Иван Кунь: Элеватор необходим владельцу земли, у которого не менее 20 тыс. га

Иван Кунь, директор проектно-инжиниринговой компании Интерпроект GmbH
Источник фото: export LAT

Директор проектно-инжиниринговой компании «Интерпроект GmbH» Иван Кунь в эксклюзивном интервью Latifundist.com рассказал об объемах рынка сельхостротельства, причинах, почему миллиардеры идут в аграрный бизнес, а также с какими строительными компания «пошел бы в разведку».

Latifundist.com: С кем работает ваша компания?

Иван Кунь: Мы сформировалась как разноплановая компания, которая занимается проектированием, продажей насосного оборудования и твердотопливных котлов, автоматизацией (в основном тех объектов, которые проектировали). В 2008 году мы компанию зарегистрировали, однако появилась она значительно ранее.

В принципе мы ориентируемся на первую сотню аграрных компаний. Если говорить о первой двадцатке «латифундистов», то с 80% из них мы, так или иначе, работали.

Latifundist.com: Кто такой проектант?

Иван Кунь: Проектант – это специалист, априори более квалифицирован чем строитель. Мало того, что ему нужно качественно запроектировать, так еще и проверить работу строителя в авторском надзоре. Каждый раз, работая со строительными компаниями, мы пытаемся устранять допущенные ошибки, писать заказчику свои выводы, а тот заставляет строителей исправлять их.

Latifundist.com: Много ли украинских строительных компаний, с которыми вы «пошли бы в разведку»?

Иван Кунь: Высококвалифицированных компаний, которые бы занимались качественной стройкой в сельском хозяйстве, мало. Их до десятка. Если говорить о том, с кем бы я «пошел в разведку», то и пяти не наберется.

Два десятка хороших компаний строят каждый год по 2–3 завода с капиталовложением 30–40 млн гривен

Иван Кунь, директор проектно-инжиниринговой компании Интерпроект GmbH

Latifundist.com: Недавно Вы заказали исследование рынка сельхозстроительства. Каковы его результаты?

Иван Кунь: Результаты свидетельствуют, что рынок строительства сельскохозяйственных объектов в последние 3 года увеличивался более, чем на 100% каждый год. Из нескольких источников мы проверяли эту информацию: с одной стороны, брали всех проектантов, их референс-листы, смотрели по объектам, с другой – брали статистику сдачи объектов в эксплуатацию. Эти цифры сошлись.

Рынок растет, темпы его роста можно сравнить только с интернет-торговлей. Таких динамичных рынков в Украине нет, уверен, что в ближайшее время и не появится.

Latifundist.com: В денежном эквиваленте, какой объем этого рынка?

Иван Кунь: В 2009 году объем рынка строительства составил порядка 800 млн гривен, в 2010 году – 1 млрд 390 млн, 2011 – 3 млрд 405 млн. По 2012 году пока результатов нет, но рост примерно такой же. Возможно не в 2 раза, но где-то до 5 млрд гривен. Все будет зависеть от того, насколько будут доступны деньги. Это очень хороший объем рынка, реально два десятка хороших компаний строят каждый год по 2–3 завода с капиталовложением 30–40 млн гривен.

Latifundist.com: В свою очередь, каков Ваш ежегодный оборот?

Иван Кунь: Мы с 2008 года каждый год, как и рынок, умножаемся почти на 100%. В прошлом году наш оборот составил более 40 млн гривен.

Latifundist.com: Тенденция роста связана с приходом новых игроков в аграрный сектор?

Иван Кунь: На сегодня кризис заставил многих задуматься над тем, чем они занимались. В кризисное время в Украине заработать деньги можно только на земле и каких-то высоколиквидных вещах. Если посмотреть первую десятку миллиардеров, то видно, что практически у каждого есть достаточно большие объемы земли. Металл провалился, азотные удобрения провалились – осталась фактически земля. Я знаю много компаний, которые из жилого строительства «ушли» в землю. Таких примеров десятки. Этот процесс пошел бы быстрее, если бы было понятно, что будет с ней. Консервирование вопроса по собственности на землю растянулось.

Чтобы построить новый элеватор в чистом поле и 150 долларов за куб. м хранения не хватает

Иван Кунь, директор проектно-инжиниринговой компании Интерпроект GmbH

Latifundist.com: Одно из Ваших основных направлений – элеваторы. Какова динамика строительства их в Украине за последние несколько лет, ведь бытует мнение, что кризис не влияет на темпы строительства элеваторов?

Иван Кунь: Динамика роста строительства элеваторов – естественный процесс. Банальная необходимость Украины. На землю пришли бизнесмены, которые умеют зарабатывать деньги, они, естественно, хотят продать зерно и, соответственно, вкладывают в его хранение. Все, кто имеет объем зерна хотя бы 3–5 тысяч тонн, понимают, что для удачного бизнеса нужно продавать зерно партией в момент пиковой цены. До 2007 года была такая система – дают удобрения и забирают зерно. Процесс был достаточно хаотичный, то есть собрали зерно – хорошо, не собрали – оставили в поле. А на сегодня те бизнесмены, которые пришли на землю, считают каждую копейку, и никто себе не позволяет получить плохой урожай, тем более продешевить при продаже. Потому и строятся элеваторы, другой причины не вижу.

Latifundist.com: Насколько дорогостоящее строительство элеваторов?

Иван Кунь: Элеватор – это дорогостоящая вещь. Когда в 2005–2006 годах на рынок пришел «Альфред С.Топфер Интернешнел» и начал скупать элеваторы, он платил 20 долларов за куб. м хранения. Сегодня, кто покупает старый элеватор по цене 70 долларов за куб. м хранения, то это считается успехом. За этот период объем денег в агросекторе увеличился. Чтобы построить новый элеватор в чистом поле и 150 долларов за куб. м хранения не хватает. Сейчас эта цифра колеблется на уровне от 150 до 225 долларов за куб. м хранения.

Latifundist.com: Какой, по Вашим оценкам, на сегодня дефицит в хранении?

Иван Кунь: Дефицит в хранении у нас порядка 20 млн тонн. Это без учета того, что есть старые хлебозаводы, склады напольного хранения зерна, они есть в статистике, но это не хранилища, а больше каморы.

Latifundist.com: Могут ли себе позволить элеваторы хозяйства средней руки?

Иван Кунь: Элеватор нужен владельцу земли, у которого не менее 20 тысяч гектаров. Для Германии это холдинг, для Украины – компания ниже среднего. Если это агрохолдинг, то тогда понятно, у них есть инструменты привлечения финансов, IPO, банковские кредиты и т.д. Тому же трейдеру элеватор не нужен, он занимается короткими деньгами, сегодня купи – завтра продай. Им выгоднее построить перевалочный узел, где будет 3–5 тысяч тонн храниться, но он в потоке может сделать 100 тысяч тонн перевалки. Маленькие фермеры покупают мелкие необходимые вещи, которые им нужны сейчас – трактор, комбайн, севалка, гербициды, семена… И пока очередь дойдет до элеватора, то деньги где-то на половине дороги кончаются.

Биогазовые установки на сегодня для Украины – это больше эффективное решение вопросов утилизации навоза, чем высокорентабельный бизнес

Latifundist.com: Вы рассматриваете биогазовые установки как отдельный вид бизнеса?

Иван Кунь: Когда в 2007 году я впервые привез в Украину немецких партнеров, то один из них сказал, что Украина к биогазовым установкам не созрела еще лет на 3–5. Как в воду глядели – в 2013–2015 годах мы выходим на их активное строительство. Как отдельный бизнес я не рассматриваю биогазовую установку. Мы как бизнесмены понимаем, что если бизнес-план не окупается за 2 года, то он нам не интересен. Сроки окупаемости этих установок, если они не работают на «зеленом» тарифе, – 8–10 лет, а если на тарифе – года 3–4. Однако давайте говорить откровенно, зеленый тариф это куча политики и чиновников замешано. Бизнесмену не интересно с ними работать. Биогазовые установки на сегодня для Украины – это больше эффективное решение вопросов утилизации навоза, чем высокорентабельный бизнес.

Latifundist.com: Известно, что Вы не так давно загорелись идеей, которую успешно реализует немецкая компания Wolf System, по строительству сельскохозяйственных комплексов – от домика фермера до элеватора. Можно ли это применить в Украине?

Иван Кунь: Сложно, хотя это хорошая идея. В этом вопросе нужно исходить из потребностей наших заказчиков. Рынок построен таким образом, что, в принципе, каждый строит сам себе. Если говорить об элеваторах, то 2–3 компании декларируют, что строят «под ключ», но реально это одна компания. А если говорить о том, что нужно качественно сделать, то и 0,8%, поскольку в той же компании один объект удачный, второй – не очень.

Если говорить о комбикормовых заводах, то нет ни одной компании, которая предложила бы комплексное строительство. Что касается птицекомплексов – также ни одной. То, что декларируется, – это одно, в реальности заказчик на 25-й минуте разговора поймет, что под этими словами ничего не подкреплено. Поэтому и запросов от заказчиков нет.

Спрос на строительство предприятий «под ключ» есть только у тех, кто заходит в Украину, в основном европейские компании. И то они сами могут привести своего импортного подрядчика. Как правило, у него здесь ничего не получается, а потом иностранцы всем говорят, какая Украина плохая страна.

Иван Кунь, директор проектно-инжиниринговой компании Интерпроект GmbH

Latifundist.com: Какие еще строительные новации Вы бы переняли у Wolf System?

Иван Кунь: Начнем с того, что мне очень нравится построение этой компании, ее опыт можно хорошо имплементировать в Украине. Это опыт компании, которая может эффективно работать в кризис. В итоге получается качественный, быстрый и достаточно дешевый продукт. Что я имею в виду? Предположим, берем свинарник. Со времен СССР у нас он строится с помощью клюшек (железобетонных каркасов). Это где-то в Светловодске их нужно заказывать, а если у меня свинарник в Закарпатской области, то шансов их довезти целыми, у меня нет. Они развалятся где-то на уровне Тернополя. Везти бетонные изделия на расстояние более 100 километров проблематично. Все заводы по производству клюшек у нас развалены, восстанавливать их никто не будет, смысла нет запустить их ради 10 свинарников. На сегодняшний день единственный способ в Украине – это реконструкция свинокомплексов, птицекомплексов. Но это достаточно плохая практика, ведь кто сядет и реально посчитает деньги, как это в свое время сделал «Мироновский хлебопродукт», то придет к выводу, что реконструировать дороже. На выходе получаешь неэффективное предприятие.

Для того чтобы построить новое, европейцы выработали технологию – готовые изделия (металлические колонны, балки, кирпичные стены и пр.). Это автоматизированное производство, есть проектант-конструктор, который под конкретный объект забивает размеры, а роботы уже знают, что и как резать. То есть человеческий фактор сведен к минимуму. Стройка идет быстрее за счет того, что они просчитывают материалы, следят за их качеством. Например, у них уже есть готовые арматурные сетки, изготовленные на заводе, тогда как у нас это бригада вязальщиков, сваленная в кучу ржавеющая арматура. Вязальщик берет ее, прикручивает проволокой и т.д. Верю, что мы отойдем от этого феодализма, потребности рынка таковы, что нужны готовые решения и изделия.

Нормы – это вещь хорошая, но, как в Украине всегда бывает, они сделаны для чиновников

Latifundist.com: Как-то повлияли на работу предприятия принятые в прошлом году новые строительные нормы, предусматривающие в первую очередь энергоэффективность будущих строительных объектов?

Иван Кунь: Нормы – это вещь хорошая, но, как в Украине всегда бывает, они сделаны для чиновников. Энергоэффективность для бизнеса, когда строится новый объект, – это один из факторов, почему он строится. Если объект не энергоэффективен, смысла в нем нет, ведь энергетическая составляющая в структуре себестоимости существенна – в районе 20–30%. Если это не будет учтено, то у вас за забором конкурент построит такой же завод и будет более конкурентным.

В чем задача при соблюдении этих норм – поставить пластиковые окна или энергоэффективные лампочки? Какой результат хотят чиновники получить – для меня открытый вопрос. Сейчас не СССР, сегодня каждый сам себе хозяин. Если я беру 100 киловатт энергии, то я плачу за нее. Если бы упомянутая энергоэффективность была простимулирована, предположим, за меньшие объемы употребленной энергии – меньшая стоимость, тогда другой вопрос.

На примере МХП можно увидеть, какие деньги можно заработать на украинской земле

Latifundist.com: Как Вы пришли в аграрный бизнес?

Иван Кунь: В аграрный бизнес я пришел, работая в «Мироновском хлебопродукте», где был менеджером проектов, а точнее – помощником начальника агродепартамента. Основную школу, как нужно строить, организовывать строительство в агросекторе, я прошел там. В определенный момент мне было поручено заняться проектом строительства маслопрессового завода в Мироновке. На то время это был первый серьезный проект МХП, абсолютно новая технология по переработке масличных, подсолнечника. Идею придумал Юрий Анатольевич (председатель правления ПАО «Мироновский хлебопродукт» Юрий Косюк – ред.), он сказал, что «нужен высокопротеиновый низко клетчаточный подсолнечный жмых с высоким содержанием масла». И под эту задачу мы подбирали технологию. Получилась уникальная смесь немецко-украинского оборудования.

Latifundist.com: Что на то время представлял собой МХП?

Иван Кунь: На то время в МХП была всего одна птицефабрика и комбикормовый завод. Юрий Анатольевич эту птицефабрику несколько раз пробовал продать, я видел, как там менялись директора: проходит месяц – новый директор. Это было до тех пор, пока он не вник в этот бизнес. И когда в 2001 году я услышал, что мы будем заниматься мясом птицы (до этого мы занимались преимущественно комбикормами, товарными поставками в Туркменистан в обмен на газ), я был в шоке. Это очень сложный бизнес. На тот момент, кроме «ножек Буша», мы ничего не кушали из мяса птицы, по большому счету. На примере МХП можно увидеть, какие деньги можно заработать на украинской земле. Эта тенденция передалась многим бизнесменам, которые вкладывают деньги в землю.

Latifundist.com: Почему Вы ушли с МХП?

Иван Кунь: В 2005 году мне просто не дали очередного проекта, и я решил, что многое могу делать сам. Тогда же и начал свою трудовую деятельность как отдельная организация. До 2008 года мы сделали несколько проектов, в частности маслоэкстракционных заводов в Молдавии, а также под торговой маркой «Королівський смак». В этот период я еще управлял бизнесом маслопрессового завода в Измаиле. В 2008 году решил сосредоточиться только на «Интерпроекте».

Иван Кунь, директор проектно-инжиниринговой компании Интерпроект GmbH

Latifundist.com: Где Вы заработали свои первые деньги?

Иван Кунь: На пятом курсе по обмену я учился полгода в Дрезденском университете. После заряда увиденного в Германии, решил приехать и поднять сельское хозяйство в Украине. И сразу бросился в колхоз. Работал там механиком, занимался ремонтом транспортеров, тракторов, вещей, которые не поддавались ремонту (улыбается).

Latifundist.com: Спасибо за интересную беседу.

Константин Ткаченко, Национальный агропортал Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus