Сергей Макаревич: «Моду» на зернохранилища диктуют деньги сельхозпроизводителей

Сергей Макаревич, руководитель проектного отдела ПМТО «Агро-Союз»
Источник фото: export LAT

Проектирование и реализация проектов по хранению и переработке зерна — процесс не только сложный, но и дорогостоящий. И, чтобы зернохранилище полноценно заработало, нужен год, однако и это не гарантия того, что сельхозпроизводитель сможет качественно хранить зерно и получать прибыль. О подводных камнях проектирования, а также о том, как правильно выбрать исполнителя работ и почему украинская перерабатывающая отрасль не дотягивает до мировых стандартов Национальный агропортал Latifundist.com расспросил руководителя проектного отдела ПМТО «Агро-Союз» Сергея Макаревича.

Latifundist.com: Как Вы начинали свою деятельность в «Агро-Союзе»?

Сергей Макаревич: В корпорации «Агро-Союз» я работаю с сентября 1993 года. В корпорации я руководил проектами по внедрению новых технологий и был главным инженером проектов. В ПМТО «Агро-Союз», начиная с 2011 года, руковожу проектным отделом.

Еще во время моей работы в корпорации «Агро-Союз» и состоялось первое «знакомство» с зернохранилищами. За время моего руководства в ПМТО «Агро-Союз» мы выполнили порядка 8 проектов и сейчас еще работаем над тремя масштабными проектами, которые будут реализованы в 2013-2014 годах.

Latifundist.com: Как происходило Ваше знакомство с перерабатывающей отраслью?

Сергей Макаревич: Вы знаете, наверное, стоит написать книгу — ведь это настоящий путь проб и ошибок. В 1996 году корпорация «Агро-Союз» приняла решение выращивать зерновые, поэтому одним из направлений развития предприятия как раз и стали зернохранилища, поскольку продукцию нужно было максимально качественно хранить.

Тогда, в 1997 году, мы избрали металлические оцинкованные зернохранилища разных емкостей общей вместимостью 24 тыс. тонн. Мы просчитали все таким образом, чтобы можно было хранить разные культуры и сортовые их соотношения.

Современные предприятия-заказчики более четко выстраивают свою логистику, приобретая единичные емкости от 3 до 10 тыс. тонн. Тогда же у нас все выглядело по-другому. Американская компания сорвала нам поставку зернохранилища и мы за счет своих сил и отечественного оборудования пережили урожайный 2008 год. На следующий год мы приехали в Америку, сначала долго ругались, а потом, как это часто бывает, подружились и на сегодня представляем одну из ведущих американских компаний на территории Украины.

Кроме поставок элеваторного оборудования, заказчики хотят получить комплексный подход к продукту

Сергей Макаревич, руководитель проектного отдела ПМТО «Агро-Союз»

Latifundist.com: Как же получилось так, что от проектов для собственных нужд «Агро-Союз» перешел к строительству зернохранилищ под заказ?

Сергей Макаревич: Мы имеем 20-летний опыт поставок элеваторного оборудования плюс большой опыт выполнения работ непосредственно для нужд «Агро-Союза». Основываясь на этом, мы постепенно пришли к пониманию необходимости подобных услуг и для других компаний. Рынок сам фактически натолкнул нас на то, что данный вид услуг необходим, ведь кроме поставок оборудования, заказчики хотят получить комплексный подход к продукту. Постепенно мы организовали проектный отдел — на сегодняшний день в нем работает 16 человек.

Latifundist.com: Как, на Ваш взгляд, изменилась отрасль за прошедшее 20 лет — что стало лучше, а что — хуже?

Сергей Макаревич: Во-первых, производство и реализация зерновых стала промышленным видом бизнеса, чего ранее не было. Во-вторых, появилось большое количество предприятий, которые владеют земельным фондом от 50 и более тысяч гектар, что принципиально повлияло на весь рынок. В-третьих, расширилась география поставок элеваторного оборудования.

Поменялся и сам европейский рынок оборудования. Например, если ранее многие предприятия производили специализированные емкости под комбикорма (Petkus), то теперь эти компании предоставляют широкий спектр оборудования и для хранения зерна, стараясь быть в одном конкурентном поле с американскими производителями. Более того, ужесточились требования по физическим нагрузкам (как снеговым, так и ветровым) — сами конструкции стали более надежными.

На первый план также вышли требования по экологическим параметрам — ведь оборудование, которое поставляют в нашу страну, должно быть оснащено системами очистки от пыли и т.д. Кроме того, за прошедший период рынок успел наработать специалистов. Ранее хранение было напольным и особой компетенции в этом не требовалось.

Да, и люди стали больше разбираться в теме — сельхозпроизводитель может вполне компетентно диктовать, чего он хочет.

Latifundist.com: Это все повлекло возникновение специализированных проектных организаций, не так ли?

Сергей Макаревич: Да, это логичный процесс. Выход отрасли на промышленную основу привлек специалистов. Так появилось минимум десять серьезных проектных организаций, которые проектируют, строят и эксплуатируют зернохранилища.

Latifundist.com: Со стороны каких клиентов Вы видите наибольший спрос на услуги?

Сергей Макаревич: Принятие решения по реализации такого проекта как хранение зерна — это один из самых сложных моментов, поскольку именно он стоит в начале «пути». Такое решение пересекается с несколькими вводными: во-первых, происходит укрупнение компаний и маленькие предприятия, становясь частью больших холдингов, вынуждены менять стратегические цели развития, во-вторых, происходит все большее понимание производителей, для каких именно целей они строят свои зернохранилища.

Можно также выделить два вида клиентов — крупные зернотрейдеры, которые продают зерно за границу, и предприятия, имеющие длинный вектор переработки с выходом на магазины (что связано с выращиванием свинины или птицы). Последних интересуют зернохранилища в комплексе с комбикормовым или маслоперерабатывающим заводом. Если говорить в процентном соотношении от количества заказчиков, то я бы сказал, что это 70 на 30 в пользу крупных зернотрейдеров.

Основа любого успешного готового проекта — это четкое понимание и заказчиком, и исполнителем того, что они хотят в итоге увидеть

Сергей Макаревич, руководитель проектного отдела ПМТО «Агро-Союз»

Latifundist.com: Существует ли определенная мода на зернохранилища в Украине?

Сергей Макаревич: «Моду» на зернохранилища диктуют деньги сельхозпроизводителей. Смотрите сами. Наиболее распространенный тип зернохранилищ — от 50 до 80 тыс. тонн с более-менее четкой специализацией под кукурузу, подсолнечник, или другие масличные. Это напрямую связано с рынком, поскольку кукуруза не так сильно подвергается нашим законодательным изменениям, как пшеница или ячмень.

Latifundist.com: Я знаю, что Ваша компания реализует проекты «под ключ». С какими наибольшими сложностями в этом процессе Вы сталкиваетесь?

Сергей Макаревич: Основа любого успешного готового проекта — это четкое понимание и заказчиком, и исполнителем того, что они хотят в итоге увидеть. И вот донести заказчику, что исходя из задачи, объект будет выглядеть так, а не иначе, показать этапность реализации проекта — на это тратится большая часть времени. В среднем от получения заказа до его готовности проходит год. От трех до пяти месяцев, в зависимости от сложности, происходит проектирование и порядка 6-7 месяцев — само строительство.

Latifundist.com: Какой, из реализованных проектов, запомнился Вам больше всего?

Сергей Макаревич: Конечно, мне запомнился наш первый проект для корпорации «Агро-Союз» — тогда мы мало знали, а учиться было не у кого. Мы изучали паспорта и инструкции на оборудование, переводили их и так получали навыки. Параллельно с нами, «Киев-Атлантик Украина» также строила свои мощности, и мы ездили к ним перенимать опыт. Далее начали искать бригаду с опытом подобной работы. Первый наш самостоятельный обїект находился всего в десяти километрах от «Агро-Союза», а потому я каждое утро наблюдал, как он вырастает с земли и «набирает форму».

Latifundist.com: Вспомните наиболее масштабный проект, который реализован благодаря усилиям ПМТО «Агро-Союз»?

Сергей Макаревич: Это один из последних наших проектов — зернохранилище объемом 70 тыс. тонн на площадке, которая имеет старые сооружения. В этом и была наибольшая сложность. Если говорить о масштабности проектов как таковых, то ограничений тут нет — главное, это готовность инвестора переносить все из проекта в реальность.

Latifundist.com: Почему, по Вашему мнению, сложнее переоборудовать, чем стоить «с нуля»?

Сергей Макаревич: Любая переделка сама по себе — сложный процесс. Тут очень важно клиенту объяснить, доказать и вместе с ним придти к единому мнению — нужны ли ему старые сооружения или нет. Часто краеугольным камнем в решении оставить давние постройки является финансовый аспект. За рубежом под строительство новых элеваторов можно в сжатые строки найти кредитование и также быстро получить отдачу. У нас же кредитная кабала замучает даже самых стойких. Старые здания уже амортизированы, потому хозяин пытается любыми путями сохранить стены и транспортные системы, модернизировать их и хотя бы 5-6 лет попытаться эксплуатировать данные здания, чтобы иметь эффективность вложений.

Latifundist.com: Насколько правильный подобный путь?

Сергей Макаревич: Современные аграрии хорошо разбираются и в экономике, и в бизнесе. Если они выбирают такой путь, значит это диктует существующая ситуация в стране. Они прекрасно понимают, что построить в чистом поле «с нуля» — это эффективно, но система погашения кредитов и проценты, такой возможности, к сожалению, не дают. Потому одна из проблем в принятии решения о строительстве зернохранилища — это точная выверка того, что можно оставить, и что за какие деньги можно соорудить.

Latifundist.com: Отвечает ли украинская перерабатывающая отрасль общемировым тенденциям?

Сергей Макаревич: Каждая страна фокусируется на рынке и на тех возможностях производства, экспорта и импорта, которые в ней существуют. Глобально нужно говорить о том, что Украина, как сельхозпроизводитель, это ведущая страна в Европе, которая могла бы поставлять на рынок в 2-3 раза больше зерновой продукции, чем то, что мы имеем сейчас. Потому тут у нас самые радужные перспективы, осталось лишь помочь с законодательством, дать ему нужное направление. И тогда поставлять в 2-3 раза больше качественного зерна — не вопрос.

Мы на подсознательном уровне боимся сертификации и контроля, в то время как в Европе — это норма жизни

Сергей Макаревич, руководитель проектного отдела ПМТО «Агро-Союз»

Latifundist.com: Сейчас звучат инициативы по поводу отмены обязательной сертификации элеваторов. Как Вы относитесь к подобным действиям?

Сергей Макаревич: Это неправильно. Наличие жестких законов, которые регулируют защиту прав потребителей, ГОСТы, а также гарантии безопасности продукции — все это было в Советском Союзе. В современной Украине данным процессам практически не уделяют внимания, а ведь это залог того, что мы на внешние рынки тоже будем давать качественную продукцию. Любая отмена законодательного акта, который говорит о безопасности, лучше продукт уж точно не сделает. Мы на подсознательном уровне боимся сертификации и контроля, в то время как в Европе — это норма жизни. Даже более того, я считаю, что сертификаты качества нужно сделать более жесткими, чем это есть сейчас.

Latifundist.com: Очень часто от специалистов можно услышать об ошибках при проектировании объектов. Как можно этого избежать?

Сергей Макаревич: Как пишет «Википедия», ошибка — это несоответствие образа существующему на самом деле предмету. Если мы, начиная от первого предложения и далее работая с заказчиком четко можем пройти с ним по всем основным, вспомогательным, дополнительным и другим элементам данного сооружения, и он будет понимать, что в конечном итоге дополнительные элементы гарантируют объекту повышенную безопасность, а значит и доход — тогда мы образ сможем совместить с реальным продуктом.

Конечно, это хорошо, что количество и предложений, и продавцов на рынке растет, и каждый пытается рассказать, что его продукт лучше. При этом явно или неявно продавцы забывают о заказчике, могут продать ему оборудование, которое по своим характеристикам не является для него лучшим. Понятно, что покупатель пытается снизить стоимость, при этом первым попадает под удар качество. Те же самые сушилки могут работать эффективно, но при этом выделять много пыли и шуметь, ведь система, которая сможет справиться с этим, сделает сушку в 1,5 раза дороже. Не вдаваясь в тонкости систем, коммерсанты предлагают оборудование. Да оно будет выполнять определенный набор функций, но по факту это совсем не то, что нужно заказчику и он, максимум через год-два, будет пытаться его модернизировать, поскольку не сможет нормально его эксплуатировать.

Latifundist.com: Что Вы посоветуете заказчикам, чтобы избежать подобных ошибок и не платить дважды?

Сергей Макаревич: Мне импонирует европейский подход. Там, перед запуском предприятия, вы должны минимум полгода обдумать, спроектировать в уме, и даже «увидеть» как оно работает и уже потом, с этими мыслями, обратиться к проектировщику и за полгода построить. У нас же выходит с точностью до наоборот — сегодня у меня нет денег и я об этом не думаю. Завтра — появилась возможность, нужно за два-три месяца к началу сезона все сделать и запустить. Планирование и реализация такого большого проекта — это очень сложный процесс. Если мы больше времени уделим планированию и пониманию того, что будем делать, тем больше шансов увидеть то, что хочет заказчик.

Latifundist.com: На чем не стоит экономить в процессе проектирования и строительства зернохранилищ?

Сергей Макаревич: Тут скорее вопрос не в экономии, а в соотношении цены и качества того, что покупаешь. Начальный этап самый важный. Нужно подписать договор и составить подробное техническое задание для проектирования — чем обширнее и точнее заказчик вместе с исполнителем продумают техническое задание, тем ближе он будет к образу, который был намечен.

На чем не стоит экономить — это на высококлассных специалистах. Вопрос выбора исполнителей очень важен и поэтому есть смысл посмотреть и узнать, какие проекты компанией уже были построены, и даже по возможности, съездить посмотреть на них — переговорить с теми, кто эксплуатирует данные зернохранилища.

Latifundist.com: Что Вы чувствуете после того, как очередной проект завершен?

Сергей Макаревич: Я как художник — чувствую желание снова начать творить. Каждый проект индивидуален — не бывает типовых проектов и одинаковых заказчиков. Везде есть нюансы, и в этом состоит интерес. Ты стараешься совместить новые технические решения с наработанным опытом. Мне хочется сделать так, чтобы потом, через 20-30 лет, говорили, что ты создал то, что осталось в памяти людей.

Latifundist.com: Спасибо за интересную беседу.

Ирина Глотова, Национальный агропортал Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus