Агрохолдинг под орошением: 100 систем решают погоду

Владимир Гусев
Владимир Гусев, директор по производству «Юкрейниан Фарминг Компани»
Источник фото: Latifundist.com

Соя, горох, нут, сахарная свекла — далеко не южные культуры. Ведь засушливый климат Юга Украины, мягко говоря, не самый подходящий для выращивания этих капризных растений. Но все эти стереотипы разрушила «Агро-торговая фирма «Агро-Дело», дочерняя структура международного холдинга ED&F Man. Имея в арсенале 100 оросительных систем, компания не просто выращивает бобовые, зерновые и сахарную свеклу, а получает завидный урожай при аномально высокой температуре.

Мы пообщались с директором британской «дочки» в Украине Владимиром Гусевым о необходимости экспериментирования в АПК, посчитали экономику орошения и расспросили о планах «АТФ Агро-Дело» на 2018 год.

Latifundist.com: Владимир Алексеевич, расскажите немного о компании. Сколько сейчас земли обрабатываете и что выращиваете?

Владимир Гусев: Сейчас «Агро-торговая фирма «Агро-Дело» обрабатывает 13,4 тыс. га в Херсонской и Николаевской областях. Несмотря на то, что земли находятся на юге страны, где мало осадков и высокие температуры воздуха, мы выращиваем пшеницу и ячмень, сою, кукурузу, сахарную свеклу и подсолнечник. Также на небольших экспериментальных полях мы пробовали выращивать нут, сорго, горох и гречиху. Все это мы можем себе позволить благодаря тому, что из 13,4 тыс. га у нас 9 тыс. га находятся под орошением. С оросительными системами мы имеем четкое представление о том, какие культуры можем выращивать и получать прибыль. А это довольно проблематично для нашего региона, который считается зоной рискованного земледелия. Только подсолнечник выдерживает такую жару, но в этом году даже он выгорел. Поэтому на землях без орошения в 2017 г. мы с трудом вышли в ноль.Оросительная система в поле сахарной свеклы

Latifundist.com: С какими показателями удалось завершить прошлый год?

Владимир Гусев: Сахарную свеклу мы собрали с урожайностью 60 т/га, средняя урожайность кукурузы составила 10 т/га, пшеница на суходоле дала по 3,7 т/га, пшеница на орошении — по 5,5 т/га. Это очень незначительный результат. Казалось бы, есть орошение и показатели урожайности должны быть очень хорошими. Тем не менее температура воздуха +50 0С дает о себе знать. В этом году температура на поверхности грунта доходила до +70 °С, поэтому, к сожалению, даже на орошении урожай подгорает. Что касается ячменя, то на поливе эта культура дала по 5 т/га, на суходоле — по 3,6 т/га. Лен собрали по 1,2 т/га. К слову, это очень интересная культура, которая практически не требует затрат. Посеяли и забыли. Цена на него тоже очень привлекательная, поэтому мы продолжим заниматься льном.

Latifundist.com: В структуру компании также входит Засельський сахарный завод. Вам удается полностью обеспечить его сырьем, или Вы также работаете с фермерами?

Владимир Палиенко: Сахарный завод — это отдельная страна
Читать по теме

Владимир Гусев: У нас современный завод, и для его обеспечения необходимо 600 тыс. т сахарной свеклы. Мы можем обеспечить только 250 тыс. т. Остальное надо докупать. 300 тыс. т докупить не удается, но около 100 тыс. т компания покупает. Поэтому завод работает на половину своей мощности. В этом году мы везли сахсвеклу вагонами из Львовской области. Если же возить автотранспортом, то максимальное расстояние от завода — 150 км.

Уборка сахарной свеклы в поле «Юкрейниан Шугар Компани»

Latifundist.com: Когда Вы его строили, было понимание, что завод будет недогружен?

Владимир Гусев: Понимание было. Но у компании есть стратегия. До 2020 года мы планируем увеличить земельный банк до 30 тыс. га, из которых 20 тыс. га должны быть на Юге (Николаев, Херсон) и 10 тыс. га в Центральной части страны (Черкасская и Винницкая области, Белая Церковь — крайняя граница).

Latifundist.com: Вы сейчас активно занимаетесь увеличением земельного банка?

Владимир Гусев: Серьезное расширение земельного банка компании началось еще в 2012 году. Землю брали постепенно. Хотелось бы, чтобы увеличение земельного банка проводилось немного быстрее, но мы также хотим выращивать сахарную свеклу с соблюдением севооборота. Поэтому мы и не загружаем завод полностью, а сеем сахарную свеклу раз в 4 года. Кроме того, сейчас есть много фермеров, которые сами ведут хозяйство, зарабатывают деньги и не спешат прощаться с землей.  Правда, наших соседей немного пугает мораторий на продажу земли. Некоторые из них думают все продать и уехать. Но все это на уровне разговоров, пока что никто ничего не продает.

Latifundist.com: Ваши британские инвесторы переживают по этому поводу? Ведь у них рынок земли действует уже давно.

Климатический удар: спасение — в орошении
Читать по теме

Владимир Гусев: Наверное, на пальцах рук можно перечислить те страны, у которых земля все еще открыто не продается. К сожалению, Украина в этом списке. У наших инвесторов есть опасения по этому поводу. Мы понимаем, что, как только откроется рынок земли, будет хаос. Сразу из-за границы приедет много инвесторов с деньгами. Компаниям, которые просто хозяйничают на землях и не имеют орошения, будет проще. Часть земли купят они, еще часть — кто-то другой, потом сядут и договорятся. Мы же вкладываем в орошение $3 тыс./га. Саму оросительную машину можно разобрать и перенести, но коммуникации и трубы никуда не денешь. Поэтому нам будет сложнее, если кто-то «вклинится» в наши земли. Но без орошения мы не сможем работать эффективно.

Latifundist.com: Сейчас у вашей компании имеется 100 оросительных установок, что делает Вас самым крупным клиентом Valley в Украине. Расскажите, с чего начиналось орошение в компании и как дошли до таких масштабов?

Владимир Гусев: В нашей компании полив осуществляется с 2012 года. В земельном банке компании добавились земли, на которых уже были оросительные системы. На тот момент это были российские «Кубани», украинские «Фрегаты», американские дождевальные машины Sigma и Valley. Сейчас мы работаем только с Valley через проверенного дистрибьютора — «Агростроительный альянс «АСТРА». Перед каждой покупкой машины мы, как любая другая компания, проводим тендер. Парадокс, но системы компании Valley по ценам выходят дешевле, чем украинские «Фрегаты».

Дождевальная установка Valley®

В принципе, мы разобрались, почему так. Дело в том, что у компании «Фрегат» сейчас нет ничего своего, у них только импортные комплектующие машин. Поэтому получается такая цена. Но главное преимущество Valley — это качественный и быстрый сервис. Как вы понимаете, на Юге Украины выращивать сахарную свеклу — большой риск. Если что-то случится с оросительной системой и ее будут долго ремонтировать, то сахсвекла просто сгорит. Поэтому 3 года назад мы решили работать с Valley, и это сотрудничество успешно продолжается.

Они всегда заботятся о клиентах. Периодически мы просим их предложить нам какие-то эксклюзивные финансовые условия. На некоторые уступки они идут, на некоторые не идут, но уже 3 года у нас очень продуктивное сотрудничество. За это время компания Valley нас ни разу не подвела по срокам поставки, а «Агростроительный альянс «АСТРА» — по сервису дождевальных машин.

Latifundist.com: Возникали ли у Вас проблемы с оросительными системами и как быстро реагировала сервисная служба?

Владимир Гусев: Частично проблемы были, но все они возникали по вине наших операторов. И даже в этих случаях компания Valley оперативно все решала. Максимальный простой системы, который у нас был, — 24 часа. Когда машина доходит до границы поля, оператор должен ее остановить, чтобы она не поехала дальше. Но случилось так, что наш оператор не отключил систему. Она выехала за границы поля, прогнулась и немного сломалась. Тогда сервисные специалисты «АСА «АСТРА» оперативно выехали, все починили.

Дождевальная установка Valley®
Дождевальная установка Valley®
Дождевальная установка

Единственная проблема, с которой нам постоянно приходится сталкиваться (и не только нам, а всем предприятиям на Юге), — это поля, где воды не хватает даже с оросительной системой. Когда на улице июль, температура +50 0С, то к полям, расположенным в конце канала, вода просто не доходит. По дороге ее используют на поля, что поближе. К тому же сейчас в южном регионе не только наша компания устанавливает оросительные системы. Этим интенсивно занимаются и местные фермеры. Думаю, лет через 5-6 нам необходимо будет всем собираться в начале года за одним столом и решать, какие именно культуры выращивать под орошением. Поскольку есть культуры, которые требуют больше воды.

Latifundist.com: Опишите экономику орошения в целом. Сколько необходимо вложить в 1 га?

Эффективность, помноженная на качество: опыт орошения Биотех ЛТД
Читать по теме

Владимир Гусев: Наш опыт показывает, что для эффективной работы оросительных систем на полях минимум надо вложить $2,3 тыс./га, максимум — $3 тыс./га. Все зависит от того, как далеко расположено поле от канала, как далеко нужно проводить трубы и коммуникации. Есть поля, которые расположены практически возле оросительных каналов. Конечно, там затраты будут минимальны. Но есть поля, куда надо тянуть трубы на расстояние в несколько километров. Но за рубеж $3 тыс./га мы пока не вышли. Хотя, обещают, что с начала 2018 года будут расти цены на трубы. Как будет дальше, неизвестно.

Latifundist.com: Вы не планируете установить орошение и на оставшихся 4 тыс. га?

Владимир Гусев: Мы бы уже давно это сделали, если бы имели возможность. Дело в том, что эти 4 тыс. га находятся очень далеко от каналов. Поэтому, мы стараемся максимально эффективно использовать те площади, на которых уже есть оросительные сети. Сегодня мы одни из первых в Украине начали устанавливать круговые дождевальные машины Valley с приставкой для полива углов под названием Corner. Во время работы данная система выезжает и поливает углы, тем самым увеличивает площадь орошения при использовании круговых дождевальных машин.

Latifundist.com: Что осталось от советских оросительных систем? Насколько известно, рядом с Вашими полями расположен пгт. Белозерка, где есть Ингулецкая система.

Владимир Гусев: Да, именно из Ингулецкой оросительной системы мы берем воду. Со времен СССР осталось только небольшое количество поливных машин «Кубань». Также частично сохранились каналы, по которым течет вода.

Ингулецкая оросительная система

Latifundist.com: Трубы были выкопаны?

Владимир Гусев: Да. Это сейчас устанавливают пластиковые трубы, а раньше были металлические. Конечно, за 30 лет от металлических труб ничего уже не осталось. Сейчас производители говорят, что пластиковые трубы прослужат 100 лет.  

Latifundist.com: Говорят, с оросительными системами на Херсонщине и Николаевщине можно собирать по 2 урожая в сезон. Это правда или только популизм чиновников?

Владимир Гусев: Вообще, мы очень много экспериментируем, тестируем разные культуры. В 2016 году, например, мы попробовали после уборочной кампании сеять сою и подсолнечник. Но вы же помните, какая тогда была осень, поэтому ничего хорошего не получилось. В 2017 году мы снова попробовали сеять по второму разу подсолнечник и сою. В итоге, подсолнечник собрали по 1,5 т/га, сою — по 1,4 т/га.

По сое вроде неплохой результат, но экономика получается не очень хорошей. Наш сосед по второму разу посеял гречиху, собрал по 1,2 т/га и доволен результатом. Мы в 2017 году посеяли всего 20 га гречихи. Первый урожай оставили себе на семена, а в новом году будем уже экспериментировать. Конечно, мы стремимся выращивать по 2 урожая в год, но это очень трудно. Некоторые говорят, что это легко: взял, посеял и потом собрал. Но такая схема не работает.

В этом году мы впервые посеяли нут, который собрали по 3 т/га. Экономика получилась очень хорошей: с 1 га заработок около $1 тыс. Поэтому на 2018 г. мы запланировали под нут выделить уже 300 га. Для сравнения: в 2017 году мы сеяли только 15 га, чтобы научиться с ним работать. Ведь наши агрономы еще не выращивали эту культуру, а я видел ее только на демо-полях. Главная проблема нута — в Украине нет зарегистрированного для него гербицида. Поэтому, к сожалению, культура зарастает сорняками. Но мы вносим основной гербицид, который имеет длительное действие и позволяет нуту вырасти. А дальше уже начинают лезть сорняки.

Оросительная система в поле холдинга «Юкрейниан Шугар Компани»
Поле подсолнечника «Юкрейниан Шугар Компани»
Уборка сахарной свеклы «Юкрейниан Шугар Компани»

Latifundist.com: Какие из нишевых культур Вы еще пробовали выращивать?

Владимир Гусев: В 2017 году пробовали сорго, но эксперимент не получился из-за агрономической ошибки.

Latifundist.com: Вы управляете агрономической службой. Сколько земли приходится на одного агронома?

Владимир Гусев: Мы стараемся придерживаться нормы 2 тыс. га на одного агронома. Поэтому у нас работает 6 агрономов. Структура компании построена таким образом, что у нас есть 3 блока. И обязательное требование — руководителем блока должен быть агроном. Также есть младшие агрономы, как мы их называем.

Latifundist.com: Происходит ли в компании замещение «старой школы» на новую? Вы довольны молодыми специалистами?

Владимир Гусев: Самому старшему агроному компании 54 года, самому младшему — 24 года. Сейчас есть много упорных молодых агрономов, которые спорят со старшими, доказывают свою точку зрения. Старшие, конечно, работают «по-старинке», их очень трудно убедить попробовать что-то новое. Но все агрономы работают добросовестно и качественно.

В 2018 году мы обязательно возьмем на работу агронома-исследователя, который будет проводить эксперименты. Наука — это большое дело, необходимо все время стремиться к минимизации затрат и повышению эффективности. В 2017 году мы на каждом блоке старались проводить исследования, но в пик сезона у агрономов много работы, и на эксперименты не всегда хватает времени. Поэтому я считаю, что в компании должен быть человек, который будет заниматься исключительно исследованиями, будет все четко фиксировать, чтобы мы имели конкретные результаты и видели, что целесообразно делать, а что нет. Особенно сейчас, когда в мире цена на сахар упала на 20%, с технологией надо что-то делать, ее надо удешевлять. К этому надо подходить осторожно, и экспериментировать на больших массивах никто не будет.

Latifundist.com: Я правильно понимаю, что падение цены на сахар подтолкнуло Вас на выращивание нишевых культур?

Владимир Гусев: Нет, это была инициатива нашей команды. В любом случае мы должны придерживаться севооборота и сеять сахсвеклу раз в 4 года. К тому же, эта культура занимает всего 30% полей. Остальные 70% также надо чем-то засевать. На зерновых культурах больших денег не заработаешь, особенно на Юге. Поэтому, мы сейчас в активном поиске новых культур. Это и стало причиной наших исследований. На площади 30 га мы сеяли горох, собрали по 3,5 т/га и очень довольны результатом. Зерно оставили себе на семена и в этом году планируем сеять уже 400 га. Так и формируется наш план посева на 2018 год.

Оросительная система

Latifundist.com: Какие еще у Вас планы на 2018 год? Есть ли потенциал для расширения земельного банка?

Владимир Гусев: На 2018 год мы уже добрали 1 тыс. га. То есть 13,4 тыс. га — это уже с дополнительной землей. В связи с тем, что приоритетной культурой для нашей компании является сахарная свекла, и все наши деньги — это производство сахара, цена на который упала, мы приостановили наши амбициозные планы по увеличению земельного банка. После окончания нового сезона посмотрим, что будет происходить с ценой на сахар, какие будут показатели урожайности других культур. Тогда уже наши акционеры будут принимать решение. Я уверен, что земельный банк будет увеличиваться в любом случае. На сколько га? Это пока неизвестно.

Latifundist.com: В 2016 году «Агро-торговая фирма «Агро-Дело» подверглась рейдерскому захвату. У вас хотели отобрать урожай льна.

Владимир Гусев: Да, за 2 года у нас было 2 серьезных конфликта за землю.

Latifundist.com: Как действуете в таких случаях? Как защищаете свои земли?

Владимир Гусев: Мы уже отработали стратегию защиты. Конечно, это очень неприятная ситуация, но мы к ней готовы. И, в первую очередь, готова наша юридическая служба. Во-вторых, у нас есть компания, которая нас охраняет. И если возникнет необходимость, она готова вмешаться физически. В-третьих, мы уже сами готовы. Знаете, как в армии — «подъем-отбой», так и мы натренировались. Уже знаем, что в случае захвата необходимо выезжать в поля и своей техникой оцеплять территорию, не выпускать тех, кто приехал за нашим урожаем.

Latifundist.com: То есть Вы техникой оцепляете рейдеров и не даете им выехать?

Владимир Гусев: Да, не выедет ни машина, ни трактор. В 2017 году во время зерновой уборочной была попытка убрать наш ячмень. Я не дал убрать ни одного гектара. Это все быстро локализовали. Надеюсь, на этом и закончится, но очень сомневаюсь, ведь район неспокойный.

Лихой 2017: Аграрные скандалы года
Читать по теме

Latifundist.com: Это странно, ведь земли в Вашем регионе не самые плодородные.

Владимир Гусев: Да, земли не самые щедрые, но очень много парней, которые сидят и ждут легких денег, которые приезжают просто на поле, убирают урожай и получают за свою работу деньги. Мы — большая компания с европейскими инвестициями. Нам удалось тогда в 2016 году отбиться. Но если бы рейдеры приехали к какому-то фермеру, то 1 тыс. га льна была бы убрана, и никто ничего не доказал бы. К сожалению, в наших судах кому-то что-то доказывать — неблагодарное дело.

Latifundist.com: Благодарим за беседу и желаем, чтобы 2018-й год прошел без рейдерских захватов и неудачных экспериментов!

Екатерина Никончук, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus