложности 2700 голов КРС, в том числе 1100 — дойное стадо. Например, в «Агросете», который является участником «Ассоциации производителей молока», у нас украинская черно-пестрая молочная, которую мы 6 лет голштинизируем. То есть фактически там находятся голштины с ежегодными надоями в 8-9 тыс. кг молока. Но, эволюция молочного животноводства в компании стартовала с заменой технолога. Мы подбирали людей таким образом, чтобы они, в первую очередь, были менеджерами со знанием технологий. А если чего-то не знали, то быстро могли научиться.

Latifundist.com: На какие корма делаете ставку в молочном направлении?

Юрий Гудзь: Мы делаем акцент на качественный основной корм — хороший силос и сенаж.

Latifundist.com: Каким в Вашем понимании должен быть правильный рацион?

Юрий Гудзь: В молочном направлении у нас были определенные переходные моменты. Когда я только пришел, мы работали по типу «зеленого конвейера». То есть в осенние и зимние месяцы поголовье ставили на сенаж и силос, а в летний период — на зеленую массу. Тогда продуктивность у нас была 3-4 т молока на фуражную корову в год. Затем в течение года мы перешли на однотипное кормление: 365 дней в году поголовье стоит на сенаже и силосе без зеленой массы. И за это время надои нам удалось увеличить фактически в 1,5-2 раза.

Latifundist.com: Сколько суммарно группа компаний производит молока в день и куда его реализуете?

Юрий Гудзь: Около ​​12 т молока. У «Агросет» молоко берет «Вим Биль Дан», а «Агровит» работает с «Рошен».

Latifundist.com: По Вашим оценкам, какой должна быть цена 1 л молока при закупке, чтобы работать не в 0?

Юрий Гудзь: Фактически в Украине уже практически европейские цены на молоко. Если взять динамику за год, то да — она немного просела. Сейчас 8-8,5 грн/л, потому что вал молока пошел. А зимой до 10 грн/л доходит цена. Но нужно смотреть не на цену, а на эффективность производства.

Корова породы черно-пестрая

Latifundist.com: Юрий Алексеевич, у Вас нет ощущения, что, как говорят, животноводство — это «бедный родственник» растениеводства, так как последнее дает большую прибыль?

Юрий Гудзь: Ощущение было, когда я только пришел сюда. Тогда на животноводство смотрели как на социальный проект. И я чувствовал себя «бедным родственником». А потом, когда открыл и показал его с другой стороны акционеру, то стало понятно, что мы можем все изменить. Маленькое сравнение: в «Агросете» поголовье, как было, так и осталось, 400 дойных коров. Когда я пришел, на содержание этого поголовья использовалось 900 га, а сегодня — 350-400 га, а продуктивность увеличилась почти вдвое.

Latifundist.com: Правильно понимаем, что на момент прихода Вы просили не дополнительных инвестиций, а лишь дать 3-4 года на развитие?

Юрий Гудзь: Да, но только в вопросах мясного и молочного направлений животноводства. Свиноводство ведь как раз только запускали. Хотя сами свинарники уже были построены и племенной завод уже работал с 2008 года, но товарный комплекс запускался уже при мне.

Подготовить базу для запуска свиноводства

Latifundist.com: Почему компания решила поработать еще и со свиноводством?

Юрий Гудзь: Насколько я знаю, бизнес собственника компании изначально моделировался под идею заняться свиноводством. Но земли тогда еще не было, а свиней ведь надо было чем-то кормить. Потому начали с земледелия, а свиней оставили на потом.

Поросята компании «Агропрайм Холдинг»

Latifundist.com: Какая математика по свиноводству, насколько выгодно сейчас им заниматься?

Юрий Гудзь: Сегодня свиноводство прибыльное направление.

Latifundist.com: Даже если на внутренний рынок поставлять?

Юрий Гудзь: Мы в текущем году работаем только на внутренний рынок. А в 2016-2017 гг. наша компания много поставляла поголовья свиней живым весом в Грузию, но сегодня эта страна уже не конкурирует с нашей внутренней ценой. Хотя эта ситуация временная, пока рынок не наполнится или собственной свининой, или не пойдет активный импорт. Сегодня 46-48 грн/кг — цена на живой вес на украинском рынке. Если посмотреть на ту же Польшу — 40-42 грн/кг. То есть привезти сюда свинину из Польши и даже с растаможкой фактически будет дешевле, чем купить украинское.

Юрий Гудзь

Latifundist.com: Последний вопрос, скажем так, глобальный. Что же нужно для того, чтобы вывести отрасль животноводства за пределы статуса «бедного родственника» в агробизнесе? Какие-то государственные инициативы?

Юрий Гудзь: Мы, честно говоря, научились на этом зарабатывать без государства. Основной задачей является то, чтобы оно нам не мешало работать. Но нужна политическая и экономическая стабильность, поскольку производственный цикл в животноводстве — это несколько лет. Взять мясное скотоводство — уже 2,5 года ситуация в отрасли не прогнозируема. Сама отрасль мясного животноводства исчезает. Если во Франции, Германии или Австрии для животноводов предусмотрены дотации, то мы платим 10% экспортной пошлины государству. Кроме того, сейчас уже идут разговоры о том, чтобы в следующем году сделать 20% — и это станет невыгодно для производителя.

Latifundist.com: Спасибо за беседу.

Алексей Бесклетко, Константин Ткаченко, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus