Беззащитные гиганты: как мелкие кражи разрушают холдинги

Беззащитный гигант

Воровство на аграрных предприятиях вошло в привычку еще с эпохи колхозов. Времена поменялись, а желание украсть все, что плохо лежит, стало чуть ли не частью генетического кода работников аграрных хозяйств. Искушение велико: на полях много импортной техники с вместительными баками, на складах ждут своего часа тонны удобрений, средств защиты растений и самого зерна.

В некоторых хозяйствах владельцы осознанно закрывают глаза на воровство, как неизбежное зло. Причины у каждого свои: из-за раздутого земельного банка, слабой структуры управления или ненадежных людей на местах им сложно контролировать весь рабочий процесс. Поэтому и платят рабочим немного, зная, что те все равно потом доберут себе к зарплате хозяйским добром. А из-за таких хищений на низовом уровне каждый год агрохолдинги теряют десятки, а некоторые — даже сотни миллионов гривен.

Latifundist.com разобрался в самых распространенных схемах краж в агросекторе и подсчитал, сколько предприятия теряют из-за внутреннего воровства каждый год.

«Золотые» литры

Зачастую на низовом уровне рабочие воруют все, что может пригодиться в хозяйстве, либо то, что можно сразу продать: топливо, посевной материал, удобрения, средства защиты растений, корма, зерно, запчасти. Если топливо и удобрения зачастую используют в своих хозяйствах, то СЗР, корма и семена продают владельцам соседних фермерских агропредприятий.

Чаще всего сотрудники фермерских хозяйств и агрохолдингов воруют топливо. Расходы на горючее в холдингах часто достигают 30% от всех затрат. Эта сумма растет пропорционально масштабам хищений. В зависимости от уровня контроля и организации процессов в компании, потери могут составлять от 10 до 30%, подсчитали в компании RCS, специализирующейся на системах GPS-мониторинга и контроля топлива.

Чаще всего сотрудники фермерских хозяйств и агрохолдингов воруют топливо

Цепочка хищений может начинаться прямо с автозаправочной станции. Водитель договаривается с оператором АЗС, чтобы тот выдал чек за якобы отпущенное топливо. На самом деле заполняют полбака, остальное — делят между собой либо заливают в канистру. За что оператор АЗС получает символическое денежное вознаграждение.

Еще одна из схем воровства: врезки (тройники) в топливную систему. Таким способом можно слить от 2-3 до нескольких десятков литров за одну смену.

«В одной из наших компаний-клиентов стали замечать, что механизатор постоянно останавливался в одном и том же месте на пару минут. Служба безопасности пересмотрела графики датчиков топлива и заметила повышенный расход. Устроили засаду на месте постоянных остановок. Выяснили, что водитель установил в топливную систему тройничок: провел из бака трубку, подсоединил бензонасос от «Запорожца». С его помощью выкачивал топливо на ходу: из бака — в пластиковую бутылку. В этом месте останавливался, чтобы заменить полную тару на пустую. После поимки у него в сарае нашли 200-300 штук бутылок с горючим», — рассказывает директор компании RCS Александр Киричок.

Александр Киричок, директор компании RCS

Роль GPS-мониторинга в системе управления сельхозпредприятиями
Читать по теме

Также распространенный способ обмана — уменьшение либо увеличение километража. Его практикуют водители, получающие оплату за расстояние. Чтобы накрутить километраж, подключают к автомобилю специальный генератор импульсов. Устройство покажет вместо 800 км — 1000 км, в результате чего будет соответствующий заработок. Бывали случаи, когда водитель, наоборот, хочет «скрутить» километраж. Например, ему надо незаметно съездить на рабочей машине по личным делам. Для этого он прикладывает к одометру сильные магниты. Это останавливает прибор, и километры не считаются.

Нередко водители присваивают горючее через «обратку» в системе. Обычно при поступлении топлива из бака в двигатель насос закачивает его чуть больше, чем сжигает двигатель. Система возвращает излишки горючего обратно в бак. Водители делают врезку в систему и сливают с нее топливо в свои канистры. Таким способом за 1 тыс. км езды можно скачать около 40 л.

Кто не хочет заморачиваться — просто договаривается с водителем бензовоза, подвозящего топливо прямо в поле. Горючее просто не заливают в бак, а делят между оператором техники и водителем бензовоза.

В агрохолдингах отмечают, что зачастую в воровстве топлива замешан не только водитель и действует круговая порука. Водитель делится с бригадиром, тот — с начальником колонны, начальник — с главным инженером и т.д.

Как «химичат» на СЗР

На втором месте по кражам на низовом уровне стоят гербициды. Учитывая высокую стоимость химических препаратов, около 20-30% краж относится именно к этому сектору, рассказывают владельцы агропредприятий. Агрономы холдингов реализуют украденное в хозяйствах поменьше.

Ведь некоторые ампулы химии, привезенные из-за границы, могут стоить около десятка тысяч долларов. Простые фермеры не могут себе позволить настолько дорогие СЗР, но тоже хотят повысить урожаи на 30%. Поэтому договариваются с работниками холдингов, и те «делятся» чудо-химикатом.

Из-за высокой стоимости зачастую условному «Васе» не разрешают разводить химикаты в одиночку. Существуют специальные точки смешивания растворов. Процесс контролирует чуть ли не целая комиссия. Раствор заливают в цистерну, пломбируют ее. При таком контроле механизатор обрабатывает поле опрыскивателем с большей скоростью и тем самым экономит раствор. А после опрыскивания едет к фермеру (дяде Васе) и обрабатывает его поле.

Если контроль на предприятии слабый, то рабочие просто не доливают норму химикатов при смешивании с водой. Экономят на норме внесения, оставляя одну канистру неиспользованной. Либо просто подменяют канистры с качественными СЗР дешевыми заменителями.

Павел Фесюк, коммерческий директор компании «УкрАгроКом»

Эксперты оценивают теневой рынок гербицидов в $25 млн. По словам коммерческого директора компании «УкрАгроКом» Павла Фесюка, работники крупных сельхозпредприятий зачастую имеют возможность украсть до 10% от общего объема средств защиты растений.

«Если в бюджет по гербицидам на 1 га закладывают в среднем $100, то 10% — это $10. Умножаем 2,5 млн га земли агрохолдингов на $10 украденных химикатов с каждого гектара. Получается, что теневой рынок химикатов приблизительно можно оценить в $25 млн», — рассказывает Павел Фесюк.

Читать по теме: Почему в агросекторе воровство трудно излечимо

Кража средств защиты растений не приносит больших убытков холдингам, считает эксперт. Ведь рабочие воруют в пределах разумного — между нижней и верхней границей нормы внесения химикатов. Работники декларируют владельцам верхнюю границу, а используют нижнюю. Существенных потерь от этого в производстве нет. Сотрудник, ничем не рискуя, может украсть эти 10%. Особенно этот сценарий касается крупных агрохолдингов, где используют дорогостоящие брендовые препараты и уверены в их действии.

Кража средств защиты растений не приносит больших убытков холдингам

Семенные схемы

Не менее распространенной кражей является хищение посевного материала. Поскольку крупные компании покупают дорогие качественные семена с высоким процентом проращивания, у простого фермера очень большой соблазн — заполучить такие же для своих полей.

Например, агроном знает, что ему на поле надо 35 мешков семян кукурузы. Что делают люди? Берут из дома дешевую кукурузу и при засыпании в сеялку смешивают ее с дорогой. За один раз таким способом можно без подозрений подменить как минимум мешок. Потери при сборе урожая будут значительно превышать объем украденных семян.

Аналогично механизаторы «химичат» с нормами высева. При норме внесения 80 тыс. семян на гектар, сеют 70 тыс./га. Недостача заметна только по факту появления всходов. В конце посевной в бункерах часто остается посевной материал. Но мало кто его контролирует, поэтому его тоже воруют.

Такие же схемы действуют при краже удобрений. Так как норму внесения минеральных удобрений на технике зачастую устанавливают вручную, ее не соблюдают. Сэкономленное воруют.

Зерноворы на зерновозах

Колоссальные потери у холдингов каждый раз возникают при сборе урожая. И причина этому не ранние заморозки или засуха. Зерно воруют тоннами. У компаний со слабой системой контроля потери составляют до 30%. Кто активнее следит за безопасностью, теряет до 10%, подсчитали в RCS.

«Собранный урожай отгружают в чужие зерновозы и увозят в неизвестном направлении. Это может происходить прямо в поле: комбайн на ходу выгружает бункер в чужой зерновоз, и тот уезжает. Похожим способом воруют зерно по дороге к элеватору. Для этого иногда используют промышленные насосы. Трубу запускают в зерновоз и буквально высасывают оттуда зерно», — говорит руководитель компании RCS Александр Киричок.

Большая часть хищений приходится на начало уборки, когда проводят обкосы полей. Потому что тогда еще рано и сложно анализировать объемы урожая и контролировать процесс уборки. На этом этапе еще ничего не взвешивали, поэтому заметить недостачу практически невозможно. Если воруют для себя, то просто ссыпают с комбайнов небольшое количество зерна на неконтролируемом участке поля. Иногда привлекают чужие комбайны. Те дополнительно делают обкос и похищают зерно. Если таких ходок несколько, потерять можно десятки тонн зерна.

Кража также может происходить на участках, где комбайн бесконтролен. Он останавливается где-то на развороте и незаметно ссыпает зерно. Так, прямо с комбайнов, воровали в хозяйствах агрохолдинга UkrLandFarming. Из-за краж на полях хозяйств потери были около 0,3 т/га.

Потери зерна при транспортировке — головная боль зернотрейдера или золотая жила для элеваторов
Читать по теме

В колоссальных объемах зерно воруют уже на железной дороге — из вагонов-зерновозов. Из-за высокой рыночной стоимости в зоне особого внимания расхитителей оказываются те, что перевозят подсолнечник или сою. Размер кражи из одного вагона-зерновоза может достигать 2-5 т, считает заместитель директора по логистике компании «ТД» Дельта-Вильмар» Валерий Ткачев. В случае с подсолнечником ущерб для владельца груза составит 20-50 тыс. грн только на одном вагоне.

Запорно-пломбировочное устройство устанавливается на штурвале выгрузочных люков
Выгрузочные люки на вагоне-зерновозе с запорно-пломбировочными устройствами
Следы отжатия крышки выгрузочного люка

Детализация краж

На фоне больших объемов краж топлива, СЗР и зерна, несколько теряются кражи запчастей и переработанного масла. Но ведь часто механизаторы при дефектовке техники могут списать дополнительное количество запасных частей. Например, нужно заменить 10 ламп, а заказывают 12. Это трудно проверить, потому что нужно снова разбирать технику. Сервисник легко может сказать, что ремень на комбайне «накрылся» в поле, показав заранее подготовленный старый ремень. Сообщить, что поставил новый. А по факту — не заменил.

Кажется, мелочи, но такие сайты, как сервис OLX, переполнены объявлениями о продаже оригинальных сельхоззапчастей (новых и в упаковке), которые устанавливают на технику, широко используемую в Украине.

Никто не контролирует, куда девается отработанное масло. К примеру, в хозяйстве 10 тракторов John Deere 8-й серии. За год они нарабатывают не менее 1 тыс. моточасов. В них 4 раза заменили моторное масло — по 30 л каждый раз, это — 120 л с 1 трактора. Лишь на 10 тракторах можно за сезон слить около 1200 л отработанного масла. Его цена на рынке: 5-10 грн/л. В среднем можно заработать до 10 тыс. грн за сезон. И это пример только на моторных маслах. Компании, покупающие их, фильтруют и затем реализуют для использования на более старой и нетребовательной технике или в качестве топлива в котельных и сушилках. Владельцы холдингов упускают этот момент, но на нем при большом автопарке и значительной годовой наработке можно потерять сотни тысяч гривен.

В следующем материале мы расскажем на примере участников рейтинга ТОП 100 латифундистов Украины о самых эффективных методах борьбы с хищениями в АПК. И помните, возможность украсть создает вора.

Анастасия Яковишина, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus