Михаил Микитюк: Сегодня идет противостояние «старой» и «новой» агрономической школы

Михаил Микитюк
Михаил Микитюк, консультант агрономических служб
Источник фото: Latifundist.com

Консультант Михаил Микитюк с нуля построил агрономическую службу в нескольких крупных агрохолдингах и воспитал не один десяток агрономов. В эксклюзивном интервью Latifundist.com он рассказал о противостоянии «старой» и «новой» агрономической школы, о том, как отличить «бардачную» агрокомпанию от системной и как правильно мотивировать агронома.

Latifundist.com: Михаил, расскажите, как построить агрономическую службу в агрокомпании с зембанком свыше 10 тыс. га? Отличаются ли принципы ее работы в сравнении с фермерскими хозяйствами?

Михаил Микитюк: Вы правильно задали второй вопрос, ведь для начала нужно разделить понятия, какие же существуют виды агрономических служб в зависимости от размера земельного банка. Я считаю, что их условно можно разделить на маленькие фермерские хозяйства с зембанком где-то до 3 тыс. га, средние — приблизительно от 3 до 8 тыс. га, крупные — более 8 тыс. га. Кроме зембанка важно, какой у компании севооборот, со сколькими культурами агрономическая служба работает.

В Украине явно прослеживается два основных севооборота: «зерновой» (зерновые культуры, озимый рапс, подсолнечник, частично кукуруза) и набирающий популярность соевый (соя и кукуруза). В первом случае, если ты работаешь с 4-мя культурами по две озимых и яровых, соответственно, нагрузка на агрономическую службу распределяется на протяжение всего года. Часть работ выполняется под яровые, часть — под озимые.

Если «соя-кукуруза», то это две яровые культуры. Соответственно, этот же объем работ на той же площади нужно провести в два раза быстрее. Возрастает пиковая нагрузка. Например, посев. В первом случае для 4-х культур мы имеем 8 недель на посев. Во втором — только 4 недели. Также в этом вопросе большую роль играет концентрация земли в одном кластере.

Посевы сои

Latifundist.com: Если вернуться к зембанку, то чем компании от 8 тыс. га и выше между собой отличаются на практике?

Михаил Микитюк: Двумя понятиями — выращиванием культур (относится к компаниям с зембанком до 8 тыс. га) и агропроизводством (касается агропредприятий, обрабатывающих свыше 8 тыс. га). Выращивание сельхозкультур — это скорее к теме творчества и в меньшей степени — системности. Обычно все мелкие агропредприятия я называю хозяйствами одного часа. Потому что поля можно объехать буквально за один час. Собрать информацию о работе хозяйства ты можешь самостоятельно. Можешь знать в лицо, по имени всех своих работников, выстроить индивидуальную систему отношений с каждым человеком. Это плюсы.

В США и Европе мы видим много примеров таких предприятий, когда один фермер с сыновьями или наемным работником обрабатывает свои земли. Объем необходимых ТМЦ (товарно-материальных ценностей прим.ред.) для таких площадей есть всегда на складе поставщиков, что позволяет решать проблемы по мере их возникновения. Минусом в таких случаях является количество гектар, умноженное на прибыль.

Агропроизводство требует большего планирования, системности, структуризации. Достаточно простое сравнение: мастерская и конвейер. В мастерской творим, на конвейере — штампуем.

Latifundist.com: Идем по нарастающей: как меняется работа в связи с расширением посевных площадей?

Михаил Микитюк: Чем больше земли, тем больше времени уходит на технологические операции и операционное управление. Ты уже должен включать какую-то систему, в которой нужно делегировать полномочия. Если это предприятие от 3 до 8 тыс. га, у тебя должно быть хотя бы 2-3 специалиста, которые закрывают основные вопросы производства — инженерии и агрономии.

Мы не берем административно-финансовый блок, достаточно важный, но это тема отдельного разговора. Чем дальше ты уходишь в гектары, тем больше вопросов нужно делегировать. Количество работников увеличивается. У тебя появляется директор предприятия, хотя, конечно, им может быть сам собственник. Появляются главный инженер и главный агроном.

Михаил Микитюк

Latifundist.com: «Главный» подразумевает, что у него в подчинении находится своя команда?

Михаил Микитюк: Абсолютно верно. Пирамиду нужно расширять. И в ней появляется директор по производству, у которого, в свою очередь, есть службы главного агронома и главного инженера. На этом этапе мы наблюдаем формирование служб предприятия.

Latifundist.com: Прежде чем перейти к агрономической службе, давайте уделим немного внимания директору по производству.

Михаил Микитюк: Это достаточно новая и востребованная временем должность. В жизни это условно улучшенная версия главного агронома, главного инженера или даже финансового директора. Основная его задача — организация работы производственных служб предприятия. Подразделения в подчинении: агрономическая служба, инженерная, логистика, складская служба, бухгалтерия (оперативный учет), элеваторное хозяйство (если оно не выделено в отдельное подразделение), снабжение (ТМЦ, топливо, запчасти, стройматериалы).

Директор по производству, по сути, является дирижером производственного оркестра. У него должны быть знания, достаточные для управления, контроля и принятия решений с учетом специфики работы всех названных служб. Английское название — farm manager.

Это, в первую очередь, стратег, определяющий направление движения служб. Очень важно обладать стратегическим мышлением, иметь способность к аналитике, обладать волевыми качествами и харизмой. Так как основная его работа — персонал.

Latifundist.com: С директором по агропроизводству разобрались. Следующая позиция — главный агроном.

Михаил Микитюк: Основные задачи — технологическая составляющая производства: севооборот, подбор сортов, гибридов, определение стратегий гербицидной защиты, разработка системы питания растений, определение оптимальной системы обработки почвы, разработка технологических карт и т.д.

Это также составление заявок на покупку ТМЦ, графиков поставок, планирование и выполнение технологических операций, определение необходимых количественных, материальных, человеческих и технических ресурсов. Плюс составление заявок на приобретение сельхозтехники, оперативное управление агрономической службой.

Он законодатель этого движения. Ведь все эти вопросы влияют на конечный результат работы предприятия: а) количество потраченных средств на гектар, б) количество полученных средств с гектара.

Latifundist.com: Давайте продолжим агрономическую иерархию.

Михаил Микитюк: Региональный агроном. Это в большей мере практик, который занимается планированием и организацией работы, наблюдением в своем хозяйстве или регионе. Основные требования к нему: наличие практических навыков проведения и организации технологических операций, понимание технологического процесса, знания в области физиологии растений, наблюдательность, навык работы с персоналом.

Региональный агроном — это в большей мере практик, который занимается планированием и организацией работы, наблюдением в своем хозяйстве или регионе

Линейный агроном — это человек, который лично находится 24 часа возле работающих агрегатов. Он непосредственно отвечает за выполнение технологических операций на данном поле. Также следит за порядком, оборотом ТМЦ, работой механизаторов и механизмов, составляет первичные бухгалтерские документы.

Ему не надо ничего обследовать, не нужно ничего планировать. Только сделать две штуки: получить на руки «технологичку», в которой должно быть написано, какой процесс и каким образом нужно выполнить.

При этом необходимо контролировать, чтобы этот процесс был организован и выполнялся качественно. Например, главный агроном пишет, что надо сеять. Региональный — сеять в таком-то месте. А линейный смотрит, как посеяно. На сколько сантиметров, например. Просто он следит за качеством выполнения технологической операции.

Latifundist.com: Кто становятся линейным агрономом?

Михаил Микитюк: Эта позиция спокойно закрывается, например, выпускниками техникумов. Региональный агроном — это все-таки человек с высшим образованием.

Количество vs качество

Latifundist.com: Как определяется необходимое количество агрономов?

Михаил Микитюк: Из календарного плана проведения технологических операций. Например, если у тебя происходит одна операция в сутки, то соответственно их нужно два. Чтобы один сутки работал, а второй отдыхал. Если же в полях одновременно происходит два процесса, предположим, посев и внесение СЗР, тогда один агроном должен следить за сеялками, другой — за опрыскивателями и т.д. То есть их уже должно быть 4.

Latifundist.com: А как должно меняться количество агрономов в зависимости от банка земли?

Михаил Микитюк: Дать однозначный ответ на этот вопрос — все равно что ответить на вопрос о средней температуре больных в палате. Ответить без понимания конкретного предприятия: где оно находится, как сконцентрирована земля, какие культуры выращивают — невозможно. Универсального ответа нет. Из моей практики, методом обратного счета, когда мы считаем количество гектар, деля на количество людей, занятых в агрономической службе, — это приблизительно 2-3 тыс. га на одного человека.

Михаил Микитюк

Latifundist.com: Часто ли агрономов нагружают чужими задачами?

Михаил Микитюк: Скажем так, нередко. Они могут заниматься закупками, какими-то хозяйственными делами, им несвойственными. Степень дурацких занятий агронома прямо пропорциональна отсутствию системного управления компанией. Чем компания «бардачнее», тем больше список непрофильных вопросов, которыми занимается каждый из сотрудников. Это называется «все и ничего». Все занимаются всем, и никто ничем.

Latifundist.com: Много таких компаний?

Михаил Микитюк: Из 25 тыс.сельхозпроизводителей Украины и 100 агрохолдингов мне проще назвать упорядоченные.

Latifundist.com: Кто еще может быть в агрономической службе?

Михаил Микитюк: В зависимости от специфики работы предприятия, агрономическая служба может быть дополнена агрономом по научной работе, агрономом-овощеводом, агрономом-семеноводом.

Latifundist.com: Иногда агрономов называют агроменеджерами или технологами. Какая разница между ними?

Михаил Микитюк: Ну, как минимум в названии их должностей (смеется). Если серьезно, то это функционал.  Нижнее звено — это исполнители (линейные технологи или линейные агрономы). Они четко выполняют чьи-то идеи, мысли, изложенные в технологических заданиях. Их задача — организовывать выполнение технологических операций непосредственно на полях.  

Следующее звено — региональный агроном, или старший технолог. Функциональная обязанность этого специалиста — обеспечить выполнение технологических операций на всех полях, которые за ним закреплены, исходя из региональных или зональных потребностей предприятия. Главный агроном — человек, который отвечает за реализацию технологии в пределах всего предприятия.

Latifundist.com: А как же агроменеджер?

Михаил Микитюк: Всем известно, что менеджмент — это управление. Является ли управленцем линейный агроном? Да. Региональный? Да. Главный? Да. По факту все они агроменеджеры. В целом же для меня это название — не более чем дань моде. Агрономом быть немодно, модно быть агроменеджером.

Урожайность vs маржинальность

Latifundist.com: Как оценивать эффективность работы агронома? Например, одни смотрят на урожайность, другие — на конечную маржинальность.

Михаил Микитюк: Ее можно оценить только по качеству выполняемых им заданий. Берем урожайность. Она зависит от двух критериев — природно-климатических и технологических. Зона ответственности агронома — технология. Ни природу, ни климат поменять он не может. С помощью технологии он может только уменьшить риски влияния природно-климатических факторов.

Все эти KPI прекрасно звучат, но стратегически вопрос обозначен, как бы обо всем и ни о чем. Все зависит от того, какие KPI для кого нам писать. И вот здесь лежит 99% всех противоречий и проблем. Нужно KPI на каждом уровне разграничивать с привязкой к поставленным заданиям.

Оценка урожайности пшеницы

Latifundist.com: А маржинальность?

Михаил Микитюк: Это комплекс вопросов — урожайность, затраты, цена реализации продукта. На что влияет в этом комплексе агроном? Только на урожайность. А в какой степени — я ответил раньше.  И теперь у меня вопрос: как агронома на нижней ступени привязать к маржинальности? Да никак. У каждого свои задачи. Ведь конечный доход — это далеко не только урожайность и работа агронома.Вопрос еще в том, как продажники сработали? А как дела на Чикагской бирже? А уродила ли кукуруза в Америке или нет?

Latifundist.com: И все же как должна выглядеть тогда мотивация агронома? В чем она должна выражаться?

Михаил Микитюк: Давайте начнем со второго вопроса. Более универсального мерила, чем денежные знаки, человечество еще не придумало, и агрономы в этом вопросе не исключение. От чего зависит количество денежных знаков? Исключительно от качественного выполнения конкретно поставленных управленческих и технологических заданий данному специалисту.

Когда специалисту ставится конкретная задача, когда четко обозначен круг его обязанностей, когда он обеспечен инструментарием для решения технологических заданий, то исполнение и является предметом обсуждения его мотивации.

Человек максимально качественно выполнил свою работу. К нему не было замечаний. Но, например, что-то случилось на финансовом рынке и цена на кукурузу упала. По итогам компания отработала, скажем, не с заданными финансовыми показателями с точки зрения собственника. Этот человек заработал премию или нет?

Latifundist.com: По идее, да.

Михаил Микитюк: И я считаю, что да. Человеку неинтересно слушать о Чикаго, он свое дело выполнил. Ведь, например, если он сделал все плохо, но на бирже все хорошо — никто премии не платит.

Михаил Микитюк

Latifundist.com: Насколько важна правильно выстроенная система мотивации?

Михаил Микитюк: На самом деле в сельхозбизнесе две важные штуки — земля, на которой ты работаешь, и команда, с которой ты работаешь. Поверьте, больше в сельском хозяйстве нет важных вещей.

Беззащитные гиганты: как мелкие кражи разрушают холдинги
Читать по теме

Если ты собственник украинской аграрной компании и думаешь, что, не доплачивая людям, больше заработаешь — очень сильно ошибаешься. Ведь есть какой-то минимальный уровень дохода, который на сегодня продиктован временем и окружением. Ну, например, нормальный прожиточный минимум, позволяющий человеку чувствовать минимальный уровень комфорта, составляет 8 тыс. грн. Ты эти 8 тыс. грн. либо просто человеку платишь, либо ты делаешь так, чтобы человек мог их заработать. А если занижаешь — то не рассчитывай на то, что человек без 8 тыс. грн. обойдется. Он все равно будет искать пути к этому комфорту приблизиться. И далеко не всегда методами выгодными для компании. Получается, ты сам по себе запускаешь дурацкий механизм демотивации.

Молодость vs опыт

Latifundist.com: Вы предпочитаете работать со «старой» или «новой» школой агрономов?

Михаил Микитюк: Для меня принципиальной разницы нет. Все зависит от конкретного человека, его профессиональных и человеческих качеств. Я их беру в свою систему, учу тому, что мне нужно. Да, я с ними занимаюсь, трачу свое личное время, позволяю делать ошибки. В каждой из этих школ есть свои плюсы и минусы. Молодые люди более мотивированы, легко обучаемы, энергичны. Минусы отсутствие опыта работы с культурами и коллективами. Плюсы старой школы — опыт, навыки работы с коллективом, минусы — догматизм, нежелание учиться, инертность.

Плюсы старой школы — опыт, навыки работы с коллективом

Latifundist.com: Есть ли между этими школами конфликт?

Михаил Микитюк: Ну, точно не такой масштабный, чтобы этому уделять время.

Latifundist.com: Ваш типичный молодой специалист — это выпускник аграрного вуза?

Михаил Микитюк: Да. Институт за 5 лет дает необходимый объем теоретических знаний и умение анализировать информацию. Плюс есть внутренняя мотивация работать. Этого для меня достаточно, чтобы брать человека и начинать с ним работу.

Latifundist.com: Как контролировать агронома, и нужно ли это делать?

Михаил Микитюк: Давайте подискутируем. Задам встречный вопрос: а только ли агрономов? А других специалистов? А специалистов ли? А производственные процессы? А можно ли делать это отдельно?

Предложил бы рассмотреть вопрос шире — контроль системы в целом. А контроль работы агрономов — это как один из элементов данной системы. Лично я в контроле вижу больше позитивных моментов, чем негативных. В правильном виде он позволяет получать объективные ответы на возникшие вопросы.  А это единственный путь к правильным выводам.

Latifundist.com: В чем это выражается?

Михаил Микитюк: Сейчас доступно много инструментов для выполнения задач контроля: GPS-мониторинг техники, мониторинг выполнения технологических операций, контроль выполнения норм внесения удобрений и пестицидов, норм высева, спутниковые снимки. Все это дисциплинирует систему, дает топ-менеджменту адекватное понимание процессов, с помощью этого ты уменьшаешь вероятность появления ошибок, которые потом будут дорого стоить всей компании.

Latifundist.com: А дроны?

Михаил Микитюк: Это как поход в больницу. Есть отличная вещь — аппарат УЗИ. Но не он поставит диагноз, а врач. Аппарат — этот только инструмент. Аналогично дрон. Ты поднял его, увидел проблему. Но дрон же не напишет, что проблема, условно говоря, №8. Он просто зафиксирует, но ты должен туда пойти, посмотреть глазами, что это. То ли это болезнь, то ли вредитель, то ли проблема с питанием. Установить первоначальный диагноз, назначить дополнительное исследование, а уже потом прописать рецепт лечения.

Дрон — этот только инструмент

Latifundist.com: Любопытно, что недавно на семинаре Cropio специалисты этой системы отмечали, что она не заменит агрономов, просто параллельно будет им помогать.

Михаил Микитюк: Конечно, это два параллельных процесса. Агроном наблюдает за полями с помощью дрона, других инструментов и сигнализирует главному агроному, что, дескать, уважаемый товарищ, технологию мы тут написали отличнейшую, но вот такие проблемы имеем. Они должны установить, что культура плохо развивается по причине, например, уплотнения. Дальше главный агроном в технологию следующего года должен внести изменения, чтобы этот момент нивелировать.  Например, внедрить на этих участках глубокое рыхление. Ну, это элементарный пример.

Победить совок

Latifundist.com: На своей памяти Вы часто увольняли агрономов?

Михаил Микитюк: Если взять соотношение того, сколько я принял людей на работу и скольких от нее освободил, то преимущество будет на стороне принятых. Были, конечно, некоторые работники, которых я увольнял. Вообще я к этому отношусь очень философски, и не факт, что когда ты увольняешь человека с работы, то делаешь ему хуже. В какой-то степени ты дал ему толчок двигаться вперед, а не сидеть на одном месте. Если человек тебе не подходил, то ты дал ей стимул пойти туда, где ему будет комфортнее и где он будет более востребован.

Latifundist.com: За ошибки увольняли?

Михаил Микитюк: Только за систематические. Приезжаю, например, я к человеку и вижу, что какой-то технологический процесс делается неправильно. Подсказываю, рассказываю, мы устраняем проблему. При этом человек демонстрирует, что понимает ошибку. Я приезжаю через день, а он все делает так же, как и раньше. Какой остается выход?

Ну вот мы договариваемся, например, что сеем на глубину 3 или 4 см. Он сеет или на 2,5, или на 5-6. При этом ему было четко написано и рассказано, почему нужно делать именно так и как именно это нужно делать. Я допускаю, что человек мог что-то не досмотреть. Мы разбираем эту проблему, он признает, что совершил ошибку. Затем я приезжаю снова и понимаю, что человек делает это просто по своей небрежности. Какой мне смысл дальше с ним работать?

Михаил Микитюк

Или, например, в агросекторе актуальна тема пьянства. За это тоже увольняли. Вообще я стараюсь в своей работе составлять определенный кодекс правил. Если ты находишься в этой системе правил — очень легко работать и тебе, и людям. Тогда все понимают, что можно, а что нет, а ты, соответственно, для себя внутренне понимаешь, что ты не самодур. Если человек нарушил правила — его ругают, если нет — не трогают. Это выстраивает некую систему отношений с подчиненными.

Latifundist.com: За кражи увольняли?

Михаил Микитюк: Да, такие случаи в моей практике были. К сожалению, клептоманию медицина не победила, а совковое наследие: все вокруг колхозное — значит все мое, еще встречается.

Беззащитные гиганты: как агрохолдинги борются с хищениями
Читать по теме

Latifundist.com: Что воруют?

Михаил Микитюк: СЗР, семена, готовую продукцию, запчасти. Некоторые люди думают, что всех обманули, что все правильно организовали, никто ничего не поймет. Но если ты понимаешь технологические процессы, то всегда можно выстроить производственные цепочки, по которым легко вычислить нечистых на руку людей. Противодействие хищениям — важный вопрос. Но знаете, в чем в целом специфика нашего бизнеса?

Latifundist.com: Расскажите.

Михаил Микитюк: В том, что ты свою ошибку можешь исправить только через год. Это учит думать на несколько ходов вперед.  

Константин Ткаченко, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus