60:20:20 — эффективная тактика НИБУЛОН в Снигиревке

Владимир Бердик, директор Снигиревского филиала компании «НИБУЛОН»
Владимир Бердик, директор Снигиревского филиала компании «НИБУЛОН»
Источник фото: Latifundist.com
АгроЭкспедиция Пшеница 2018. День 1. Николаевская область: РадСад, Корона, НИБУЛОН
Читать по теме 

Поля компании «НИБУЛОН» стали одними из первых, где побывали в этом сезоне участники АгроЭкспедиции во время пшеничного кроп-тура. В Снигиревском филиале агрохолдинга обрабатывают 4821 га, из которых 60% в структуре севооборота отведено под пшеницу. Еще 20% — под подсолнечником, а остальные площади делят сорго и озимый ячмень.

Чтобы разнообразить такой культурный минимализм, в хозяйстве решили возобновить работу оросительных систем. Об этом, а еще об увольнениях как высшей форме наказания Latifundist.com в эксклюзивном интервью рассказал директор Снигиревского филиала компании «НИБУЛОН» Владимир Бердик.

Latifundist.com: Владимир, почему именно такая структура севооборота была выбрана компанией?

Владимир Бердик: Земли нашего филиала находятся на самом юге Николаевской области, здесь Херсон даже ближе, чем Николаев. И условия выращивания по обеспеченности влагой здесь критичны. Это накладывает свой отпечаток на нашу работу.

Latifundist.com: А есть ли возможность установки оросительных систем?

Владимир Бердик: Да, есть. И уже в этом году мы будем внедрять орошение. Его мы сможем использовать для выращивания тех культур, которые в обычных условиях здесь не сможем посеять.

Беда Снигиревки — малый набор культур. И потому мы не можем полноценно организовать севооборот. У нас всего 3-4 культуры. Мы не можем здесь выращивать ни сою, ни рапс, ни кукурузу — всем этим культурам на юге необходимо орошение, поэтому вопрос стоит остро. Я думаю, мы его решим в ближайшее время.

Latifundist.com: То есть вы планируете охватить орошением весь зембанк филиала?

Владимир Бердик: Пока для нас это слишком дорогое удовольствие. Это кропотливая работа, опять же нужно наладить диалог с арендодателями… Я сейчас не готов сказать, какие это площади будут. Но у нас на руках уже есть бизнес-проекты, благодаря которым мы сейчас решаем, с какими компаниями-производителями оросительных систем будем сотрудничать.

Latifundist.com: Насколько ваш филиал обеспечен необходимой сельхозтехникой? Часто ли приходится обновлять и модернизировать техпарк?

Владимир Бердик: Если говорить о комбайнах, то у нас их три — John Deere 2015 г. выпуска. Но в чем особенность «НИБУЛОН»? В том, что у нас филиалы растянуты с юга на север. Наш филиал — самый южный, а самый северный — в Быстрике Житомирской области. И не нужно в каждом подразделении содержать те же комбайны, чтобы убрать урожай. Вот сейчас у нас находится 13 комбайнов, мы с их помощью убираем, а затем они все плавно переходят на север. То есть мы рассчитываем на то, что сначала к нам придет северная техника и поможет, а после мы придем и поможем.

Техпарк Снигиревского филиала агрохолдинга «НИБУЛОН»
Техпарк Снигиревского филиала агрохолдинга «НИБУЛОН»
Техпарк Снигиревского филиала агрохолдинга «НИБУЛОН»

Latifundist.com: Насколько мы понимаем, пшеница — ваша основная культура?

Владимир Бердик: Да. В этом сезоне под пшеницей 2811 га. В нашей зоне она показывает лучшую рентабельность, лучшую отдачу. Конечно, подсолнечник рентабельнее, но на то, чтобы сеять его в таких объемах, мы не имеем права.

Пшеница в «НИБУЛОНе»

Latifundist.com: То есть несмотря на рентабельность больше подсолнечника в вашем севообороте не будет?

Владимир Бердик: Это принципиальная позиция — более 20% не сеять. Да, я понимаю, что с ним заработаю больше денег, в том числе и больше премии получу для коллектива. Но есть еще и здравый смысл, что нам нужна нормальная агротехнология, которая предполагает иметь не более 20% подсолнечника в севообороте.

Latifundist.com: У вашего филиала есть собственные мощности для хранения зерна нового урожая или все везете на элеваторы «НИБУЛОНа»?

Владимир Бердик: У нас есть свой сертифицированный склад на 10 тыс. т зерна. Наши складские помещения напольного типа были перестроены из бывших животноводческих комплексов. Когда «НИБУЛОН» зашел в Снигиревский район, то животноводства здесь уже не было, но сами здания комплексов остались. Мы их отремонтировали и используем как склады для хранения зерна. Если весь урожай мы можем разместить у себя, чтобы не создавать очередь во время уборки на элеваторе, то мы все зерно храним у себя до конца активного сезона.

Складские помещения предприятия

Latifundist.com: И доработать можете здесь же?

Владимир Бердик: Да. К тому же, поскольку наш филиал имеет статус семеноводческого хозяйства, то и семена мы также можем тут дорабатывать. Хотя современные хорошие комбайны и нормальные сроки уборки, плюс качественная настройка сельхозтехники — и доработка практически не требуется.

Latifundist.com: Если говорить о сроках уборочной, насколько они сместились в сравнении с прошлым годом?

Владимир Бердик: Ячмень мы начали убирать на неделю раньше. А вот пшеницу начнем в те же сроки, что и в прошлом году. Могли бы раньше, но прошел дождь — влажность повысилась.

Latifundist.com: Как в Снигиревском филиале построена работа с громадами?

Владимир Бердик: Каждый филиал «НИБУЛОНа» имеет договора социального партнерства с каждым сельским советом, где мы работаем. У нас четыре сельских совета, четыре соглашения с ними. Но прежде всего, мы являемся «белыми игроками» на рынке: у нас «белые» зарплаты, мы платим все виды налогов в полном объеме.

В то же время, с громадами у нас заключены договора, по которым 60 грн с каждого гектара мы направляем на развитие социальной сферы. Если у нас 4821 га, то получается, что выделяем около 300 тыс. грн только по договорам соцпартнерства. Так, на территории Шировского сельсовета у нас около 3,5 тыс. га — и здесь мы 204 тыс. га потратим на проекты громады.

Но мы не перечисляем средства ОТГ, а сами покупаем необходимое или предоставляем услуги. Нам важно понимать, куда идут выделенные средства.

Кроме того, по с. Широкое: когда сюда зашел «НИБУЛОН» в 2001 году, то шеф Алексей Афанасьевич (прим. ред. — Вадатурский) сразу сказал, что воду на село будет качать «НИБУЛОН». До сих пор водоснабжение села обеспечивает наша компания. У нас в аренде находится скважина сельского совета, мы несем все расходы по ее ремонту и обслуживанию, по электроэнергии. Само село за воду не платит.

А еще мы поддерживаем садики, школы. То есть еще есть ряд проектов вне договоров соцпартнерства, на которые мы выделяем средства. Это наша обязанность: обеспечивать порядок в том селе, где мы работаем.

Latifundist.com: Есть ли проблема с кадрами?

Владимир Бердик: Текучки кадров у нас нет. Увольнения в Снигиревском филиале «НИБУЛОН» — это как высшая мера наказания, последний аргумент. В последнее время люди уже понимают, что такое «белая» зарплата. Потому и проблем с кадрами в нашей фирме нет. Средняя численность штата — 103 человека. Не в сезон люди увольняются по соглашению сторон, 2-3 месяца стоят на бирже труда, а затем мы их забираем назад. Перед нашими работниками у нас есть моральные обязательства. И они это знают, потому уже многие из них по 18 лет с нами.

Latifundist.com: Сколько у вас молодых кадров, насколько часто омолаживается штат?

Владимир Бердик: У нас сейчас на 100 человек работает два пенсионера. А так средний возраст — не выше 35 лет.

Latifundist.com: Насколько мы знаем, у вашего филиала был проект по строительству жилья для сотрудников? На каком он сейчас этапе?

Владимир Бердик: Проект работает. Жилье строим сейчас для директора и главного агронома, также еще пять участков под строительство выделено нашей компании. Плюс у нас есть в с. Широкое общежитие со всеми удобствами квартирного типа, там 4 квартиры.

Все это имущество было на балансе у «НИБУЛОНа». Когда компания пришла в село, то сельсовет в Широком был бедный и попросил сохранить недвижимость. Мы сохранили. Сейчас децентрализация прошла, Широковская ОТГ отделилась от Снигиревского района, село становится богаче. Потому мы уже некоторое имущество начали передавать обратно на баланс громады.

Владимир Бердик

Latifundist.com: Расскажите о работе с пайщиками. Для начала, какой размер у арендной платы в вашем филиале?

Владимир Бердик: В разных сельских советах по-разному. В среднем 8-10% и только в денежной форме. Кроме того, для арендодателей (а это люди разного возраста, нередко пенсионного) мы организуем транспорт, везем на рынок, они себе на зиму закупают: муку, сахар, крупы — кому что нужно. Это также не входит в рамки договора о социальном партнерстве. Неместным можем осуществлять перечисления на счет в банке.

Latifundist.com: Есть ли планы по увеличению земельного банка?

Владимир Бердик: Наш филиал пока не увеличивает земельный банк, так как вся земля в регионе уже занята. Нет такой цели — увеличить. Мы работаем над качеством, нужно навести порядок там, где мы работаем.

Latifundist.com: К вопросу, как наводите порядок. У вас чуть более 4,8 тыс. га. Есть мнение, что для эффективного сельхозпроизводства на одного агронома должно приходится 1,5-2 тыс. га. Придерживаются ли подобных позиций в вашем хозяйстве?

Владимир Бердик: Я считаю, что на рядового агронома должно приходиться не более 1 тыс. га. Потому у нас пять агрономов — главный плюс четыре помощника. Также ежегодно мы стараемся брать кого-то из молодых, чтобы выращивать эти кадры для себя. Помогаем вырасти и до главных агрономов, а затем они смогут стать и директорами. Ведь надо же будет кого-то ставить вместо себя. Поэтому у нас ежегодно от 10 до 30 человек приходит на стажировку. Из них потом мы возьмем «свежей крови» для нашей компании.

Пшеничное поле компании «НИБУЛОН»

Latifundist.com: Откуда приходят кадры? Как ищете?

Владимир Бердик: Вы знаете, в последнее время падают как сливки (прим. ред. — улыбается). Всех, кто приходит к нам со специальностью «Агроном», мы берем. А уже за год он себя покажет: хочет он с нами работать или ему лучше на базар идти.

Latifundist.com: Приходится ли бороться с воровством и мошенничеством со стороны сотрудников? Или у вас такого нет?

Владимир Бердик: Надеюсь, что уже нет. Были раньше ситуации, не без этого. Но стараемся такие случаи предупредить. Во-первых, мотивацией. Во-вторых, личным примером. В-третьих, невозможностью избежать наказания. Это касается всех специалистов, выполняющих работы в поле и списывающих МТР, в том числе механизаторов и водителей.

Например, у нас весь путь топлива от бака к камере сгорания запломбирован, пломбы расписаны. Если при работе, не дай Бог, что-то случилось и пломба оторвалась, а он не доложил, то обязательно следует финансовое наказание. То есть наш сотрудник при таких ситуациях обязан сразу же докладывать, чтобы мы могли оперативно восстановить пломбу.

Latifundist.com: Спасибо за беседу. Хорошего вам урожая!

Алексей Бесклетко, Алла Гусарова, Latifundist.com

Узнавайте первыми самые свежие новости агробизнеса Украины на нашей странице в Facebook, канале в Telegram, скачивайте приложение в AppStore, подписывайтесь на нас в Instagram или на нашу рассылку.

Выполнено с помощью Disqus