Анастасия Соботюк: Мы готовы разговаривать с людьми (БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ)

Анастасия Соботюк, начальник отдела по работе с инвесторами и СМИ «Мироновского хлебопродукта» (МХП)

Вокруг строительства второй очереди Винницкой птицефабрики недавно разгорелся конфликт. Жители с. Четвертиновка перекрыли дорогу и требовали запретить строительство в связи с тем, что это нанесет вред экологии и может негативно повлиять на развитие региона, как туристического центра. Напомним, что рядом с селом произошла знаменитая битва под Батогом, ставшая одной из первых побед войска Богдана Хмельницкого. Сейчас вблизи села создается филиал областного краеведческого музея.

Руководство МХП подписало с протестующими меморандум. Как на предприятии планируется обеспечивать соблюдение экологических норм, какую воду буду использовать для птичников и что в подписанном меморандуме? Об этом и многом другом Национальный агропортал Latifundist.com говорил с главным экологом МХП Александром Семенцем и руководителем отдела по связям с инвесторами и коммуникаций МХП Анастасией Соботюк:

Latifundist.com: Жители села Четвертиновка протестовали против строительства второй очереди Винницкой птицефабрики, объясняя это ухудшением экологической ситуации. Прокомментируйте.

Александр Семенец: Люди боятся напрасно. МХП всегда придерживается всех экологических и ветеринарных норм при строительстве и эксплуатации своих объектов. Объекты предприятия всегда строятся согласно всем экологическим нормам. Технологию очистки сточных вод, например, разработала голландская сторона, и все нормативы находятся на уровне европейских требований.

Александр Семенец

Latifundist.com: Поясните детальнее: какими разрешениями подтверждается безопасность строительства второй очереди птицефабрики?

Александр Семенец: На все производственные площадки мы имеем разрешения на выбросы в атмосферу и на специальное водопользование. Ранее получали разрешение на размещение и лимиты на образование, и размещение отходов.

Latifundist.com: С 26 апреля 2014 года государство отменило последнее из названых Вами разрешений. Получается, что без наличия этого разрешения стране грозит неконтролируемая ситуация с отходами?

Александр Семенец: Сейчас существует разрешение на проведение операций в сфере обращения с отходами, но пока нет подзаконных актов и процедуры его получения. Это держит всю стану в подвешенном состоянии. Но это не критично. Почему? Это никак не влияет на наши жесткие внутренние стандарты и процедуры обращения с отходами. Предприятия компании, как и ранее, ведут учет образования отходов. Они хранятся в специально отведенных местах, оборудованных согласно требованиям Государственных санитарных правил и норм Украины до момента их реализации в качестве вторичного сырья или передачи лицензированным организациям для дальнейшего обезвреживания, утилизации или уничтожения. Критерием получения упомянутого разрешения – является показатель общего образования отходов. Если он превышает тысячу условных единиц для юрлица, то необходимо получать разрешение. Если меньше – только подавать декларации. Сейчас большинство субъектов хозяйствования подают декларации. Винницкая птицефабрика, как и большинство сельскохозяйственных предприятий страны, в т.ч. птицеводческих, имеет данный показатель выше 1000 у.е. Мы, как и все, ждём порядка получения упомянутого разрешения. Как только он появится, мы будем получать разрешительный документ.

Александр Семенец

Latifundist.com: Как действует система утилизации и переработки отходов на первой очереди птицефабрики? И какая система будет работать на второй?

Александр Семенец: На Винницкой птицефабрике есть несколько видов отходов. Если говорить о птичниках, то там люминисцентные лампы, тара из-под ветеринарных преператов, падёж птицы, стоки из жижесборников. Когда проходит санобработка и мытьё каждого птичника, то стоки из них собираются в специальные жижесборники, где воды отстаиваются, выкачиваются в специальные автомобили и вывозятся на собственные очистные биологические сооружения. Они расположены за городом Ладыжин, на расстоянии более 30 км от с. Четвертиновка. Люминесцентные лампы собираются и хранятся в герметичных металлических контейнерах под замком и передаются на утилизацию. Не менее ответственно мы обращаемся и с тарой из-под препаратов. Падеж утилизируется на территории забойного комплекса. Что касается куриного помёта – это всегда было отличным органическим удобрением. Органическая смесь на основе куриного помёта, согласно ТУ У 01.4 — 35878955-001:2012, вносится на поля «Зернопродукт МХП» исходя из высчитанных агрономической службой предприятия потребностей. Кроме того, осуществляется реализация на сторону (местные фермерские хозяйства, жители сел). Однако удовлетворить внешний рынок «Винницкая птицефабрика» пока не в состоянии. Данные ТУ прошли государственную санитарно-эпидемиологическую экспертизу, согласованы Техническим комитетом ТК 111 «Удобрения и пестициды», Государственным учреждением «Облгосплодородие» и зарегистрированы Государственным предприятием «Винницкий научно-производственный центр стандартизации, метрологии и сертификации». Специально для покупателей органической смеси была разработана Памятка, в которой прописаны все требования по обращению с товаром. При приобретении товара покупатель обязан с ней ознакомиться.

Latifundist.com: Какие госорганы контролируют выполнение экологических норм на предприятии?

Александр Семенец: Постоянный контроль осуществляет Государственная экологическая инспекция и Санитарно-эпидемиологическая служба. Есть как плановые (раз в год), так и внеплановые проверки. Также на предприятии (убойный цех) есть постоянный государственный ветврач. По инициативе предприятия раз в полгода ветеринарный врач проводит проверку работы ветеринарных служб предприятия (птичники, инкубатор).

Latifundist.com: Людей волнует, что птицефабрика нарушит водный баланс и приведет к загрязнению питьевых вод?

Александр Семенец: Во-первых, мне известно, что среди местного населения ходят и распространяются слухи о том, что предприятие использует воду из скважин. Хочу развенчать эти домыслы и сообщить, что забор воды производится не из подземных горизонтов, а прямо из р. Южный Буг. Поэтому мы не влияем на уровень водоносного горизонта. Во-вторых, никакого загрязнения питьевых вод не может быть априори. Воду очищаем на собственной станции водоподготовки и подаем на объекты птицефабрики. В день потребляем порядка 4,5 тыс. куб м. Вода после использования подаётся по трубам и вывозится из жижесборников на биологические очистные сооружения «Винницкой птицефабрики» (многоступенчатая технология очистки) и полностью там перерабатывается. Очищенные воды мы сбрасываем в р. Южный Буг.

Александр Семенец

Latifundist.com: Где гарантия, что сбрасываемая вода в Южный Буг, хорошо очищена?

Александр Семенец: На сброс таких вод у нас есть специальное разрешение. Также на птицефабрике работает собственная лаборатория, которая каждый день делает забор стоков, проводит анализы, ведется постоянный мониторинг. Все данные заносятся в протоколы — и это все контролирует государственная экологическая инспекция. Ряд параметров (по сбрасываемым водам) для нашего предприятия намного жестче, чем для других субъектов хозяйствования в Украине. Вода, которую мы сбрасываем в р. Южный Буг, по отдельным показателям чище той, которую изначально забираем с речки. Ее нельзя использовать для питьевых нужд, но для технических – да.

Latifundist.com: Волнует жителей также вопрос, будут или нет новые сооружения на территории их села?

Анастасия Соботюк: В районе Четвертиновки, Гордеевки, Богдановки не будет строиться никаких новых очистных сооружений, о которых вели речь местные жители. Разговоры, что это не так – манипуляции, равно, как и то, что для нужд птичников будут использоваться подземные воды.

Latifundist.com: Вы подписали с протестующими меморандум. О чем он?

Анастасия Соботюк: В меморандуме сказано, что пока мы строиться не будем. Хотя хочу отметить, что когда мы брали земельные паи в аренду на 49 лет, пайщики понимали, что они будут использоваться под строительство птицефабрики. И возражений не было. Потому что понимали: для сел и прилегающих территорий – это дополнительные рабочие места, развитие социальной инфраструктуры и так далее. Но параллельно есть люди в Четвертиновке и других селах, которые, несмотря на все наши аргументы, — против. Например, есть фермеры, которым невыгоден приход в этот регион большого игрока, который готов платить легально все налоги и зарплаты. Почему? В таком случае они будут проигрывать. Складывается такое впечатление, что для общественности интереснее эмоциональные цифры, данные и просто манипуляции без восприятия аргументов и фактов. Меня огорчает тот факт, что компания могла бы, условно, завтра создавать новые мощности, через несколько месяцев трудоустроить местное население, наполнять местный бюджет и улучшать жизнь в селе, но этого не происходит.

Анастасия Соботюк и Александр Семенец

Latifundist.com: Когда могут провести обозначенные в меморандуме слушанья?

Анастасия Соботюк: Строительство 2 птичников планировалось за пределами села Четвертиновка. Санитарно-защитная зона от села до объекта больше 1,2 км, что отвечает требованьям приказа Минздрава и ДБН. Кроме того, строительство проводится с учетом «розы ветров» (для строительства птицефабрики выбирается такое место, чтобы ветер меньше всего дул в сторону населенного пункта) и это тоже уменьшает риски для населения. Мы обсудим все вопросы с местным населением, чтобы они располагали исчерпывающей информацией об объекте и не пользовались ложной и непроверенной информацией.

Latifundist.com: Я так понимаю, что слушанья — необязательны. Но, может, правильнее было бы все же поговорить с населением?

Анастасия Соботюк: Мы готовы разговаривать с людьми, если у них есть вопросы. Уже много раз говорили это, но постоянно находятся те, кто пытается играть на одной и той же теме: ухудшиться экология, воды не будет. Кому-то нравится спекулировать на этой теме. И их не смущает, что мы говорим «Подземные воды не используем, очистка проводиться так и так». Приглашаем посетить текущие объекты и посмотреть на работу птицефабрики изнутри. Мы максимально открыты. Кроме того, много говорят о потенциальной угрозе нанесения вреда историческому музею в селе, но при этом забывают, что за забором этого музея в с. Четвертиновка расположен… огромный коровник! И никому он не мешает. Никто не оценивает экологическую нагрузку данного объекта на жителей сел. Я хочу обратиться к людям: если у вас есть вопросы – мы готовы встречаться и говорить аргументами. Можем также возродить практику возить всех желающих на производство, как это было в 2010, 2011 и 2012 годах, чтобы они все увидели сами.

Ирина Наталенко, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus