Надежда Вайло: Даже если у нас не будет совсем заработка, мы не сделаем земле плохо

Надежда Вайло, директор ООО «Велетень»
Источник фото: export LAT

ООО «Велетень» родом из Советского союза, но и сегодня это достаточно успешная и перспективная компания. Надежда Вайло, возглавляющая одно из старейших предприятий региона (Сумская обл. — ред.) почти 15 лет, в эксклюзивном интервью Национальному агропорталу Latifundist.com рассказывает о том, как ей удается совмещать лучшие традиции советского сельского хозяйства с современными аграрными технологиями.

Latifundist.com: Чем особенен «Велетень»?

Надежда Вайло: В «Велетне» самое замечательно то, что на сегодня — это одно из немногих хозяйств, которое осталось с постсоветских времен. Бывший колхоз им. Ленина стал акционерным обществом, а теперь это общество с ограниченной ответственностью. Это островок, который остался еще с тех времен. Сейчас это уже не колхоз, но остались некоторые элементы того подхода.

Latifundist.com: В чем это проявляется?

Надежда Вайло: На первое место ставится не прибыль, а сам процесс производства, люди, которые у нас работают. У нас нет той жесткости, которая есть у иностранных компаний, недавно пришедших на рынок, мы умеем войти в положение. Если человек проработал 30-40 лет и сейчас не нужен, он все равно работает.

И ни при каких условиях, даже если у нас не будет совсем заработка, мы не сделаем земле плохо. Это однозначно. Потому, что для нас это не просто бизнес. Это территория, на которой живут наши родители, мы, наши дети, будут жить наши внуки.

На первое место ставится не прибыль, а сам процесс производства, люди, которые у нас работают

Надежда Вайло, директор ООО «Велетень»

Latifundist.com: Но при всей социальной направленности Вы не уступаете конкурентам в эффективности, ведь так?

Надежда Вайло: Мы наиболее эффективны на сегодня из всех хозяйств Глуховского района по всем производственным показателям (по урожайности, по животноводству), по экономическим показателям.

Если говорить об урожайности, то в этом году мы получили 64 ц/га пшеницы. Для нашего Полесского края — это рекорд, около 100 ц/га кукурузы в сухом зерне, подсолнечника 35 ц/га, рапса на отдельных полях до 50 ц/га. То есть, производственные показатели у нас нормальные, а когда есть цена — то вообще замечательно.

По животноводству тоже есть чем похвастаться. В прошлом году мы запустили молочный зал фирмы Вестфалия. У нас сейчас 700 дойных коров и мы на корову планируем надоить около 7 тыс. л на фуражную и где-то 8-8,5 тыс. л — на дойную. Для нас это замечательный показатель, тем более цены сейчас хорошие на молоко.

Latifundist.com: Кто покупает Ваше молоко?

Надежда Вайло: Молоко мы сбываем на два предприятия: «Бель Шостка Украина» и «Милкиленд». Сдаем им через день где-то около 16 т молока. Положительный момент — конкуренция между заводами. Мы на этом играем. Но с казать, что напряженные отношения – нельзя. Расстояния между заводом и фермой небольшие: до «Милкиленда» где-то 10 км, а в Шостку – 40 км. Грех жаловаться.

Latifundist.com: Развитие животноводства требует серьезных инвестиций. Делаете это своими силами, или привлекаете государственное финансирование?

Надежда Вайло: Сейчас мы очень много денег вкладываем в животноводство. Практически все деньги, которые зарабатываем, вкладываем в животноводство. Идет переоборудование старых животноводческих помещений, это очень дорого. В прошлом году мы вложили только в само строительство 17 млн грн. В этом году это порядка 10 млн грн. Если серьезно заниматься животноводством, то нужно покупать технику для заготовки корма. А это специфическая техника, она очень дорогая. Тот же пресс для заготовки соломы и сена стоит 1,5 млн грн. Купили новый «Ягуар». Он тоже стоит 2,5 млн.

Мы даже и не пытались оформить ту дотацию, которая есть в 30% за строительство потому, что это очень напряжно, очень много нужно собрать документов. Особенно учитывая опыт коллег, которые в результате говорили: «вы у нас заберите эту помощь, мы уже ничего не хотим»: постоянно там прокуратура, проверки. Меряют даже сколько сантиментров асфальта, сколько бетона положили и так далее. Нам этого не нужно. Пусть оставят ту систему налогообложения, которая есть. И этого будет достаточно.

Есть те, кому лучше зарабатывать 1 тыс. в месяц, но не прилагать усилий, молодежь инфантильна

Надежда Вайло, директор ООО «Велетень»

Latifundist.com: С какими основными проблемами сталкиваетесь в работе?

Надежда Вайло: Отдаленная территория от портов. Те культуры, которые мы выращиваем, экспортоориентированные, поэтому проблема есть со сбытом. Если кукуруза в порту в прошлом году была 2200 грн/т, то у нас она была на 300-350 грн дешевле, много съедает логистика. Это глобальная проблема. У нас общий объем хранения где-то 20 тыс. т. Все эти склады до апреля-мая заполнены, поэтому в уборку мы ничего не продаем. Не пользуемся кредитами.

Острый недостаток квалифицированных кадров. Молодежь можно заманить только высокой заработной платой. Не могу сказать, что у нас она такая уж, но реально в день заработать 1000 грн. Комбайнеры зарабатывают в сезон. У комбайнера среднемесячная зарплата по году достигает 10 тыс.

Есть те, кому лучше зарабатывать 1 тыс. в месяц, но не прилагать усилий. Молодежь инфантильна. Таких большинство. Это вопрос мотивации, связанной с общим восприятием жизни. Выпускники техникумов приходят и хотят сразу быть главными механиками. Начинать с «азов» никто не хочет. У молодежи представление не только о работе, о жизни не совсем верное.

Latifundist.com: Какой техникой пользуетесь, отечественной или иностранной?

Надежда Вайло: Большую часть работы выполняют у нас 4 John Deere и FENDT. Покупали и новые, и бывшие в употреблении, годичные. Есть и маленькие трактора МТЗ в животноводстве работают, Т150 на перевозке соломы, сена, на подвозе воды к опрыскивателям, на утрамбовке.

Latifundist.com: Каким Вы видите «Велетень» лет через 5-10?

Надежда Вайло: Во-первых, это предприятие, где хорошая заработная плата. Какая? Средняя где-то 10 тыс. грн, чтобы человек мог текущие потребности удовлетворять. Чтобы он зашел в магазин и не думал, на сколько ему хватит денег, а думал, что ему нужно. Чтобы это было предприятие, на котором люди хотели бы работать, чтобы у нас были нормальные условия работы. Чтобы люди эту жизнь проживали в более комфортных условиях.

Latifundist.com: В приемной стоит очень много футбольных кубков. Их все команда «Велетня» завоевала?

Надежда Вайло: У нас есть футбольная команда, которая играет на первенстве области по футболу. В этом году было историческое событие: впервые мы привезли кубок области по футболу.

Я, наверное, родилась быть на мужской должности

Надежда Вайло, директор ООО «Велетень»

Latifundist.com: Помните свои первые самостоятельно заработанные деньги?

Надежда Вайло: В этом же хозяйстве еще школьниками мы работали на уборке зерновых. Это были тяжелые деньги потому, что приходилось вручную разгружать машины с зерном, прополка овощей. Это были незначительные деньги. Я купила сумку модную в школу, нас было четверо, поэтому все остальное отдала родителям.

В студенческие годы мы тоже были на практике в Новомосковском районе, я купила что-то бабушке, всем родственникам.

Latifundist.com: Именно так Вы пришли в агробизнес? Или что-то еще повлияло на Ваш выбор?

Надежда Вайло: Пришла случайно. Но случайность – это цепь закономерностей. Родители работали в сельском хозяйстве. Поэтому я поступила в сельскохозяйственный институт. То, что прошла по конкурсу из более 50 человек — случайность. На экзамене по математике я решала задачу совершенно неверно, но в результате у меня получилось правильное число. То, что я стала директором «Велетня» – тоже случайность.

Latifundist.com: Вы ни разу не пожалели о том, что «закономерные случайности» привели Вас сюда?

Надежда Вайло: Нет, конечно. Это моя работа. Некоторые идут на работу с неохотой. Планерка всегда в 7, каждый день практически без выходных, нужно в 6 встать.

Нам предлагают продать хозяйство. Но я получаю от этого удовольствие. Например, продали рапс, а через два дня цена опустилась и я думаю «о, заработали миллион на пустом месте», понимаете? Это такой стимул, такое удовольствие. Я у наших спрашиваю, тоже не хотят. Деньги в нашей жизни решают не все.

Для меня моя работа – это удовольствие.

Latifundist.com: Если не агробизнес, кем бы Вы стали?

Надежда Вайло: Раньше по селам ходили цыгане. Мне было лет 7, цыганка прошла мимо меня и сказала «растет красавица», я запомнила и мечтала стать, например, диктором телевидения, стюардессой. Это в раннем-раннем детстве.

Сейчас я думаю, что из меня вышел бы хороший юрист.

Latifundist.com: У Вас хватает времени на хобби?

Надежда Вайло: У меня нет чисто женских увлечений. Я, наверное, родилась быть на мужской должности. Я не люблю готовить, вязать. Для меня в удовольствие, когда я нахожусь на работе. И, слава Богу, что у меня есть такой муж, который все это понимает (смеется). Поэтому хобби – это если есть свободное время, то мы собираемся и проводим его в узком кругу друзей, которые, кстати, являются и работниками «Велетня». Есть внуки, есть дочка и сын.

Latifundist.com: Хоте ли бы, чтобы дети продолжили Ваше дело?

Надежда Вайло: Я так думаю, что, возможно, захочет дочка. Она сейчас учится в аспирантуре, у нее есть задатки. Она сможет, если ее подучить, я надеюсь.

Latifundist.com: Спасибо Вам за содержательную беседу

Елена Агаджанова-Гонсалес, Национальный агропортал Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus