Кредитные урожаи агросектора Украины

Кредитные урожаи агросектора Украины
Кредитные урожаи агросектора Украины

Аграрный сектор постепенно восстанавливает реноме одной из ключевых отраслей украинской экономики. Так, по результатам «кризисного» 2009-го сельское хозяйство оказалось единственным сегментом экономической деятельности, который смог избежать падения объемов производства (+0,1%). Неплохую динамику отрасль демонстрировала и в 2010—2011 годах. В частности, благодаря хорошему прошлогоднему урожаю (сбор зерновых увеличился на 44%) потребительская инфляция в марте 2012-го снизилась до 1,9% в годовом исчислении (по итогам 2011-го — до 4,6%).

Но, несмотря на значительный потенциал, АПК не получает адекватной финансовой подпитки от банковского сектора. Особенно эта проблема болезненна для небольших частных (фермерских) хозяйств. Государственная помощь — тоже пока не для них. Аграрная реформа в нынешнем ее варианте проблему не решает, пишет издание ZN.ua.

Индикатором недокредитования агросектора может служить хотя бы тот факт, что если в прошлом году «аграрная» доля в ВВП составила около 8%, то удельный вес кредитов сельскохозяйственных предприятий в портфеле нефинансовых корпораций был меньше 6%.

По расчетам Минагропрода, только для развития инфраструктуры и обновления основных фондов отрасли нужно в ближайшие четыре-пять лет более 50 млрд. долл. Однако проблема финансирования остро стоит и в контексте решения тактических задач. По оценкам министерства, на проведение весенне-полевых работ аграриям понадобится 36 млрд. грн. Из них 27 млрд. вроде уже есть — это собственные средства хозяйств. Дефицит же ресурсов в 8,5 млрд. грн. придется перекрывать преимущественно за счет кредитов. От того, удастся ли это сделать, зависит очень многое. Нынешний урожай прогнозируется однозначно меньше прошлогоднего, что охлаждает желание банков кредитовать аграриев. А в украинских реалиях это превращается в макроэкономический вызов (как с точки зрения ВВП и инфляции, так и платежного баланса).

Ростки кредитных надежд

Согласно результатам опроса Международной финансовой корпорации (МФК), 75% агропредприятий имеют ограниченный доступ к банковским кредитам. Основными источниками финансирования хозяйственной деятельности для них остаются собственные средства (нераспределенная прибыль — для 60% респондентов, личные сбережения — для 13%). Банковские кредиты получают лишь 28% сельхозпредприятий.

Зато банкиры декларируют готовность выдавать займы АПК. «Практически все банки, которые развивают МСБ и корпоративный бизнес, готовы кредитовать аграриев, — говорит заместитель председателя правления Райффайзен Банк Аваль Виктор Горбачев. — У нас каждый пятый кредит, предоставленный бизнесу, адресуется именно предприятию АПК. К началу года наш портфель кредитов для АПК составил около 5 млрд. грн. При этом более 65% займов были выданы непосредственно агропроизводителям».

«Для нас аграрная индустрия — одна из приоритетных. Доля кредитов аграриям в портфеле банка почти равняется долям других ведущих индустриальных секторов экономики», — отмечает и директор департамента предприятий АПК, пищевой, легкой промышленности и торговли Проминвестбанка Сергей Середа.

«Около 50% кредитного портфеля юридических лиц банка — предприятия сельскохозяйственного сектора и переработки. Мы усматриваем в этом сегменте свою стратегию», — говорит и Алексей Ступак, директор департамента развития корпоративного бизнеса «Креди Агриколь Банка».

В последние годы банковский сектор действительно активизировался в финансировании АПК. В прошлом году банки прокредитовали аграрный сектор на 13,3 млрд. грн., что на 44,6% больше, чем годом ранее. Банкиры подчеркивают, что объемы финансирования могли бы быть более существенными, однако кредитный пыл финучреждений охлаждает ряд рисков. В частности, нестабильность урожаев, фактическое отсутствие эффективных инструментов их страхования; ценовые колебания (как на внутреннем, так и внешнем рынках); законодательные пробелы и неопределенность в вопросе права собственности, распоряжение сельскохозяйственными угодьями; дефицит мощностей для хранения аграрной продукции.

Но едва ли ни самое большое препятствие — отсутствие рынка земли, что не позволяет банкам брать ее в залог.

На кредитную активность банков не могут не влиять также недавние перебои с ликвидностью в системе, возникшие из-за жесткой монетарной политики НБУ, направленной на поддержку курсовой и ценовой стабильности. Как следствие, процентные ставки пошли вверх, причем инерция наблюдается и до сих пор. При этом кредиторы более охотно выдают, в том числе аграриям, короткие займы (на срок до 12 месяцев) на пополнение оборотных средств — для проведения посевной, сбора урожая и т.п.

Сложнее получить займы на реализацию инвестиционных проектов (закупку оборудования и техники, строительство элеваторов и овощехранилищ и т.п.) — на пять и больше лет. Хотя вроде все-таки возможно. В частности, в пресс-службе Ощадбанка ZN.UA сообщили, что выдают займы и на строительство заводов, которые занимаются переработкой сельскохозяйственной продукции, «следствием чего является постепенный переход украинских компаний от сырьевой переработки к производству готовой продукции».

При этом банкиры признают, что работа с АПК — довольно хлопотный труд, который могут «потянуть» далеко не все финучреждения. Часто банкам просто не хватает подготовленных специалистов, которые могли бы адекватно оценивать риски кредитования агросектора.

Размер имеет значение?

Банкиры уверяют, что для них «масштаб» потенциального заемщика особого значения не имеет.

«В процессе принятия решений для нас не является определяющим размер предприятия. Принципиальное значение имеет наличие у клиента достаточной собственной инфраструктуры и технических средств, а также качество финансов и менеджмента предприятия, понятная банку стратегия развития», — убеждает С. Середа из Проминвестбанка.

«Размер кредита может варьироваться от нескольких десятков тысяч гривень до сотен миллионов и более. В первую очередь, сумма кредита определяется исходя из потребностей и целей сельхозпроизводителя», — говорит В. Горбачев из «Райффайзен Банка Аваль».

Представители же аграрного рынка констатируют, что банковские учреждения намного более охотно взаимодействуют с крупными хозяйствами и агрохолдингами, которые имеют в управлении десятки и сотни тысяч гектаров земли. По словам аналитика консалтинговой компании «ААА» Марии Колесник, условия кредитования для этих субъектов более лояльны (в том числе — дешевле) по сравнению с хозяйствами средней руки (1—10 тыс. га земли) и малыми (до 1 тыс. га).

«Банки сами ходят за ними, чтобы дать им займы, потому что качественных заемщиков в корпоративном секторе маловато», — убеждает эксперт.

Дополнительное преимущество для многих агрохолдингов — «родство» с отдельными банками, с которыми они вместе входят в состав одних финансово-промышленных групп. Однако, на удивление, эксперты и участники рынка уверяют, что инсайдерские кредиты — не слишком распространенная практика.

«Обычно такое кредитование происходит для перекрытия разрывов в ликвидности. Зачем отбирать у себя капитал, если можно его привлечь на стороне?» — отмечает г-жа Колесник.

«Так называемые семейные связи с банками не означают наличие особых выгодных условий для компаний или других привилегий. Существуют определенные ограничения на предоставления капитала (аффилированным структурам), есть лимит на финансирование "в одни руки" (в том числе со стороны НБУ), — констатирует первый заместитель гендиректора Harveast Holding Дмитрий Скорняков.

Еще один большой плюс для некоторых агрохолдингов — размещение акций на ведущих международных биржах. Это не только повышает их привлекательность среди банков (с точки зрения прозрачности работы, защиты инвестиций и т.п.), но и дает доступ как к публичному рынку заимствований, так и к привлечению значительных кредитов от иностранных банков. Такой привлеченный ресурс обычно более дешевый, чем в Украине, и более долгосрочный.

Правда, представители агрохолдингов признают, что в активном привлечении кредитных ресурсов за рубежом есть свои риски, прежде всего валютные.

«Если компания идет на такие заимствования, то она должна каким-то образом застраховать себя от рисков колебания валютных курсов. В Украине на сегодняшний день, к сожалению, инструменты хеджирования отсутствуют. Поэтому внешнее кредитование может себе позволить только компания, у которой есть экспорт и, соответственно, валютная выручка. Такой компании можно и нужно идти на международные рынки капитала», — считает Дмитрий Скорняков.

Средним хозяйствам сложнее получить займы, чем агрогигантам, хотя и реально. «Такие компании — более мобильные, они могут купить стандартный продукт и воспользоваться им намного быстрее, чем, например, большие вертикально интегрированные агрохолдинги, в работе с которыми нужно проводить комплексный консолидированный анализ бизнеса группы», — отмечает Виктор Горбачев.

«Целевой группой заемщиков мы считаем предприятия с земельным банком 2 тыс. га и больше. Мы вводим специальные программы сотрудничества именно для средних компаний ради того, чтобы сделать условия финансирования и доступность к финансовому ресурсу близкими к тем, которые имеют большие холдинги», — рассказывает Алексей Ступак.

Для «середняков» объем кредитов может составлять десятки миллионов гривень. Средняя стоимость же гривневого ресурса колеблется в диапазоне 18—22% годовых. При этом Мария Колесник отмечает, что некоторые аграрии, не имея валютной выручки, вопреки нормативному запрету, получают и более дешевые валютные кредиты. «Для этого привлекаются специальные компании-посредники, на которые и оформляются займы», — рассказывает эксперт. В таких случаях стоимость кредитов может составить 10—12% годовых. Вместе с тем явление это не массовое — опыт 2008—2009 годов все еще свеж в памяти.

По словам руководителя ООО Агрофирма "Брусилов" Василия Демчука (Житомирская область), при принятии решения о выдаче займа банки уделяют много внимания кредитной истории потенциальных заемщиков, структуре их собственности, рисковости бизнеса.

"Кредиторы "вдохновенно" призывают концентрировать на себе финансовые потоки. Чем больше объем кредита, тем выше доля оборота, которая должна проходить через кредитора", — отмечает аграрий.

Он также подчеркивает, что банки очень скрупулезно подходят к оценке финансового состояния заемщика. Обязательной составляющей при анализе является официальная финансовая отчетность (неофициальные денежные потоки если принимаются во внимание, то крайне редко) и качественно подготовленный бизнес-план. Казалось бы, ничего чрезвычайного, ведь кредитование агропредприятий — тоже бизнес. И рискованный. Но слишком уж придирчивы банкиры к заемщикам…

Что же касается небольших фермерских хозяйств, то хоть банкиры и убеждают, что готовы кредитовать и их, на практике делают это очень неохотно — отмечают сами аграрии. При этом условия кредитования в основном не подъемны для большинства потенциальных заемщиков. Сейчас номинальная стоимость гривневых ссуд для этого сегмента агрозаемщиков колеблется в среднем в диапазоне 23—26%.

«Однако с учетом сопутствующих затрат (на страхование, услуги нотариуса и т.д.) эффективная ставка возрастает до и вовсе неподъемных 35—40%», — рассказывает фермер Николай Лящук (Киевская область).

Кредиты же — преимущественно краткосрочные.

Генеральный директор Украинского клуба аграрного бизнеса Владимир Лапа отмечает, что «затраты банков на оценку заемщика не отвечают тому доходу, который кредитор от него может получить». Эксперт считает, что для наращивания кредитования мелких хозяйств должны быть специальные программы — «развитие кредитных союзов или государственного гарантирования».

Кроме дороговизны займов, серьезная проблема для фермеров — это залог. Банки обычно требуют, чтобы его стоимость как минимум вдвое превышала размер займа. «Именно такие высокие требования закрывают кредитные двери перед 90% малых хозяйств», — говорит Николай Лящук. При этом перечень приемлемых предметов для залога весьма узок. Это в основном сельскохозяйственная техника (причем — новая, или довольно новая, прослужившая до трех лет), или более или менее ликвидные объекты недвижимости (желательно — жилой или коммерческой в городах). Значительно реже принимается обеспечение в виде имущественных прав на будущую сельскохозяйственную продукцию (будущий урожай, приплод скота и т.п.). Перечень инструментов расширяется в зависимости от размеров заемщиков. Для агрохолдингов это могут быть также корпоративные права, для средних хозяйств, скажем, контракты с компаниями национального и международного масштаба на поставку продукции, товары в обращении, складские свидетельства и т.д.

Банкиры отмечают, что в основном аграрии — довольно добросовестные заемщики на фоне представителей других секторов экономики. «Основными причинами ухудшения качества обслуживания могут быть факторы, вызванные природными рисками или непрогнозируемыми изменениями рыночной среды. Под их влиянием мы осуществили несколько реструктуризаций», — делится Алексей Ступак.

«В нашем банке процент проблемных кредитов, выданных агропредприятиям, исчисляется однозначным числом, которое существенно ниже, чем в среднем по всем видам бизнеса. Однако мы работаем с данным сегментом уже очень давно, хорошо его знаем. Поэтому, думаю, что в среднем по банковской системе этот процент выше, но вряд ли превышает 12—15%, считающихся сегодня допустимым показателем», — отмечает Виктор Горбачев.

По его словам, на финансирование в основном могут рассчитывать уже проверенные клиенты, которые оставались с банками в открытом диалоге даже в непростые для всех времена, и чей бизнес, а также его риски хорошо известны банкам и правильно оценены.

Господдержка и земельная реформа: для избранных?

По меньшей мере, на словах государство (в лице чиновничества) готово поддерживать аграриев в привлечении кредитных ресурсов. Для этого из бюджета выделяются средства на компенсацию части процентных выплат. В частности, в 2012-м на соответствующие цели в правительстве планируют направить 500 млн. грн.

«Это довольно большая сумма, значительно больше, чем в 2011 году», — хвастался агроминистр Николай Присяжнюк.

Действительно ли намерения будут реализованы, покажет время. Практика же прошлых годов свидетельствует, что заявленные объемы госсредств далеко не всегда выделяются, ведь это — не защищенная статья бюджета.

В целом банкиры такой механизм поддержки отрасли считают эффективным.

«Чтобы получить компенсацию, необходимо иметь действующий кредит на условиях и согласно конкретным целям, указанным в законодательстве, а также предоставить определенный перечень документов в комиссию, определяющую на конкурсных началах перечень предприятий, которые получат господдержку», — рассказывает В. Горбачев.

«Вот тут собака и зарыта, — добавляет владелец среднего хозяйства на юге страны, пожелавший не называть свое имя. — Господдержка предоставляется или «своим», или же тем, кто готов давать «откаты». Без последних обойтись практически нереально. В прошлом году вообще дошло до абсурда — требовали сначала «позолотить руку», а уже потом выдавать компенсации».

Кроме того, представители малого и среднего аграрного бизнеса убеждены в том, что большинство госкомпенсаций достаются именно агрохолдингам.

«То есть тем, у кого меньше всего моральных прав на них претендовать», — добавляет наш собеседник.

«Мы ориентируемся только на свои возможности, и на дотации со стороны государства не рассчитываем», — парирует представитель Harveast Holding Д. Скорняков.

Еще одним каналом финансовой поддержки для аграриев в текущем году могут стать залоговые закупки зерна Аграрным фондом (АФ). Максимальный объем займа составит 80% от минимальной закупочной цены на зерновую культуру.

«Мы попробуем купить таким образом 900 тыс. тонн зерна, — рассказывал еще недавно заместитель, а ныне уже генеральный директор АФ Игорь Якубович. — Сельхозпроизводитель может продать уже собранный урожай в Государственный интервенционный фонд и получить средства, которые ему необходимо вернуть до 1 декабря».

Свыше 2 млрд. грн. АФ планирует потратить и на закупку по форвардным контрактам 1,3 млн. тонн продовольственного зерна. Аграрии отмечают, что механизмы эти — сами по себе довольно неплохие. Но вопрос, опять же, в «стоимости» доступа к ним и приемлемости расчетной цены.

Относительно перспектив земельной реформы в нынешнем ее варианте и развитии аграрного кредитования, участники рынка в большей части пока настроены скептически. Так, в недавнем обращении Американской торговой палаты, Европейской бизнес-ассоциации, Независимой ассоциации банков Украины (НАБУ), аграрных объединений (Украинская аграрная конфедерация, «Укрцукор», «Укролияпром», «Союз молочных предприятий» и т.д.) к руководству страны отмечалось, что ограничение землепользования арендаторами в размере не более 10% площадей сельхозугодий в одном районе и не более 100 тыс. га на территории Украины, а также запрет на приобретение сельхозземель юрлицами «неприемлемы и ничем не обоснованны». Как известно, соответствующие нормы предусмотрены в законопроекте «О рынке земель», принятом парламентом в декабре 2011 года в первом чтении.

«Товаропроизводители, финансово-банковское сообщество обеспокоены, что этим законопроектом ни для одного из других банков, кроме так называемого государственного земельного банка, не предусмотрено право на осуществление деятельности на рынке земель сельскохозяйственного назначения (ст. 1, ст. 3), а также право залогодержателя (ст. 57) таких земель. Этому банку предоставлено право осуществления несвойственных для банка как финансового учреждения операций по продаже земли и передаче ее в аренду, что запрещается законом Украины "О банках и банковской деятельности“ для остальных банков", — отмечалось в обращении.

«Если земельный банк получит монопольное право на реализацию земель при кредитовании другими банками физических лиц под залог земли (а такие предложения звучали), объемы кредитования, наоборот, уменьшатся, — прогнозирует В.Лапа из Украинского клуба аграрного бизнеса. — Если мы хотим, чтобы компании получали кредиты под залог земли, они должны иметь эту землю в собственности. У нас нет оптимизма в отношении использования такого инструмента, как залог долгосрочной аренды», — отмечает г-н Лапа.

В то же время, М. Колесник отмечает, что, в частности, иностранные банки все же готовы брать в залог и долгосрочные договора аренды (хотя бы на 5—10 лет).

«Однако здесь нужно существенно совершенствовать законодательство. В условиях, когда фактически в любой момент владелец может прийти и расторгнуть договор аренды, никто работать не будет», — резюмирует эксперт.

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus