Желающие продать пай еще будут искать покупателя, — Всеволод Кожемяко о принятой модели рынка земли

Всеволод Кожемяко
Всеволод Кожемяко, учредитель и генеральный директор группы компаний «АГРОТРЕЙД»

Принят закон о рынке земли. Какова должна была быть цель его принятия? Я бы выделил три основных.

  1. Стимулирование роста агропромышленной сферы те самые инвестиции, о которых все говорят. 
  2. Наполнение бюджета.
  3. Обеспечение конституционного права собственников земли ею распоряжаться. 

Давайте теперь разберем, какие из них выполнены. 

Инвестиций и роста АПК ждать не приходится. С таким количеством ограничителей число земельных сделок будет ничтожно мало. Из среднего и крупного бизнеса мало кому интересно инвестировать в 100 га. К тому же не допущены иностранцы. А чем меньше капитала, тем меньше спрос и ниже цена. 

Соответственно, и бизнес, и власти не имеют иллюзий, что в такой форме земельная реформа наполнит бюджет, ведь закон не позволяет продавать государственную землю.

Возможность распоряжаться своим имуществом — этот пункт выполнен, но частично. Почему? Если бы закон был более либеральным, глобально открытым для капитала, то цена на землю выросла бы существенно. 

Допустим, я пайщик. Да, в первую очередь я заинтересован в большем количестве покупателей. Тогда можно торговаться и получить лучшую цену. Сейчас это невозможно, ни о каких пиковых ценах нет и речи. Поэтому допускаю, что люди, которые захотят продать паи, еще будут искать покупателя и просить, чтобы у них взяли землю.

Принят закон о рынке земли. Что он несет?
Читать по теме

По оценкам, которые проводила наша компания, до 30% пайщиков готовы продать землю. Но, я думаю, как только пойдут первые сделки, люди увидят деньги, число желающих вырастет. 

В контексте цен на землю и ситуации на земельном рынке не забывайте и о кризисе ликвидности. Себестоимость выращивания продукции из года в год растет, цена аренды увеличивается, маржа падает. Не каждый в этих условиях сможет нормально хозяйствовать.

У многих фермеров, учитывая, что прошлый сезон был достаточно тяжелым, нет оборотных средств, чтобы сеять.

Сейчас на продажу выставлено много фермерских хозяйств. Предложения по продаже корпоративных прав увеличились на рынке в разы. Легко догадаться, что цена упала. Сейчас она находится в пределах $500-700 за гектар. 

В то же время подобные кризисы помогают оголить проблемы. У кого-то нет, а кто-то даже не пытался создавать запас прочности. К тому же в агро каждый год заходит много «залетных», случайных людей. Кто-то заработал в других отраслях, кто-то наворовал. А куда вложить? Давай в агро, тут, говорят, «манна небесная». В результате деньги закопали и не выкопали. Давай выходить. 

Тем не менее, я считаю, что закон о рынке земли это шаг вперед. Мы ментально преодолеем барьер, что земля не может быть собственностью. Если не можем физически ввести полноценный рынок и резко создать условия то хотя бы ментально начнем готовить владельцев паев к возможности распоряжаться своей собственностью.  

Другое дело, я не понимаю, почему государственную землю не продают. Ведь что происходит с госземлей? Ею злоупотребляют государственные чиновники. По телевизору они говорят, что земля в руках народа, на самом деле она в руках чиновников. Это земля, которая нигде не учтена, нет ее в кадастрах, а физически она есть, ее обрабатывают. И с этого получают свою долю местные князьки. И, конечно, местные власти, силовики. Куча манипуляций, в результате которых от государственной земли рента не поступает в бюджет. И здесь, как мне видится, самая большая ошибка закона.

Всеволод Кожемяко, учредитель и генеральный директор группы АГРОТРЕЙД

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus