Орошение на юге: миссия выполнима

Орошение на юге: миссия выполнима

Всего в 30 километрах от Херсона расположена крупнейшая европейская пустыня — Олешковские пески. Ее появлением местные жители «обязаны» барону Фальц-Фейну, который в 19 веке начал массово завозить в эти места овец. Уничтожив всю растительность, вместе с пожарами и массовой вырубкой лесов, они превратили зеленые луга в пески. Буквально в часе езды от Херсона берет начало другой крупнейший в Европе объект — Каховский магистральный оросительный канал. Оба они неразрывно связаны.

«Без воды сотни тысяч гектар могут превратиться в пустыню. Вот поэтому орошение для наших фермеров – не прихоть, а безысходность», — рассказывает начальник Херсонского областного управления водных ресурсов Егор Коваленко.

Наша машина уверенно рассекает столбы пыли херсонских дорог. За нами движется микроавтобус с делегацией Мирового банка, уже третий день она инспектирует оросительные системы Украины. Ближайшие два дня нам предстояло провести на Херсонщине.

Первая остановка в нашем маршруте – главная насосная станция Каховской мелиоративной системы. Сегодня она поливает свыше 200 тыс. га земель, обслуживая свыше 700 водопользователей. Канал многоцелевой, используется не только для ирригации, но и для подачи технической воды и питьевого водоснабжения.

Орошение на юге: миссия выполнима
Орошение на юге: миссия выполнима
Орошение на юге: миссия выполнима

«Ежесекундно насосная станция может подавать 30-32 куб. м воды. Это дает возможность работать десяткам насосных станций, которые обеспечивают работу в круглосуточном режиме 350-400 широкозахватных дождевальных машин типа «Фрегат», — рассказывает начальник управления главного Каховского магистрального канала Артур Мусиенко.

Водозабор из Каховского водохранилища в этом поливном сезоне увеличили почти на 80 млн куб. м воды. В целом, согласно плановым заказам фермеров, на поля Херсонской и Запорожской областей собираются подать свыше 900 млн куб. м воды. Этого объема достаточно, чтобы полить около 230 тыс. га площадей.

Насосная вполне в рабочем состоянии, — рассуждают эксперты Мирового банка Сэм Джонсон и Онно Шаап. Государственная часть сохранена практически полностью, она может подавать воду на все территории, — подтверждает их слова Егор Коваленко. Проблемы кроются во внутрихозяйственных сетях. Часть из них нуждается в ремонте, от большинства же и след простыл – их давно вырыли и продали. Или вовсе сдали на металлолом.

Онно Шаап (слева) и Егор Коваленко

«Как могли бесследно пропасть километры трубопроводов? Наверное, местные жители знают, кто это сделал…», — недоумевает Сэм Джонсон

Члены украинской делегации не скрывают: «Часто жители сами и выкапывали трубы, время было непростое… Промышляли организованные группировки, которые ездили по селам. Люди их часто не знали, а если и знали, то боялись».

Увидеть такую картину воочию мы смогли уже во время одной из следующих остановок – на насосной станции №12 Зонального канала Скадовской УВГ. Перестала поливать она еще в 2002 году. Спустя пять лет собственник внутрихозяйственных сетей разорился, проиграв суд кредиторам. Те, недолго думая, выкопали трубы и продали.

«Трубопроводов нет вообще. Может, сдали на металл, хотя скорее продали как рабочие – трубы были в хорошем состоянии. Мы в насосной все оборудование сохранили, документы на месте, — рассказывает начальник Скадовского районного управления водных ресурсов Александр Пащенко. — Если будут трубы, за месяц-два можно все запустить: отправить двигатели на пропитку, пересмотреть насосы, которые сейчас законсервированные, сделать наладку в шкафах».

В свое время насосная орошала почти полторы тысячи гектар. Без воды местным фермерам приходиться нелегко, некоторые в поисках влаги пробили скважины. Однако этого хватает лишь на небольшие площади земли. «Корень проблемы кроется в недальновидном распаевании земель. Вместо одного собственника – колхоза, орошаемая земля оказалась в руках тысяч владельцев. В одночасье все стали фермерами. При этом многие владельцы и вовсе не собирались заниматься сельским хозяйством», — продолжает Егор Коваленко.

Егор Коваленко

«В процессе распаевания земли единые технологические массивы, которые использовались одним собственником, были поделены на 1000-1200 человек. Они не смогли сохранить дождевальные машины, договориться об одном севообороте и т.д. В результате земля поливается только там, где она взята в аренду и консолидирована до удобоваримых массивов. Но когда под одной дождевальной машиной десять собственников – договориться об ее эксплуатации или же о севе одной культуры — не получается», — убежден специалист.

Классическим примером таких компаний становятся предприятия-правопреемники колхозов. Правда, и из этого правила есть исключения —например, компания «Фридом Фарм», ей удалось объединить большие массивы земли в своих руках без советского наследия. Отправляемся в один из ее филиалов в Горностаевском районе.

«Фридом Фарм» объединяет 12 предприятий на 51 тыс. га земли, из них орошается 26 тыс. га. Для этого компания использует 22 дождевальные машины «Фрегат».

Сегодня средний срок аренды не превышает пяти лет, хотя компания и пытается договариваться с пайщиками на более длительные сроки, рассказывает вице-президент компании Михаил Медолиз.

Михаил Медолиз

«Но если вкладывать в землю, настраивать орошение, модернизировать то, что есть, потребуется больше затрат. Пока для компании так вкладывать – большой риск», — говорит он.

Короткие сроки аренды земли не стимулируют инвесторов заходить в орошение, — убежден народный депутат, член бюджетного комитета Андрей Гордеев. Вместе с соратником Сергеем Хланем они инициировали законопроект, которые закрепляет минимальный срок аренды орошаемых земель на уровне десяти лет.

«Арендаторы орошаемых участков требуют значительных средств, которые невозможно получить без вложения инвестиций. Те, в свою очередь, невозможно привлечь без надежных механизмов защиты долгосрочного характера. Одним таких может стать установленный на уровне законов Украины минимальный срок аренды земельных участков сельскохозяйственного назначения», — убежден депутат.

Одним из выходов из существующего положения может стать объединение арендаторов в ассоциации водопользователей. В идеале они должны содержать внутрихозяйственные сети, договариваться о севообороте. Некоторые из них уже сегодня существуют на уровне неформальных объединений.

Одно из таких мы посетили в Ивановском районе. Директор хозяйства «Триада» Олег Санин рассказывает, что их ассоциация объединяет несколько фермеров. К сожалению, на их землях практически разрушены трубопроводы. «Если будет финансирование — мы проложим новую систему», — говорит он.

Сэм Джонсон тем временем рассказывает, что во многих постсоветских странах плачевное последствие обусловлено с тем, что владельцы этих внутрихозяйственных сетей – сельские и поселковые советы, не имели средств для их поддержания. Для этого и создавались ассоциации водопользователей. Например, в Киргизстане такие ассоциации были созданы на базе колхозов, от которых ответственность за эксплуатацию и обслуживания перешла к ним. После образования ассоциаций сети были переданы им на баланс. Из 500 ассоциаций – почти 100% имели такие сети. В Румынии на баланс подобных ассоциаций были переданы не только внутрихозяйственные сети, но и станции подкачки.

«Везде, где проходила реформа, возрастает роль водопользователей, без их юридического оформления мы не получим поддержку инвесторов. Нам нужно создать благоприятную среду для их вхождения», — добавила член делегации Мирового банка, д.с.-г.н., заведующая лабораторией использования орошаемых земель Института водных проблем и мелиорации Ольга Жовтоног.

Второй день нашей экспедиции подходит к завершению, херсонский «редут» преодолен. На очереди – Николаевская и Одесская области.

Мнение эксперта

Сэм Джонсон, эксперт по вопросам передачи управления систем орошения Мирового банка:

Украинское правительство обратилось в Мировой банк с просьбой помочь реанимировать систему орошения. Это очень большая и мощная система, по крайней была такой. За два дня мы увидели, что наиболее проблемная часть в оросительных системах — внутрихозяйственная. Она нуждается в ремонте, где-то даже в полной замене или установке. Однако самым удивительным для делегации было то, что в ряде регионов и районов мы столкнулись с проблемой отсутствия или, откровенно говоря, разграбления системы орошения, ее инфраструктуры. Она была просто выкопана. После этого становится понятно, почему только 25% земель орошаются. Также проблемным вопросом внутрихозяйственных сетей стало отсутствие собственников или передача сетей на баланс сельским и поселковым советам, которые не смогли ими эффективно управлять.

Естественно, что такая модернизация потребует больших финансовых вливаний. Мировой банк не приходит с мешком денег, которые он вручит для проведения необходимых работ. Существует два сценария предоставления кредитных средств. Один из них подразумевает более жесткую схему, при которой кредит подобен ссуде коммерческого банка. Согласно мягкому варианту, кредит может предоставляться, например, на 50 лет при ставке менее 1%.

Перед тем, как доноры включатся в финансирование, они должны хорошо понять не только проблемы технической части, но и ряд вопросов юридического характера, социальные проблемы регионов. В этом и заключается миссия делегации, которая объезжает все регионы, общается с представителями власти и фермерами. Эта делегация — первая ласточка, Вы увидите еще не одну такую, даже успеете устать от них (улыбается – ред.).

Андрей Гордеев, народный депутат, член бюджетного комитета:

Ситуация с орошением на юге плачевная, ее достаточно проиллюстрировать на примере Белозерского района Херсонской области. В районе из 36 тыс. га сегодня орошается только 4 тыс. га. От Ингулецкой мелиоративной системы, которой орошается район, живого места не осталось, почти все внутрихозяйственные системы разрушены, процент потерь в системе достигает 50%. Последствия не заставили себя ждать, без воды традиционные для Херсонщины овощи в районе — скорее исключение, чем правило.

Общая проблема должна объединить фермеров, для этого нужно создавать ассоциации водопользователей. Здесь уже в работу должны включиться депутаты, на очереди — подготовка законопроекта об объединении водопользователей. Мы его уже разрабатываем. Эти ассоциации должны получить в аренду внутрихозяйственные сети. Когда же уровень правосознания достаточно вырастет, они перейдут к ассоциациям в собственность.

Для восстановления орошения, по расчетам, нужно свыше $2 тыс. кредитных ресурсов на 1 га земли. В сумме это около миллиарда долларов. Однако нам нужно думать над тем, как создать нормальную модель работы мелиоративной системы. Условно говоря, восстановили канал, но не смогли подвести электроэнергию. Для этого нам нужно провести инвентаризацию. На Херсонщине она уже проведена, ждем таких же действия от других регионов.

Константин Ткаченко, Национальный агропортал Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus