Алекс Лисситса: В Украине не развиваются и не зарабатывают те, кто не хочет меняться

Алекс Лисситса, президент «Украинского клуба аграрного бизнеса»
Источник фото: export LAT

Президент «Украинского клуба аграрного бизнеса» (УКАБ) Алекс Лисситса — авторитетный эксперт в сфере сельского хозяйства. Его оценка нынешнего состояния аграрного бизнеса в Украине довольно оптимистична: Алекс Лисситса уверен, что не развиваются и не зарабатывают те, кто не хочет меняться. О том, как вернуть стране аграрный потенциал, он рассказал в эксклюзивном интервью Национальному агропорталу Latifundist.com.

Latifundist.com: Почему в 1996 году Вы решили уехать из Украины, а потом вернулись, но под другой фамилией?

Алекс Лисситса. История известная. В 1996 году я уехал на учебу в Германию. В начале 90-х годов у многих была возможность выехать в Америку и все, естественно, кинулись изучать английский. А поскольку я уже на тот момент изучал немецкий, единственная возможность выехать у меня была именно в Германию. Я об этом абсолютно не жалею. Я уехал в 1996 году, закончил там магистратуру, а в 2001 — и аспирантуру.

Теперь о фамилии. Когда я уезжал, у меня был советский паспорт, других паспортов, как вы помните, не давали. В советских загранпаспортах была французская транскрипция, и, соответственно, моя фамилия писалась «Лисица (Lissitsa)». В аспирантуру я поступил как «Алексей Лисица (Alexei Lissitsa)», публикации выходили под этим именем. А в 1998 году, насколько я помню, правительство Украины решило поменять транскрипцию в паспортах и я получился «Олексій Лисиця (Oleksiy Lysytsya)». И эта фамилия писалась через три «Y» подряд, которые ни на каком языке мира не произносятся. Это было совсем непонятно для иностранцев. Поэтому мне пришлось поменять имя и фамилию и получилось «Алекс Лисситса». Для Германии и западного мира это было приемлемо. Я, честно говоря, не думал возвращаться в Украину, а когда вернулся, здесь у всех был большой шок. Я попал на страницы «желтой» прессы как человек с одним из самых странных изменений имени и фамилии.

Первое решение было, что я не хочу больше заниматься наукой, хочу идти в бизнес

Latifundist.com: Почему не остались за границей? Судя по всему, Ваши дела там шли довольно успешно?

Алекс Лисситса

Алекс Лисситса. В свое время в науке я достиг того, чего можно было достичь человеку с украинским паспортом за границей. Был вариант идти в профессуру, хотя в Европе, если честно, стать профессором по аграрной экономике было нереально тяжело. Я мог переехать в Новую Зеландию или, Австралию, Канаду, Америку. Там были достаточно большие возможности в плане научного развития. Но меня не прельщала перспектива еще 40 лет читать лекции. Поэтому первое решение было, что я не хочу больше заниматься наукой, хочу идти в бизнес, а потом я уже начал думать, где. И так получилось, что мне позвонил Леонид Петрович Козаченко (президент Украинской аграрной конфедерации — ред.), предложил прийти в Конфедерацию. Я, честно говоря, не думал соглашаться, но мне помогли мои друзья (смеется — ред.).

Они позвали меня на пару дней в Украину, и этих пары дней я не забуду, потому что мы так хорошо поужинали, что я на предложение Леонида Петровича согласился.

У нас не очень стабильная государственная аграрная политика, но бизнес развивается быстро

Latifundist.com: Как Вы оцениваете нынешнее состояние сельского хозяйства в Украине?

Алекс Лисситса. За последние 5 лет и структура сельского хозяйства поменялась, и система управления, и поменялся руководящий состав — неэффективные руководители уходят, многие молодые люди очень быстро и далеко продвинулись. Совсем другой уровень уже.

Другое дело, что у нас не очень стабильная государственная аграрная политика, но бизнес развивается быстро. В 2005 году у нас не было ни одной публичной компании в сельском хозяйстве, сейчас их 17-18 и 12 еще стоят в очереди, чтобы стать публичными. Раньше аграрные компании даже не знали, что такое PR, IR, HR, стратегия развития. А сейчас все это — нормальная практика. Особенно мне нравятся компании, которые выходят из регионов. Они компактные, интересные, у них молодые руководители — 30-35 лет, очень быстро продвигаются, очень быстро развиваются. Мне кажется, что если не будет никаких серьезных катаклизмов на уровне государственной политики, то у аграрного сектора просто огромнейшие шансы. И он развивается очень интенсивно.

Latifundist.com: То есть мы можем вернуть аграрный потенциал страны?

Алекс Лисситса. Мы его уже почти вернули. Просто мы об этом не очень громко заявляем. Последние 5 лет Украина стабильно производит 45-50 млн. тонн зерна, при этом экспортирует 20-23 млн. тонн. Украина один из лидеров по масличным культурам. При всех недостатках молочной отрасли, мы в топовой десятке мира производителей молока. На протяжении года, я надеюсь, нам дадут разрешение на экспорт птицеводческой продукции в Европейский союз. Я считаю, что это огромнейший прорыв.

Плохие компании стонут и ничего не делают

Алекс Лисситса

Latifundist.com: Значит, не все так плохо, как привыкли говорить пессимисты? Все эти крики, что «село гине»...

Алекс Лисситса. Есть и то и другое. К сожалению, существует очень много компаний, которые переживают не самые сладкие времена. Я не говорю, что у нас все от счастья плачут. Но с другой стороны, есть огромное количество компаний, которые развиваются и финансово, и технологически. Вдумайтесь: в прошлом году крупные аграрные холдинги имели в среднем по 12-13 тонн кукурузы с гектара, а в среднем по Украине 5,5 тонн. То есть плохие компании у нас имеют и плохой урожай, они стонут и ничего не делают, а крупные, большие и интересные инвестируют, получают хороший урожай, экспортируют.

Как по мне, те, кто плачет, а их на самом деле довольно много, в большинстве случаев не хотят меняться. И вот они говорят, что «село гине», государство ничего не делает, не помогает. Особенно это присуще нашим фермерам. Они считают, что государство должно им помогать, а лучше, чтобы это было как в Европе – чтобы по 300 у.е. давали на гектар, а они потом будут сидеть и думать, что им делать с этим.

Конечно, есть сложности. Но с другой стороны, очень много положительных эффектов. Еще 10 лет назад на тонне зерна в силу того, что была плохая инфраструктура, не было конкуренции, хорошей информационной базы, мы теряли до половины цены. То есть, если зерно стоило 200 долларов, то аграрии получали в итоге только 100. Сейчас эти потери тоже есть, но они уже составляют около 30 долларов. Потому что у нас построены элеваторы, у нас серьезная конкурентная основа по трейдерам, у нас почти везде убрали перекупщиков.

Я считаю, что за 20 лет без денег, без понятной государственной стратегии, с огромнейшей коррупцией, Украина еще находится в прекрасном состоянии. Из всех постсоветских стран, не считая Балтики, мы наиболее демократичны. У нас есть проблемы, но государственная задолженность не такая большая, у нас без дотаций развивается экономика, экспорт. Ментальность страны меняется.

Рынок земли – это своя специфика, и в каждой стране его внедрение проходило с большими сложностями

Latifundist.com: Может ли измениться ситуация к лучшему в сельском хозяйстве Украины после снятия моратория на продажу земли?

Алекс Лисситса. Тут есть двоякое мнение. Я думаю, что мораторий снимать надо и вопрос только заключается в том, как и когда. Как — имеется в виду, чего мы (страна — ред.) хотим добиться. Внедрение рынка земли сельскохозяйственного назначения в Украине все время подтягивают под выборы. В прошлом году, всю нынешнюю зиму шла дискуссия. Осенью выборы и снова чиновники активизировались относительно принятия закона о рынке земли, который бы решил все проблемы одновременно.

Мы (страна — ред.) хотим и социальную составляющую туда «влепить», мы хотим и государственный земельный банк создать какой-то, мы хотим и сами заработать. Такого не будет никогда, потому что рынок земли — это своя специфика, и в каждой стране его внедрение проходило с большими сложностями. Надо понять, куда мы вообще движемся? Будет ли Украина экспортно-ориентированной страной или нет. Если она будет экспортно-ориентированной страной, то ни о каких хозяйствах до 100 га и речи идти не может. Фермерские хозяйства до 100 га земли будут снабжать население продуктами питания и не больше. Тогда нужно прописывать, что государство действительно должно давать этим фермерам по 300 долларов на гектар, иначе они неэффективны.

Мы должны понимать в рамках законопроекта, кто будет собственниками земли. Понятно, что продажа земли иностранцам политически сегодня невозможна. С другой стороны, землю должны иметь возможность купить не только граждане Украины, но и юридические лица, потому что юридическое лицо может взять кредит в банке, у него существует масса других возможностей. Что подразумевается под «гражданин Украины» — это вопрос достаточно химерный. К тому же для покупки земли нужна декларация о доходах, а я сомневаюсь, чтобы у многих жителей села она есть или была. Декларация о доходах есть у наших народных депутатов. Вот, пожалуйста, они потенциальные владельцы земли. Хотим ли мы этого?

Я еще раз повторюсь, что у нас должна быть стратегия, куда мы движемся. Рынок земли — это не более, чем инструмент. Если мы не понимаем, что мы делаем, а рынок земли становится целью, то это абсолютно неправильно.

Непонятна роль государственного земельного банка. Она четко не прописана. Как по мне, создается государственный монстр, который будет иметь возможность покупать, продавать землю и брать ее еще в залог

Алекс Лисситса

Latifundist.com: Какие у Вас еще есть предложение к закону о рынке земли?

Алекс Лисситса. Я уже сказал, что это ограничения на 100 га по владению землей. Его нужно расширять. Среднее предприятие последние 40 лет у нас владело 2100 га земли, такие размеры и нужно оставлять. Второе — это ограничение по аренде земли в 100 тыс. га или 10% района. Это нужно вообще убрать, потому что абсолютно противоречит мировым тенденциям и здравому смыслу. Третий пункт, как я уже сказал, декларация о доходах.

Четвертый аспект, на котором тоже нужно было бы остановиться — это вопрос по 1% сбору в местные бюджеты, который планируется изымать по нормативно-денежной оценке земли. Все предприятия на сегодняшний день платят в бюджет деньги. А где гарантия того, что этот 1%, заплаченный в местные бюджеты, действительно пойдет на развитие сельской местности? Если мы прописываем такой момент, то мы должны прописать целевое назначение средств.

Еще один нюанс, касающийся нормативно-денежной оценки земли, которая, кстати, в этом месяце повысилась приблизительно до 20 тыс. грн. за гектар. Так вот, в законе арендная плата, социальные проплаты и так далее идут с нормативно-денежной оценки земли. Если вы покупаете землю, то она должна стоить не меньше, чем нормативно-денежная оценка, иначе логики тогда нет. В законе это тоже не прописано. Я, грубо говоря, могу купить землю за 3 тыс. грн., а платить налоги с 20 тыс. грн. Тогда вопрос, зачем мне ее покупать.

Также непонятна роль государственного земельного банка. Она четко не прописана. Как по мне, создается государственный монстр, который будет иметь возможность покупать, продавать землю и брать ее еще в залог.

Еще один вопрос. У нас сегодня есть 30 млн. га земли, которые могут быть потенциально проданы. Если мы даже возьмем стоимость не в 20, а в 10 тыс. грн., где государственный банк возьмет деньги, чтобы эту землю выкупить? Я себе не могу представить. Опять же не прописано, как государственный банк будет выкупать эту землю. Должен быть прописан порядок очереди, по которой банк должен рассматривать заявки желающих продать землю. Электронная какая-то система. Иначе — это элемент для коррупции: у одного купили, а у другого — нет.

Еще рано заказывать результаты года, но, я думаю, что кукуруза побьет результаты прошлого года

Latifundist.com: Какова ситуация с пересевом озимых, повлияет она на продовольственные цены и на урожай зерновых в целом?

Алекс Лисситса. В этом году будут доминировать две культуры: кукуруза и подсолнечник. Еще рано заказывать результаты года, но, я думаю, что кукуруза побьет результаты прошлого года, а в прошлом году у нас был рекордный урожай кукурузы — около 20 млн. тонн. В этом году может быть 25-26 млн. тонн. Потому что все пересевают кукурузой — кукуруза на сегодняшний день одна из самых эффективных культур. И сам факт того, что в большинстве транснациональных компаний, которые продают семена кукурузы на украинском рынке, в декабре прошлого года уже не было семян, стояли очереди, говорит о том, что будут очень сильно увеличены площади под этой культурой. Что касается подсолнечника, в последние 5 лет он также является одной из самых эффективных культур. И в этом году, я прогнозирую, будет рекордный урожай сои. Будут высокие цены на эту культуру как в мире, так и в Украине.

Если говорить о повышении цен, я не прогнозирую такого ни на продовольственное зерно, ни на фуражное зерно. В этом году выборы и при том, что у нас урожай будет около 11-12 млн. тонн продовольственного зерна при потреблении в Украине 9 млн. тонн, я думаю, что государство любыми методами оставит это зерно в Украине, по крайней мере, до нового года. Соответственно повышения цен на продовольственное зерно не ожидается. А фуражного зерна у нас в принципе будет настолько много, что мы не будем знать, что с ним делать.

Latifundist.com: В 2007 году вы основали Ассоциацию «Украинский клуб аграрного бизнеса»: чем занимается Ваша организация, как конкретно Вы помогаете тем организациям, которые вступают в УКАБ?

Алекс Лисситса. Мы в 2007 году начинали с небольшим количеством участников и развивались довольно интенсивно. Если в 2007 году это был украинский клуб, то сейчас у нас очень много компаний, которые имеют неукраинские корни, транснациональные компании. Большая составляющая — это крупные аграрные холдинги. Они изначально были, есть и останутся нашими членами. Также у нас очень много транснациональных компаний, которые поставляют ресурсы в Украину. Это 90% рынка машиностроения, очень много компаний, которые поставляют семена. И в прошлом году мы создали Европейский клуб фермеров, в который вошли около 30 небольших по размеру хозяйств. Почему европейский, потому что мы хотели, чтобы это были не только по стилю мышления европейские компании, но в первую очередь по стилю работы и технологичности.

Клуб аграрного бизнеса очень много времени уделяет как раз лоббированию интересов наших членов, но, в то же время, мы представляем полный пакет услуг для наших членов с помощью наших маркетинговых агентств. Это и исследования, это и помощь в поиске персонала, это и услуги по организации мероприятий, это и поездки за границу. Причем, мы это предоставляем на бесплатной основе, это всем нравится, поэтому каждый год у нас количество членов увеличивается на 30-40%.

Latifundist.com: В середине апреля Вас назначили неисполнительный директор Индустриальной молочной компании: чем продиктован такой шаг?

Алекс Лисситса. Совет директоров любой публичной компании — это всегда приятно. Что касается Индустриальной молочной компании, то причин вхождения в совет директоров компании несколько. С ней меня давно и очень много связывает и на личном, и на профессиональном уровне. Поэтому я надеюсь, что смогу помочь во всем, что касается стратегического планирования, развития проектов в бизнесе. У них есть хорошие проекты, плюс эта компания очень быстро и эффективно развивается. Она мне очень симпатична.

Latifundist.com: Спасибо за интересную беседу.

Ольга Корягина, Национальный агропортал Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus