Петр Вовчук: У китайской стороны нет к нам претензий

Петр Вовчук, председатель Государственной продовольственной зерновой корпорации (ГПЗКУ)

В середине ноября Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины (ГПЗКУ), которая является исполнителем контракта на поставки зерна в Поднебесную, оказалась в центре скандала. Гендиректор Китайской Национальной корпорации ССЕС (подрядчик) Сун Бай написал письмо премьер-министру Арсению Яценюку. По информации источников в Кабмине, в письме говорилось о том, что ГПЗКУ не вписывается в график поставок 1,090 млн т кукурузы в Китай общей стоимостью $230 млн, что нарушает условия контракта и может привести к финансовым потерям.

Журналистам Latifundist.com и ещё трёх крупных изданий удалось пообщаться с председателем ГПЗКУ Петром Вовчуком и выяснить, что стало причиной задержек поставок, думают ли китайцы продолжать сотрудничество.

Latifundist.com: Удалось ли ГПЗКУ замять вопрос с китайской стороной? Почему были задержки и возникли претензии?

Петр Вовчук: У китайской стороны нет к нам претензий. Письмо было написано, скорее всего, для того, чтобы нам дали выполнить контракт — отгрузить до Нового года свыше 1 млн т на экспорт в Поднебесную. Письмо на Кабмин было превентивной мерой китайской стороны, чтобы надавить и всколыхнуть чиновников.

25 сентября было подписано 19 достаточно выгодных китайских контрактов. Кому-то это понравилось, а кому-то — нет. Было возбуждено криминальное дело по стивидорной компании. Я был отстранен от работы. В результате всего этого сроки исполнения китайских контрактов пришлось перенести до 31 декабря.

Latifundist.com: Сегодня поставки идут в срок? Сколько кукурузы из 1,090 млн т уже поставлено?

Петр Вовчук: По состоянию на 1 декабря, в Китай ушло 8 кораблей по 50-80 тыс. т каждый. Это около 600 тыс. т. Ещё 4 корабля сейчас стоят на погрузке. Оставшиеся суда будут загружены и отправлены до конца текущего года. До 1 января этот объем (1,090 млн т) будет выполнен. В конце декабря планируем подписать с Поднебесной новый контракт на поставку кукурузы.

Latifundist.com: О каких объёмах может идти речь?

Петр Вовчук: Все будет зависеть от того, какую квоту получит ССЕС на те или иные культуры. Генсоглашением предусмотрено не меньше 4 млн т в год, но это при наличии квоты. К примеру, пшеницу, которая прописана в Генсоглашении, мы не поставляем в Китай только потому, что у ССЕС нет на неё квоты. Китайцы также заинтересованы в покупке сои. Но судя по всему, с этим у нас могут возникнуть проблемы.

Ведь в Украине практически значительная часть сои ГМО. ГМО-сою китайцы могут покупать ближе и дешевле, к примеру, в США. В Украине они хотят покупать натуральную продукцию, как в случае с кукурузой. Последней в Америке уже нет, а у нас есть. И это наше конкурентное преимущество. Правда, после ликвидации Госсельгоспинспекции мы столкнулись с другой проблемой.

Latifundist.com: С какой?

Петр Вовчук: Прежде, чем ломать систему, нужно было подумать о том, как и чем её можно заменить. Ведь после ликвидации Госсельгоспинспекции в Украине на центральном уровне теперь никто не мониторит и не контролирует качество семян и зерновых. Уже сейчас мы столкнулись со случаями поставок кукурузы с амброзией. Не исключено, что скоро начнут поставлять зерно с ГМО. Чтобы этого избежать, мы вынуждены нести дополнительные затраты на частные лаборатории и очистку зерна. Раньше за это отвечала Госсельгоспинспекция и были предусмотрены определенные санкции к производителям в случае нарушений. Они боялись — и не допускали низкого качества.

Latifundist.com: По Генсоглашению китайцы рассчитываются за зерно только деньгами? Потому что ранее говорили про расчет техникой, минудобрениями и так далее.

Петр Вовчук: Только деньгами. Это вторая часть соглашения предусматривает $1,5 млрд под разные проекты. К сожалению, мы не смогли её раскрыть из-за истории со стивидорной компанией, покупку которой, кстати, китайцы одобрили.

Latifundist.com: То есть в рамках соглашения сейчас не реализуется ни одного проекта?

Петр Вовчук: Нет. Мы уже сделали презентацию и подали в Минагропрод согласованные с китайцами проекты. Теперь Минагропрод подаст их в Минэкономики. После утверждения, они вместе должны вынести их на правительственный комитет. Потом проекты должны пройти экспертизу и утверждение суммы смет в ССЕС и «Эксимбанке» Китая. И только после этого снова возвратятся на правительственный комитет.

Latifundist.com: То есть эта часть соглашения заглохла?

Петр Вовчук: Она не заглохла. Она есть. Сейчас мы подали новому министру проекты, которые рассматривали с китайцами. У китайцев первоочередное требование – ГПЗКУ должна иметь ещё один портовый элеватор. Он нам реально нужен. Мы без портового элеватора просто не справимся. К сожалению, в пиковые нагрузки нам негде перевалить порядка 1 млн т в месяц.

— Какие места рассматривались для строительство элеватора?

Петр Вовчук: Одесса, Южный. Свободных мест с развитой инфраструктурой мало. А строить порт в голом поле – это дополнительные затраты и по деньгам, и по времени. Надеемся, с новым правительством будет достигнут прогресс в этом вопросе. И порт таки построят.

Latifundist.com: Какие проекты рассматриваются ещё, кроме строительства порта?

Петр Вовчук: Строительство заводов по производству средств защиты растений, биоэтанола, портовых и линейных элеваторов, приобретение сельхозтехники.

Latifundist.com: Исполнителем по проектам является ГПЗКУ?

Петр Вовчук: Да. Но мы боимся, чтобы не было, как в своё время с ГАК «Хлеб Украины». Когда мощную структуру, имеющую 800 элеваторов, в 97-98 гг. «распилили», оставив за ней 120 элеваторов и 4 млрд грн долга. Пропустили через неё помощь селянам в виде солярки и минудобрений. То есть через неё якобы прошли потоки, хотя компания ими не распоряжалась, распоряжался Кабмин.

Поэтому к $1,5 млрд надо очень взвешенно подходить, чтоб корпорация не стала своеобразным «транзитером», когда всё проведут через другие структуры, а по обязательствам будет отвечать ГПЗКУ и правительство. Чтобы не было подобных казусов, проекты должны быть понятными и действительно нужными. К примеру, проекты по портовой инфраструктуре и логистике (увеличение парка вагонов-зерновозов, строительство и реконструкция линейных элеваторов) мне понятны.

Мы не строили новые элеваторы все эти годы. Что смогли, модернизировали. В первую очередь делали сушки, как ГАК «Хлеб Украины». Только сейчас инвестировали в «точки отгрузки», чтоб вместо 6-8 вагонов в день отгружать хотя бы 20. Современный элеватор имеет 5 точек и может «вертушкой» (одним маршрутом) загрузить и отправить 60 вагонов за день.

Также стоит существенно расширять и мощности портовой логистики по железной дороге.

— Неофициально говорят, что есть много представителей Китая в Украине, которые смотрят, что и как вы делаете. Есть ли специальная делегация из Китая?

Петр Вовчук: Конечно. ССЕС имеет тут своё представительство в количестве 5-6 человек. Ежедневно они приходят к нам на переговоры и знают всю логистику, все наши планы и цены. Они контролируют весь процесс.

— Кто ещё поставляет в Китай зерновые?

Петр Вовчук: Кроме нас, квоты на поставки зерновых в Китай получило ещё 4 компании: «Луи Дрейфус», «Гранум Инвест», «Нобл Ресорсес» и «Райз». Они вместе поставляют на рынок Поднебесной примерно половину наших объемов.

Latifundist.com: А как осуществляется получение квот на поставку зерновых в Китай?

Петр Вовчук: 15 декабря начинает работу межведомственная комиссия, мы отправляем туда своих представителей. Там и обсудим. По нашим данным, ССЕС рассчитывает получить квоту в размере 1 млн т до мая.

Latifundist.com: Какие ещё вопросы будут рассматриваться во время этой встречи?

Петр Вовчук: Учитывая нынешнюю ситуацию с дефицитом минудобрений, когда аммиачные заводы Фирташа стоят, а импорт из РФ заблокирован, актуальным является вопрос возможности закупки его в других странах. Мы ещё в сентябре сделали запрос цен на китайские удобрения. Хотим посмотреть, какую цену они предложат нам, не внутрикитайскую, а с доставкой в порт Одессы. Если она будет приемлемой, будет хорошо.

Иначе, судя по всему, ситуация с посевной-2015 будет критической. Не понятно, как будет работать в условиях войны амиаккопровод «Тольятти-Горловка-Одесса». На сегодня это стратегический вопрос. Имея понимание, что Горловка будет наша, можно было бы что-то планировать. А так надо перестраховаться. Стирол работает, но куда пойдут эти удобрения? По моим оценкам, нехватка минудобрений для сельхозпредприятий весной будет на уровне 50-60%.

Latifundist.com: Какая цена по минудобрениям удовлетворит ГПЗКУ?

Петр Вовчук: Та, которая удовлетворит рынок. Я прогнозирую, если будет $400 в порту и $440 с доставкой на места, то перекрестимся. Сейчас не могу сказать, всё зависит от цены на газ, по какой цене Китай берет его, от цен производства и доставки.

Latifundist.com: И сколько планируете закупить?

Петр Вовчук: Мы пока не планируем, а только ведем переговоры. Всё будет зависеть не от нас, а от китайцев, и от того, как рынок это воспримет.

Latifundist.com: Рассматриваете ли Вы возможность покупать минудобрения под форвардную программу, как это когда-то делал Аграрный фонд?

Петр Вовчук: Нет. Если будем получать минудобрения за зерно, то под форвард не сможем работать. Нам надо будет его сразу продавать из-за потребности в оборотных средствах. Это глобальная концепция, которую мы должны сейчас продискутировать вместе с Минагропродом.

Также мы будем выходить на Министерство и правительство с предложением оглашать форвард в январе, чтобы аграрии могли купить себе своевременно под посевную семена, химию, горюче-смазочные материалы. Откровенно говоря, в прошлом году мы с этим запоздали, объявив форвард в марте. Потому что только в апреле был соответствующий приказ, а начали форвард только в мае. Если бы не дожди… Контрактовать урожай надо еще до посевной, понимая, что есть мощные хозяйства и что они это освоит. В более поздние сроки слишком большие риски.

— Вам в этом году удалось выполнить план по форвардным закупкам?

Петр Вовчук: У нас не было разделения понятия форвардных или спотовых закупок. Форвард мы сделали, чтобы понимать, что у нас будет минимум 1 млн т кукурузы. Мы закупили 2 млн 450 тыс. т зерновых в этом году (из них 450 тыс. т уже поставлено по форварду). Ещё будет дополнительная закупка 350 тыс т. Мы выйдем на 3 млн т в году. В экспорте этого года уже есть более 2,2 млн т, а будет порядка 3 млн т.

— Но ГПЗКУ прибыльно работает?

Петр Вовчук: Китайцы знают, что мы должны заработать, как минимум 10% маржи, чтобы гасить долговое обязательство «Эксимбанку». Это около $5 на тонне. За 11 месяцев операционная прибыль составила 988 млн грн. Это при том, что у нас в зоне АТО находится 5 элеваторов, в Крыму «слизало» 3 элеватора. В прошлом году было минус 25 млн грн. Прибыль будет ещё больше в январе-феврале, когда пойдёт возврат валютной выручки.

Но у нас, как и у других компаний, проблема из-за девальвации гривны – курсовая разница «съедает» прибыль. Как я уже говорил, цена кукурузы привязана к доллару, курс доллара растёт, цена зерна тоже. А на $1 я сейчас имею 5 грн убытка.

Почему? Да потому, что я покупаю кукурузу на внутреннем рынке за гривну по новому курсу, а продаю за доллары, но при получении валютной выручки должен сдать её по курсу НБУ согласно постановлению нашего центробанка. По балансу ведь всё переводится и индексируется в гривне.

— Какие кредитные обязательства ГПЗКУ перед «Эксимбанком» Китая по году? И есть ли кредиты в других банках?

Петр Вовчук: $78 млн. Я не могу заключать новые кредитные соглашения без согласования с «Эксимбанком» Китая. Собственно как сдать в аренду или продать элеватор. Все имущественные права ГПЗКУ заложены за этим кредитным соглашением, что значится в реестре.

Галина Радионова, Национальный агропортал Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus