Соевая РАПСодия: отмена возмещения «масличного НДС» выгодна всем

Мотузко Дмитрий
Дмитрий Мотузко, эксперт зернового рынка и практик логистического бизнеса
Источник фото: Latifundist.com

Зависимость переработчиков от аграриев гораздо больше, чем аграриев от переработчиков. Единственное, что мне очень не нравится — между нами пытаются вбить клин те компании, которые заинтересованы в экспорте сырья. Сегодня у нас уже выстроена достаточно мощная масложировая отрасль по подсолнечнику и по сое. Наш конкурент сегодня — экспорт сырья. Конкурент по скорости, а не по цене. Когда трейдеры начинают свою скупочную деятельность, они заинтересованы быстрее вывезти именно те продукты, которые могут быть со временем переработаны в Украине.

Сегодня большинство заводов, которые в состоянии перерабатывать рапс, вроде спокойно запускаются. А через 2-3 месяца рапса уже нет. Он весь уехал на экспорт.

Заводы закупают, конкурируя с трейдерами, и платят за это больше, чем трейдеры. Потому что маржа переработки рапса и сои позволяет переводить часть маржи переработки производителю сырья. Я хочу внести конкретное предложение, которое удовлетворит позиции большого количества участников рынка.

Отмена возмещения НДС при экспорте сои, рапса и подсолнечника: мнение рынка
Читать по теме

Надо было бы защитить внутреннее производство, чтобы довести производство сырья подсолнечника до 2025 года до 15-17 млн, а сои и рапса — до 12 млн. Это реально. Но для этого переработчики должны платить справедливую цену, не имея экспортной цены.

Мысль у нас одна: для того, чтобы развеять все сомнения и тревоги аграриев о несправедливом ценообразовании, мы предложим принять формулу. Выглядит она вот так: Экспортный базис логистика + НДС, (не включая НДС в цену как в случае экспорта сырья). В этом случае сельхозпроизводитель как минимум ничего не теряет по отношению к экспорту.

Переработчики готовы взять на себя эти обязательства. Если кому интересно, то я готов привлечь специалистов, которые дадут экономические расчеты и обоснования того, что переработчики в состоянии это делать. Для больших агрохолдингов, для кооперативов, для каких-либо других легальных форм объединения фермеров доступен такой механизм, как давальческая переработка. Уже сегодня, я думаю, 30% мощностей каждого завода работает под давальческую переработку. В результате аграрии получают конечный продукт, на который НДС сохранен. И тогда на экспорт они уже могут продавать масло, шрот и т.д.

Цена вопроса очень простая. Сегодня соевый шрот без ГМО стоит $550. Это на ближнем рынке — Польша и Восточная Германия. Если мы говорим про Скандинавию, то там выше цены. Сегодня маржа переработки и выращивания сои без ГМО гораздо выше, чем выращивание ГМО. Для того, чтобы заводы работали круглый год, должно быть сбалансированное предложение сырья и потребление.

Завод должен работать минимум 10 месяцев в году. И сырье не должно исчезать с рынка за 2-3 месяца после уборки урожая. Наличие такого «пылесоса», как международные торговые компании, включая российские, этот процесс делают невозможным. Через 3 месяца после сбора урожая вся соя находится в руках трейдеров — экспортеров. Это и есть причина недозагрузки производственных мощностей, а отнюдь не жадность переработчиков.

Дмитрий Мотузко, эксперт зернового рынка и практик логистического бизнеса

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus